12:09 

Bleach. Фанфик Fallen into memories. Главы 10 и 11

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Fallen into memories
Фандом: Bleach
Автор: Tinuviel-f
Бета: Okana
Пейринг: Рукия/Ичиго, Ичиго/Зангецу, Кьёраку/Укитаке, Хицугая/Рукия
Жанр: драма, приключения
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен.
Саммари: Бой за Каракуру окончен несколько дней назад. Ичиго удалось победить Айзена и тем самым спасти Сообщество Душ и Дворец Короля. Но может ли что-то спасти самого Ичиго?
Дисклеймер: всё - Кубо Тайто, кроме описанных здесь событий.

Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4. Глава 3.5.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.
Глава 9
Глава 10
Глава 11

@темы: Зангетсу, Ичиго, Урахара, Хичиго, фанфики

Комментарии
2010-06-18 в 12:10 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Глава 11. Победа? Победа...

Джууширо дёрнулся, пытаясь избежать прямой атаки, и резко открыл глаза. «Кошмар?..»

Над ним возвышался белый потолок. Ах, ещё запах лекарств, который ему ни с каким другим не перепутать. Определённо, это медицинская палата, госпиталь четвёртого отряда. Укитаке был таким частым гостем в больнице (за исключением сотрудников), что мог без труда отличить её помещение от какого-либо другого... может, даже с закрытыми глазами. Только что капитан делал здесь? Ведь – мужчина припомнил последнее, что с ним происходило – он был в Каракуре, сражался и...

- Айзен! – выдохнул шинигами и рывком сел на постели. Голова немедленно закружилась, грудь и рука отозвались пронзительной болью; в глазах у Укитаке потемнело, и он не сразу понял, что его ухватили за плечи и уложили обратно. Резь в лёгких утихла, но правая рука разболелась страшно, и кто-то успокаивающе коснулся тонких бледных пальцев.

- Успокойся, лежи, - он перестал слабо барахтаться лишь тогда, когда услышал голос своего любовника. Какое невероятное облегчение: Шунсуй жив, они оба выжили в той страшной бойне! Джууширо зарылся лицом в его волнистые волосы, изо всех сил стараясь подавить сравнение с демоном, которое никак не желало уходить из головы. – Не вздумай больше так подпрыгивать, капельницу вырвешь.

Взгляд джусанбантай тайчо немного прояснился, и, протерев глаза, он смог рассмотреть тонкую иглу, приклеенную пластырем к его руке, от иглы тянулась тонкая трубка к пакету с лекарством.

- О Ками... – прошептал Укитаке и прикрыл лицо ладонью. Выжить-то они выжили, но а... с остальными-то что случилось? Кёраку молчал, как будто боялся, что новости могли навредить его партнёру, Джууширо приходилось полагать самое худшее. Если оба капитана здесь, это ещё не значило, что Бьякуя, Ренджи, Рукия, Урахара и Йоруичи смогли пережить битву. Наверное... наверное, в Каракуру пришёл сам генерал Ямамото, чтобы разобраться с последствиями ошибок своих подчинённых. Иначе одолеть Айзена, как думал тайчо, было невозможно. – Айзен... – мужчина глубоко вдохнул. - Кто одержал верх?

- Ну... если мы с тобой живы и здесь, а не в клетках возле трона нового Короля, значит, Айзена уже нет, - седоволосый шинигами растерянно моргнул, не в силах поверить в услышанное. Нет, он надеялся, что услышит именно такой ответ, но... Как это - Айзена нет? Они победили? Ками-сама, тогда в Каракуре случилось настоящее чудо, потому что к моменту появления предателя никто из капитанов не был готов сражаться с ним. – Мы победили, то есть, Король победил, - с заминкой добавил Кёраку.

Капитан тринадцатого отряда позволил себе слабую улыбку, только она была полна горечи. Что же... шинигами победили, выходит, угроза устранена навсегда, Король и Сообщество душ снова в безопасности. Радость от этого известия оказалась мимолётной, сменилась сожалением и болью. Сердце подсказывало, что победа равносильна поражению. Чем же всё закончилось для их друзей? Ведь Кучики и его лейтенант были ослаблены ранами, перепады реяцу в районе сражения могли их убить!

Когда Шунсуй потянулся к нему за поцелуем, Укитаке лишь приподнял руку и положил ему на грудь, показывая, что не хочет сейчас ничего такого. Его проигнорировали и даже не позволили отвернуться. Ощущения оказались чересчур странными, и Джууширо в панике оттолкнул любовника, хватая ртом воздух, и сдвинул в стороны косоде на груди. «Боги...» Страшные подозрения оправдались: из его тела торчали две широкие трубки, которые, похоже, шли прямо в лёгкие. Конечно... вот почему так непривычно легко дышать! Как... Укитаке не был брезгливым человеком и за время лечения от своей болезни привык ко многим медицинским манипуляциям, но это... это уже было слишком! Он ощущал себя не человеком, а каким-то непонятным существом! К тому же, если Рецу-чан пришлось прибегнуть к столь радикальным мерам, это могло означать, что тайчо не мог дышать самостоятельно... чего Джууширо боялся больше всего.

Но неприятные сюрпризы не закончились. Пальцы шинигами, слегка подрагивая, осторожно слегка дотронулись до клиновидного шрама на груди шириной в два-три сантиметра. Теперь мужчина всё вспомнил, вспомнил, как подставился под удар Ироони. Этот шрам, на самом деле, остался от множества крохотных ран «Демона цветов», которые зажили буграми. Некрасиво, уродливо... но капитану же не привыкать к тому, что от ранений остаются следы!

Шунсуй, заметив, на что смотрел партнёр, помрачнел и виновато опустил голову.

- Унохана сказала, что они так и останутся... эти шрамы, - пробубнил он очень невнятно и вдруг уткнулся лицом в плечо приятеля. – Остальные раны уже затянулись почти. Очень повезло, что клинки не насквозь прошли, Рецу сказала, иначе бы вряд ли удалось спасти лёгкие, – смалодушничал Кёраку. Хачибантай тайчо не смог сказать, что в противном случае Укитаке бы просто разрезало на две части, у него сердце останавливалось при одной мысли о подобном! Если бы не Его Величество, Король Сообщества душ, Джуу-чана бы здесь не было!..

Укитаке медленно вдохнул, успокаиваясь, однако пальцы его всё равно мелко-мелко дрожали. Это так... Джууширо должен благодарить судьбу, что вообще остался жив, но ведь человек никогда не довольствуется тем, что имеет, и сейчас перед его глазами встали страшные последствия этих ранений. А если Рецу не справится? Никто же не разрешит служить в Готее – о, ужас! – инвалиду! Вымученно улыбаясь, седовласый тайчо погладил своего друга по непослушным вихрам. У него и в мыслях не было винить Кёраку, нет, они оба виноваты, довели ситуацию до того исхода, что произошёл! Шунсую тоже страшно досталось... Хоть он и одет не в больничное кимоно, а в шихакушо (значит, Унохана его уже выписала), но наверняка весь перевязан и напичкан разными средствами для восстановления реяцу!

Молчание затянулось. Джусанбантай тайчо рассеянно поглаживал голову непутёвого товарища, размышляя над тем, что они, пожалуй, отделались очень легко для той передряги, которую спровоцировали. Кёраку ничего не говорил, только тяжело вздохнул пару раз. Что у них впереди у обоих? Суд и «Гнездо» - при лучшем раскладе, но тайчо прекрасно понимали, что вероятнее всего – смертная казнь. То, что Айзен уничтожен и Король не пострадал, не могло оправдать отступников в глазах их командира. Но Джууширо не жаловался. За совершённые ошибки они понесут заслуженное наказание, это несомненно, только даже капитану, имевшему за плечами столько сотен лет жизни, страшно смотреть в глаза неминуемой смерти.

- Шунсуй, – наконец, заговорил мужчина, решившись. – Сколько я здесь? Сколько прошло времени? – Джууширо нужно было знать, что произошло в небе над Каракурой после того, как он потерял сознание. Как закончилась битва? Кого потеряли шинигами? Кто избавил Сообщество душ от предателя и кого следует благодарить за спасение Короля духов? Кому, в конце концов, Укитаке с другом обязаны своими жизнями? – Когда... – несмотря на то, что он вроде бы собрался с силами, голос его подвёл, - нас уже переведут в тюремные камеры?

Тот приподнял голову, недоумённо глядя на любовника.

- Просто я не могу понять, что мы оба делаем здесь, - прошептал Джууширо, позволив своим самым страшным мыслям приобрести словесную форму. – Мы не связаны кидо, возле палаты нет вооружённой охраны и кеккая, а ведь нас, как особо опасных преступников и предателей, должны стеречь и, по инструкциям, после оказания первой медицинской помощи отправить в тюрьму до суда, - запинаясь, изложил он свои соображения. В горле пересохло. Джусанбантай тайчо всегда был готов отвечать за совершённые поступки, только человеческая природа неисправима, и страх смерти не сможет полностью подавить даже тот, кто в бою не раз смотрел ей в лицо.

2010-06-18 в 12:14 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Шунсуй переменил позу и подпёр рукой подбородок. Нет, всё это его вина, чтобы Джуу-чан ни утверждал, и потому нельзя жаловаться, слыша боль и дрожь в голосе любимого человека. Всё то время, что Джууширо лежал в госпитале без сознания, Кёраку расплачивался за свой необдуманный шаг, послужившим началом цепи роковых событий. И это была только крохотная часть той кары, которую должен понести капитан и которую никто ему не назначал... мук совести.

Зачем он позвал с собой Укитаке? Да, они любовники, да, они все испытания разделяли на двоих, но для Джууширо очередное «приключение» едва не закончилось гибелью и по его, Кёраку, вине! Почему же Шунсуй тогда его не послушал? Никакие выговоры, страшные угрозы и слова Яма-джи о смертной казни без суда и расследования не могли сравниться со страхом, что Укитаке... что в этот раз Унохана не справится, и отношения капитанов разорвутся со смертью одного из них. Вроде бы всё обошлось, но тайчо восьмого отряда знал, что никогда не простит себе совершённых ошибок. Пусть Джууширо не винил партнёра и никогда не подумал бы винить, Кёраку осознавал, что то была его ошибка и только его! Ведь он же, сломя голову, помчался другу со сногсшибательными догадками и проигнорировал резонные замечания, что нужно посоветоваться с сенсеем.

И если бы не чудо – появление Короля духов – Шунсуй бы больше не сидел рядом с любимым человеком.

- Четвёртый день заканчивается, - помедлив, ответил шинигами, - с нашей битвы. – И... никакой тюрьмы не будет и ареста тоже.

У Джууширо глаза изумлённо расширились, он не мог поверить в услышанное.

- К-как?! Подожди, но как? Я не понимаю, почему... – седовласый капитан заволновался, и Кёраку закрыл ему рот ладонью. Вот только нервов сейчас не хватало, Укитаке и без того придётся ещё много времени провести в госпитале!

- Я тоже сначала не понял ничего. Яма-джи хотел нас обоих сразу казнить собственными же руками, - голос хачибантай тайчо стал гораздо глуше, когда он заговорил о бывшем наставнике. Шунсую в страшных ночных кошмарах долго будут являться Рюджинджакка и страшная духовная сила Главнокомандующего, который потребовал шинигами к себе на ковёр сразу, как только тот очнулся в палате. Тогда Кёраку мысленно распрощался с жизнью и, глядя на нависший над его головой ярко пылающий меч, с тоской и болью думал о том, что уберечь от такой же участи партнёра не удастся. Укитаке этого не заслуживал! – Джууширо, мы были правы, понимаешь? – тот отрицательно покачал головой, и Кёраку вздохнул. – Ичиго Куросаки... то есть, Король попросил за нас.

Как так? Как могло получиться, что они избежали наказания? Невозможно! Никто в здравом уме не поверит в подобное! Чтобы два, фактически, зачинщика всех бедствий Готея вышли сухими из воды?! А как же... а как же бои в Каракуре, когда чудом не пострадали невинные души? Как же битва между капитаном и лейтенантом шестого отряда, на которую их спровоцировали Укитаке и Кёраку? Едва ли не смертельное ранение Сой Фонг и гибель стольких её подчинённых – неужели Ямамото-сетайчо смог легко простить бывшим ученикам такие прегрешения?!

Только если... вдруг Ичиго действительно Король духов?

- Подожди, значит, если бы мы ничего не стали делать, - решившись, уточнил он, - и Сой Фонг убила Ичиго, то....

Его приятель серьёзно кивнул:

- Да. Его Величество не смог бы отправиться в Круг Перерождения, и миры, подпитываемые его духовной силой, самоуничтожились. В общем, получилось так, что наша безумная компания спасла жизнь Королю. Старик Яма не подозревал о подобной подоплёке.

Уже позже, когда Шунсуй пытался вспомнить, как ему удалось спастись от неминуемой гибели, в памяти всплывал образ растрёпанного рыжего подростка. Куросаки ворвался в Главный зал первого отряда, выбив ногой дверь, и деревянные створки разбились в щепки, ударившись о стены. За юным шинигами (тяжело будет разучиться называть его риокой!), следовал мужчина, весь в чёрном; он вышагивал размеренно и степенно, в отличие от мальчишки, который подлетел к Главнокомандующему и, отчаянно жестикулируя, начал ему что-то объяснять.

Кёраку не слышал слов, их заглушал треск пламени от зампакто, и не мог поднять головы, стоя на коленях – Рюджинджакка опустился ещё ниже над его шеей, заставив смотреть в пол. Но за годы обучения в Академии, когда Шунсую приходилось много раз вот так виновато преклоняться перед сенсеем, он наловчился улавливать даже малейшие изменения в настроении учителя; эта способность и подсказала, что сетайчо дрогнул. Яма-джи, конечно, злился на них, невозможно было, чтобы сетайчо простил обоих своих учеников, которые столько начудили! Однако казалось, что, по крайней мере, смертная казнь им больше не грозила.

Потом выяснилось, вся темпераментная речь временного шинигами, то есть, Короля, сводилась к тому, что Его Величество обязан жизнью Укитаке, Кёраку и другим арестованным шинигами, и потому просил простить их. Шунсуй решил, что в битве сильно приложился головой, но всё оказалось именно так, как он услышал... Когда же сетайчо ответил отказом, тот мужчина, пришедший вместе с Куросаки, сказал, что Главнокомандующий Готея 13 не имеет права оспаривать приказ Короля Сообщества душ. Тому пришлось смириться, хачибантай тайчо – удивляться своему чудесному спасению и благодарить Богов за своевременное появление Короля. А потом произошло ещё одно событие, к которому обоим капитанам придётся привыкать ещё очень долго.

- Ичиго сказал, что обязан нам жизнью и никогда этого не забудет, - Кёраку усмехнулся, хотя ничего весёлого в его словах не было. – Он очень... он очень честный и преданный, на наше с тобой счастье. И справедливый, действительно, как и подобает быть Королю, - уже по прошествии времени капитану пришло в голову, что Ямамото неожиданному появлению Куросаки больше обрадовался, чем разозлился. Нет, ну правда, если он по-настоящему хотел наказать своих учеников, то сделал бы это, но ведь старик явно тянул время! Наверное, командир понимал, что его капитаны в какой-то степени поступили правильно, но не мог отступить от законов. А, может, это всего лишь домыслы Шунсуя, ведь человек стремится найти оправдание своим поступкам и сочувствие в действиях других. - Видел бы ты, как перекосило старика Яму, когда Король сказал, что хочет видеть нас в Нулевом отряде! - лицо Укитаке тоже вытянулось в изумлении.

- В Нулевом отряде?! – шокировано повторил Укитаке и от изумления распахнул глаза. Это, что, дурацкая шутка такая?! За их «заслуги» - не просто помилование, а повышение в Королевскую стражу?! – Нашёл время издеваться, Шунсуй! Какой Нулевой отряд? Да наше место – на эшафоте Сокиоку, и неважно, что меч уничтожен! – с ужасной горечью в голосе воскликнул он. - Мне особенно... думаешь, им нужны калеки?

Повышение в Нулевой отряд... Каждый шинигами желал дослужиться до высокой чести, но Укитаке трезво оценивал собственные силы и никогда о подобном не мечтал. Такой тайчо вряд ли достоин того, чтобы служить в Королевской охране. Ичиго, должно быть, не совсем понимал последствия событий в Каракуре, раз рискнул сделать капитанам столь опрометчивое предложение.

- Королю виднее.

- Очень забавно... Это какая-то насмешка, что ли, - пробормотал мужчина, утирая лоб тыльной стороной ладони. – Полный абсурд!

- Эй, Укитаке, я понимаю твои терзания, - решил подбодрить его капитан восьмого, - но вспомни, что Король – Ичиго Куросаки, а этот пацан не такой, как все мы, он мыслит по-другому. Наверное, прежде всего он руководствовался доводами сердца, но не разума, - мужчина потёр затылок и устало опустил плечи. Тяжко ему дались эти четыре дня, когда приходилось вздрагивать от каждого шороха в надежде, что Джуу-чан пришёл в себя. - Может, это благодарность, может, в какой-то степени и дань уважения... Знаешь, я думаю, мы всё равно до конца не поймём его мотивов, Ичиго слишком, - шинигами сделал странный пасс рукой, - своеобразный для нас. Однако прикинь, сколько раз он нас всех спасал? Своим упрямством, опрометчивостью, тем, что шёл напролом, а не искал обходные пути!

Запальчивые слова Кёраку не возымели нужного эффекта. Джууширо, оперевшись на локти, осторожно сел и отодвинул одеяло, чтобы оно не закрывало трубки. Шунсуй... был таким придурком подчас! Почему он легко принял случившееся, как должное? Где его совесть, чувство долга, ответственности?!

- Мне всё равно, что ты скажешь, - бросил Укитаке. – Совершив столько ошибок, мы ещё оказываемся почти что героями! – он выдохнул. - Решено, я пойду к Ямамото-сетайчо и...

- Не пойдёшь, - грубо и бесцеремонно оборвал тот своего приятеля. Джууширо, сглотнув, замолчал, понимая, что сболтнул лишнее: в глазах любовника пылало пламя, без слов говорившее, что ничего подобного он не допустит. – Даже если мне придётся тебя связать, с повинной ты никуда не пойдёшь, - угрожающе произнёс Кёраку, но его запала надолго не хватило. Мужчина пояснил гораздо мягче: - Я уже получил за нас обоих... И вообще, - голос мужчины вдруг снова стал резче, - извиняться нечего. Выполни Яма-джи то, что хотел, мы бы с тобой тут не разговаривали, нас бы не было... никого и ничего не было. Так что мы с ним квиты.

Выразительный взгляд Джууширо не оставлял сомнений в том, что он думал о своём любовнике. Шунсуй фыркнул:

- Ладно, ладно, мы все вляпались, и только чудом всё пошло, как надо, теперь ты доволен? А что, было бы лучше, позволь мы убить Куросаки? Джууширо, вот есть у тебя такая дурацкая черта: вобьёшь себе что-то в голову, так потом и не переубедить никак! Думаешь, был способ избежать всех последствий? Какой, мне интересно?

Джусанбантай тайчо, поразившись такой агрессии, поднял руки в знак поражения.

- Я просто не могу понять, почему я, с моей болезнью и совершёнными престу... ошибками, лежу в госпитале и должен ещё потом вступить в Королевский отряд, а мои младшие коллеги... – он осёкся, осознав, что слишком много времени уделил самобичеванию, размышлению о себе и Шунсуе. А между тем, нужно было думать о Сообществе душ и других шинигами, которые пострадали в Каракурской битве!

Ещё капитан, называется...

2010-06-18 в 12:15 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
- Шунсуй, давай пока оставим эту тему? – неловко попросил Укитаке, когда тот уже собрался начать новую отповедь. – Лучше поскорее расскажи, что случилось с остальными, - сердце закололо, и тайчо принял это за дурной знак. Глупо надеяться, что в такой войне обошлось без жертв... Куросаки-то Король, но и Король, наверное, не всесилен.

- Да, конечно, расскажу! – фыркнул тот. – Ты же своими причитаниями мне и слова вставить не даёшь! Небось весь уже извёлся, напридумывал, Бог знает чего... Вот поговоришь с Куросаки и перестанешь терзаться, выбросишь из головы дурацкие мысли.

- Они вовсе не дурацкие! – вспылил седой шинигами. – Из-за нас погибли люди, а ты...

- Никто не погиб, - оборвал его Кёраку, пока Джууширо, нервничая, не сделал себе хуже. – Ну, я имею в виду, кроме тех из Онмицукидо, которых убило взрывом. После того, как Король покончил с Айзеном, он при помощи Нулевого отряда принёс всех сюда, а тут за нас взялись Рецу и Иноуэ-сан.

- И даже Тооширо? – не удержался капитан тринадцатого, но его любовник предостерегающе поднял руку:

- Всему своё время, Джуу-чан. Про него я тоже расскажу, - такие слова покоробили Укитаке. Он почувствовал, что Шун-чан юлил, избегал скользкой темы, и этой темой, определённо, был Хицугая. Что же случилось с мальчишкой? – Значит, тогда... мы с тобой купились на иллюзию, - медленно и тихо произнёс хачибантай тайчо. – Айзен как-то умудрился активировать шикай, мы атаковали приманку... и я недолго ещё сражался после того, как ты упал.

Кёраку замолчал, неотрывно смотря на любовника, а Джууширо смог только опустить взгляд.

- Я тебе многое хотел высказать за тот поступок, наорать... даже ударить... А когда узнал, что ты выживешь, ничего этого не осталось, я желал только взглянуть в твои глаза... ладно, - Шунсуй с прежней беззаботностью махнул рукой, - потом поговорим, я сейчас слов не знаю таких, какие можно сказать и не обидеть тебя, хотя, правда, ты этого заслуживаешь. В общем, остальные тоже потерпели поражение, так или иначе, но, когда Айзен уже собирался в Каракуру, пришёл Король. Как там они сражались, я не в курсе, известен только итог: в наказание за совершённые преступления Его величество лишил Айзена духовной силы и заключил его в Авичи.

- Авичи? – слабым голосом переспросил тот, припоминая. – Самый нижний уровень Ада? Но ведь это означает... означает, что Айзен не умер! Он потом сможет переродиться! – знал ли Король, что сделал? Безусловно, Куросаки должен понимать, чем могло обернуться такое решение... вдруг Соуске имел достаточно сил, чтобы сбежать?!

- Ичиго объяснил всё весьма путано, - развёл руками Кёраку, - по его словам выходило так, будто перерождения Айзена никак нельзя допустить и что подобное наказание было для предателя самым справедливым...

Шинигами сложно было понять логику Короля. Даже когда они не знали о том, кем в действительности является рыжеволосый школьник из Каракуры, и считали его всего лишь проводником душ с высоким уровнем реяцу, многие из капитанов не одобряли его действий, потому что не могли осознать их. После же того, как тайна раскрылась, ничего не изменилось... может, стало даже немного хуже: Ичиго был слегка не в себе из-за того, что на него официально взвалили королевские обязанности и теперь всем полагалось обращаться к нему по-иному. Парень реагировал порой чересчур нервно, когда ему что-то не нравилось – чаще всего это касалось именно обращения. Как он до сих пор не сорвал себе голос, повторяя, что не нужно говорить никаких титулов?

- ... насколько я помню, пребывание в самом нижнем Аду равносильно едва ли не вечности. Можно сказать, что Айзен умер... для нас. Когда его заключение кончится, никого из ныне живущих уже не будет.

Укитаке с сомнением покачал головой. Король – недавний ребёнок, ему бы следовало посоветоваться с Главнокомандующим Готея перед принятием такого решения... Вспомнив, какое решение принял относительно Его Величества сетайчо, мужчина отказался от этой идеи.

- Предположим, с Айзеном мы разобрались, наконец. Но остальные?! С ними что?

- Тише, Джууширо, тебе нужен покой, - седовласый шинигами с заметным недовольством замолчал, выслушивая наставительные слова любовника. – Я ведь уже сказал, никто не умер, все живы: и Сой Фонг, и Бьякуя, и Рукия... – все. Когда Король вернулся, его реяцу переполнила воздух, наши раны начали очень быстро заживать... к тому же, всех раненых быстро доставили сюда, в госпиталь. Ты... – Шунсуй запнулся, - из-за болезни ты пострадал сильнее, поэтому и пролежал столько времени без сознания.

Тот нахмурился, обратив внимание, что Кёраку замолчал, так сказать, «на самом интересном моменте». Его приятель не желал углубляться в подробности, говоря только общими фразами. В сознании джусанбантай тайчо билась только одна мысль: кто?

- Говори по порядку, - приказал приятелю Джууширо, решив, что хватит уже тянуть.

- Сой Фонг быстро выкарабкалась. Яма-джи не стал наказывать её за невыполнение приказа, всё же... счастье, что так обернулось. Она сейчас вместе с нашими новыми коллегами организует охрану Ичиго, пока он пребывает в Сейрейтее.

Шунсую довелось видеть эту «охрану». Рыжего и без того дико выводило из себя, что к нему обращаются с большим почтением; он без устали повторял, что ничего не поменялось, пусть все ведут себя, как прежде. Если стражу из Нулевого отряда, где был, как оказалось, и его отец, Ичиго ещё как-то терпел, то от остальных бегал, словно от этого зависела его жизнь. Шинигами Сой Фонг чаще приходилось искать Короля по всему Сейрейтею, чем охранять его.

- Урахара с Йоруичи тоже... У Киске был с Ичиго серьёзный разговор, насколько я знаю, но, кажется, они пришли к какому-то взаимопониманию. Не думаю, что когда-нибудь мы добьёмся правды относительно того, знал ли Урахара, где в действительности прятался Айзен, - задумчиво протянул капитан восьмого отряда. – Набить бы ему мор... – он хмыкнул и поднёс руку ко рту. - Впрочем, это уже неважно. Куросаки его простил, значит, и нам придётся. А знаешь, что? Король тоже позвал их в свою охрану.

- Он, что, собирает у себя всех неудачников? – буркнул Укитаке.

- Но эти двое отказались. Опять же, не знаю, подробностей, только у меня такое чувство, будто Куросаки как раз такого ответа и ждал. Мне Йоруичи сказала, что они к этому не готовы и что не захотели терять свою свободу.

- Верное решение... Не знаю, как ты, Шунсуй, но я, как только выйду отсюда, сразу скажу Королю, что отказываюсь от его предложения! Мы не заслужили такой чести, ты понимаешь?!

- Укитаке, а ты не понимаешь, что ли у нас другого выхода нет? Это не честь, а спасение... Или ты предпочёл бы изгнание в Генсей? – разозлившись, выплюнул Кёраку. То, что друг никак не мог успокоиться, всё-таки вывело его из себя. Джууширо вообще должен быть рад, что остался в живых, а он всё не угомонится! – Не отвечай, я знаю, что бы ты выбрал... но просто подумай: старик Ямамото не допустит, чтобы после такого мы остались капитанами, да и вообще, чтобы мы остались в Сообществе душ! Мы все четверо для него – как соринка в глазу, живые свидетельства его ошибки, которая едва не обернулась страшной трагедией! Ладно, не только его ошибки, в этом-то и проблема! – добавил он в ответ на изумлённый взгляд партнёра. – Если бы всё зависело только от сенсея, может, мы бы и остались в Сейрейтее, но ведь он не один принимал то решение! А новоизбранный Совет сорока шести не позволит нам остаться... эти старики настолько опытны в интригах и политических играх, что вынудят и сетайчо, и Короля выгнать неугодных шинигами. Неужели ты об этом не думал?

Неловкое молчание послужило хорошим свидетельством его правоты. Потрясённый Укитаке прижал ладонь ко рту, осознавая, что в словах любовника имелся ужасающий смысл. Оспорить их было нечем.

- А теперь, будь добр, перестань отвлекаться, иначе я свой рассказ никогда не закончу!

- Я... хорошо, - наконец, сдался мужчина.

- Твой лейтенант тоже поправилась, - Шунсуй сопроводил свой кивок слабой улыбкой. – Рукия-чан молодец, быстро пришла в норму, но Рецу пока не разрешила ей вернуться на службу, а отправила в поместье, чтобы девочка отдохнула немного.

По правде говоря, тайчо не был уверен, что лучше: оказаться раненым, пропустив окончание боя, или выйти из него без единой царапины, увидев то, что видела эта девушка. Всё то время, что шинигами сражались с Айзеном, младшая Кучики пыталась сохранить жизнь брату и другу, потому что никто, кроме неё, о них не думал. Именно благодаря Рукии удалось полностью восстановить картину боя до появления Короля; фукутайчо пришлось снова пережить ужасы смерти и предательства... от подобных ран вряд ли она оправится скоро.

- Этот ублюдок Айзен её не тронул, но Кучики видела всё, что происходило в небе над руинами. Не самая лучшая участь... – и прежде, чем Джууширо начал задавать вопросы, капитан перевёл тему. Укитаке и без расспросов поймёт, что его лейтенанту пришлось пережить. - Бьякуя и Абарай... им повезло меньше. Урахара оказался прав: сражаясь друг против друга, они повредили Звено цепи своего противника. Унохана не смогла ничего сделать, пришлось даже просить помощи у той риоки Иноуэ, но пока всё бесполезно. Нужно ждать, пока они не начнут восстанавливаться сами, только тогда станет ясной их судьба... – Шунсуй помолчал немного, но всё-таки произнёс: - Может быть, они не смогут вернуть свои силы шинигами... – увидев настоящий ужас на лице друга, он хмыкнул, - но как сказал Куросаки, вероятность этого очень мала. Я почти уверен в том, что Ичиго знает исход и может в мгновение ока излечить обоих... но почему-то не делает этого.

2010-06-18 в 12:15 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
- Почему? – слабым голосом спросил Джууширо и почти сразу же взмахнул рукой, чтобы Кёраку не подумал отвечать. Ками-сама, да Укитаке всё прекрасно понимал! Предел даже королевского терпения ограничен, и, стало быть, Его Величество решил проучить тех, кто поставил собственные интересы превыше интересов Сообщества душ.

Может быть, Куросаки хотел, чтобы его друзья поняли, что натворили, может быть, чтобы они смогли переосмыслить себя, как шинигами, которым нужно драться бок о бок, а не один против другого. Кто бы мог подумать, что глава клана поступится своей гордостью, честью, позабудет о долге капитана, чтобы ответить на вызов своего лейтенанта?! Взрослые люди повели себя, как дети, наплевав на то, что их распри – угроза всему: их карьере, жизням, жизням их друзей! «Бьякуя... где же я ошибся? Разве я не учил тебя, разве не говорил, что даже в смертельном бою шинигами не должен терять гордости?» Абараи в какой-то мере ещё были простительны такие чувства: выходец из Руконгая, цеплявшийся за любую соломинку, зубами и ногтями выгрызший себе право жить, не мог так легко отступиться от цели. Когда с детства ты вынужден бороться за существование, драться только за себя, никакие вбитые потом правила и законы не заставят тебя думать по-другому.

Шинигами вздрогнул, припомнив, что однажды, вскоре после счастливого спасения Рукии, его бывший фукутайчо вдруг разоткровенничался с ним. Воспоминаний о том, как девушка попала в отряд, Укитаке хватило, чтобы понять причину конфликта аристократа и руконгайца.

«Что же, теперь вы равны».

- А... а Тооширо? – с надеждой прошептал мужчина.

Его любовник помрачнел, и Джууширо понял, что попал в самую точку.

- Он сбежал первой же ночью, - глухо сказал Шунсуй, отводя глаза. – Видимо, как только очнулся и понял, что может двигаться, то украл свою одежду, зампакто и исчез. Яма-джи велел его найти, Мацумото и моя Нанао-чан организовали поисковую операцию, но Хицугае удалось выскользнуть из Сейрейтея, а потом и вовсе из Сообщества душ до того, как все врата закрыли. После нашего побега тут началась полная неразбериха, когда же пришёл Король и принёс с собой целую гору едва живых тел, то совсем куча мала пошла. Неудивительно, что за каким-то Сенкаймоном не уследили.

- Генсей?! В Генсее его искали? – выпалил седовласый капитан, наседая на приятеля. Джууширо схватился за голову: и это называется «все выжили»?! Да Готей разом лишился четырёх тайчо и, как минимум, одного фукутайчо!

- Искали, а толку? Тооширо спрятал свою реяцу и скрылся, воспользовавшись суматохой. Мы даже не знаем, в какой части Японии он находится сейчас. Не исключено, что к этому времени мальчишка может быть уже за пределами страны.

- Но почему... из-за чего он убежал?

- В той битве он... Айзен создал иллюзию Рукии, чтобы остановить Хицугаю, а тот её уничтожил на глазах у настоящей Кучики, - нехотя признался Кёраку. И дураку понятно, искать парня бесполезно, он сбежал и никогда не вернётся. Одного поступка с миражом достаточно для обвинений в предательстве! А уж того, что за ним последовало... – Этого Тооширо оказалось мало. Как ты и боялся, он поддался своей ярости, Айзен что-то там провернул, и произошла холлоуфикация. Хицугая теперь не один из нас, - тяжело было говорить и видеть, как ужас искажает черты лица любимого человека. Однако никто из них в силах изменить случившееся, и, раз дело дошло до такого, значит, уже давно было поздно. Чёрт знает, что творилось в душе у подростка, если он решился встать на такую дорожку. – Он вайзард, а...

Мужчина сглотнул, в горле пересохло. Он видел за сотни лет жизни и жертвы, и гибель, и предательство и видел их так много, что, наверное, должен уже перестать принимать всё близко к сердцу. Но Тооширо, мальчишка, ребёнок! Такие, как он, не должны знать ужасов войны и смерти, приносить собственную жизнь на алтарь защиты Сообщества душ... Шунсуй потянулся привычным жестом поправить шляпу и запоздало сообразил, что её нет. Что-то тайчо расклеился, позволил себе такие, хм, мысли... Они ведь шинигами, а это накладывает множество обязательств и даёт мало преимуществ. И выбора-то тоже нет, если родился с такой силой.

- А, может, и хуже? – горько усмехаясь, продолжил за него Джууширо. Тот лишь слегка наклонил голову и промолчал. Хицугая носил боль в себе, не захотел никому довериться... к каком страшному финалу это привело! Кёраку был уверен, что им не удастся найти беглеца, пока он сам того не захочет, то есть, - никогда. Но одно дело, если бы Тооширо сбежал и скрывался где-нибудь, пытаясь разобраться в себе, только вдруг он запутается окончательно, оступится и упадёт во тьму уже навсегда? Или наложит на себя руки, не вынеся позора и осознания того, что готов был стать убийцей?

Те же мысли промелькнули и в голове Укитаке. Тайчо закрыл глаза рукой. Боги... за любую победу нужно платить, но чтобы плата оказалась так высока... Мальчик не выдержал напряжения, желание уничтожить предателя, который причинил ему столько боли, оказалось слишком велико, чтобы маленький капитан справился с ним. Когда Тооширо оказался с Айзеном один на один, он уже не мог думать ни о чём больше, а рядом не было тех, кто смог бы спасти Хицугаю от грехопадения. Хотя нет, мальчик давно всё решил для себя, если выполнил задуманное в битве. Что же будет с ним теперь? В Сообщество душ ему путь заказан, в Генсее он никому не нужен... Что, если Тооширо внесут в список лиц, подлежащих уничтожению? Если вайзарды не примут его? Догадается ли парень пойти к ним до того, как начнётся травля? Ведь тогда у него не будет иного выхода, кроме как сбежать в Уэко... или отправиться в Круг Перерождения.

- Это мы виноваты. Мы не должны были такого допустить, – прошептал Джууширо, опуская плечи. А как же Рукия? На её глазах сначала её лучший друг и названый брат едва не убили друг друга, потом почти погиб командир, следом человек, которого она любила всем сердцем, предал её! За что девочке такие потрясения?! – Тооширо легко спровоцировать, особенно Айзену, и...

- Его не провоцировали на это. Тооширо вырубил Урахару, сам напал на него, чтобы никто не мешал ему сразиться с Айзеном. Поверь, никто бы из нас не смог его остановить, даже сам Яма-джи. Вряд ли он когда-нибудь вернётся - Хицугая оставил своё капитанское хаори. Страшный знак.

- От любви нет лекарства, и она тоже далеко не лекарство, - джусанбантай тайчо вдруг вспомнились слова своего наставника, который воспитывал старшего сына семьи Укитаке. Джууширо возлагал столько надежд на чувства Рукии и Хицугаи, это был шанс для последнего начать новую жизнь... но мальчишка выбрал жизнь другую. – Почему я жив, когда такие юные и сильные шинигами... – не договорив, он махнул рукой. Не было слов, чтобы описать снедавшую его горечь. Как же несправедливо! Почему Король это допустил?! Почему наказал своих друзей: Бьякую, Ренджи, Рукию, Тооширо – и не покарал мало знакомых людей?! - Может, это и есть наше наказание? – пронзила его страшная мысль. - Терзаться угрызениями совести до конца наших дней?

- Я не знаю, Джуу-чан, - тихо и так же горько ответил Шунсуй. – Знаю только, что Король справедлив, - он повернулся, чтобы встать и застыл, случайно взглянув в окно.

Капитан тринадцатого отряда проследил за его взглядом и осторожно поинтересовался:

- Шунсуй, это же... это Ичиго?

- Да, он. Он облюбовал это место ещё тогда, когда пришёл с нами сюда после битвы.

Подросток сидел на вершине Башни Раскаяния, опасно свесив ноги. Над ним, трепеща развевавшимся по ветру чёрным плащом, возвышался Король зампакто.

***

Четвёртый день после возвращения в реальность подходил к концу. Закатное солнце в последний раз наградило землю своими лучами и скрылось за горизонтом. Вот-вот по всему Сейрейтею начнут зажигаться фонари, а когда станет уже довольно темно, непременно придёт кто-нибудь из стражи и скажет, что Королю опасно здесь находиться. В ночное время приступы учащались, и, по-хорошему, действительно нужно уйти отсюда пораньше, но это означало добровольно сдаться в руки своей охраны.

С ним обращались в Сейрейтее как с бесценной фарфоровой куклой... хотя нет, это следующий шаг. Парень не любил вспоминать те первые часы, когда ему пришлось прийти в Сообщество душ и перенести туда раненых, но то обращение гораздо лучше нынешнего! За четыре дня столько всего изменилось, столько пришлось сделать! Избавив своих спасителей от угрозы неминуемой гибели, Куросаки опрометчиво решил, что всё плохое и неприятное осталось позади. Как же он ошибся! Всем шинигами, оказалось, теперь положено было обращаться к нему исключительно по титулу, и даже друзьям Ичиго не мог позволить панибратских отношений! Одно хорошо: для Зараки он стал недосягаем, но по прошествии дней парень бы предпочёл драку с капитаном одиннадцатого отряда, чем всё остальное. Взять хотя бы ту встречу с Советом сорока шести! Тогда Ичиго позорно подумывал над тем, чтобы попросить Зангецу его убить; под конец же встречи до ужаса занудное старичьё вовсе решило добить подростка и предложило созыв какой-то особо важной церемонии, где полагалось объявить о появлении Короля. Куросаки снова спас Зангецу, сказавший, что будет не очень разумно оглашать имя очередной реинкарнации Короля Сообщества душ, ведь это подвергнет его новой опасности.

Быть Королём... слишком уж непросто. Скрыть правду от Иноуэ, Ишиды и Чада не вышло, они узнали всё одними из первых. Все трое были первыми, кого парень встретил, ступив через Сенкаймон в Сообщество душ. С появлением Нулевого отряда, который с помощью Онмицукидо ревностно оберегал Ичиго от посторонних, он боялся, что друзья отдалятся от него, станут церемонно-официозными, и сбудутся слова Зависимого Карии, предрекавшего Куросаки, с его силой, страшное одиночество. Это бы стало невыносимым ударом, подростку хватало уже того, что его собственный отец тоже оказался шинигами...

Ишшин... с ним у Ичиго состоялся тяжёлый и серьёзный разговор после того, как они ушли из госпиталя, оставив там раненых. Зангецу, пока шинигами был в плену в своём внутреннем мире, много раз рассказывал о том, как комплектуется Нулевой отряд, как он охраняет Короля и его семью... но Куросаки и предположить не мог, что его папа может быть в числе Королевских стражников!

2010-06-18 в 12:16 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Тогда, стоило лишь им оказаться наедине, как Ичиго тут же проорал нечто, вроде «Что, нафиг, происходит?!» Он был в шоке, не мог и не хотел верить, что бородач обо всём знал и молчал, скрывая собственную тайну. Как же, наверное, было смешно отцу, когда Ичиго придумывал очередную нелепицу, чтобы объяснить грохот в своей комнате от присутствия множества шинигами!

Злость улетучилась мгновенно, как только папа ответил: «А ты думаешь, мне было легко?» Да, Ишшину несравнимо тяжелее. Каково это – знать, что твой единственный сын – Король духов? Какие чувства он испытал, когда в его дом постучались шинигами из Нулевого отряда, разыскавшие семью новой реинкарнации? И как жил все эти годы... Ичиго многое хотелось сказать, кричать, что никто не понимает, как ему трудно, но он нашёл в себе силы промолчать.

И Урахаре он тоже ничего не высказал. Всё равно, бесполезно что-то втолковывать торговцу, у него своё на уме... У Куросаки бывало ощущение, что Киске действительно раскаивался, и, может, подросток его бы простил, но вот со стороны Зангецу исследователю не было доверия.

- Зангецу, старик, ты... прости меня. Я тогда на тебя наорал, - глухо произнёс подросток, опуская плечи.

Не умел он извиняться, даже момент выбрал неудачный! Да, во внутреннем мире, когда им всем грозила гибель, зампакто повёл себя не очень умно, но после того, как Куросаки стал Королём духов, Зангецу неотступно следовал за ним и не раз помог. Без его вмешательства бы, наверное, Укитаке-сан и Кёраку-сан вместе с Урахарой и Йоруичи были наказаны, и, вообще, многое пошло по-другому. Старик подсказывал правильное решение и, когда у Ичиго от волнения и возмущения не получалось сформулировать верно свои мысли, говорил за него.

Парень неуверенно потеребил широкий рукав тёмно-фиолетовой шёлковой косоде. Ксо, непривычная одежда только сбивала его с мысли! Его заставляли надевать какую-то церемониальную одежду, то тоже косоде, хакама и хаори, но красивые и дорогие, наверное, до жути. Ичиго согласился только на хаори, но всё равно ощущал себя, как будто был экспонатом на выставке. Он сразу резко выделился среди шинигами, весь его внешний вид кричал о превосходстве и требовал поклонения.

- Ты меня в последние дни столько раз выручал...

- Я понимаю, - наконец, отозвался зампакто, - тебе не за что извиняться, Ичиго.

Куросаки поёжился – то ли от опустившейся на Сейрейтей прохлады, то ли от звуков голоса своего меча. В эти дни Зангецу с ним не разговаривал, выполнял только роль секретаря, что ли; а если быть честным, то Ичиго сам не обращался к нему: он был слишком занят спасением друзей, а потом – и своими проблемами, чтобы переброситься с мужчиной хотя бы парой слов. Потому-то так непривычно было слышать от него собственное имя. Ну и дурак... старик же заботился о нём, кто, как не он, утащил подростка в его внутренний мир, спасая от смертельной атаки Айзена? Ведь в то время, в фальшивой Каракуре, Куросаки и не подозревал о том, что у предателя имелось такое страшное орудие. Если бы не Зангецу, тогда...

- Я заслужил твои слова, - помолчав, добавил мужчина, и его слова заставили подростка в недоумении приподнять голову, чтобы взглянуть на него. Зангецу стоял чуть позади Куросаки и всё так же смотрел на город, что скрывала темнота. – Я слишком беспокоился о тебе и не понял вовремя, что эта забота приносит только вред.

- Ну... тебя ведь никто не заставлял обо мне заботиться, - пробормотал Ичиго, - опекать меня. То есть, - спохватился он, - я имею в виду, тебя же никто не обязывает, и я... я не буду против, если ты не... – под пристальным взглядом мужчины подросток окончательно запутался. Он хотел сказать, что Зангецу мог хотя бы иногда выпускать его из-под своей опеки. Мысль о том, что ещё и зампакто будет о нём заботиться, вызывала у парня зубной скрежет. – Просто пойми, меня и так слишком многие опекают, пытаются обезопасить каждый мой шаг, - Ичиго уныло повесил голову. – Понятно, после всего случившегося все то ли хотят извиниться, то ли не допустить больше ничего подобного, но мне от этого не радостней. Я... я не хочу, чтобы что-то менялось в моей жизни, я не готов к этому. Я не хочу, чтобы каждый раз, когда я приходил сюда, передо мной начинали раскланиваться, как перед Богом. Да, я знаю, я и есть для них Бог... как это тяжело.

Зангецу постоял ещё немного, молча, а потом вдруг сел, спустив с крыши башни ноги, рядом со своим хозяином.

- Но изменения будут, тебе от них никуда не деться, - напомнил ему меч.

- Я знаю, правда, я знаю это, - прошептал Куросаки.

Зампакто скосил на него взгляд, подавляя улыбку. Ичиго позволил себе жалобы только сейчас, когда ход жизни в Сообществе душ начал более-менее приходить в норму. До того парнишка носился, как угорелый, пытаясь успеть абсолютно всё. Глядя на него в эти дни, Зангецу начал понимать, что Ичиго был прав, говоря, что он не Король... Глупо утверждать, что парнишка такой же, как и все предыдущие реинкарнации. Он - другой, особенный, уникальный, по-своему непредсказуемый. Зампакто понимал: Куросаки не позволит, чтобы его спасителей наказали, но не предполагал, что хозяин учудит такое с Королевской стражей! Первой реакцией меча было недоумение и в какой-то степени раздражение: долгие века в Нулевой отряд попадали лишь те капитаны шинигами, проходившие суровый отбор службой и временем. А мальчишка Куросаки разом нарушил все правила собственной охраны и позвал туда сразу четырёх шинигами! Да и кого позвал... На взгляд Зангецу, ни один из этих проводников душ не обладал идеальным послужным списком, чтобы стать членом Нулевого отряда. Один – болен, второй алкоголик и ленивец, третий торгаш до мозга костей и безумный исследователь, четвёртая... ну вот она, с натяжкой, если позабыть о привычке превращаться в кошку и бросать пост, подходила.

Однако в ситуации со своими друзьями из шестого отряда, что удивительно, Ичиго повёл себя очень мудро.

- По-моему, с теми испытаниями, что уже выпали, ты справился очень достойно, - снимая очки, сказал мужчина своему хозяину. Зангецу слишком волновался из-за него, совсем забыл, что Король Шинигами в такой особой опеке не нуждается. Но, ослеплённый своими чувствами, он видел только мальчишку, не подозревавшего о смертельной опасности! А сказать о ней...

Сказать о ней зампакто не мог. Ичиго в том возрасте, когда об опасности не думают, а воспринимают, как нечто совершенно чуждое, которое тебя не коснётся. Перейдя в свою высшую форму, Белую Хризантему, он бы справился с любой угрозой, но для этого очередная реинкарнация должна быть в адекватном состоянии, не ранена и не больна. Не имея возможности напрямую повлиять на него, Зангецу пытался сделать всё возможное, что было в его силах. В итоге... в итоге, если бы не Уцуро, они все погибли бы. Да, это самое лучшее, что он мог сделать для мальчишки!

Он никак не мог понять, почему Ичиго смотрел на него таким странным взглядом. Потом же мужчина сообразил, что никогда не показывал своего лица, не снимал солнечные очки, держа дистанцию. Сейчас Зангецу сам сделал шаг к сближению, неосознанно, совершенно не подумав об этом. Теперь какое-то время ему придётся находиться в материализованной форме и продолжать помогать Королю в его нелёгком деле, возможность сблизиться самая прекрасная, но тем больней и тяжелей зампакто будет потом возвращаться во внутренний мир...

- Ну, я... мне их всё равно не избежать, - вздохнул подросток и уныло повесил голову.

Зангецу внимательно посмотрел на мальчишку, пытаясь рассмотреть его лицо. Если бы он находились во внутреннем мире Ичиго, меч был уверен, что там пошёл страшный ливень. Короля что-то беспокоило, тревожило... Мужчина замечал в течение этих четырёх дней, как шинигами хмурился, опускал глаза и поджимал губы, как будто думал о чём-то неприятном. Обычно такое поведение длилось секунды, Куросаки быстро справлялся с собой и прятал плохие эмоции. Но что же его так мучило?

- Зангецу, я... – начал, было, тот и опять неуверенно замолк, потирая правой рукой левое плечо.

- Я тебя внимательно слушаю, Ичиго.

- Я хотел спросить, что будет дальше? – медленно произнёс Куросаки, не решаясь посмотреть на собеседника. – Знаешь, ну, над Каракурой вы с Пустым же видели всё, что происходило? Тогда Айзен сказал, что я... я ещё пожалею, что не сдался. Я подумал сначала, он имеет в виду яд, а потом понял... – он обхватил себя руками, пытаясь защититься от неведомого врага. – Я знаю только то, что произойдёт со мной после моей смерти: мне придётся прийти сюда и править, это мы уже решили. Но я ничего не знаю, что будет до этого и что – после. Я имею в виду, - Ичиго утёр нос кулаком и забубнил совсем невнятно: - когда в Каракуре после битвы кеккай начал рушиться, я не понял, что конкретно произошло, но я видел будущее, понимаешь?
Наверное, парень заглянул в будущее всего лишь на несколько секунд, но успел многое увидеть. Он видел, как скитался по Генсею Тооширо, оставивший свой меч и звание шинигами, видел его страдания, попытки справиться с Пустым внутри себя, отчаяние и одиночество, встречу с отцом – Повелителем драконов - и бегство от реальности на дно океана. Он видел Кёраку-сана и Укитаке-сана, живших в Генсее, потому что и сам Король обретался там; они вместе боролись против тяжёлой болезни Укитаке-сана, медленно одерживая верх, но отдаляясь друг от друга, видел, что сам отправил их на задание в Уэко Мундо, где оба едва не погибли, однако помирились и снова соединили свои судьбы. Он видел капитана шестого отряда Кучики Бьякую, полностью оправившегося от полученных ран, тот стал первым главой аристократического семейства, сделавшим шаг навстречу изменениям нового времени, видел бурю негодования в Сейрейтее и упрямство Бьякуи, добившегося в итоге своей цели. Видел Ичиго и гобантай тайчо Ренджи, назначенного на этот пост после больших споров; от Кёраку Абараи унаследовал прозвище «самого народного» капитана Готея и заслужил негативную славу у аристократической верхушки Сообщества душ, считавшей, что недопустимо плебею из низов водить дружбу с главой клана. Он видел ещё целую уйму всего, хорошего и плохого, но больше остального в сердце запало одиночество Рукии.

2010-06-18 в 12:17 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
А где же был он, Ичиго?!

- Ты ведь тоже видел? – на всякий случай уточнил парень и после согласного кивка зампакто добавил: - Я не понимаю, где же я... что случится со мной.

Зангецу подавил тяжёлый вздох. Он должен был раньше догадаться, что именно это и терзало хозяина. Мужчина даже представлял, какая конкретно из увиденных картинок поразила Ичиго – та, что касалась маленькой темноволосой шинигами с зампакто ледяного типа. Всё ясно. Зампакто, наконец, понял, что Куросаки нужен не партнёр, с каким мальчишке захотелось бы навсегда связать свою жизнь, а всего лишь наставник, который в трудную минуту поддержит и укажет правильный путь. Ичиго никогда не рассматривал его, как человека, с которым можно наладить приятельские или, может, любовные отношения, и удивление парня, когда Зангецу снял очки, только доказывало это.

- О себе ты ничего и не увидишь. Король при желании может посмотреть будущее и заглянуть в прошлое любой души, кроме своей собственной, - как бы ему хотелось, чтобы всё-таки подобное было возможно! Лучше знать наверняка, чем терзаться неопределённостью.

Куросаки захлопал глазами и, разочаровавшись, опять уставился взглядом вниз.

- Это несправедливо... и больно. Я сражался, чтобы спасти своих друзей, помочь им, - голос подростка начал дрожать, и зампакто верно определил захлёстывавший рыжего страх, - но я видел, что они страдали. Та же Рукия... почему она одна? Ксо! – кулак Ичиго с силой опустился на крышу башни. – Всё было напрасно, так, что ли?! Я не поним... – Куросаки неестественно фыркнул, рывком прижал ладонь ко рту, как будто это помогло бы ему остановить накативший спазм.

За четыре дня приступы многократно повторялись, а один раз они случились трижды в течение часа. Медикаменты не могли помочь, Ичиго вынужден был терпеть эту боль, потому что способа остановить действие яда шинигами пока не нашли. Зангецу, постоянно находившемуся при парнишке, чаще всех приходилось оказывать хозяину помощь, и вроде бы он должен был уже предугадывать очередной спазм... сейчас Куросаки спасла только запредельная реакция его меча: приступ сопровождался судорогами, и Ичиго, не контролируя себя, соскользнул вниз с крыши. Зампакто в последний момент успех ухватить мальчишку за парализованную руку.

- Ичиго?! Ты слышишь меня? Очнись!

На этот раз Король пришёл в себя быстро, и мужчине очень хорошо было видно, как в испуге расширились глаза парня, осознавшего, что он висит на высоте нескольких десятков метров. Он открыл рот, наверное, для вопля, но мимо с характерным стуком что-то пролетело, сверкнув напоследок в свете месяца ярким блеском. Ага, очки...

Втащить Ичиго обратно оказалось гораздо легче, чем Зангецу ожидал, хватило одного сильного рывка. Мальчишка рухнул на крыше рядом с зампакто, хрипло и с присвистом дыша, и тот вздохнул, рассмотрев красные следы на тонком запястье подростка. В тот момент зампакто испугался, наверное, даже сильнее Ичиго, вцепился пальцами в его руку с такой силой, что должны остаться синяки.

- Я... в-видишь? – задыхаясь, выдавил Куросаки, подняв бледное лицо. – Дело даже не в этих приступах, я... я...

Посеревшие губы Его Величества подрагивали, он не мог связно сформулировать мысль. К гадалке ходить не надо... Ичиго боится. Что же, это должно было когда-нибудь произойти.

- Ты боишься, - утвердительно сказал ему Зангецу, раздумывая, кажется ли он Куросаки похожим на кого-то из побеждённых врагов. – Разве ты никогда прежде этого чувства не испытывал? Неужели не помнишь тот страх, что накатывал в битве?

- Но то были настоящие битвы! – воскликнул не своим голосом рыжий шинигами. – Тогда я знал, что не имею права на ошибку и должен победить. Здесь всё другое, сражения другие, нужно не мечом махать, а говорить, действовать... это не моё.

Зампакто молча поднялся и выпрямился, глядя на хозяина сверху вниз.

- Снова скажешь, что не хочешь быть шинигами?

Куросаки запнулся, словно на самом деле хотел произнести нечто подобное. Зангецу повёл плечами, жалея, что пару минут назад его солнечные очки разбились о мостовую одной из улочек Сейрейтея – надев их, было так удобно скрывать понимающую усмешку, которая могла нанести страшный удар по гордости хозяина!

- Ичиго... – парень резко вскинул голову и уставился на протянутую ему руку зампакто, - доверься мне. Ты не один в битве.

Король пару раз моргнул, робко положил свою ладонь на ладонь меча, а потом широко улыбнулся в ответ.

- The end-

2010-06-18 в 23:21 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Прекрасно-прекрасно-прекрасно :inlove:
И это конец???
Что-то как-то намек что будет что-то еще))) Как-то не совсем история закончилась))).

2010-06-19 в 01:19 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Marika-chan, финал полуизвестен и полуоткрыт)))
Судьба одних есть, у Ичиго и Зангецу впереди неизвестность

2010-06-19 в 12:35 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
А какой более определенный конец не планировался :laugh:? Типа, сиквел какой :-D Так бы вот чего-нибудь более определенного :-D

2010-06-19 в 12:38 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Marika-chan, да была идея о сиквеле, но вряд ли я его осилю))))

2010-06-19 в 12:41 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Но если вдруг, то очень рада буду :vict:

2010-07-07 в 21:40 

А если бы Бог из Адамова ребра сотворил другого Адама? С.Е.Лец
Замечательное произведение, некоторые моменты для меня оказались весьма неожиданны. Читалось на одном дыхании. Автору большущее спасибо за доставленное удовольствие. (пошел знакомится с другими фанфиками автора)

2010-07-08 в 14:15 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Agra, спасибо))) Очень рада, что вам понравилось, надеюсь, что и другие фанфики вам тоже приглянутся)

2011-01-25 в 12:14 

Tinuviel-f:heart::heart::heart:
Замечательное произведение!!!:hlop::hlop::hlop:
Спасибо вам Дорогой Автор!:hash2::hash2::hash2:
Могу ли я спросить будете ли вы дальше продолжать?
Я бы с удовольствием прочитала!:vict:

2011-02-08 в 17:32 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Куросаки - сан, спасибо вам!
Дальше? Этот фик или другие?

2011-02-11 в 04:36 

Tinuviel-f
У вас есть еще фанфики?:shuffle2:
Где можно их найти?

2011-02-12 в 13:12 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Куросаки - сан, на моём дневнике)
В эпиграфе есть колонка "Bleach", щёлкайте по надписи "Список") Там всё, что я написала по Бличу

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная