Zygoma
Мне приснилось, будто я Доумеки из "птицы", прям по ощущениям что-то такое. В общем я был боевым мужиком, у меня и моей группировки (я был с боевым отрядом) было задание убить какую-то женщину. Но я не мог этого сделать - это была оперная певица, очень известная и талантливая (я х\з что она забыла там, где это все происходило). Я был с полицейскими, руководил отрядом, но не помню, чтобы я сам был полицейским, я был в таком костюмчике черном, Бонд короче (эхехехе).
И вот такая ожесточенная перестрелка, тыры-пыры, я ломаю там двери, пробиваюсь к этой бабе, которую защищает целая толпа мужиков. И вот мы всех перестреляли, я захожу в комнату. Там у разбитого окна на сломанной кровати лежит эта женщина, у нее прострелена рука (она тоже участвовала в перестрелке). Женщина эта очень красива и элегантна, несмотря на свое нынешнее положение и внешний вид. Она злобно смотрит на меня, а я так рад ее видеть и в то же время у меня ком в горле, потому что я должен ее убить. А я не мог, ведь это такая великая женщина! Я был ее горячим поклонником, заслушивал до дыр ее пластинки, ее голос был для меня сравним с чем-то божественным. Я не мог сам лишить весь этот мир и себя такого прекрасного и уникального голоса и человека.
Она сказала мне что-то. Я пытался вести в ней спокойный разговор, она же наоборот была враждебна - она знала, что я ее палач. Кажется, она выстрелила в меня, может даже попала в ногу или что-то наподобие - просто царапина, не смертельно. Я стоял и не мог сдержать слез. Упал на колени у кровати, взял ее окровавленную руку и поцеловал ее, дрожа всем телом. Она была шокирована моим поведением и совсем растерялась (в пистолете у нее был всего один патрон, так что пристрелить меня она при всем желании не могла). Я говорил ей, как мне жаль и что я никогда бы не подумал, что мне предстоит лишить ее жизни. Рассказал, как я любил ее пение и как не смогу жить без него. Как однажды попал на ее выступление и наслаждался каждой минутой, каждой нотой...
И вдруг она запела. Так тихонечко и в то же время расслабленно, словно пение успокаивало ее. Оно успокоило и меня (я все еще прижимался лбом к ее руке, мне не хватало духу поднять лицо и посмотреть ей в глаза).
Она сказала, что у нее есть дочь, Юри, ей около 15-17 лет.
- Я найду ее, мисс! (она была не замужем)
В ее глазах я прочитал испуг, и поспешил исправиться.
- Не для того, чтобы... убить ее... ни за что!
- Защити, - говорит. - мою девочку. Найди ее.
- Да, мисс! Обещаю, я найду ее! Во что бы то ни стало!
Моя горячность словно тронула ее. В общем, моим поведением она была, как я уже сказал, порядком удивлена.
Я понял, что ее пение могли услышать. В любой момент сюда могли войти мои подчиненные, но я сразу сказал, что сам сделаю эту работу (никто не знал и даже не мог заподозрить о моих чувствах).
Я поднялся с колен и направил на нее свой пистолет. На ее лице смешались страх и сожаление. Она боялась боли. Она боялась оставить свою дочь. Она боялась неизвестности. А по моим щекам текли слезы. Она опустила глаза и я выстрелил.

@темы: [сны]