Zzuma
Жители маленького курортного Светлогорска второй день подряд могли любоваться высоким профессионализмом сотрудников служб безопасности, собравшихся на берегу обычно холодной, но этим летом очень жаркой Балтики.

Отдыхающие не решались выбираться за пределы своих санаториев и пансионатов, обычных туристов в город вообще не пускали, а на каждом перекрестке стояли группы серьезных молодых людей в строгих костюмах. От их внимательных и колючих взглядов становилось неуютно каждому в пределах видимости, тем более, что они вежливо обращались практически ко всем проходящим мимо и просили предъявить документы. Такова цена за почетное право принимать международную конференцию и ее высокопоставленных делегатов. И такое не то право, не то обязанность частенько выпадало жителям города, в котором сохранилась старая немецкая архитектура, местами нелепо, а местам вполне даже органично разбавленная более поздними постройками.

Вот по этому удивительно уютному, но находящемуся на почти военном положении городку, уныло брел старший аврор Поттер. Никто посторонний, конечно, не догадался бы о его унынии, ведь на лице сохранялось профессиональное серьезно-суровое выражение. Его даже вежливые молодые люди в костюмах ни о чем не спрашивали, только привычно фиксировали перемещение.

А печалиться Поттеру было о чем.

Супруга старшего аврора Джиневра за полгода запланировала большой семейный отдых именно на этот месяц. Были куплены порт-ключи на теплый остров, забронировано роскошное бунгало с видом на океан и белоснежный коралловый пляж. А потом Джинни пришлось одной с детьми отправиться на отдых, пока глава семейства занимался безопасностью высокого мероприятия.

Скандал был, конечно, грандиозный, с участием старших Уизли и даже Рона. Молли долго и с нажимом вещала о главенстве семейных ценностей над любыми другими. Артур вздохнул, но тоже счел необходимым добавить несколько фраз о том, что всей работы не переделаешь, всему начальству не угодишь. Рон громко возмущался то общей пакостностью руководства, то безответственностью Гарри, не желающего сделать так, как хочет Джинни, а то она ему уже печенку проела своими жалобами на мужа.

Выслушивая все это, бывший Мальчик-который-выжил, а ныне Старший-аврор-который-скоро-может-стать-главным-если-не-облажается, тоскливо вздыхал и почти соглашался, но упорно рвался на службу. В итоге родне надоело его вразумлять, и от него отстали. Тем более, что домой в связи с предстоящей конференцией Гарри приходил только немного поспать.

Отбывая на отдых, Джинни грустно попрощалась с супругом и, пока не слышали дети, предложила подумать о раздельном проживании или даже о разводе. Все равно они почти не видятся, каждый живет своей жизнью.

Несмотря на резковатый характер жены, Гарри продолжал ее любить. Вот и сейчас он с восхищением вспоминал солнечный блик, мелькнувший в ее волосах за миг до сработки портала, печальную улыбку и нахмуренные брови.

А стоило бы подумать о работе. Тряхнув головой, чтобы отогнать невеселые мысли, старший аврор Поттер едва успел поймать сорвавшиеся с носа очки и прибавил шаг. Ему нужно поторопиться с докладом к Аластору Грюму, который возглавлял магическую часть британской делегации.

Старый аврор после окончательной победы над Волдемортом переключился на международные дела и доказал всем, что принцип постоянной бдительности может пригодиться везде. Он вполне удачно показал себя в организации контактов в сфере борьбы с международными террористическими и прочими преступными группировками. Его авторитет на этом поприще стал общепризнанным, поэтому даже экстравагантная внешность и не всегда сдержанное поведение не были препятствием для отношений с магглами. Модернизированный протез ноги стал более похожим на обычный, да и волшебный глаз новой модели почти не отличался от настоящего, не теряя своей волшебной фнкциональности.

Придя на службу с новыми заменителями потерянных частей тела, Грюм, похохатывая, рассказал, что выбирал самые лучшие, что чувствует себя красавчиком, и что у него вообще вторая молодость началась.

Гарри увидел эту сцену, заглянув в отдел по борьбе с международной преступностью за свежими ориентировками. Он искренне порадовался за действительно помолодевшего заслуженного аврора. А потом обратил внимание на восхищенно сияющие глаза аврора Люпин, точнее, опять Тонкс.

После развода с Ремусом Нимфадора заявила, что второй раз отдаст свое сердце только настоящему мужчине. Не в том смысле, что не оборотню, а в том, что решительному и уверенному в себе, чего напрочь лишен ее бывший супруг - хороший человек, но такая размазня.

Похоже, мечты Тонкс сбылись. До свадьбы у нее с Грюмом так и не дошло, но они явно были счастливы вместе, а ее глаза продолжали гореть восхищением.

Постучавшись в номер Грюма, Поттер не удивился, что дверь ему открыла Тонкс в строгом маггловском костюме, выгодно подчеркивающем все достоинства фигуры.

- Привет, Тонкс!

- Привет, Гарри! Ты ко мне или к Аластору? Если к нему, то он ушел, - Тонкс улыбнулась пришедшему и отвернулась к зеркалу.
Гарри знал, что ей неимоверно сложно запомнить и постоянно поддерживать внутреннее ощущение одного неизменного образа в течение вот уже почти месяца. И все ради профессионального общения с магглами.

- Я к Грюму. Штатовцы в очередной раз решили поменять расположение своих постов. Вся Европа, израильтяне, японцы и даже русские согласны, а китайцы против. - Гарри в очередной раз хотел повозмущаться явно лишним на мероприятии китайцам, но засмотрелся на работу метаморфа, которая сверяла форму своих бровей с эталоном на фото.

- Да, - задумчиво протянула Тонкс, что-то измеряя пальцами на своем лице. - С китайцами, действительно, только Аластор справится. Недаром же он с ними столько вместе повоевал и уже столько выпил.

А Грюм и в самом деле оказался одним из немногих, нашедших подход к безопасникам Китая. Он много с ними общался по службе, а в преддверии конференции они с главой китайской делегации устроили совместную пьянку, где вроде бы оба упились до полусмерти. Но неожиданно выяснилось, что оба трезвы как стеклышко и пытаются выведать друг у друга государственные секреты. Отсмеявшись, Аластор Грюм и Чжэнь Цзюнь пожали руки и взаимно признали актерские таланты. После этого Грюм получил однозначную репутацию синолога.

- Только, Гарри, ты сейчас Аластора лучше не жди. Он решил прогуляться по парку с кем-то из русских, а потом дойти до зала заседаний, чтобы пообщаться с магглами. И еще хотел спуститься к морю, но если это сделает без меня, то я обижусь. Так что советую тебе пробежаться через парк.

- Спасибо.

Гарри оставил Тонкс вглядываться в зеркало и резво помчался через парк, отделявший отель от недавно построенного Театра эстрады, где проходили основные мероприятия конференции. Мало того, что из-за участия в конференции магглов приходилось постоянно носить строгий и жутко неудобный костюм, так и магглов было настолько много, что незаметно аппарировать невозможно.

Оббежав небольшой густо заросший парк, Гарри заглянул, наверное, во все помещения театра, но Грюма так и не нашел. Зато наткнулся на Перси, который деловито поучал кого-то из местных магглов, занимающихся обслуживанием здания. Перси не смущало, что маггл из его речей понимает в лучшем случае треть. Перси красовался перед миленькой участницей французской делегации. Она смотрела на него не без интереса, но с явным скепсисом.

Поттер хотел сделать вид, что его тут нет, и отступить за угол, но не успел сделать это достаточно быстро.

- Гарри! Как хорошо, что ты меня нашел! Мы должны обсудить несколько очень важных вопросов, - Перси лучезарно улыбался и шел навстречу с распростертыми объятиями.

Только аврорская выдержка позволила не сбежать от шурина и даже выдавить из себя какое-то приветствие.

Магглы радостно что-то покричали в спину Уизли и рысью рванули в глубину коридоров, не скрывая облегчения от того, что их мучитель нашел себе новую жертву. А француженка наоборот явно заинтересовалась родственником своего сопровождающего и с приветственной улыбкой двинулась следом за Перси, переходя на практически подиумную походку.

- Гарри! – Перси не сбавлял напора. – Ты не представляешь, какой здесь бестолковый персонал! Мы так долго разрабатывали инструкции по безопасности и организационный регламент, а их, похоже, вообще не читали. Мне необходимо поставить Грюма в известность об этом. Это прямая угроза безопасности!

- Согласен, Грюма надо известить, – Поттер обрадовался, что есть возможность избежать длительного общения с этим занудой. – Я немедленно его разыщу и все расскажу.

Гарри попытался продолжить путь, но Перси крепко держал его за рукав.

- Как хорошо, что ты со мной согласен! Но я должен передать Грюму список выявленных мной нарушений.

Пока Уизли отвлекся на поиск нужных записей в своем неизменном блокноте, Поттер все-таки выдернул у него рукав.

- Пойдем тогда вместе его искать, он мне тоже нужен.

И старший аврор устремился вдаль по коридору со скоростью, явно превышающую допустимую приличиями. Но он не учел административного порыва брата своей жены, который не только от него не отстал, но и успел подхватить француженку, которая тоже присоединилась к этой пробежке.

Перси продолжал перечислять на ходу обнаруженные им организационные катастрофы, смысла большинства которых Гарри вообще не понимал, но поддакивал. И при выходе из здания им навстречу попался маггловский координатор. Олег выглядел как брат-близнец Перси Уизли – такой же деловой, гордый от объема вверенных полномочий, одухотворенный собственной миссией. И сходство нисколько не портило практически полное отсутствие волос на голове и почти хипстерский наряд.

Разумеется, Олег знал о месте пребывания каждого из британский делегации. Он знал, что Грюм повел своих подопечных прогуляться по парку. Осталось их в этом парке разыскать, чем дружно занялись Олег, Поттер, Уизли и, конечно, француженка, которая не очень понимала смысла происходящего, но поддалась общему азарту.

Найдя в парке группу высокопоставленных гостей, Олег профессионально изобразил широкую улыбку и распахнул объятия якобы для приветствия. Но по сбившемуся дыханию и перекошенному шарфику было понятно, что единственное желание, которое у Олега осталось, это отконвоировать дорогих гостей по их номерам и закрыть, чтобы не расползались бесконтрольными тараканами по всей округе.

- Господа! – размах улыбки Олега превысил ширину его плеч. – Мы вас потеряли. У нас еще столько интересных мероприятий, через час начнется большой концерт в главном зале, а уже сейчас начинается танцевальный вечер в клубе в центре города, а еще…

- Мистер Олег, - Грюм, давно получивший от Олега разрешение не ломать язык в попытках выговорить фамилию Крестовоздвиженский, принял решение о необходимости срочно нейтрализовать Олега, изобразил объятия не меньшей ширины и двинулся наперерез координатору. – Вы так интересно рассказали нам про город, что мы решили сами его посмотреть. Вот и гуляем. Может, подскажете нам наилучший маршрут и местечко, где хорошая компания может спокойно посидеть.

Улыбка Олега немного увяла, когда он понял, что на долгое мероприятие, а тем более в гостиницу, гостей не загонишь. Но профессиональные навыки не подвели, и он затараторил:

- Если пройдете по дорожке прямо, то выйдете к широкой лестнице. По ней можете спуститься к морю, там уникальные мозаичные солнечные часы, а потом удобно прогуляться по променаду. Там есть несколько уютных ресторанчиков. А можете не спускаться по лестнице, а повернуть к центру города. Идите по ориентиру на башню с куполом. Это самый центр, и по пути, и рядом с башней множество хороший заведений, могу порекомендовать практически любое из них.

- Спасибо, дорогой Олег. Мы непременно поищем башню. – Грюм изобразил поклон благодарный, но настолько официальный, чтобы координатор понял, что его в число хорошей компании, собирающейся где-то спокойно посидеть, точно не включают.

- А что это за башня? – вдруг заинтересовалась Тонкс, которая вводную лекцию о городе пропустила, заседая в комиссии по вопросам информационной координации между наблюдателями и администрациями разделенных территорий.

- О! – обрадовался Олег и вновь присоединился к группе. – Эта башня возведена в 1908 году немецким архитектором Отто Вальтером Куккуком. У ее подножия расположены корпуса водолечебницы. Была сконструирована передовая для того времени система водоснабжения процедурных кабинетов. Эта система требовала большого напора воды, поэтому построили высокую водонапорную башню. Она такая красивая, потому что и ее постройку, и постройку всей водолечебницы немец посвятил своей любимой дочери, которая тяжело болела и нуждалась в лечении водами. А рядом с водолечебницей как раз есть несколько выходов минеральной воды, обладающей множеством полезных свойств. В холле башни до сих пор стоит статуя прекрасной девушки. Как говорят, скульптору позировала сама очаровательная дочь хозяина водолечебницы. Кстати, до сегодняшнего дня в этой лечебнице отдыхающие поправляют свое здоровье.

- А девушку смогли вылечить? – заинтересовалась француженка, давно и прочно оккупировавшая локоть Перси.

- Увы, эти сведения история не сохранила, - развел Олег руками. – Но санаторий пользуется популярностью именно благодаря эффективности водолечения.

Так, за разговорами все потихоньку добрели по узкой дорожке до огромного камня, от которого через деревья открывался прекрасный вид на берега бухты и на море, тихий ропот которого не территории всего парка присутствовал постоянным фоном.

Пока Олег рассказывал про то, что это камень то ли любви, то ли разлуки, старший аврор Поттер продолжал размышлять о возможностях загладить свою вину перед Джинни. Слушая о любви и разлуке, он мрачнел все больше, особенно когда дамы начали охать и ахать.

Вполне закономерно ему в голову пришла мысль о необходимости прервать разлуку ради любви. Но этой мысли не было дано воплотиться в реальность, поскольку вся компания уже забрела на террасу довольно большого кафе.

Пока шумно искали подходящий столик, совсем рядом от фонтанчика раздались приветственные возгласы. Оказалось, что к этому же заведению приближался замминистра магии Болгарии легендарный Виктор Крам со свитой. Он сразу нашел взглядом Гарри и потянулся к нему с рукопожатием и объятиями.

- Здравствуй, дорогой Гарри! Как хорошо, что ты тоже здесь! Как семья, как дети? – Крам был веселый, и от него уже прилично пахло алкоголем.

- Привет, Виктор! – ответную радость Гарри было сложно изображать, но он всё-таки искренне улыбнулся. – Семья отдыхает, а я тут… ээ-э… тоже почти отдыхаю.

- И я вот тоже отдыхаю. С друзьями! – небрежный кивок в сторону свиты. – И коллегами от союзников.

За спиной Крама собралась приличная группа представителей разных делегаций. И всем тоже было весело. В толпе Гарри узнал и немцев, и русских, и магов из Восточной Европы. Те из них, кто не таращился на бывшую звезду квиддича, радостно слушали какой-то веселый рассказ светленькой хрупкой девушки. Поттер с удивлением узнал бывшего прокурора Крыма Наталью Поклонскую, так популярную у японцев.

- А чего семью с собой не взял? - спросил Виктор. – Мои со мной, сейчас на экскурсию в Калининград поехали.
Гарри попытался придумать правдоподобный приличный ответ, но решил просто ограничиться частью правды:

- Джинни с детьми в другом месте отдыхают, там теплее.

- Ну, может, так и лучше, - кивнул Крам. – Ты с русской делегацией уже познакомился? Давай вместе посидим.

Крам потянул Поттера за рукав в сторону начавшей рассаживаться за столиками компании, да аврор и не сопротивлялся, понимая, что пора уже отвлечься от грустных мыслей. Следом за ним потянулись и другие британцы. Потом весело сдвигали столы, чтобы не разбивать компании, азартно менялись местами, делили стулья и лавочки. Закончилось все тем, что француженка, которую, как выяснилось во время толкучки, зовут Николь, оказалась практически на коленях у Перси. Крам и Поттер успешно отбились от навязчивых поклонников, вдвоем усевшись на одну лавку. Закрывая их собой от приставучих обожателей, третьим на лавку уселся Грюм. Рядом с ним попыталась присесть Тонкс, но она уже точно не помещалась. Тогда ей уступила свой стульчик более миниатюрная Наталья, как она разрешила себя называть во время общего знакомства. Русская присела рядом с Грюмом.

Официанты раздали меню, и на какое-то время все притихли, вчитываясь в названия блюд, в том числе незнакомых. Гостям страны, конечно, хотелось попробовать чего-нибудь национального, но никакой особенной экзотики в меню не нашли, поэтому просто решили пробовать все подряд. Алкоголь тоже был достаточно традиционным, и его заказывал каждый по своему вкусу или вообще не заказывал.

Когда, наконец, ажиотаж немного стих и перешел в ожидание заказанных блюд, к успокоившейся компании подошли двое руководителей русской стороны – ее глава Николай Евграфович Кощей и его правая рука Роман Романович Ойра-Ойра.

Они начали с того, что приветственно помахали руками, Кощей попросил всех не вставать, раз уж так хорошо устроились. Он подошел к Поклонской и что-то стал тихо ей на ухо говорить. Роман Ойра-Ойра тем временем активно жал руки Поттеру и Краму, с которыми расстался всего несколько часов назад после выматывающих многосторонних переговоров.

Надо сказать, что переговоры на конференции проходили тяжело. Слишком много разных точек зрения отстаивали делегации разных стран. Высказывая заботу о непопрании норм международного права и защиту интересов конкретных групп населения, делегаты были, как правило, излишне категоричны и не имели полномочий на смягчение своей позиции. Магическая часть переговоров в основном посвящалась сохранению волшебных заповедников на Полтавщине, под Житомиром, в Жаборице и, конечно же, магическому центру на Лысой горе под Киевом и академии в Диканьке. И по всем этим объектам каждая делегация имела свое мнение, значительно отличающееся от других, и не готова была серьезно обсуждать любые другие варианты.

Русские окончательно отказались обсуждать Крым, да на них уже почти и не давили, приняв сложившуюся ситуацию, хватало и того, что практически каждый делегат считал своим долгом с разной степенью резкости и осуждения высказаться про роль России в распаде Украины. Поэтому уставшие от постоянных «журений» русские ходили с натянутыми улыбками и избегали политических обсуждений за пределами официальных мероприятий.

Вот и сейчас кто-то из болгар, а, может, прибалтов, Гарри не сразу понял, передвинул свой стул и начал очень настойчиво в чем-то убеждать русских. Особенно плотно его занудным вниманием оказались охвачены две милых девушки, одной из которых была Поклонская. Они разговаривали на русском, на котором Гарри знал только «здравствуйте», «спасибо» и «до свидания», но по звучавшим географическим названиям было понятно, что опять обсуждают Крым. Чувствовалось, что подвыпивший собеседник чересчур настойчив, ответы девушек становились все короче и резче. Вдруг этот мужчина, не прекращая поучительной речи, на каком-то экспрессивном пассаже не сдержался и схватил Поклонскую за плечо и попытался ее встряхнуть.

Наталья вскрикнула и резко отмахнулась, отбрасывая руку собеседника. Мужчина вскочил и, наклонившись к девушке, начал говорить ей в лицо что-то явно совсем неприятное. Она что-то жестко ответила. Они привлекли внимание всей большой компании, разговоры сначала стихли, но потом несколько человек вскочили со своих мест, явно возмущенные.

Гарри не понимал, о чем идет речь, но понял, что обстановка перестала быть дружественной и требует вмешательства. Сидящий рядом с ним Крам тоже вскочил.

- Богдан, прекрати! – окрик Крама заставил спорщика медленно отвернуться от сидящей девушки. Стало понятно, что выпил он больше допустимого.

- Мы просто разговариваем, - Богдан кривовато ухмыльнулся. – Я ей правду говорю. А правда глаза режет. Вот и обижается. Шлюха пропагандистская.

Удар кулака Грюма пришелся точно в лицо пьяного хама, тяжело рухнувшего между соседними столиками. Поднялся гвалт.

Кащей полез вытягивать обидчика на открытое пространство, тот брыкался. Грюм прижимал к своей груди рыдающую Поклонскую. Крам помогал Кащею. Остальные суетились по мере своего понимания участия в групповых свалках.

Когда буяна увели, русские тоже собрались уйти и увести с собой Поклонскую, большие глаза которой стали совсем уж огромными. Похоже, она изо всех сил сдерживалась, чтобы не заплакать.

В ее сторону шагнул Грюм, но перед ним оказались двое решительно настроенных мужчин из русской делегации. Они явно не хотели никого подпускать к обиженной коллеге. Аластор примирительно махнул рукой и все-таки подошел к Наталье.

- Не обращайте внимания на идиота, мисс. Они всем уже надоели, - голос Грюма был настолько умиротворяющее ласковым, что Гарри и Тонкс удивленно переглянулись – они таких интонаций от сурового ветерана аврорской службы никогда не слышали, тем более в публичном месте.

- Это было неприятно, - Поклонская немного нервно поправила шарфик на шее. – Спасибо, что защитили от этого хама.

- Считаю своим долгом защищать честь прекрасной дамы, особенно, когда ее несправедливо обижают.

- Значит, я должна вас отблагодарить. Я вас угощу чем-нибудь вкусным, но в другом месте, здесь не хочу оставаться. Господа! Предлагаю перебраться поближе к морю, я знаю там замечательное место прямо на променаде. С отличным видом на море.
Грюм согласно покивал, русские тоже поддержали новую идею. Британцы и болгары не возражали.

Расплатившись, все небольшими группами двинулись за Поклонской, которая шла, держа Грюма под руку. Находясь рядом, они напоминали классический вариант красавицы и чудовища. Он – большой, хромой, покрытый шрамами, громкий, резкий, и она – маленькая, хрупкая и изящная. Но не обращая внимания на такие мелочи, они увлеченно разговаривали о чем-то и явно легко нашли общий язык.

Тонкс вцепилась в локоть Поттера, который решил, что точно не бросит давнюю соратницу.

- Она на него глаз положила, - прошипела Тонкс. – Я это точно вижу. Мерлином клянусь, если она не отцепится сейчас, я её сглажу!

- Да ладно тебе. Они просто разговаривают. Барышня переволновалась, пока еще на нервах. А Аластор здесь со всеми активно налаживает контакты, - Поттер попытался успокоить внезапно заревновавшую подругу. А когда наклонился к ее уху, то и предупредил шепотом: - Держи себя в руках! У тебя кончили волос покраснели.

- Мерлиновы подштанники! Гарри, стой, мне нужно посмотреться в зеркало. Без него я не смогу сосредоточиться.

- А мы не отстанем от всех?

- Догоним. У Крама точно есть мобильник, я ему позвоню, если заблудимся.

июль 2014

@темы: гп, жизнь, стругацкие