Zzuma
Первым ощущением стало нечто, больно упирающееся в ребра сбоку. Вторым пришло осознание онемевших рук и шеи. Затем стало ощущаться постоянное покачивание и потряхивание, достаточно равномерный тревожащий душу рокот.

Потом стали долетать обрывки фраз, и услышанное категорически не нравилось.

- …сильнейший темный артефакт…

- …открывается ритуалом крови, поэтому нужно наловить жертв, а пленные долго не живут!

- …в моем замке глубокие подвалы…

Разве можно ожидать чего-нибудь хорошего от тех, кто ведет такие разговоры, нисколько при этом не скрываясь.

Тревожное чувство прочно обосновалось в душе скромного профессора зельеварения Северуса Снейпа, исполняющего по совместительству обязанности шпиона Дамблдора среди Пожирателей Смерти Волдеморта.

Тщательно сохраняя расслабленными лицевые мышцы, чтобы ничем не выдать своего пробуждения, Снейп начал восстанавливать в памяти события, приведшие его к этой ситуации.

Последнее, что вспоминалось, это ночной налет Пожирателей на мирный маггловский квартал в пригороде Манчестера, о чем он, разумеется, заблаговременно сообщил Ордену Феникса. Поэтому налет закончился живописной потасовкой с аврорами, от которых следовало уносить ноги побыстрее, чтобы не получить от них парочку членовредительских заклинаний. Пожиратели начали аппарировать с громкими хлопками, а Снейп решил просто уйти пешком, что в данном случае было более чем оригинально. Неудивительно, что на человека в обычной маггловской одежде в паре кварталов от случившегося никто не обратил внимания. Однако аврорский рейд принял редкостный размах – они наложили антиаппарационные чары на всю округу. Решив совместить насущную необходимость побыстрее скрыться и давнее желание как следует отдохнуть, Снейп пришел к выводу о необходимости отбыть на обыкновенном маггловском автобусе.

Это было последнее воспоминание.

Никаких соображений о том, как он оказался у темных волшебников, не было. Затекшие конечности, крайне неудобное положение и нечто, больно впивающееся в ребра, исключали хорошее к нему отношение.

К шпиону потихоньку подкрадывалась паника – провал был явным, хотя и совершенно необъяснимым.

А разговор, тем не менее, становился все громче и азартнее. Судя по голосам, увлеченно разговаривали трое достаточно молодых людей.

- А ты уверен, что это шпион?

Снейп ощутимо вздрогнул.

- Конечно! Он пришел в лес под самые стены моего замка! Там такие охранные чары применены, что простой человек или даже солдат и близко не подойдут.

В голове стали проноситься названия замков и поместий чистокровных волшебников, увлекающихся темной магией.

- А сбоев в системе охраны не было?

- В том-то и дело, что сбой был, - горячился хозяин замка. – Сбой был похож на плановое окончание действия разных заклинаний защиты. Но каждому из них до конца срока было еще о-го-го сколько!

- Следы вмешательства были? – подал голос третий.

- Так я же и говорю, что никаких следов! Все произошло как бы само собой!

- Значит, изначально ошибка была какая-то.

- Не было. Я все проверял и ничего не нашел. Если хочешь, когда доберемся ко мне – сам посмотришь.

Ведь это блестящее владение высшими чарами - подумал зельевар. А там, наверняка, была и родовая защита. Представив уровень мага, сумевшего незаметно и не оставляя следов снять защиту с родового замка, Снейп с трудом сдержал сбивающееся дыхание.

- А какую-нибудь пакость он успел сделать?

- Нет. Я, слава Мерлину, возвращался домой и поймал его в ближайшем лесу. Да и охрану я усилил перед этим. Если пропадет жезл, который мне в прошлом месяце отдал на хранение Сам-догадываешься-кто, мало мне не покажется!

Новая информация. Какой такой жезл? Почему я не в курсе?! Мне давно не доверяют?! Я же в ближнем круге!

- И уровень магии у него подозрительно высокий!

- Что думаешь с ним делать?

- Посмотрим. Я использовал артефакт, блокирующий магические способности, практически лишил его магии, но не помогает. Наверняка придется пытать. Да и… хм… хозяину жезла будет интересно получить из него информацию.

Шпион, прикидывающийся спящим, опять вздрогнул. Несколько раз подряд.

- А сам уже информацию получил?

- Куда там... – разочарованный вздох. – Непонятно, откуда он взялся, информация не считывается.

Чувство заслуженной гордости за себя, Дамблдора и немного Флитвика ощутимо портилось предстоящей необходимостью защищать свою жизнь и здоровье. В голове проносились мысли о том, что нужно вернуться в Хогвартс и рассказать Дамблдору о каком-то загадочном жезле, появившемся в распоряжении Темного Лорда. Да и волшебник, прорвавшийся в зачарованный замок, вызывал много вопросов. В то, что это был он сам – Снейп, верилось мало, хотя где-то теплилась мысль, что мы все очень мало знаем о своих возможностях, истинные пределы которых раскрываются только в экстремальных ситуациях.

- Надо разобраться! Давай прямо сейчас начнем, - предложил один из собеседников.

- Здесь связь плохая!

- Но у тебя же провайдер сильный!

- Зато мобила слабая! Как я в Интернет еще выйду?

- Давай с моего попробуем. Мой наверняка вытянет.

- А у тебя к нему дата-кабель к ноутбуку с собой?

- Не-е-ет…

О чем это они? Какой провайдер, какой дата-кабель, ноутбук?! Интернет – это маггловский термин! Мысли зельевара метались как загнанные белки, а потом остановились как паровоз, на полной скорости врезавшийся в стену. Осталась одна мысль – чистокровные волшебники, имеющие родовые замки, считают ниже своего достоинства связываться с маггловскими изобретениями!

Возникла маленькая гаденькая мысль, что и в их среде появились продвинутые маги.

Но откуда они возьмутся?

В конце концов любопытство побороло предусмотрительность, и профессор осторожно приоткрыл глаза.

Он по-прежнему ехал в маггловском автобусе – отсюда и тряска, и шум двигателя, и впившийся в бок подлокотник, на который он во сне неловко навалился.

Справа сидели трое обыкновенных маггловских парней, на коленях у одного из которых стоял переносной компьютер. Кажется, именно он называется ноутбук. Двое других пытались заглянуть в монитор.

Один заметил направленный на них пристальный взгляд черных глаз.

- О, сосед проснулся! Привет, мужик! Ты такой бледный, да и во сне так стонал, мы даже боялись, что ты не проснешься! Прости, если разбудили.

Снейп плотно сжал губы, но слегка кивнул, прежде чем отвернуться к окну, где слева от него из-за лесистого холма поднималось излишне жизнерадостное рыжее как Уизли летнее солнце.

март 2008

@темы: ГП