17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2014-12-20 в 22:14 

Лилули
Там ему придется снять с себя 80 процентов одежды и загореть. одА! это бы дорогого стоило, ато все эти плащи и меха,волки, тайга, - дремотно-дремучий север, и ничего сексуального
А Джон с Дени так и не встретятся? не знаю кто там с кем встретится. Трое находящихся на пределе так сказать мальчиков точно, а чем это кончится - даже не представляю)

URL
2014-12-21 в 12:48 

ron y miel
Лилули, мне понравилось, как Атлас заботится о Джоне, без вопросов и каких-то собственных мнений. Это очень тяжело, на самом деле.

2014-12-21 в 20:16 

Лилули
*Janos*, спасибо. Да что-то такое есть. Атлас мне видится более приспособленным к обычным житейским невзгодам. Но я не хотела создать ощущения, что Джон висит у него на шее тяжелым камнем. Он не беспомощен, скорее больше склонен игнорировать вопросы быта, не воспринимает их как нечто хоть сколько нибудь значимое. Просто он в принципе мыслит другими категориями.
А насчет рыжего Тормунда. Мне он тоже очень нравиться. Просто для меня книга и сериал существуют как две разные истории, даже при желании я не в состоянии их смешать. Книгу читала до фильма, а когда читаю (или пишу) всегда вижу картинку. Потом сложно наложить одну на другую)) приходится выбирать от какой-то отталкиваться)

URL
2014-12-23 в 11:00 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Это невероятно. Потрясающий текст. Первая - законченная - часть выше всяких похвал. Рамси получился очень верибельный, этакий дистиллированный маньяк. Теон прекрасен.

Благодарю от всей души и желаю вдохновения :)

2014-12-23 в 11:11 

Shugister
#Mouse#, Подписываюсь под каждым словом и жду продолжения! *ничего, что я тут прихожу и капаю на мозг? я просто отмечаюсь, что бы автор не забыл об одном верном читателе*

2014-12-23 в 16:13 

Liang
А ещё есть я. Молчаливый и скромный читатель. Мне очень нравится Дознание и я в восторге от линии Рамси/Теон :3

2014-12-23 в 19:17 

Лилули
#Mouse#, спасибо, безумно рада)
Теон прекрасен - за это особенно. Потому как именно он для меня - главный герой. Я его вижу именно таким и не люблю аморфно-виктимный вариант, десерт милорда Рамси, что как правило на фансервисах)
Shugister, жду продолжения! *ничего, что я тут прихожу и очень даже ничего и я рада). Мне нужна внешняя мотивация, она хорошо, на эмоциях, подстегивает внутреннюю. Правда, когда кто-то ну очень ждет, мотивация оборачивается муками совести (потому как очень хорошо знаю сама, что значит оборвали и жди...)
Liang, спасибо с мои глубоким обожанием к молчаливым читателям. Линия Рамси-Теон - конечно будет главная.

Но... Милорд пока пал жертвой ослабления рубля )).
Некоторые дорогие друзья из Казахстана рванули по очереди в Нск покупать авто и решили осчастливить нас своим присутствием и обилием казахстанского коньяка. Поэтому вот уже неделю, возвращаясь домой, не могу уделить внимания влюбленному маньяку, у которого тяжелый период жизни)) и перспективы мутные и у него и у меня)

URL
2014-12-23 в 19:22 

Shugister
Лилули, Милорд пока пал жертвой ослабления рубля ))
уделить внимания влюбленному маньяку, у которого тяжелый период жизни)) и перспективы мутные и у него и у меня)

Это просто потрясающе звучит, я не знаю! XD Ну, пейте же коньяк, и ты и маньяк!

2014-12-23 в 19:43 

Лилули
Shugister, пейте же коньяк, и ты и маньяк! о да!! И это потрясающе звучит)) Кстати, а что там с Рамси-фотографом?

URL
2014-12-23 в 19:58 

Shugister
Лилули, Я пишу! Пишу! До нг хочу дописать, потом выкладывать.

2014-12-23 в 21:04 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, да, Теон у вас очень хорош. Его фандомная виктимность - результат поверхностного восприятия, вы же копаете глубоко. Этот надлом, трещина в психике, попытка сломать те жуткие паттерны поведения, которые Рамси ему навязал - все это прекрасно, этакая завораживающая борьба с самим собой.

Спасибо вам еще раз, так приятно читать умный, ладно написанный текст :)

2014-12-23 в 21:42 

Лилули
#Mouse#, Этот надлом, трещина в психике, попытка сломать те жуткие паттерны поведения, которые Рамси ему навязал - а вот за это :heart: :friend: именно это для меня и важно, и ваши такие точные слова - бальзам)

URL
2014-12-23 в 22:22 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, :friend2: писатель и читатель нашли друг друга :-D

2015-01-13 в 17:11 

Лилули
Замкнутый круг
Еда вызывала отвращение, и голова болела невыносимо. Все из-за Рикарда Рисвелла, которого за какими-то Иными притащило в Дредфорт. Уже третий день Рамси не мог спуститься в подземелье и хоть немного отвлечься. И ведь даже есть с кем. Лорд Болтон сжал ладонями раскалывающуюся голову, пытаясь остановить бессвязный поток образов.
- Милорд? - осторожно проскрипел рядом Бен.
За загородкой заливались отчаянным лаем сучки. Ничего не жрали с позавчерашнего вечера. Больших обедов и тем более пиров, на которых девочек пускали свободно, давно не было, только регулярные кормежки. Вчера, после обеда с гостем из Родников, было противно выбираться из каменных стен даже ради девочек, а кормить их без него самого Рамси запретил.
- Пойдем, старик.
Бен поволокся к дверце выгона, таща за собой ведро, набитое обрезками мяса и кусками рыбы. Рыбы было больше. Милорда давно воротило от рыбных удовольствий, которыми снабжала их Плачущая. Жаль, что Русе удрал на тот свет и не насладился этой воняющей тиной дрянью до тошноты. Конечно, Рамси питался преимущественно мясом, но вонь от рыбы, ежедневно поедаемой остальными гвардейцами и обслугой не выветривалась из стен замка. И его девочки тоже страдали.
Все-таки вытерпеть светские разговоры с Рисвеллом лорду Дредфорта придется хотя бы из-за прибывших с зажравшегося юга подвод с запасами. Брат лорда Родников их сопровождал, и весь его многозначительно скромный вид намекал, что он сам пожертвовал чуть ли ни самое ценное из вассальных кладовых. Правда Рамси был уверен, что караваны направлялись на север с куда более южных земель. Забота Драконьей Матери. Пусть строят из себя святош – ему только на руку.
Отсек для кормежки собак был вычищен и присыпан песком вперемешку с опилками - светлыми, не размокшими - у проклятого неба над головой три дня как не было течки, превращавшей все под ногами в серое дерьмо.
Пока Бен, кряхтя, вываливал еду, Рамси поигрывал плеткой и не отрывал глаз от повизгивающих от предвкушения собак. Ожидание кормежки заставляло их крутиться у деревянной загородки, толкаться, вытягивать шеи. Быстро переступающие лапы, мускулы, короткая шерсть и слюнявые пасти – не понятно, чьи именно. Живой жадный клубок. Но другую, до болезненных спазмов необходимую ему картину Рамси может больше и не увидеть. Его не вернуть никогда - мысль острым лезвием пробивала висок.
Несколько тонких грязных пальцев, обвивших внизу сучковатое дерево изгороди, колтун слипшихся от грязи волос, по которому взбираются нетерпеливые лапы голодных сучек. И глаза. Более преданные, чем любые собачьи, принадлежавшие тому, кто предаст быстрее шелудивой шавки.
Рамси резко хлестанул плеткой по изгороди.
- Открывай, что тянешь, болван! - гаркнул он на Бена, и тот бросился к воротцам между выгоном и отсеком для кормежки.
Собаки рванули в узкий проход – продавливаясь, вытягивая в нетерпении шеи. Рамси стоял, не шевелясь, не отрывая взгляда от поджарых тел и поигрывая плетью. Сучки затормозили в шаге от хозяина, - команды бросаться к еде не было, и лай перешел в непрерывный скулеж. Лорд Болтон любил этот момент – голодное отчаяние и полное подчинение его девочек. Раззявленные, подтекающие слюной пасти, просящие глаза. На передних сучек напирали нетерпеливые псины сзади, но те упирались, боясь переступить невидимую линию. Собаки терпели и ждали приказа. Если хоть одна из них сделает шаг по собственной глупости, слабости или неосторожности, Рамси ответит хлестким, разрывающим кожу ударом. Он умел ждать этого момента, - плетка легко взвивалась вдоль ряда тел, и тогда скулеж переходил в визг.
Когда Вонючка жил с его девочками, он был слишком испуган, чтобы оказываться впереди, держался за сворой сбоку, поэтому ему никогда не доставались хорошие куски. А еще он был недостаточно быстрым. Но иногда и не опаздывал слишком. Вонючке не нужно было ждать голоса хозяина, как остальным сучкам. Он жадно считывал команду еще до первого звука. И Рамси не упускал питомца из виду, конец плетки точно бил в шею, плечи, лицо, но не как предостережение, которого не требовалось, а как момент чувства и связи, необходимый каждому из них.
- Взять! – гаркнул лорд Болтон, и стая в один прыжок влетела в разбросанную Беном еду. Щелкали челюсти, лай и визг сменило злое и предостерегающее рычание. Ухватив кусок, каждая сучка норовила оттащить его подальше от общей свалки.
Раньше Рамси часто заставлял их драться за каждую кость и ошметок мяса. Вбрасывал по куску и следил, как свора крутилась в яростном клубке, как выли и отползали в сторону слабые подраненные сучки, оставляя за собой красные нити. Так он легко находил своих фавориток, самых кровавых и бесстрашных девочек: Джес, Красная Джейн, Хелисента. Но теперь их осталось слишком мало после долгой зимы и баловать себя таким зрелищем приходилось редко.
Головная боль чуть утихла и, свернув плеть, Рамси отправился к выходу. Перешагнул хрустко вцепившуюся в кость Киру, та зарычала, почувствовав угрозу.
- Заткнись, - Рамси пнул псину в бок, и она, поняв кто перед ней, метнулась в сторону, но добычу не выпустила.
- Проклятые суки! Им нужна хорошая охота!
- Да, милорд, - тут же откликнулся Бен. - Будут готовы, как скажите.
- Что скажу? Старый ты дурак, - Рамси отшвырнул в сторону плетку и пошел в сторону Главного замка.
Охота не радовала. Не только потому, что леса были пусты как щель старухи – ни дичи, ни людишек, а еще потому, что перестала быть удовольствием, казалась фальшивкой, заменой чего-то по-настоящему нужного. Вот только чего?
Непонятная, душная потребность сопровождала повсюду, лишала вкуса еду и вино, ввинчивалась темной воронкой в голову, не давая уснуть ночами. Тошнота, отвращение, тяжелые бесформенные мысли заполняли его дни до краев. Он чувствовал себя сосудом, наполненным затхлой водой и не способным ее выпустить самостоятельно, как кровь из чужих вен. Мейстер говорил о плачевном сотрясении головы, какой-то трещине. Рамси же, вычерчивая острым ножом ломаные линии на крышке стола в кабинете, винил во всем проклятого Перевертыша, жалел, что не связал его по рукам и ногам и не вытащил из Медвежьей ямы темной ночью. Не доставил в Дредфорт, пока еще мог. Он бы трахал его и бил иногда, но не часто, старался бы сдерживаться. Тогда бы Теон понял.., он должен был понять что-то важное, что именно Рамси чувствовал, как лезвие, зажатое в руке, но сформулировать не мог.
Ночью, бродя по гулким, пустым переходам замка, поднимаясь на внутреннюю стену и вглядываясь в темноту, он прокручивал в голове способы добраться до лорда-командующего. Время от времени составлял в уме письма Драконьей, мать ее, Матери о том, для чего в Дредфорте срочно требуется лорд-дознаватель, и чувствовал себя мальчишкой с мельницы, жалким куском дерьма. Поэтому ничего такого не писал, а писал другое - полное ярости и кровавых угроз, а потом подносил к свече и ждал, пока заткнется в больной голове желчный Русе, пока бумага обратиться в ломкую черноту, пока огонь лизнет подушечки сжатых до боли пальцев. Ветер из приоткрытого окна раздувал клочки бумажного пепла по комнате, и Рамси смотрел на это, отхлебывая вино из горла бутылки, а потом опускался в кресло и отключался, проваливался в темный душный колодец.
После подобной ночи Рамси просыпался от холода и долго не мог подняться, - одеревеневшее тело не чувствовало ничего. Он вдыхал и выдыхал холодный утренний воздух, щурил глаза на падавший из окна свет и вдруг отчетливо понимал всю вымороченность своих ночных мыслей, что возвращенный в подземелье Вонючка, все его влажные дырки и кожа в полном распоряжении – этого недостаточно, уже недостаточно. Что-то темное и надорванное внутри требовало большего, гораздо большего, но странного, непонятного ему самому. Что я хочу? Рамси упирался мыслями в серую непроницаемую стену собственного, такого непривычного страха. Сжимал подлокотник кресла и, рывком поднявшись, швырял его в сторону слепящего светом окна.
И день начинал свой замкнутый круг.
- Лорд Болтон, - дежурный гвардеец шел ему навстречу от Главного замка. – Лорд Рисвелл просил передать, что ему нужно поговорить с вами перед отъездом.
- Где он? – раздраженно спросил Рамси.
- В отведенных ему покоях.
- Пригласите ко мне в кабинет. Его накормили?
- Да. Приказать и вам доставить завтрак?
- Позже, - отмахнулся Рамси.
Надо поскорее спровадить дорогого гостя.
- Сосредоточься, бастард, Рисвеллы и Дастины – давние союзники и их нельзя потерять. Не вздумай просрать все, что я сделал для Дредфорта.
- Ладно, ладно, я помню: контролируй свое дерьмо, теперь ты наследник и прочее. Сделаю что смогу, если заткнешься.
Русе посмотрел откуда-то сбоку долгим взглядом, но ничего более не сказал.

Когда Рамси соглашался выполнять желания переселившегося в его мозг упыря, то всегда требовал, чтобы тот заткнулся. На подольше. Так иногда им удавалось договориться. Лорд Болтон ускорил шаги, - лучше не оттягивать удовольствие выполнения политических обязанностей лорда древнего и благородного дома.
Во внутреннем дворе замка царила омерзительная суета. Он поморщился. Выглядело так, словно все в его замке, вплоть до последней уродливой прачки, были заняты важными делами, даже увлечены ими. За Гостевым домом в мастерских слышались хриплые голоса и звук пилы, стучали молотки. Похоже, старый стюард Ваймон по весне завел себе новую бабу, трахал ее и от этого развивал бурную хозяйственную деятельность: взялся менять какие-то балки, приводить в порядок сторожевые башни, ремонтировать конюшни. Железные Икры дни напролет перетряхивал арсенал и заставлял кузницу работать без перерыва. Лорд Болтон дал на все это разрешение, но теперь жалел. Почему-то казалось, что суетящиеся с бревнами и железом людишки позабыли, кто здесь хозяин. Отводили глаза, разбегались в стороны, оказавшись у него на пути. Но где-то за углами, скрытые стенами переговаривались слишком громко, смеялись о своем, издавали множество независимых, наглых звуков. Надо бы повесить десяток, что бы притихли. Но даже эта мысль не возбуждала. Поэтому Рамси только кривился и каждый раз проходил мимо. Плевать на все.

URL
2015-01-13 в 17:25 

Лилули
Рамси сделал два круга по кабинету. Поправил носком сапога сбившуюся шкуру, провел рукой по краю практически пустого стола и уперся в карту Севера, растянутую на стене. После позорного возвращения из Винтерфелла Рамси хотелось думать, что он нарисует такую же как отцовская карту на коже, снятой с Джона Сноу. Но зима оказалась сильнее его воли и желаний. После смерти Русе он чуть не изрезал и эту, словно карта была виновата в том, что достойную замену ей не удалось раздобыть.
- Лорд Болтон.
Он развернулся всем телом. Рикард Рисвелл приветственно кивнул и внимательно всмотрелся в глаза. Рамси, меняя выражение, отвел взгляд, сделал вид, что выискивает нечто важное на практически пустом столе.
- Лорд Рикард, рад вас видеть. Сегодня вы уезжаете?
- Да, нет причин задерживаться.
Прибывшие к Дредфорту подводы были нагружены крупами, овощами, луком, вяленым и соленым мясом, мукой и сахаром. Королеве Дейенерис хочется сыграть в благородство и скупить по дешевке всеобщую любовь и преданность. Мечи за мешок кореньев. Русе бы позабавила такая наивность, но Рамси она раздражала. Как и все, касающееся белобрысой суки, которую он даже не видел и которая походя воздвигла преграду между ним и его, сбежавшем три года назад, питомцем.
- Что ж, - Рамси пожал плечами. – Рад, что вы посчитали нужным сопроводить груз до Дредфорта.
- Вы считаете это причиной моего визита, лорд Рамси?
Милорд усмехнулся и сделал два шага к Рикарду Рисвеллу.
- А вы считаете меня дураком?
Какое-то время они смотрели друг на друга. Я, конечно, хотел бы превратить твою высокомерную улыбку в расплющенное кровавое месиво. Но ты же только этого и ждешь. Такой собранный, такой внимательный. Тебя же прислали сюда, чтобы понять, можно ли со мной вообще иметь дело. Рамси хорошо помнил, с каким презрением выплевывала в его сторону слова эта сука Дастин, как она смотрела сквозь него и поворачивалась спиной, как к беззубому, жалкому псу.
Вдох, выдох, мой мальчик, успокойся. Не время для таких воспоминаний. Так ты действительно останешься с зубцами только на стенах Дредфорта. А можешь получить больше, если постараешься.
Иногда в его голове Русе говорил почти ласково, как никогда при жизни.
- Я могу сесть? - Рикард вдруг широко улыбнулся.
- Конечно, - Рамси указал на кресло и оскалился еще шире. От напряжения сводило скулы.
Они уселись друг напротив друга. Милорд молчал, изображая благожелательность и внимание и стараясь удержать стянутую внутри пружину гнева.
- Известно, что вас посещал Десница королевы перед своей трагической гибелью. И многих на севере волнует вопрос, останется ли за домом Болтонов статус Хранителей севера. Что вам сказал Десница, лорд Рамси?
- Его мнение осталось при его трупе, а Дейенерис все еще облетает Дредфорт стороной.
Рикард задумчиво пожевал несвежими, окруженными морщинами губами. Средний брат на побегушках у старшего, теперь уже лорда Родников, а заправляет всеми сестричка Барби – у старухи до смерти будет железная хватка. Но вся кровь этого отродья пропитана расчетливой мстительностью, и от остальных они ждут того же. Поэтому Болтоны останутся своими, а Старки врагами. Так будет, даже если Рамси начнет сейчас истерически хохотать или развешивать дворню на бельевых веревках по оконным проемам башен.
И хозяин Дредфорта рассмеялся. Откинулся в кресле, вытянул ноги под столом.
- Что вас так радует, лорд Болтон?
- Советы, которые лорд Русе пристрастился подавать мне с того света. С вами такого не происходит?
Рикард почесал седую щетину на подбородке и подозрительно прищурился.
- И что же он вам советует?
Недоносок. Я не девка, чтобы топтаться вокруг в вежливой нерешительности.
- Нам. Советует оставаться союзниками.
Упираясь каблуками в щель каменного пола, Рамси качнулся на ножках кресла. Это помогало ему сдерживаться, контролировать крутящийся внутри нервный клубок.
- Рисвеллы и Дастины по-прежнему преданы Дому Болтонов, не так ли?
Еще один толчок, и скрип кресла под ним. Престарелый сморчок не посмеет возразить. Не среди этих стен, слышавших много сладких предсмертных воплей, впитывавших липкую влагу теплой, свежеснятой кожи.
Лорд Рикард дернул головой, странно, несколько в сторону. Согласие и сомнение, страх и единственно возможный выбор.
- Вам надо отправиться к Железному Трону, лорд Болтон.
- Зачем?
- Дейенерис потребовала в Королевскую гавань Сансу Старк. И официально не признала Болтонов Хранителями севера. Нас это настораживает.
- Сансу Старк? – Рамси поддался вперед и вскочил на ноги. Дыхание сбилось. Хотелось движения, внезапного броска всего тела в сторону живой жертвы. Рамси сжал кулаки.
- С вами все в порядке, - опять прищурился Рисвелл.
- Голова раскалывается, - прошипел он в ответ сквозь зубы.
- Очень жаль, - лорд Рикард сочувственно вздохнул. – Мы, конечно, верны присяге, данной вашему отцу. Прощение Дома Старков после того как они и Баратеоны свергли Таргариенов – будет выглядеть как слабость в глазах всего Вестероса. И Дейенерис на это не пойдет. Сейчас ей нужно показать силу.
- Сила – это уничтожить и Баратеонов, и Старков. Сжечь в пламени дракона, - хмыкнул Рамси и опустился на кресло.
- Не думаю, - пожал плечами лорд Рикард. – Это испугает остальных. Каждый дом в королевстве так или иначе запятнан этой изменой.
- В любом случае если хранители не Старки, то Болтоны. Какой смысл мне тащиться к Бурерожденной? Не хозяйка же Торрхеного Удела со своими детишками станет Хранительницей севера.
- Есть еще Мандерли.
- Запятнавшие себя дружбой со Станнисом и слишком жирные.
- Карстарки. Теперь можно назвать их жертвами кровавого Баратеона
- Сомнительные наследники, перемешавшие кровь с одичалыми. Север такого не поймет.
- Что же, тогда Амберы.
- Пара стариков на краю мира.
Лорд Рисвелл улыбнулся и обхватил ладонью подбородок.
- А вы следите за обстановкой, лорд Рамси.
Не я, а старый мертвец.
- Болтонский крест для лордов и принцев давно простаивает. Приятно иногда задуматься о том, кого удастся к нему привязать.
На мгновение лицо Рисвелла застыло стеклянной маской, потом край рта дернулся в сторону, и раздалось неопределенное хмыканье, - видимо все же решил, что это была шутка. Напрасно.
- Посетите Королевскую гавань, - сказал Рикард и медленно поднялся. – А мы вас поддержим. Если понадобится.

Как только лорд Рисвелл развернул своего коня, Рамси, с трудом удерживая на плечах разваливающуюся на части голову, опустил глаза. Копыта лошадей ударяли о землю, и ее черная поверхность вспухала по обводам подков. Вытоптанное влажное месиво. Мякоть без крови. Слишком тяжелое, чтобы грязь разбрызгивалась в стороны от уходящей в ворота кавалькады, но достаточно мягкое, чтобы усеявшие двор рытвины хранили память об последних ударах. Пока не появиться новые. Жаль, что человеческое тело такое… Не может без конца обновлять шрамы, забирать старые под поверхность и принимать новые. Другие следы, другие истории.
Рамси тяжело сглотнул. Раньше даже мысль, что его желания, навсегда вписанные острым лезвием в тело Вонючки, могут побледнеть, зарасти, исчезнуть была невыносимой, страшной, как свершившийся позже побег. Даже когда исчезала на худом теле кровавая борозда и появлялась нежная розовая кожица, - это рождало тревогу, желание содрать вновь. Словно истончиться, потерять контуры могли не шрамы на теле Теона, сам Рамси. Раствориться во времени и вовсе перестать существовать.
Теперь во сне ему приходили странные фантазии. Как он срывает с Теона тяжелую одежду вороны и не находит под ней ни следа их прошлых встреч, только поджарое, чуть смуглое тело. Чтобы сейчас… Чтобы потом… Мысль он не может закончить. Сердце ошалело колотится, грудь распирает спутанный клубок восторга и ярости, гнева и возбуждения. Он ощупывает тело, вдруг такое податливое, медленно скользит по коже, ныряет ладонью в промежность и чувствует, что все цело. Мир ослепительно вспыхивает невыносимо яркими красками… Такой огромный, распахнутый и.., голова лопается как гнилой плод. А потом… темнота.
Тогда я оставлю новые следы, совсем другие, более совершенные, продуманные. Буду отрезать медленно, по фаланге.
Этот ответ ему нравился, согревал грудь теплым комочком, но… где-то очень глубоко по-прежнему сидела длинная игла тоски, - потребности, от которой невозможно избавиться, имя которой он был не в состоянии назвать.
Лучше бы ты сдох, проклятый Перевертыш, замерз, рассыпался в ледяной прах вместе со шрамами, впечатанными в мертвое тело.

URL
2015-01-13 в 17:40 

Лилули
- Лорд Болтон, лорд Болтон!
Рамси вздрогнул, выходя из оцепенения, и обернулся. Со стороны Главного замка к нему спешил мейстер Тибальд. Длинное одеяние путало ноги, и он, то судорожно поддергивал его, то отпускал. Рыжая шевелюра торчала, словно кто-то протащил его по земле вслед за Кровавым. Что за бред!
- Ну что еще случилось, старик? – Рамси с силой потер виски. – Лорд с Родников стащил пару облезлых ворон и несметные сокровища Болтонов?
- Нет, лорд Рамси, - задыхаясь, выдавил мейстер. – Это леди Уолда. Мы не знаем, как с ней справиться.
- Опять ищет младенца, чтобы пососал ее обвисшие титьки?
- Не совсем, - с запинкой проговорил Тибальд.

Он шагал рядом с торопливо семенящим мейстером. Обогнуть Гостевой дом и направо к Великому Чертогу, вытянувшему каменное тело неподалеку от псарни. В пиршественной зале было пусто и гулко, покрытые копотью лет стены требовали хорошей чистки, а столы выглядели так, словно их переваривала чья-то утроба и теперь они, изъеденные желудочной кислой, не могли ровно стоять на ногах, приседали к выглаженному подошвами камню. Пахло мышами и застарелым пометом.
- Пекло! Ваймон надраивает задницу пустым конюшням, а отсюда некому выгрести дерьмо.
- Давно не было пиров, лорд Болтон.
- Значит, будут! Обложу стюарда вонючей рыбой и запеку на вертеле. Всем хватит по хорошему куску. И моим сучкам.
- Да, милорд.
Кухонные помещения были дальше, между залом и крытым переходом в Главный замок. Уже отсюда был слышен бабий визг и грохот. Они повернули и по короткой лестнице под низким сводом спустились на десяток ступенек в одну из кладовых, где обычно хранили крупу, муку, сахар и сладости. Она соединялась с просторной пекарней.
Когда-то пекарня могла каждый день снабжать заполненный до отказа замок свежим хлебом. Отсюда Вонючка приносил в спальню Рамси коричные булочки. От небольшой корзины, с накинутым поверх белым полотенцем, шел одуряющий запах. Но, даже приняв корзину, милорд не отпускал своего питомца. Жевал медленно, запивая каждый кусок смородиновым взваром и смотрел на потупленные глаза, на то, как Вонючка сглатывал, сглатывал, сглатывал, как дрожали его сухие губы. - Последняя в меня не лезет. Отнеси обратно. - Да, милорд. – Я бы отдал ее тебе. Не жалко. Но не могу. Ты же знаешь, что такую еду не заслуживаешь. – Да, милорд, не заслуживаю. Оставаясь в спальне и закрывая глаза, Рамси представлял, как Теон бредет по длинным пустым переходам, его горло судорожно дергается, а рука, свободная от корзины, вытирает влагу с щек. В тот момент ладонь уютно ложилась между ног.
- Милорд, прошу вас, сделайте с ней что-нибудь, - бормотал позади мейстер, и Рамси, выбравшись из прошлого, всмотрелся в развернувшуюся перед ним бойню.
Пол был усеян разбитыми черепками, белой пылью муки и сахара. Баба из кухонной обслуги пыталась вырваться из рук леди Уолды. Но свихнувшаяся дура крепко сидела верхом на ее бедрах. Дергала намотанную на руку копну бурых от муки волос и лупила другой по лицу, открытой груди, животу. Глухие удары сыпались один за другим. Служанка орала, бестолково размахивала руками. Все выглядело неплохо. Даже головная боль присмирела. Уолда покраснела от ярости и визжала что-то неразборчивое. А еще подскакивала от возмущения, а ее большие груди болтались под ночной рубахой. Достойна его сучек.
В те дни, когда мозг леди превращался в желе, она не любила лишней одежды. Рамси это забавляло, он бы содрал и рубаху и позволил ходить голышом. Но прижившийся в его голове бесцветный голос нес старый бессмысленный бред о благопристойности, мирном народе и уважении к леди. Не затыкался.
- Милорд, леди Уолда почему-то решила, что нам привезли абрикосовый джем, - тихо над плечом объяснил Тибальд. - Утверждает, что отец ей прислал, целую телегу сладостей. Я пытался ей объяснить, что нет никакого джема, показывал полки. Но она ничего не слушает. Напала на кухарку, говорит, что та прячет, чтобы все съесть самой.
Уолда яростно взревела и залепила несчастной кулаком в нос, кровь брызнула на побеленный запасами пол. Рамси расхохотался. Уолда вздрогнула и подняла голову. В голубых глазах забрезжило узнавание, а потом испуг. Кулаки разжались, плечи жалко опустились. Рамси вздохнул – нет, все-таки она тупая, трусливая сучка. Уолдой он не назовет ни одну из своих девочек.
- Мой лорд, - пробормотала леди Болтон, и нижняя губа задрожала. – Эта низкая девка прячет от меня джем. Прошу вас, как лорда Дредфорта…
- Обшарить полки и найти для тебя банку джема, дура? - взревел Рамси.
- Нет, это не для меня, не для меня, - затараторила Уолда, и в глазах поплыло знакомое безумие. – Вы же знаете, мой лорд, моя девочка… она плачет ночами… Ей сниться что-то нехорошее, ей нужно сладкое. Я знаю, девочкам всегда нужно сладкое и кошмары уйдут.
- Сладкое говоришь? – Рамси перешагнул сразу через две ступени и, схватив ее за липкое запястье, дернул вверх. – Пойдем-ка, утешим твою девочку сладким, моя леди.
Она всхлипнула и обреченно шагнула следом. Тибальд невнятно пробормотал что-то вроде «благодарю милорда», и Рамси потащил спотыкающуюся Уолду сначала по лестнице, потом по переходу. Свет падал сквозь выщербленные от времени, узкие, как бойницы, арки. Висящая в воздухе пыль искрилась. Уолда всхлипывала, а в Рамси перекатывался тяжелый, спрессованный комок гнева. Мне нужно в темницы.
Дверь в покои леди была распахнута. Впрочем, так было почти всегда. Внутренний засов Рамси вырвал лично и вышвырнул из окна после того, как Уолда провыла два дня за запертой дверью и достала всех. Вырывать нужно было язык, а не засов, а еще ободрать от груди до бедер. Он бы сделал это уже давно. Или заточил сумасшедшую в Старую башню, полную призраками без кожи, чтобы она в ужасе грызла саму себя, но… Рамси знал, что шелестящий голос истинного лорда Болтона может свести его с ума. Мертвеца не вырезать и не заткнуть. Пришлось в которой раз сдержать желания.
Не все.
Милорд швырнул растрепанную Уолду на кровать и стал стягивать штаны. Она замерла и всхлипнула, дрожащие пальцы потянули вверх край ночной рубахи. Это леди всегда понимала.
- Снимай все и вставай на колени, - бросил Рамси.
Она была скучной и однообразной, как зимнее варево. С неповрежденной кожей леди Болтон могла дать совсем немного ощущений. Всхлипывала или повизгивала, иногда насаживалась на его член сама, и опавшее за зиму тело подрагивало. В глаза всегда стояла муть, но ее щель быстро становилась влажной и снимала напряжение. Иногда ночами Рамси на нетвердых ногах добредал до ее двери.., но чаще, когда его мысли уходили в жаркое, рождающее тоску прошлое, обходился собственной рукой. Были, правда, и другие ночи и дни, когда милорду не могла помочь ни Уолда, ни рука, и он спускался в подземелье…
Пока лорд Болтон ее трахал, она шумно дышала и высоко поднимала зад. В раскрытых ягодицах была видна крошечная дырочка. Рамси сглотнул и отвел в сторону глаза. Ухватился рукой за волосы, с силой дернул тело на себя. Уолда негромко вскрикнула и поддалась на него всем весом. Рамси ухватил за теплое бедро, закрыл глаза и представил другие, развернутые для него ягодицы.
Теплые ладони так отчаянно цеплялись за плечи, словно не могли его отпустить, словно долго ждали и только его... Одного. Дыхание на шее, и ноги, доверчиво обвивавшие… Все было так хрупко – можно смять одной рукой…
Картинка уплывала, неустойчивая, как утренний туман над лесом Дредфорта. Не удержать - ни ее, ни... Уолда сдавленно охнула. Он вошел раз, другой, чувствуя, как бьется жилка под подушечками пальцев. Зарычал глухо, впиваясь ногтями под кожу, туда, где бродила красная влага, и кончил. В горле стояла колючая сухость.
Отвернувшись от кровати, Рамси затянул шнуровку штанов.
- Милорд, а джем? – голос слегка дрожал.
- Нет джема. И не смей даже ходить в кладовую. Поняла?
Леди всхлипнула, послышался шорох натягиваемого одеяла.
- А девочка…, моя дочка, как же..?
Рамси вышел, не обернувшись.
В коридоре оказалась служанка и, увидев милорда, испуганно замерла у стены. Он поманил ее пальцем.
- Не давай больше леди лунный чай, поняла?
Она судорожно закивала, в огромных глазах ласково плескался страх.
Придется зайти к ней несколько раз подряд. Или лучше прислать парней, пусть поработают по очереди.
- Рамси!
- Пекло! Ты гаркнул так, что у меня лопнул еще один сосуд в голове! Не ори, зайду сам. Но если она не заткнется через пару месяцев со своей девочкой, я отправлю ее в подземелье, так и знай.
- Ты не посмеешь!
- Еще как посмею. Хотя бы один из вас перестанет трахать мой мозг. Не ты, так твоя вдовушка.
Русе презрительно фыркнул:
- Ты глупец, бастард, если не понимаешь, что сам себя трахаешь и кромсаешь.

URL
2015-01-13 в 17:48 

Лилули
Найти выпивку или спуститься под землю? Ноги несли по переходам замка. Поворот, спуск, еще поворот. Альков у лестницы с витой каменной скамьей в глубине. Здесь он, только прибыв в Дредфорт, подкарауливал молоденьких служанок. Зажимал рот, натягивал юбку на голову и, чуть спустив нижнее белье, толкал в тесноту член. А они приглушенно взвизгивали, но не сопротивлялись. Как-то раз Рамси проторчал здесь достаточно долго, чтобы на неподатливой поверхности камня вывести Р.Б.
Его называли Сноу, но он жаждал другого. Тогда все казалось недостаточным. Глупые, как овцы, служанки, пренебрежительные ответы гвардейцев, лорд Болтон, который его и вовсе не видел. Скука и гнев сопровождали Рамси Сноу повсюду. Ему нужен был яркий, созданный им самим мир. Собственный Замок. Люди, принадлежащие ему. Распахнутые нутром. Искренняя, настоящая, цветная жизнь.
А теперь? Мертвец прав, я - глупец.

Дверь в библиотеку была приоткрыта, слышно, как кто-то со скрипом двигал тяжелую лестницу вдоль книжных стеллажей. Не задумываясь, Рамси распахнул створки. Оказавшийся в библиотеке мейстер Тибальд с почтением наклонил голову.
- Мой лорд, я пытаюсь найти книгу. Кое-что о душевных расстройствах.
- Мм-м, - протянул лорд Болтон.
Тибальд поднялся на три ступени, вытащил закрытую кованым окладом рукопись и вгляделся во второй ряд.
- Где-то здесь… Полтораста лет назад замковый мейстер написал интереснейшие наблюдения об умственных заболеваниях семейства Болто.., - он внезапно замолк, и спина под балахоном окаменела.
Рамси потянул за собой ручку двери. Раздался предостерегающий скрип заржавленных петель. Мейстер медленно обернулся, держась за лестницу. На лице читалось напряжение.
- Меня беспокоит леди Уолда, мой лорд, - сообщил он тихо и прижал книгу к груди. Серебро оклада отсюда казалось почти черным.
Рамси подошел к огромному дубовому столу, заваленному рукописями в деревянных и кожаных переплетах. Чтение было самым тусклым и безжизненным занятием из возможных. Рождающим муторные мысли.
- Не стоит, я сам о ней побеспокоюсь.
- Как…, как скажите, мой лорд.
Тибальд был слишком бледен, книжная пыль не шла на пользу даже мейстерам. Умственные расстройства, значит. Или дурная кровь? Последнее звучало приятнее. Плевать на нее. Мысль, которая сидела занозой все эти дни, с болью пробивалась наружу:
- Лучше скажи мне, почему от отправленного на север отряда нет ни весточки? Или твои прожорливые вороны разучились за зиму летать, мейстер?!
Рамси сжал кулаки, впиваясь ногтями кожу, борясь с желанием садануть что есть силы по раскорячившемуся посреди библиотеки столу, разорвать пыльный хлам всей этой бумажной мудрости.
- Милорд, я не знаю, - пробормотал Тибальд. – Если бы птиц отправили…
Так и торчал колом на лестнице, обжимая книгу. Шевелюра всклокочена, словно Кровавый тащил по земле. Я вроде уже думал об этом… Сегодня. Признак чего-то …умственного... Рамси яростно потер виски.
- И как же мне узнать? Отправить тебя следом? Или отправиться самому!?
- Мой лорд!
- Что мой лорд?! – Рамси тяжело оперся на стол. – Прошло больше почти двадцати дней. Можно взять Черный замок и вернуться обратно.
Очнувшись от оцепенения, Тибальд стал торопливо спускаться вниз.
- Лорд Болтон, вы задумали опасное мероприятие, я говорил. Изображать черных братьев и оставлять кровавые следы вдоль тракта и у владения Амберов. А если они наткнулись на отряд настоящих дозорных? Сейчас братство под покровительством королевы и появляется гораздо южнее Стены.
Рамси опустил над столом раскалывающуюся голову, волосы упали на лоб, закрыли скулы.
- Не нуди, старик. Я слышал это тысячи раз. И остался здесь, как ты хотел. Отправил только своих ребят. И где они?
- Я… не знаю… Но если с ними что-то случилось, то к лучшему, что вы остались.
Рамси рассмеялся и смахнул на пол ближайший том. Он грохнул тяжело, словно сбитое с ног тело, кроваво-красный деревянный оклад разошелся трещинами.
- Мой лорд, вы последний в роду. Вам нужен наследник.
В голосе мейстера дребезжал страх. За кого он боится? За себя, за своего лорда или древний манускрипт?
- Наследница подойдет?
Тибальд открыл и закрыл рот, явно не находя ответа. Может, будет без дурной крови и этих… умственных. Или наоборот, будет вдвойне безумна.
- Не важно. Если ворона не будет, а Алин, Живодер и остальные не вернуться в ближайшие три дня, я возьму девочек и отправлюсь на охоту сам.
- Я думал…, я думал, вы собираетесь в Королевскую гавань, лорд Болтон.
- На поклон к Железному трону? Плевал я на эту белобрысую шлюху и ее драконов. Мне нужен только…, - имя он сглотнул, - его нельзя было произносить.
Тибальд опустил глаза и промолчал. Пусть молчит пыльный ублюдок, он и так слишком много знает обо мне, слишком много понимает…
- Как ваша голова, лорд Болтон?
- Омерзительно.
- Вам нельзя скакать на лошади, волноваться и слишком много пить.
- Я уже это слышал. В пекло.
- Вы не выполняете предписания, и мои отвары киснут в ваших покоях.
Рамси прошелся до книжных стеллажей, потом до двери и повернул обратно. Все в нем требовало движения, удара, грохота, крика. Мейстер настороженно следил за его метаниями и вдруг тихо спросил:
- Давно вы были в темнице, милорд?
Рамси остановился.
- А что?
- Остались еще двое из Медвежьей ямы.
- Предлагаешь пустить и им кровь, Тибальд, - усмешка сама растянула губы.
Мейстер молчал. Книги, вороны, советы. Серые крысы. Они опутывают тебя своими цепями и словами, и скоро ты делаешь то, что они знают лучше. И скоро ты не знаешь, что лучше для тебя…
Слова путались в голове. Рамси чувствовал злость, отчаяние и острое желание спуститься под землю, чтобы заставить кричать и сочиться кровью следующего из пяти зачинщиков, выданных ему гнусным поселением. Справедливая расправа их лорда. Это приятно, это должно быть приятно…
- Лорд Болтон.
Рамси обернулся. В дверях стоял дежурный гвардеец.
- В Дредфорт прибыла леди. Она спрашивает вас.
- Леди? И кто же?
- Она не представилась, сказала, что вам не знакомо ее имя. Но леди уверяет, что вам нужна ее помощь.
- И какую же она предлагает помощь? – оскалился лорд Дредфорта.
- Не знаю. Но она странная. У нее глаза красного цвета.
Мейстер Тибальд за спиной сдавленно охнул.

URL
2015-01-14 в 08:42 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Продолжение, ура! Как же вкусно ты описываешь декорации: замок, слуг, собачий загон, посыпанный опилками. Как ловко вплетаешь в настоящее воспоминания Рамси. Мне очень нравится, что повествование отчетливо ведется от его лица - за сравнениями, описаниями, оценками событий виден не автор, а сам лорд Болтон :) Эта история держит в напряжении и будоражит кровь. Спасибо тебе!

2015-01-14 в 17:31 

Лилули
Спасибо, #Mouse#, ух!
ловкие декорации - наше все))
за сравнениями, описаниями, оценками событий виден не автор, а сам лорд Болтон - забавно, что пишешь не Рамси, а лорд Болтон. Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило. Будем считать, что соцсреда меняет. А то иначе он в моем воображении отправляется прямиком к беспонтовому концу))

URL
2015-01-14 в 19:23 

redraccoon
Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило. Будем считать, что соцсреда меняет.
он совсем не дурак, чтобы не учиться и не развиваться никак

2015-01-14 в 20:31 

Лилули
rotspecht, я никогда не считала, что дурак. По моему убеждению ум вообще не причина меняться и развиваться. Доктор Лектор, например, умен настолько, что может позволить себе не менять вообще ничего. Я думаю, что людей меняют страдания, чувства и страсти, но никак не ума палата.))

URL
2015-01-14 в 20:44 

redraccoon
Лилули, тут как посмотреть
Лектор не просто не меняется, он не меняется, но все свое творчество маскирует, чтобы не попастся
он умеет подстроиться, мимикрировать, использовать людей так, как ему надо

Рамси песня совсем другая
он сначала создал себе аховую репутацию, но ведет себя в обществе прилично (если ему это надо если так сказал папа)
Русе не порекал его, к слову, его интересами, но старательно вбивал в голову, что не всегда и не везде можно себя вести подобным образом

рационального в Рамси больше, чем иррационального
поэтому он способен менять поведение в определенных условиях

не думаю, что он занимался бы своими развлечениями в условиях пост-зимнего времени
людей-то мало
тут он способен думать
да и не до развлечений сейчас, следовательно - смена поведения, следовательно - больше милордства
имхо

2015-01-14 в 20:51 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило.

Нет-нет, он - то, что надо. Эволюционировавший ровно настолько, насколько это возможно для Рамси :)

А то иначе он в моем воображении отправляется прямиком к беспонтовому концу))

Ну, для Рамси такого, каким он изначально был, вариантов будущего действительно немного. А для этого, самого себя еще не осознавшего, могут быть какие-то иные возможности.

2015-01-14 в 20:51 

Лилули
rotspecht, из того, что ты написал, я поняла, что ты говоришь о смене поведения в определенных условиях. мимикрии. в общем как у лектора. Да он достаточно умен для этого. Но мимикрия для меня не способность меняться в принципе)

URL
2015-01-14 в 20:58 

Лилули
rotspecht, как бы сказать. он не столько меняет поведение в условиях, сколько действительно хочет быть лордом. по-настоящему. хочет быть Русе, с которым одновременно и воюет в собственной голове. это его вторая страть, помимо Теона. Она его и меняет. Он зажат между Теоном и жаждой лордства. Ну я так вижу.

URL
2015-01-14 в 21:01 

redraccoon
Лилули, ну в общем - да
но Лектора долго не могли поймать и он все его действия скрывал
о Рамси все всё знали сразу после слухов, и баловаться убийством-насилием он не прекращал
Лектор - не меняется, в общем-то
Рамси меняется

я думаю, что люди вообще меняться не способны
только менять поведение

2015-01-14 в 21:08 

Лилули
rotspecht, но Лектора долго не могли поймать и он все его действия скрывал
о Рамси все всё знали сразу после слухов, и баловаться убийством-насилием он не прекращал
разное время - разные последствия. Лектор бы тоже не скрывал, если бы жил в средние века и был крупным феодалом))
я думаю, что люди вообще меняться не способны
только менять поведение
- в принципе и даже близко не согласна. Но знаю, твою точку зрения, как-то ты доказывал мне, что теон был чуть ли не с колыбель виктимный и сломанный.))

URL
2015-01-14 в 21:28 

redraccoon
Лилули, угу
только не поломаный
ломается что-то твердое
а Теон гнется во все стороны
у него, на самом деле, хорошие способности к выживанию

2015-01-14 в 21:33 

Лилули
rotspecht, мужской пол вообще по-моему не способен гнуться во все стороны *____* Только ломаться и собираться, собираться и ломаться, нехватка хромосом * 3

URL
2015-01-14 в 22:14 

Eagre
Вот поддержу Рошпехта. Рамси имеет сильный стержень, такое адской силы хотение. И именно поэтому ему так тяжело перестраиваться. Потому что приходится отказываться от того. что составляло жизнь. Он принципиален, по-своему.Такие не раскаиваются, не рефлексируют, и не отступают. Он может мимикрировать, но верен останется себе.
А Теон - умница, но он ведом импульсами, внушаем, и принципов даже на уровне "хочунемогу" у него нет. Такие легко заражаются чужими чувствами и способны их отзеркаливать, это одна из основ их выживания.

     

Лавочка разных разностей

главная