Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2015-07-08 в 19:21 

redraccoon
Лилули, да ну
офигенная глава
прямо кровьизносу, как радовался за судьбу красной ведьмы
прямо ащщщщ!!!!!

хорошо бы еще Джон укатил в далекие дали

2015-07-08 в 21:46 

Лилули
rotspecht, спасибо, конечно
радовался за судьбу красной ведьмы
Мелисандру я не выношу, впрочем, как и Станниса, поэтому ее судьба была предрешена
хорошо бы еще Джон укатил в далекие дали - что опасное соперничество для милорда?) по-моему его присутствие приятно бодрит и обостряет... Даже, как ни странно, в этом случае объединило)
И вообще без хороших мальчиков - какая жизнь?)

URL
2015-07-08 в 21:52 

redraccoon
Мелисандру я не выношу, впрочем, как и Станниса, поэтому ее судьба была предрешена
Лилули, дай пять!

что опасное соперничество для милорда?)
да все, что более-менее морально-здорово и относительно благородно - опасное соперничество для Милорда
но я верю, в Теончика! он умеет выбирать неправильно, а для меня, как для шиппера, это такая патока для кинков

И вообще без хороших мальчиков - какая жизнь?)
так-то оно так...
но как же скучно про них читать -_______-

зы: не у тебя, конечно же, а в общем
ну, в плане, "какие у него могут быть драмы или терзания?" - никаких
только "долг и честь"
хотя такие как Джон мне нравятся
я сам как унылый ДжонСноу

2015-07-08 в 22:13 

Лилули
дай пять! да сразу две. кстати
умеет выбирать неправильно почти все так делают
никаких только "долг и честь" , не-е, в Джоне борются долг и чувство, и он на мой взгляд, как раз склонен в конце концов выбрать чувство - почему он так, казалось бы внезапно, убивает Мел. А такая борьба ни фига не скучна.
Джон - очень интересный, только его надо ставить в интересные ситуации, провоцирующие. Но он все же не в центре этой истории.
я сам как унылый ДжонСноу - это прекрасно. А унылым его Рамси считает, еще тот человековед XD

URL
2015-07-08 в 22:18 

redraccoon
Единственный случай, когда я на 7к напряглась и написала в Ключевое о персонажах - это длинный опус, поливающий ядом Станниса.
пойду-ка гляну
и лайкну

Джон - очень интересный, только его надо ставить в интересные ситуации, провоцирующие. Но он все же не в центре этой истории.
это круто
потому что люблю сюжет, где раскрываются какие-то не центровые для мира персонажи, и у них свой мир и своя история

А унылым его Рамси считает, еще тот человековед
ну с какой-то стороны Рамси все же хорошо людей знает
я сам Джона считаю унылым

2015-07-09 в 11:51 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Оооо, как вкусно и как много! Прочла сразу две главы :)

Во-первых, Красная жрица получила свое. Очень понравилось, что адский пес сожрал ее тело. Это было одновременно жутко и как-то интимно. Даже нежно. Еще порадовал момент встречи твари и Рамси. Вспомнился советский кукольный мультик про волка и теленка:"Папаняяя!")

Во-вторых, рада была почитать про Джона и его верность Призраку. Они хорошая команда, надеюсь, что все для них сложится хорошо.

В третьих, ооочень кинканул момент, где Теон говорит Рамси, мол, хватит смотреть на меня, как на жратву, бастард. Вот он, грейджоевский характер! :love:

2015-07-09 в 12:26 

redraccoon
Вспомнился советский кукольный мультик про волка и теленка:"Папаняяя!")
ахаха! да!

В третьих, ооочень кинканул момент, где Теон говорит Рамси, мол, хватит смотреть на меня, как на жратву, бастард. Вот он, грейджоевский характер!
авв
Теончик в этом фике вообще молодец

2015-07-09 в 12:33 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
rotspecht, :friend: интересно, заберет ли Рамси зверушку с собой?

2015-07-09 в 12:53 

redraccoon
интересно, заберет ли Рамси зверушку с собой?
было б мило
нормальный такой зверь

2015-07-09 в 16:16 

Лилули
#Mouse#, я счастлива, что ты нашла время))
Даже нежно. - ты меня поражаешь. Я поленилась на описание, но именно так и видела. Это было не пожирание, а поглощение - огонь к огню, сила к силе, - впитывание того, что нельзя бросить и утратить.
заберет ли Рамси зверушку с собой? - судьба зверюшки в момент зачатия была решена и утверждена, и она... в общем мне очень нравится))) Судьба в смысле.
нормальный такой зверь зверь, на самом деле, прекрасный. Он не очень в курсе на тему, что он чудовищное отродье...) Ему просто все нравится, такое интересное все, бегающее, машущее, и вкусное очень)) В общем, он пока еще разбирается в мире.

URL
2015-07-09 в 19:59 

redraccoon
Ему просто все нравится, такое интересное все, бегающее, машущее, и вкусное очень))
чибиРамси О 3 О

2015-07-10 в 14:46 

Eagre
Лилули, *минутка биолога-задрота* а ОНО исключительно зверевидно, или может менять форму? Ренли-то явно рукастая тень зарезала.
Но будет забавно, если Рамс возьмет ребенка на воспитание. И ваще, может оно и есть - обещанный принц? Как-никак от лорда Севера и жрицы Огня.

2015-07-10 в 17:16 

Лилули
Eagre, интересный, конечно, вопрос. Честно говоря, я так далеко не думала и представляла существо именно в виде собаки. По ряду причин, которые станут, я надеюсь, ясны в конце.
Но в принципе, не вижу ничего невозможного в смене формы. Хотя в виде ребеночка??? - ну ненаю - все же это не человек.))
И потому, а если леди Уолда забеременела? - боюсь, она будет сильно против какого вот сводного братика))
А истерики леди Уолды - кому они нужны.......
Вон Рамси как старался, чтобы ее успокоитьXD
И Русе с того света совсем не одобрит. Нет, боюсь, это не важнецкая идея)

URL
2015-07-10 в 19:20 

redraccoon
Хотя в виде ребеночка???
ОМЕН!!!!!

2015-07-10 в 20:55 

Лилули
ОМЕН!!!!!
в точку!!!

URL
2015-07-10 в 23:32 

Eagre
Лилули, А истерики леди Уолды - кому они нужны....... зато будет повод наконец-то пустить ее на холодец. Потом, даже если она что-то и родит, оно будет мелкое и не интересное пока. А тут - готовая Тень (можно даже не совсем человек, милорд против не будет). Ни у кого такой нет. И главное - только рамсина, в кои-то веки.

2015-07-11 в 07:36 

redraccoon
И потому, а если леди Уолда забеременела?
блиииин!
я ж даже забыл про это
а вдруг правда и у чибиРамси появится мелкобратик?

2015-07-11 в 13:41 

Лилули
И главное - только рамсина, в кои-то веки.
у чибиРамси появится мелкобратик?
Eagre, rotspecht, какие вы, однако, глубоко семейные люди XD

URL
2015-07-13 в 20:34 

Лилули
Ты - мой

вместо предисловия
Эта была та же комната. Куда его снова втолкнули. Только решетка в полу была вкручена намертво, может, вбита, - не поддавалась.
Теон прошелся от двери к крошечному зарешеченному окну, провел пальцами по железным штырям, вырастающим из грубой кладки. Они были холодными, влажными на ощупь, хотя дождь и снег снаружи прекратились.
Широкая трещина шла вниз по каменному блоку. Край ее был острым. Он с силой нажал на нее целым средним пальцем и повел вниз. Кожа на подушечке легко разошлась, рана расширялась от нажатия и уже мокрого скольжения.
Если захочу, могу пропороть до кости.
Так тихо, что можно представить, что он совсем один в «Горящем полене», и если закричать громко, в голос, как хотелось, – никто не услышит.
Впрочем, если услышат, то вино мне в этой богадельне вряд ли подадут.
Он оторвал от стены руку, сжал ее в кулак и поднес к лицу. Красная струйка медленно потекла к запястью. Теон стоял и смотрел на кровь, на уходящую в рукав синюю неподвижную вену.
Грязный, обломанный ноготь упирался в ладонь. Если руку развернуть, можно насчитать четыре ободранных костяшки. Как будто они имеют продолжение.
Если с размаху ударить по стене, можно сломать четыре разом. Чтобы иллюзий не оставалось.
Нет, не то. Ему надо просто помыться. Смыть с себя всю грязь. А потом вытянуться на кровати под тяжелым, закрывающим от всего мехом и уснуть. Ведь он сделал все, что от него хотели Старые боги. Все, что мог. И он свободен.
Не так ли?
Рука бессильно упала вдоль тела, Теон подошел к кровати и сел. Глаза бродили по стенам крошечного помещения. Он не думал о Рамси Болтоне. Вовсе нет. Думал о том, что если разжечь огонь и смотреть на него очень долго, то…
Хотя Тормунд всегда говорил, что пялиться на огонь без доброго кубка в руке могут только полудурки, которые не переживут и трети зимы. Пламя мутит разум, а выпивка его проясняет.
У одичалых было вдоволь бредовых присказок.
Теону не нужен был разум, он был бы не против забыть обо всем. Чтобы едва слышно трещали поленья и странные тени ходили по глухим стенам. Он мог бы следить за ними, мог бы не думать, что у него нет оружия и коня, и Джон был уже далеко. А он так устал.
Он бы не думал о Рамси Болтоне.
Джон ушел сразу. В том же драном плаще. Хмурый и напряженный под взглядами дредфортцев и гарнизона Винтерфелла, собравшегося у ворот, чтобы выпроводить незваных гостей.
Теон тогда широко улыбнулся Джону на прощание, вскинул голову, пожелал счастливого пути. Сноу кивнул и вдруг протянул ему руку. Грейджой пожал ее.
Дурак!
Он мог бы попросить взять его с собой. На юг. Зачем ему оставаться? Куда теперь идти? Сноу в голову не приходило… Впрочем ему всегда приходили в голову только самые очевидные вещи. Потому что он не знал, что такое безумие. Не падал в темноту бесконечно долго. И в этот раз он ничего не понял.
Сноу оправил отданную кем-то из болтонцев портупею, не спеша примотал к седлу Светозарный, взлетел на коня, свистнул Призрака и уехал. Он даже обернулся и поднял на прощание руку. А Теон поднял в ответ свою. Дурак! Чтобы сидеть здесь. Смотреть в воображаемый огонь и не думать о…
О том, кто скоро войдет в эту дверь.
Прямо из Винтерфелла Теона с размаху швырнуло обратно, на ту же кровать. Только прошлый раз он знал, куда должен двигаться. А теперь? Теперь боги молчали.
В задницу проклятых богов! – ход в подвал был закрыт, история об ищущих его черных братьях скисла, зато теперь Рамси точно знал и даже описал, как именно его будет использовать.
Теон хмыкнул и обхватил себя руками. Смех настойчиво и больно толкался в груди. Не выдержав, Грейджой согнулся и стал смеяться. Сначала тихо, потом громче, и, наконец, во весь голос, не в силах остановиться.


Рамси раздавал указания, не вдумываясь в слова. Слышал свой голос со стороны.
Кислый Алин лез с дурацкими вопросами, а хозяин трактира преданно заглядывал в глаза. Хотелось всех послать в пекло, чтобы не мешались под ногами, исчезли все до одного. И он бы отправился в крошечную, запертую снаружи комнату.
Откуда теперь никто не сможет сбежать.
Нужно что-нибудь с собой захватить. Может кувшин вина? Зайчатину с хлебом? Трактирщик сказал, что может приготовить и подать. Теон же не ел ничего. Они оба в Винтерфелле не ели. В голове было гулко, невозможно сосредоточится. И еще, наверное, нужна горячая вода и другая одежда.
Может его просто спросить?
Он развернулся и пошел. Из обеденного зала, под низкую притолоку, потом поворот и по темному коридору в желтый круг едва тлеющего факела над дверью.
Рамси уставился на опущенную щеколду. Протянул руку к ней и отдернул. Какого дьявола, он будет его о чем-то спрашивать? Чтобы услышать насмешку в ответ или взгляд такой – усталый и напряженный одновременно?
Он – мой и сделает, что скажу. Сделает, ведь знает, что иначе сделаю я…
Было так тихо, словно за дверью - никого. Рамси развернулся и пошел дальше.
По правую руку были еще какие-то двери и пустой темный проем, из которого свисали обрывки соломы. Чуть дальше выжидательно светился проход в кухню.
Казалось, его сапоги грохотали по этой каменной кишке, как копыта Кровавого. Рамси остановился и оглянулся. Совсем не далеко факел тревожно мерцал над запертой и безмолвной дверью. В коридоре не было никого.
Может, все же спросить, чего бы он хотел?
Ударить и спросить еще раз? Рамси не знал, как будет правильно. Раньше и не думал об этом.
В пекло. Если кто-то увидит, что я, как болван, брожу у этой двери, я его придушу и брошу здесь с черным вывалившимся языком.
Рамси сдернул заплетенную паутиной солому над проходом и шагнул вовнутрь пустой холодной клетушки. У стены чернела простая короткая лавка. Он сел на нее, откинул голову и закрыл глаза.
Внутри него настырно и неотступно крутилась тревога.
Рамси хотелось встать, пойти и сделать что-то быстрое, кровавое, разом выпускающее все это дерьмо наружу. Лорду Болтону хотелось обхватить себя руками, согнуться надвое и сидеть в темноте вечность. Не делать вообще ничего. Чтобы не ошибиться.
Хер, мать его, Неведомого! Он всегда делал, что хотел! Особенно с Теоном Грейджоем! Все особенно сладкое… с его телом.
Когда недоумок Сноу громоздился на свою лошадь, Перевертыш смотрел на него так, словно у него забирали последнюю надежду. Когда-то от этого взгляда становилось хорошо, горячо внутри, и мир разом превращался в выпуклую и разноцветную круговерть. Когда-то.
Милорд частенько играл с голодным, свернувшим у ног Вонючкой. Он протягивал ему кусочек мяса или мягкий хлеб. И тот держал его в дрожащей руке, не смея поднести ко рту, смотрел снизу такими влажными, преданными глазами. Рамси забавлялся какое-то время, делал вид, что не обращает внимания на всю эту мольбу, на надежду, такую пронзительно сладкую в его взгляде. Очень редко он позволял съесть, чаще, насладившись зрелищем, велел бросить сучкам, порядком уже перекормленным.
Иногда девочки просто играли с этим куском. А Вонючка смотрел и сглатывал – обтянутая кожей шея судорожно дергалась.
Теон не был так раскрыт, как Вонючка. Поверхность кракена вся заросла, затянулась нежной розовой кожицей, но следы и шрамы были при нем. Милорд их видел везде: в словах, движениях, в забавной решимости лорда-командующего.
Перевертыш улыбнулся, махнул Сноу рукой, и этого было достаточно Рамси. Он сразу ухватил мелькнувшую в глазах мольбу, острый блеск надежды. Во взгляде на ублюдка Сноу. Голодный Вонючка и кусок мягкой булки, которую не удержать, не поднести ко рту. Из-за милорда.
Рамси затошнило и бросило в жар. Что-то уже надорванное внутри заныло острее.
Он бы убил проклятого бастарда, вонзил бы ему под лопатку кинжал, загнал его как можно глубже, удерживая Сноу за шею. Но станет ли Теон смотреть совсем по-другому? Как он посмотрит и что скажет, когда Рамси принесет ему, запертому здесь, вино и мясо? И горячую воду. Когда захочет снять всю одежду до последней тряпки. Прижать ладонь между исполосованных шрамами бедер. Раньше это «как» не имело значения.
Лорд Болтон сидел, закрыв глаза, в темноте и находил в себе долбаной решимости.
Теон – мой! Но что мне теперь делать с ним?


Загромыхал засов, и Теон поднялся с кровати. Он чувствовал гнев и страх и не знал, куда деть руки, когда дверь распахнулась, и появился Рамси. Милорд чуть помедлил, пристально вглядываясь в Теона, и резко, как будто сзади его толкнули, прошел в комнату.
Худой, сутулящийся парнишка, в замотанных тряпками башмаках, втащил следом дымящуюся паром деревянную бадью. Затем сунулся трактирщик с полотенцем наперевес и лопнувшей по бокам соломенной корзиной. Суетливо пихнул ее на колченогого уродца в углу, в котором опознать стол было довольно сложно.
Пока хозяин размахивал вокруг неказистого стола тряпкой, громыхал чем-то, выставил глиняный кувшин, его оборванный помощник развел в каменной нише огонь. Милорд стоял совершенно неподвижно, дыхание шевелило край распахнутого камзола и чистую бордовую рубаху под ним.
Теону казалось, что он присутствует на кукольном представлении, после которого детям раздают конфеты. Что же получит он? Хорошо, если только милордов член.
- Приятного аппетита, господа милорды, приятного аппетита, - кланялся трактирщик.
- Иди вон, - рявкнул Рамси и скривился так, словно у него болел зуб.
Дверь закрылась мягко, беззвучно, и они остались вдвоем.

URL
2015-07-13 в 20:46 

Лилули
Прошлый раз милорд принес только масло в кармане, да и то швырнул в огонь, но теперь….Теперь он, похоже, ожидал от Теона чего-то гораздо большего.
На языке вертелась насмешка, но страх держал рот на замке – его ждал Дредфорт, где за каждым поворотом каменных стен были боль и безумие. Он закрыл глаза, думая только о собственном дыхании. Вдох, выдох – Перевертыш так боролся с приступами паники весь первый год зимы.
И вот снова.
- Тебе нужно поесть, - хрипло сказал Рамси, и Теон открыл глаза.
- И помыться, - добавил милорд и кивнул в сторону бадьи с горячей водой, не отрывая от него чего-то ждущего, пронзительного взгляда.
- Я…, - Теон с усилием разомкнул губы. – Я так понимаю, выбора у меня нет?
Рамси пожал плечами.
- И что сначала?
- Что сначала? – нахмурился Рамси.
- Что именно я должен сделать сначала? Мыться или есть?
- Перестань!
- Что перестать? – Теон сделал шаг назад, мучительно соображая, что уже сделал неправильно, и чем он мог бы защитить себя в этой комнатушке.
Хоть бы ненадолго.
- Перестань! – гаркнул Рамси, и у края треснувшей губы мелькнула слюна.
Милорд шагнул прямо к нему. Запах раскаленного металла и расширившиеся мясистые ноздри. От него шел жар, как от печки.
– Мать твою, перестань торчать столбом, закрывать глаза, дергать рукой и пялиться на меня так, словно я уже пришел тебя свежевать!
В белесых глазах узнаваемо мелькнуло безумие, и Теон содрогнулся. Холодный, липкий страх толчками пробирался вдоль позвоночника, стремясь перекрыть дыхание, захлестнуть его волной темноты.
Запредельным усилием Теон вытолкнул страх наружу, превращая в отчаянный крик:
- А разве нет?!! Думаешь, ты это не сделаешь?! Продержишься хотя бы месяц, чтобы не вспороть мне шкуру? Не наказать меня! Не запереть без воды и еды! Скажи, мне в лицо, что ты этого не сделаешь!!
Он выдохнул воздух в крике и сразу вдохнул, испытывая странное, почти болезненное облегчение.
Рамси отпрянул назад и захлопал глазами. В них появилась непривычная неуверенность, так что Теон сам поддался навстречу:
- И еще скажи, почему я должен поверить тебе?!
Рамси молчал, вроде даже думал о чем-то.
- Скажи, почему? – повторил Теон тише.
- Я.., я не знаю, - Рамси тяжело сглотнул. – Я хочу, чтобы было по-другому.
По-другому? Теон коротко рассмеялся и провел рукой по глазам.
- Отпусти меня, Рамси. Пожалуйста.
- Нет.
- По-другому не получится. А я уже не смогу снова стать Вонючкой. Отпусти.
- Ты – мой. Я никогда тебя не отпущу.
Он схватил Теона за плечи, притянул и впился в рот.
Зубы стукались друг о друга, зажимали, царапали губы, язык настойчиво толкался внутри, то проходясь по небу, то придавливая его собственный. В поцелуе был привкус крови и желания получить все и сразу. Сопротивляться бессмысленно.


Рамси сбросил с себя камзол и рубашку и посмотрел на Теона, который привалился к стене и следил за огнем. Темные ресницы прикрывали его глаза.
- Снимай все лохмотья и забирайся в воду.
Тот чуть помедлил, в глазах отразилось сомнение, но вздохнул и стал стягивать уже расстегнутую куртку.
Запах защекотал ноздри, как только Рамси вошел сюда.
Пока они лазили по Винтерфеллу и в криптах, он не замечался. Зато в этой конуре настоялся, как следует. Сырые тряпки, немытое тело и кровь.
Запах тревожил, вызывал тоску, и Рамси опять засомневался, кого он хочет больше Теона или своего Вонючку.
Скажи, почему я должен поверить тебе!
Милорд оглох от этого крика. Проклятого ответа не было. А если ответа нет – нужно бить наотмашь. Он так делал всегда.
Но теперь удар в лицо и еще один – и он снова там, откуда все началось. У собачей клетки.
Вонючка или Теон что ему выбрать? Жалкое преданное существо или красивый принц, настоящий, живой, который, закрыв глаза, самозабвенно раскачивался у него на бедрах?
Сесть в бадью было невозможно – слишком узкая, поэтому Теон забрался в горячую воду чуть выше колен и поежился, темные тонкие волоски на руках приподнялись, кожа покрылась мурашками.
Рамси повел пальцем по предплечью, шероховатому и прохладному.
- Лучше я это сделал бы сам, - без особой уверенности проговорил Теон.
- Нет.
Рамси взял с края бадьи тряпку, намочил ее и прикоснулся к шее. Кракен вздрогнул, не отрывая от него еще больше потемневших глаз. Плечи были заметно напряжены, готовы отстраниться от руки милорда. Свежего шрама на шее касаться было неприятно, он казался не собственным – чьим-то чужим следом. Зато были другие.
Рамси повел рукой по светлой, самой широкой полосе, идущей вниз от груди. Один из самых удачных опытов со свежевальным ножом и его Вонючкой. Промыл ее аккуратно до середины плоского твердого живота и прошелся чуть ниже, к завиткам волос.
Пальцы у бедер Теона слегка подрагивали. Но он молчал – слава проклятым богам.
Рамси поднялся к тонкому шраму, идущему к противоположенному боку косым неровным лучом – тут нечем было гордиться. Он коротко провел по нему тряпкой. Лучше бы этого следа не было вовсе.
- Они до сих пор так сильно тебе нравятся? – глухо и неприязненно бросил Теон.
- Заткнись, я просто смываю с тебя грязь.
- Когда просто смывают грязь, член не выпирает из штанов.
Глянув вниз, Рамси понял, насколько все было очевидно.
- Проклятие, отвернись.
- С чего вдруг такая скромность? – хмыкнул Теон. – Или ты хотел сказать наклонись и раздвинь ноги?
- Отвернись и заткнись. Тебе надо помыть спину
Рамси помолчал и, испытывая странную неловкость, добавил:
- И все остальное тоже.
Грейджой то ли удивленно, то ли насмешливо поднял брови и развернулся. Уперся рукой в стену и чуть наклонился, подставляя спину.
Рамси провел мокрой тряпкой по плечу, по крошечному родимому пятну, которое почему-то так и не срезал. Плечо слегка поддалось вниз, словно напряжение отступило.
Возясь со спиной, послушно выгнутой навстречу его руке, милорд чувствовал, как в нем постепенно растет какое-то дикое ликование и уверенность, что Теон теперь его. Даже и без.., без Вонючки?
Он поправил сдавленный завязками член и продолжил равномерно водить от плеч к пояснице, стараясь изо всех сил не обращать внимания на изящное плетение памятных шрамов.
Милорд постепенно опустился вниз, несколько раз провел тряпкой по ногам и бедрам. Почти не глядя на них, потому что взгляд сам собой приклеился к темной, уходящей в глубину границе двух ягодиц. Решимость, сначала как следует вымыть Грейджоя, а потом все остальное, таяла и казалась бессмысленностью.
- Разведи ноги, - приказал он севшим голосом.
Теон бросил через плечо подозрительный взгляд и не очень убедительно похлюпал в воде ногами.
- Тут не особо много места, чтобы выполнить твои желания.
Сучий Перевертыш просто нарывался.
- Тогда лучше наклониться, а то будет не слишком приятно.
Когда Теон напряженно замер, явно раздумывая, как ему поступить, Рамси с силой сунул ему между ягодиц тряпку и яростно там потер. Тот зашипел от неожиданных болезненных ощущений.
- Мать твою, проклятый бастард!
Рамси вскочил на ноги, ударил с размаха по мокрому заду ладонью. Теон охнул от неожиданности, отпрянул от стены, но Рамси тут же его обхватил сзади, прижимая к себе. Каменная плоть в штанах требовала срочно ее освободить.
- Не смей меня так называть! Я тебя предупредил, а ты не услышал. Это плохо.
- Это старые правила, Рамси, - тихо сказал Теон.
- Я придумаю наказания, которые будут совсем новыми.
После этой фразы тело Теона стало жестким, как доска, но милорд просунул пальцы между скользких ягодиц и стал водить вверх вниз в тесной, горячей расселине. Он водил долго, пока тот не выдохнул и не стал заметно мягче.
Рамси опустился чуть ниже, где начинался ровный, нежный шов, который, к сожалению, оставил не он. Хотелось сжать яйца, но ляжки прилегали друг к другу слишком плотно в этой бадье, и Рамси вернулся вверх, туда, где отчетливо прощупывалось маленькое, но плотное колечко мышц.
Жаль, здесь не открывается все само от желания. А то так, мать его, теперь без члена и не поймешь, хочет ли он?
Пальцем он прошелся по кругу, надавил на крохотную дырочку, слегка потолкался в нее, практически не проникая, и Теон, обвитый его рукой, задышал заметно быстрее.
Проклятье, я не ублажал так ни одну сучку.
Член так раздулся, что мягкая ткань штанов почти сдирала при движении кожу.
В пекло кожу, только сам попроси меня.
- Разворачивайся. Спереди мы не закончили.
Теона чуть качнуло, когда он поворачивался. Щеки его порозовели, взгляд был немного мутный и настороженный.

URL
2015-07-13 в 20:59 

Лилули
После Винтерфелла Рамси нисколько не сомневался, что его принц был похотливой сучкой.
Он и раньше был таким, когда носил член в штанах, но, став Вонючкой, – научился жить желаниями хозяина, не имея своих собственных, даже самых простых. Он хотел угодить милорду, но не хотел его самого.
Тогда для Рамси это не имело значения. Какая разница, хотят ли тебя, когда ты легко можешь иметь.
Но потом, когда Вонючка сбежал, а появился лорд дознаватель, получить которого стало вдруг так сложно… Это все перевернуло.
Вернувшись в Дредфорт, милорд думал, что бы он сделал, чтобы Грейджой сел на кого-нибудь долбаного коня и сам прискакал к нему среди ночи.
Просто потому чтобы захотел.
Этого не случилось бы никогда. Но лорд Болтон сделал бы все для этого.
Голова после удара колдуна болела постоянно, иногда просто отвратно. Милорд к такому не привык. И никто, как и всегда, не искал Рамси, чтобы побыть с ним рядом. А тем более проклятый дознаватель и Перевертыш.
И он отправлялся в темницы.
В тот момент, когда Теон трогал его внимательно и осторожно в башне колдуна, милорд нисколько не сомневался, что это был его собственный бред. А когда Перевертыш подрагивающими руками стал пропихивать в себя его член и покраснел до корней волос, как девка, Рамси казалось, что он может сдохнуть от отсутствия воздуха прямо в посмертном бреду.
Но теперь он отчетливо понял, что похоть Грейджоя не исчезла навсегда в Вонючке, и в нем бродят желания, наливается тяжестью крошечный обрубок или что-то там еще внутри его. Тяжестью, от которой его кто-то должен избавить.
И он точно хотел Рамси. Пусть даже иногда и потому, что нет никого другого. Пусть даже клял себя за это. Пусть даже боялся. Но ведь хотел! Милорд желал услышать это. Он отдал бы проклятую кожу на своем гребаном члене, чтобы это услышать.
Теон стоял и смотрел на него, муть в глазах разошлась, и вид был задумчивый.
Рамси выкинул из головы его и свои великие раздумья и постарался полностью сосредоточиться на оттирании засохшей на плече крови.
- Что ты хочешь от меня, Рамси? – внезапно спросил Грейджой.
Рамси опустил тряпку в помутневшую воду, слегка отжал ее и взялся протирать грудь.
- Хочу тебя, как следует, отмыть. Потом покормить.
- Раньше тебя моя чистота и сытость не волновали.
Понасмехайся еще надо мной, задница кракенская.
- Дурная кровь лорда Русе. Скоро стану брезгливым и буду трахать только толстых.
Теон внезапно весело улыбнулся, и сердце у Рамси пропустило удар.
- Ты же не умеешь шутить, Рамси.
- Я не шучу. Русе сам мне все объяснил про дурную кровь.
Лорд Болтон опустился на колени и стал протирать ноги, двигаясь выше от колен. Под тряпкой и рукой чувствовали крепкие мышцы и ноги пружинили от давления.
Он умел шутить, но предпочитал сам получать от шутки удовольствие, а не ублажать всяких уродов и шлюх.
Некоторые шутки, правда, не казались уже такими смешными. Он шоркнул низ живота, и тонкие струйки воды пробежали по жестким волосам в паху, застучали по краю деревянной бадьи.
Рамси опустил тряпку и повел пальцами посередине темной поросли, пока не коснулся того, что осталось… от одной особенной шутки.
Руки Грейджоя дернулись к лицу милорда, стремясь оттолкнуть его или закрыться, но замерли на полпути. Большие пальцы касались гладких впадин между животом и бедрами. Рамси обхватил его с двух сторон, поверх этих рук.
Облизал губы, поднял голову и увидел откровенно испуганный взгляд все понявшего Теона.
- Не надо, не делай этого, Рамси, пожалуйста, - проговорил он, чуть захлебываясь, почти как Вонючка. – Просто трахни меня, как обычно. Как хочешь. Или я тебе отсосу.
Старые предложения. Незатейливый, мать его, выбор.
Испуг Теона обычно будоражил и возбуждал, но сейчас член ныл так давно, что возбуждаться дальше было некуда.
Его похотливая сучка просит, но совсем не так, как нужно милорду, не по-настоящему.
И он прижался губами к крошечной мясистой выпуклости между волос и начал ее сосать.


Теон смотрел вниз и не мог оторвать взгляд от головы у своего паха, справиться с охватившим его ужасом. Милорд не мог, просто не мог сосать ему это…
В том, что происходило сейчас, было что-то запредельно безумное.
В первый момент Теон ничего не мог почувствовать, кроме бешено стучавшей в висках крови. Он слышал влажные, хлюпающие звуки как бы со стороны, видел, как остывшая вода в бадье раскачивается вокруг его ног.
Нужно было оттащить от себя эти длинные, теперь льнувшие к его бедрам волосы, но руки беспомощно дрожали, крепко прижатые к тем же бедрам, колени норовили согнуться. Его затягивало куда-то, и голова закружилась.
Внезапно Рамси ослабил хватку, слегка отстранил его и снова крепко прижал к горячему влажному рту. Бедра у Теон послушно качнулись. Потом еще и еще раз. По телу побежали волны тепла, размывая все бессвязные мысли. Потом он сам чуть качнулся, поддался вперед.
Девки не раз отсасывали Теону Грейджою. Забытый ритм требовательно подчинял себе его тело. Только теперь другое.
Туда и обратно, как будто он был способен сам трахать чей-то рот, дотянуться невидимой головкой до горла.
Движения были совсем крошечными, но плотные губы ощутимо обхватывали что-то между ног, что-то все еще принадлежащее ему.
Руки его теперь были свободны, а горячие ладони милорда ходили по ягодицам. Но он этого почти не чувствовал, только как язык толкался в горячую точку в паху.
Это было так хорошо, что невозможно остановиться и, уже ничего не соображая, Теон опустил руку на черные волосы у бедер, пропустил их между пальцев и сжал так, словно только их реальность могла спасти его от падения. Боги, я схожу с ума и не могу остановиться.
Когда Рамси раздвинул его ягодицы и коснулся входа, болезненно чувствительного все это время, надавил на него, Теон услышал, как стонет в голос.
Ему хотелось поддаться назад, чтобы пальцы вошли в него больно и глубоко и оставались там и, одновременно, толкаться вперед, прижиматься к горячим, бесстыдно хлюпающим вокруг его плоти губам.
Но он не мог так сделать сам.
Рамси его сосал и мягко трогал, но не проникал внутрь. Это было невыносимо, как незнакомая ему пытка. Теон был так близок, и ему так отчаянно не хватало наполненности внутри. Плоти, которую можно сжимать крепко, ощущать в себе, выплескивая наружу наслаждение.
- Пожалуйста, пожалуйста, - прошептал он, перехватил и сильнее прижал руку Рамси к своим ягодицам, почему-то не в силах попросить напрямую.
Потому что я и на самом деле хочу этого.
Милорд вдруг поднял глаза и резко оторвался от него. Теон весь поддался за его ртом.
- Что пожалуйста? – шевельнулись мокрые губы.
Весь его подбородок и шея блестели от слюны, к губам прилипли короткие завитки волосков. Он по-прежнему держал палец у его дырки, и болезненная пульсация между ног рождала в голове Теона только одно желание.
Чтобы Рамси его трахнул по-настоящему.
Но этот пронзительный, вечно наблюдающий за ним взгляд. Он опять сторожил его слабости. Опять сторожил… собственную жратву.
- Выпусти меня из этой проклятой бадьи! - выкрикнул Теон отчаянно.

URL
2015-07-13 в 21:16 

Лилули
Когда Перевертыш заорал в голос про бадью, Рамси думал, что его убьет. Просто шибанет об стену проклятой башкой. Чтобы хрустнула.
Чтобы не было всего этого!
Почти ослепнув от ярости, он швырнул в него полотенце и пнул долбаную опустевшую бадью к самой стене.
Перед глазами мелькнуло, как он собьет на пол эту похотливую скользкую тварь и будет трахать ее до крови, хлещущей из дырки. Из всех дырок, которые он найдет. А потом и сделает в нем.
Рамси поймал себя на том, что стоит и пялится на мокрое пятно на полу и его ногти впиваются в ладони. Скотина, которая не в состоянии произнести двух искренних слов. Всегда таким был. Он же чувствовал, как Перевертыша аж трясет от желания. Дырка под пальцами сжималась так ощутимо, что чуть не засасывала, а этот его отросток стал почти с мизинец величиной. Такой плотный на языке.
Проклятая тварь! Скажет, что хочет кого угодно, но не меня!
Сделав над собой невероятное усилие, Рамси повернулся и посмотрел на Теона, который сидел на самом краю кровати, плотно обмотав бедра. Вид у него скорее растерянный, чем наглый.
- Сейчас будешь жрать, - рубанул он злым голосом.
Возиться с ним он уже не мог. Но решил довести дело, как было задумано.
- Хорошо, - покорно кивнул Перевертыш и уставился на огонь.
Что происходит у него в голове? Почему нельзя забраться туда пальцами. Во влажное и тягучее.
Сосредоточившись только на собственных движениях, Рамси подошел к столу. Налил из кувшина в чашку вина, положил на деревянную тарелку отодранную ногу зайца, ломоть хлеба и отправился со всем этим к Теону.
Поставил тарелку на кровать и впихнул в руку чашку.
- Ешь и пей.
Сначала он все это не так себе представлял, думал, они будут есть вместе.
Он покормил бы Теона сам, как иногда Вонючку, но по-другому. Складывал бы ему в рот кусок за куском, чтобы тот объелся и стал ленивым и мягким в его руках. Но теперь настроение было испорченно.
В конце концов, он увезет его в Дредфорт и там со всем разберется.
Сейчас Перевертыш съест свое мясо, и Рамси его трахнет без затей, может, ударит пару раз не слишком сильно. Или покрепче.
Возбуждение от злости ослабло, и член не ныл так сильно, хотя вес его в штанах ощущался.
Грейджой меланхолично жевал и пялился на долбаный огонь. Даже не морщился от боли, проклятая зубастая тварь.
- Зачем ты все это делаешь, Рамси, - спросил он внезапно.
Милорд растерялся, моргнул, не зная, что ответить.
- Что это?
- Трогаешь меня так и…, - Перевертыш поднял глаза и посмотрел каким-то больным взглядом. – Ну, ты знаешь, что только что делал и… не до конца.
- А ты хочешь до конца? – спросил Рамси враз осипшим голосом.
- Ты сам этого хочешь и все равно сделаешь.
- А ты? Ты хочешь?
Милорд сглотнул ком в горле и добавил, не чувствуя никакой уверенности в себе:
- Меня… Чтобы я тебя трахнул?
Теон вздохнул, потом резко швырнул в огонь обглоданную кость. Трехпалая рука упала на голое колено.
- Конечно, хочу. Тебя. Пропади ты в пекло, бастард! Доставай, что у тебя торчит из штанов!
Рамси показалось, что около него рухнул разом весь Дредфорт со своими стенами, башнями и чертогами, и вокруг стало ослепительно светло.
Мало что соображая, он дергал штаны, но они не хотели никак слазить в него
- Подожди, - Теон вдруг притянул его к себе, и завязки легко поддались.
Рамси не успел ничего сделать, как почувствовал влажное и мягкое, сомкнувшееся на его вконец измученной плоти.
Он поддался навстречу, пытаясь весь войти во внутрь Теона, лучше вообще не чувствовать ничего, кроме его длинного языка, скользящего вдоль члена, и волос под ладонью.
Я так их и не вымыл, идиот. Но еще успею. Теперь будет много времени.
Теон пососал не спеша, выпуская слюну, погладил ладонью промежность и отстранился.
Дроча рукой тяжелый мокрый член, Рамси заворожено смотрел, как Теон скинул с себя полотенце, забрался дальше на кровать, лег на спину, развел и согнул ноги.
Ягодицы раскрылись, но света от огня было мало, чтобы видеть то, что Рамси хотел бы видеть. И тогда он наклонился и потрогал. Вход поддавался, пульсировал в ответ.
Когда милорд втолкнулся в отверстие, придерживая разведенные колени, Теон застонал в голос и выгнулся. Он был невозможно красивым.

После Теон лежал рядом на боку, слегка подогнув колени, а милорд дышал ему в плечо.
Очень хотелось впиться зубами в кожу около темного пятнышка перед глазами, ощутить вкус соленой влаги. Он здесь и никуда не денется.
Рамси опустил руку, провел вдоль спины и коснулся собственного скользкого семени между теплых ягодиц. Это его как-то успокоило, и он поковырялся там еще. Жаль, что оно вытекает.
Теон издал горлом странный звук.
- Больно? – с интересом спросил милорд.
- Не особо.
Грейджой помолчал, потом сказал совсем тихо:
- Отпусти меня, Рамси. Так будет лучше.
Лорд Болтон сразу ощутил раздражение.
- Хочешь уйти от меня? Найти себе урода в черном плаще, чтобы не я, а он засаживал тебе?
- Нет, дело не в этом. Просто… я не могу жить только для того, чтобы ты меня трахал. Или… ломал.
- Все будет… не так. Ты – мой, Теон. Я тебя никогда никуда не отпущу. Запомни.
И он таки вцепился зубами в его плечо. Чтобы больше никогда. Он должен запомнить.



Алин нарезал круги около трактира. Время от времени топал до поворота на главную улицу, осматривал уходящие вниз по холму неприглядные домишки, не появилось ли что подозрительное.
В общем-то ничего и не было, даже людишки попрятались еще с появлением их отряда. Видно продавать было нечего, и еды не осталось, так чтобы поделиться. Вот и хоронились, ироды.
Кислый Алин кутался в плащ от пробирающего насквозь ветра и шагал обратно.
Милорд, конечно, его стараний не видел, заперся опять с Перевертышем, но его солдат честно дежурил, можно сказать, как на духу. Где-то сверху у лорда Русе должно зачесться, что он свои обязанности и дело знает.
Нет, Алин, конечно, мог поставить дежурить здесь и кого-нибудь из своих недоумков. Но после страшного провала в этом заговоренном на неудачи замке, береженного – боги сберегут… от гнева милорда.
Короче, просрать все и в этот раз он никак не мог.
Кто знает эту винтерфельскую братию? Так вроде и выпустили, даже в спину не пальнули ни разу – брань за серьезное дело Алин не держал – но могли мозгами пораскинуть и свернуть на кривую дорожку - и подло напасть.
По этим холмам, да лесам замок обошел, подкрался и развесил их отряд по крышам прямо в черных плащах. Нет, такого позорного конца допустить никак было нельзя.
Поэтому вокруг этой заморенной деревеньки Алин поставил ребят, чтобы смотрели в оба и сразу ему сообщали. А сам здесь остался. Все-таки милорд заперся внутри трактира, а его дело – милорда прикрывать.
Лучше бы им сразу уехать и не искушать ни богов, ни этого капитана коренастого с его гарнизоном. Кто знает, до чего их за серыми стенами призраки довели? Когда такие жуткие твари с белыми глазищами по замку ходят, свихнешься и сам резать всех в округе пойдешь.
Да тут и гарнизона не надо, достаточно будет одной черной псины из преисподней. Защититься от нее, похоже, никак не возможно. Вроде как она пропала куда-то, за ними не шла. Но кто его знает…
Нет, убираться нужно отсюда по здоровому рассуждению.
Но у милорда, рядом с этим Перевертышем, никакого здравого рассуждения не оставалось. Только Алин.
Лорд Болтон заявил, что ему нужно отдохнуть. Видимо, не ему одному. Как уж они там отдыхают, не Алина, конечно, ума дело. Но вряд ли также, как ребята в винтерфельской Караульной, – вповалку, но все-таки спали.
Когда лорд Болтон его сонного ногой в живот пнул, и Алин глаза открыл, подумал – все, за его дурость порки не миновать. А может, другое наказание, с еще большим внушением, милорд придумает. Ведь оружие сложили и, как телята тупые на бойню, под замок в Караульной побрели.
А милорд говорил, если нам не поверят и не впустят как есть, в Винтерфелл не входить.
Но кто же знал, что их кастелян такой хитрожопой сволочью окажется?
Нет, не зря его зверь загрыз, хорошо, если сначала яйца откусил - за наговор на милорда Рамси.
Алин, конечно, сам уши развесил, поверил, когда эта мышь серая в балахоне на их россказни о Джоне Сноу сообщила, что лорд Болтон у них в гостях и, если весь отряд не сдаст оружия, то Винтерфелл будет не сильно гостеприимен с хозяином Дредфорта.
Кислому Алину, конечно, нужно было упереться, потребовать увидеть милорда, но он никак не ожидал такого вот предательского поворота и сообразить совершенно ничего не мог. Да и как тут, мать Неведомого, сообразишь, когда чувствуешь на затылке взгляд лорда Русе и недоброе желание облегчиться прямо на месте. Вдруг что с милордом?
Ну и взяли их тепленькими. Но это была беда, а то, что его милость сам их освободил, когда они дрыхли, как чурбаны, – это был позор. Все равно, что с голой задницей на карнизе оказаться.
В общем, теперь стараться надо, лорда Болтона охранять – может он там успокоится с Перевертышем и Алина пороть за тупость не станет.
Впервые Кислый Алин обрадовался, что рядом эта тварь подлая расхаживала и, похоже, занимала все мысли лорда Рамси – он на этого худосочного обормота пялился всю дорогу, про Алина и вовсе забыл. Но пока это к лучшему. Так может с целой шкурой Алин и доберется под бок к своей Гейре.

URL
2015-07-13 в 21:26 

Лилули
- Господин! Господин!
Снизу по улице скакал на лошади и орал благим матом Риз Безухий, один из тех, кого он ставил на караул.
Сердце в штаны так и рухнуло, - если парень не ополоумел, у них какая-то серьезная тухлятина случилась.
Может, псина объявилась и кого сожрала.
- Что орешь, идиот! – бросился к нему Алин. – Ну! Говори!
- Отряд, - проговорил тот задыхаясь. – Под знаменами Дредфорта! Человек триста, не меньше.
Этого он никак не ожидал.
- Позвать лорда Рамси? – округлив глаза, спросил парень.
Алин обернулся на трактир. Лорд Болтон велел его беспокоить только в крайнем случае. Это значило только одно – его вообще нельзя беспокоить.
- Нет. Давай коня и оставайся здесь. Я сам все выясню.

Но оставить милорда в покое так и не удалось. Отряд был действительно из Дредфорта, да еще со срочным донесением. Каким Кислому Алину никто сообщать не стал, но Железные Икры был настроен до крайности решительно и с без лишних слов отправил гвардейца за лордом Болтоном.
Впрочем, когда тот пришел на сердце у Алина отлегло – хозяин выглядел расслабленным, хоть и с не по-лордски встрепанной шевелюрой. Глаза его довольно блестели, как бывало раньше после хорошей охоты на девок. Старые, добрые времена.
Может, стоит и пересмотреть свое отношение к Грейджою?
Уолтон коротко поприветствовал своего лорда и тут же вручил ему свиток.
Проклятый ветер рвал листок из рук, и милорд хмурился, вглядываясь в строки. Почему они не зашли внутрь трактира? Хорошо, что дождь и снег прекратили превращать землю в сплошной кисель. Даже тучи стали светлее.
Лорд Болтон внезапно выругался и смял в гневе свиток.
- Когда это произошло? – рыкнул он Уолтону.
- Ворон прилетел в Дредфорт четыре дня назад. Это все, что я знаю, - совершенно невозмутимо ответил тот.
Алин никак не мог понять, как лорд Рамси выносит эту высокомерную задницу. Чеканным голосом тот говорил и со своей солдатней, и хозяином Дредфорта. Лорд Болтон кривился при его виде, но даже не ударил ни разу в морду.
Хотя Уолтон, конечно, в винтерфельскую ловушку не попал бы. Был хладнокровный, как сам лорд Русе.
- Найдите Теону Грейджою чистую одежду и приведите его сюда, - бросил Алину лорд Рамси. – Рассчитайтесь с трактирщиком. Остальным – готовиться к выступлению.
Пока лорд Болтон задавал странные вопросы Уолтону, Алин отдал необходимые распоряжения и вернулся к милорду, который уже крепил к поясу принесенное ему оружие. Вокруг суетились солдаты.
- Лорд Болтон, пока мы не отправились, есть еще одно небольшое дело, - бесстрастно сообщил Железные Икры.
Он махнул в сторону спешившихся гвардейцев, которых много набилось перед трактиром. Хотя почти весь отряд остался по приказу капитана на въезде в городок.
У крайней хибары со здорового черного коня стащили две весьма странных фигуры и поволокли в их сторону.
Связанных по отдельности и друг с другом худую девку и совсем молодого парнишку в черном толкнули к ногам лорда Болтона. Лицо у девки было разбито, раскрашено красно-черные цвета, с запекшейся местами кровью, но она шипела, как кошка, и выплевывала словечки, одно гнуснее другого.
Парень пытался задрать подбородок и сделать вид, что не боится. Вот только нижняя губа у него дрожала.
- И что ты такое мне притащил, Уолтон? – усмехнулся милорд. – На что мне дались эти двое крысят? Развлечься?
- Это как хотите, лорд Болтон, - отчеканил Железные Икры. – Девку поймали прямо в Дредфорте. Пряталась внутри, в заброшенной башне. Верткая, по стенам лазает. Поспрашивали и выяснили – ждет и хочет вас убить. На пацана наткнулись по дороге. Сказал, ищет лорда-командующего Ночного Дозора. Один. Решили захватить, вдруг вас заинтересует.
Пока Уолтон вещал, милорд хмурился, смотрел то на одного, то на другого пленника, которых солдаты удерживали на коленях.
- Своего лорда-командующего, сопляк, считай, нашел, - протянул Рамси. – А вот кто ты такая, сучка? Убить меня хочешь?
Милорд сощурился и своими гневными глазами, казалось, хотел зенки у девки в череп вдавить. Та вскинула голову, словно пыталась плюнуть. Не вышло. Гвардеец рядом пнул ей в живот, и девка упала на бок.
- Нет! Не надо!
Алин обернулся на крик и увидел Перевертыша, на которого натянули вполне приличную куртку и совершенно целый плащ. А неблагодарная скотина смотрела с возмущением лорда.
Он, может, и был когда-то лордом, но после Вонючки об этом с трудом вспоминалось.
- Не надо?! Она убить меня хотела! Кто эта девка, Грейджой? Ты знаешь ее?
Перевертыш как-то странно дернул головой – ни да, ни нет. А может, у него шею переклинило после отдыха с милордом.
Лорд Рамси шагнул к ублюдку, схватил за грудки и тряхнул. Не слабо тряхнул, от души.
- Говори, кто она! Я вижу, ты знаешь. Может, это ты послал ее? Или знал! А я тут с тобой…, а ты, - милорд задохнулся, и у края губы мелькнула слюна. – Просто убью тебя.
Алин видел, дело плохо, сейчас милорд сорвется и точно убьет кого-нибудь. Хорошо, если только Перевертыша и девку. Ну, можно и пацана, чтобы совсем успокоился.
Одна рука хозяина еще держалась за куртку, а другой он уже обхватил нож.
Грейджой похоже тоже понял, что дело плохо, потому что глаза его округлились, и он попытался вырваться от милорда.
- Нет, Рамси! Не посылал! Правда! Отпусти меня!
Милорд ошалело уставился на шрам на голой шее Грейджоя и резко отнял руку.
Вокруг стало тихо. Железные Икры стоял с бесстрастным лицом, гвардейцы отхлынули к стенам домов.
Девка валялась на земле и зло зыркала на милорда и Перевертыша. А вот у паренька открылся рот, и он таращился на Грейджоя, но вид имел такой, что ему уже вручили именинный пирог.
- Она из одичалых. Из Кротового городка. А парень – Карен, брат Ночного Дозора, - Грейджой опустил глаза. – Прошу тебя, отпусти их.
- Я от тебя это уже слышал. Вчера. Думаешь, я всех буду отпускать, стоит тебе только открыть сладкий ротик? Ты же не все мне сказал, не так ли?
Перевертыш молчал и смотрел вниз. Лицо его стало белым, а вот у милорда начало наливаться кровью.
- Не все сказал, сученыш! - с губ лорда Рамси слетела слюна, и он ударил Грейджоя по лицу.
Голова у того мотнулась, и он чуть не упал.
- Он не причем, - вдруг выплюнула девка. - Я была с Мансом. Ты зверски убил его и моих сестер, ублюдок.
Лорд Рамси резко к ней развернулся. Край его рта дернулся вверх, и ноздри расширились. Парнишка из дозора смотрел на него испуганно и теперь не похоже, что надеялся на пирог.
Хозяин гневался, и без снятой шкуры дело не обойдется. Хотя, если Железные Икры притащил сюда целый гарнизон, будут дела и поважнее. Но решать милорду.
- Вот оно что. Теперь я понимаю, почему Вонючка тебя защищает. Ты же его спасительница, можно сказать. Спасительница моей милой женушки.
Хозяин подошел, наклонился и провел пятерней по ее уродливому лицу.
- Я придумаю, чем тебя отблагодарить. За них обоих.
Грейджой, однако, подбежал к лорду Болтону и нагло вцепился ему в рукав.
- Пожалуйста, отпусти их, Рамси.
- Нет, - оттолкнул его руку милорд. – Я сказал и ненавижу повторять.
- Я прошу тебя, я…, - глаза у Грейджоя забегали, как будто он не мог решиться на какие-то свои дурацкие слова.
- Не унижайся, Перевертыш, - зло крикнула девка. – Он того не стоит!
Но тот посмотрел на рыжеволосую стерву, потом на пацана, с полуоткрытым ртом, лицо его болезненно дернулось, и он вдруг встал на колени перед лордом Болтоном. И голову опустил.
Выглядело в целом очень неплохо, как и всегда и должно было быть. С Вонючкой. Но милорд почему-то странно окаменел от этого вида.
- Я умоляю, - голос его отчетливо дрожал. – Я больше не попрошу себя отпустить. Не убегу. Я сделаю все, что нужно. Все, что прикажешь. Буду твоей зверушкой.
- Теон? – хрипло вырвалось у лорда Рамси.
- Поеду, куда скажешь, - продолжал тот с безумной настойчивостью. - Жить буду, где скажешь. Хоть на башне, хоть в клетке. В темнице. Откликаться на любое имя.
Перевертыш поднял голову. В его глазах стояли слезы, губы дрожали.
- Если нужно, забери у меня палец или… что угодно. Только отпусти их, пожалуйста.
Слова были очень правильными. Но милорд выглядел не так, как нужно. Совсем не обрадовался. Наоборот. Как будто у его ног разинула пасть адская псина. Лицо лорда Болтона исказилось, взгляд перебегал от шрама на шее к умоляющим глазам Вонючки.
Вдруг он сделал шаг назад и медленно, будто с усилием, повернулся к Уолтону.
- Гони всех троих… в пекло. Найди лошадей, и чтоб я не видел больше, а то...
Железные Икры кивнул. Вокруг стояла тишина.
Не глядя ни на кого, милорд развернулся и нетвердой походкой пошел к входу в трактир. Остановился у открытой двери.
- Всем быть готовым выступить в Хорнвуд.
Кислый Алин никогда бы не сказал, что этот голос принадлежит его лорду.

URL
2015-07-13 в 21:35 

Лилули
Эпилог

Завтра он будет в Барротоуне, и, возможно, ему повезет. Возможно, Атлас остался в их домике, не ушел с лейтенантом Марчем в Королевскую гавань. Никуда не ушел.
Глупо было надеяться, Джон Сноу знал это, но ничего не мог с собой поделать. Нужно было протопать до Винтерфелла и обратно, чтобы понять, как ему отчаянно необходим Атлас.
Особенно сейчас, когда за спиной этот дурацкий, светящийся и днем, и по ночам меч.
Это была его ошибка, что он в какой-то момент поверил Мелисандре, но вид Грейджоя и бастарда Болтона был так невыносим, что он снова бы поверил и Боуэну Маршу, и его фальшивым слезам.
А зря.
Сейчас это было понятно. Если бы он послушал Теона – не открывал бы эту гробницу и не брал в руки меч – может бы обошлось. А может…
Он до сих пор до конца не понимал, что ему наговорил Грейджой про всех этих богов. Про Тьму и Свет, про действие и ответ. Но сам Перевертыш точно верил в это.
В том, как он все это рассказывал, была какая-то отчаянная открытость и искренность.
Джон никогда не думал, что Теон может быть на такое способен. И пусть не сразу – но все же поверил ему полностью и безоговорочно.
И даже хотел верить, что тот прав и в другом, в том, о чем Джон сожалел, – в необходимости убить красную жрицу.
Может, из Грейджоя выйдет неплохой командующий Ночного Дозора, лучший, чем из Джона, который не сумел когда-то убедить братьев в правильности своих решений. У Теона всегда язык был подвешен, как надо. И Грейджою, похоже, не все равно. Что-то изменилось. Вот только Рамси Болтон…
Его присутствие рядом с Теоном не нравилось, вызывало темные, тяжелые подозрения, которые он решил просто выкинуть из головы. Довериться старым богам, о которых твердил Грейджой. Раз уж они говорят с ним – им виднее.
Тем более у Джона был теперь собственный страшный спутник.
Они с Призраком шли на юг не один день. Не всегда рядом, - лютоволк предпочитал охотиться по ночам. Он, то отставал от Джона, то догонял его. Но когда Сноу засыпал, то видел волчьи сны, бегал по следам теплой крови вместе с Призраком. И не чувствовал себя одиноким.
В одну из таких ночей он наткнулся на эту тварь – порождение Мелисандры.
Она шла за ними в след, и ее страшные белесые глаза не могла скрыть даже ночь. И еще у нее не было запаха. У Призрака шерсть вздыбилась от отвращения, когда он увидел это создание. Рычал и отступал назад, – в этом перемещающемся среди стволов огромном теле не было даже крови – только черное дымное пламя внутри.
Однажды Призрак отстал на целых два дня. Джон чувствовал его издалека, вынюхивающего душистые следы волчьей стаи, а сам сидел один у вечернего костра.
В тот день тварь приблизилась к нему. Он даже не заметил как. Отпрянул прочь, когда она упала брюхом на землю около огня, и схватился за Длинный Коготь. Но тварь лежала тихо, неподвижно, лишь что-то шелестело в ее груди, словно угли перекатывались или мурлыкала гигантская простуженная кошка. И еще эти совершенно белые глаза – как слепые, но пробирающие насквозь.
После этой ночи и когда не было Призрака, тварь приближалась все чаще, иногда и днем. Шелестела своей утробой, иногда разевала пасть, словно в зевке, и оттуда вылетали хлопья густой черноты.
- Что тебе нужно? – спрашивал Джон.
Ответа, конечно, не было. Только пугающий взгляд.
Потом он понял – она шла за проклятым мечом. Садилась или двигалась с того бока, где был Святозарный. Джон как-то ради любопытства переместил меч, положил с другой стороны от себя. Черный пес поднялся и обошел Джона. И Сноу отчетливо вспомнил слова Мелисандры о свойстве созданного ею зверя:
- Его невозможно сбить со следа того, что он, действительно, хочет получить. Пока это что-то еще существует.
Тварь шла за мечом, но Джона Сноу не трогала. Может, он был хорошим дополнением к этому оружию, или ей тоже бывало одиноко.
- Знаешь, кто ты? - однажды сказал ей Джон. – Ты – Тень Бастарда. Ты идешь за бастардом как тень и, возможно, рождена от кровавого бастарда. По воли Владыки Света и его жрицы, которым не было до тебя никакого дела.
Псина посмотрела на него своей белесой бездной и брякнула жуткую морду в костер. Пламя обтекало ее и искрило.
С кем Джон Сноу покинет Вестерос, уходя на юг? Призрак – зверь севера. Атласа Джон может никогда не найти или тот не простит. Но Джон постарается, очень постарается. И они отправятся на юг вместе.
Но пока только Тень Бастарда двигалась за ним по пятам.

***

Меньше всего Рамси нужно было это отвратное место – Хорнвуд. Он, пекло как жалел, что когда-то связался с этой старой ведьмой Донеллой и пополнил землей достояние дома Болтонов.
Русе быстро сдох, и теперь ему разгребать эту выстроенную из дерьма крепость.
Убийство нескольких гвардейцев и кастеляна, уничтожение знаков дома Болтонов, - вот то, что можно было понять из письма, которое отправил мейстер Медрик из Хорнвуда. Впрочем, Рамси самого письма и не видел, только бесконечную истерику на свитке от Тибальда, который был, конечно, прав – такого спускать нельзя.
Самое неприятное, что больше посланий из Хорнвуда не было, хотя с Тибальдом все эти дни отряд обменивался воронами в надежде на новости. Медрика могли тоже уже пустить на мейстерские балахоны.
Радовало одно – будет кого разрезать по прибытии на куски, – и тяжелой сталью, и тонким лезвием. Рамси, пожалуй, задержится там на какое-то время и зальет двор кровью… неверных вассалов, мать их.
Хоть чьей-то. И может, станет чуть легче.
Пекло! Что ему делать теперь? Что ему делать?
- Успокойся, бастард. Тебе нужно успокоиться.
Дохлый Русе очнулся, как выглянуло солнце, и стучал который день в мозг, как долбаный дятел.
- Успокойся?! Я его отпустил!
- Почему отпустил? Он же сказал тебе все, что ты хотел услышать. На коленях. Что будет твоим. Чего еще надо?
- Эта гадина - не моя. Он ничего бы это не сделал ради меня. Но ради этой уродливой рыжеволосой сучки и молокососа с круглыми глазами он готов даже быть Вонючкой. Ради них, - не ради меня.
- Какая разница? Ты мог просто получить его.
- Не так! По-другому! Он сам должен хотеть меня.

Русе недовольно молчал, видимо, поджимал в гробу съеденные червями губы.
- Ты глуп, бастард. Он предложил это не ради них. Ради самого себя. Боится опять стать Вонючкой, если не спасет своих...
Эта мысль была странной и новой, и от неожиданности Рамси натянул поводья. Кровавый вскинулся на дыбы. И Уолтон, ехавший справа, сказал что-то неразборчивое. В пекло.
Хотелось возразить, что Теон бы не стал Вонючка, если бы… Но это был замкнутый круг.
- Все равно все закончилось дерьмом.
- Успокойся, сын, ты правильно сделал, что отпустил. Он вернется.
- С чего бы?
- Я надеялся, ты поймешь со временем. Что держит крепче цепей.
- И что же? Какая хрень может быть крепче?
- Глупая уверенность, что ты свободен. Иллюзии. Когда кажется, что нечего обрывать и не откуда сбегать.
- И что тогда?
- Тогда, чтобы разобраться в себе, мотылек летит на огонь, а принц ищет свое чудовище. Он вернется, ему всегда нужно подойти к краю и заглянуть вниз.

Такие слова не мог сказать Русе, может, это был и не он.
- Милорд, башни Хорнвуда впереди!
Рамси всмотрелся. Утреннее солнце слепило глаза.
- Ты обязательно вернешься, Теон, - прошептал он. – А у меня есть один сочный кусок, пока я тебя жду.

URL
2015-07-13 в 21:45 

Лилули
***

Путь был долгий, и лицо у Белки почти зажило. Сначала она нормально не разговаривала, только огрызалась в ответ на любую фразу. Как будто это была его вина, что ее отловили в Дредфорте. Его вина, что выпустили, когда ей хотелось поплевать в лицо того, у кого нож в руке.
Самонадеянная дура, укравшая Черного брата, чтобы попытаться убить Рамси. Да еще в одиночку.
Дичи в лесу по-прежнему было мало, а Теон чувствовал такую глубокую заторможенность и усталость, что даже не пытался ходить на охоту. Отправлялись Карен и Белка, а он разжигал огонь, приводил в порядок Черного брата и лошадь Карена. И ему было плевать на насмешки.
Хотя насмешек и не было. Когда Белка пришла в себя после полного разгрома, то не задиралась, как раньше, зато рассказывала много разных историй о жизни вольного народа на севере, о красивых местечках, подземных теплых озерах, которые не так просто найти.
Она могла бы стать неплохим разведчиком в Дозоре.
Карен был счастлив, как бывают счастливы только мальчишки, когда возвращаются из похода с победой. Он тараторил всякую ерунду о том, что Тормунд не верил, что стюард найдет лорда-командующего, не отпускал, велел ему ждать и не дергаться, раз никто Карена с собой не позвал. Но он все равно сбежал и нашел лорда Грейджоя. И еще Отец Тысяч всем сообщил, что лорд-командующий отправился куда-то по поручению королевы Дейенерис.
А Карен никому не выдал секрет про письмо. И даже Малли не знал.
Он словно и не помнил, что его поймали на дороге и бросили под ноги милорда. Но это и хорошо.
Никто из его спутников не спрашивал о его собственных успехах. И тоже было неплохо.
Меч отправился на юг вместе с Джоном, и снег перестал засыпать север. Яростный ветер время от времени разгонял тучи, и солнце выглядывало все чаще. И еще неумолчно щебетали птицы.
Хотелось верить, что угроза отступила, и Великий Иной опять задремал где-то в своем морозном сне. А еще в то, что в Винтерфелле успокоятся призраки, а лютоволк будет рядом с Джоном.
Теон не до конца понимал, почему Шестишкурый взял Призрака под контроль и поместил в крипты. А не убил. Даже следил за ним – проминал его тело по ночам, пугая обитателей замка. Загрыз кого-то из интереса.
Варгу нужен был Джон. Драконья кровь, драконья кровь… Почему драконья? Подходящая кровь для светящегося меча?
Ясно было одно – сам Варамир не мог взять меч, не мог забрать его из гробницы северного короля. А Джон – мог.
Хотел ли варг выманить или убить Сноу наверняка, а с ним и жрицу, чтобы под камнем навсегда похоронить страшное для его Хозяина оружие? Или обладать мечом, превращая мир в одну сплошную ледяную могилу?
Возможно, оружие Владыки Пламени в руках Великого Иного давало бы последнему огромную силу. Для того, чтобы отправиться в свой собственный поход против Света.
С этими высшими силами все всегда не понятно. Намеки, недомолвки и игра в угадайки. Как с Рамси – не знаешь, что ожидать.
Почему он отпустил его и остальных?
Это вопрос не давал покоя. Первые две ночи Теон пялился в темноту палатки и ждал отдаленного лая собак. Он и днем их ждал. Молчал, прислушивался, едва сдерживался, чтобы не заткнуть болтающего ерунду Карена.
Но пришлось признать – в этот раз охоту Рамси решил пропустить. Или отложить на весьма приличное время.
Когда страх отпустил, Теон начал думать о других – удививших его моментах.
Как Рамси смотрел на него со странным, почти детским недоверием, когда Теон сидел на нем и гладил живот и грудь. Как он отчаянно бросился на тварь красной жрицы, когда она почти прыгнула на Теона, и явно не знал, что останется невредимым. Как серьезно милорд суетился вокруг бадьи с водой, смешно сжимал в руке тряпку, а его член беспомощно выпирал из штанов.
Но он убил меня, он разрезал мне горло.
И все это вместе – было правдой о Рамси Болтоне.
Были и другие картины, которые снились ночами. Черные волосы, раскачивающиеся у лица, его собственные колени, поднятые и разведенные между двух рук.
- Знаешь, - сказал он в какой-то момент Белке, ехавшей рядом. – Мне кажется, во мне живет что-то темное, больное. Желания, которые пугают меня самого. Иногда я делаю вещи, о которых не хотел бы никому рассказывать.
Девушка глянула на него искоса и усмехнулась.
- Ты дурак, Перевертыш, как и все поклонщики. Тьма живет в каждом человеке.
- И что ты делаешь со своей?
- Даю ей иногда волю. Но не позволяю взять вверх.
Теон кивнул и коротко рассмеялся.

URL
2015-07-13 в 22:10 

redraccoon
Рамси затошнило и бросило в жар. Что-то уже надорванное внутри заныло острее.
молодец, Рамси!!! исправляйся давай!
кого помучить всегда найдешь!!!

Теон – мой! Но что мне теперь делать с ним?
глупый котик -_____-
любить, конечно
О 3 О

Я хочу, чтобы было по-другому.Я хочу, чтобы было по-другому.
ДА, КОТИК!!!!
ТЫ СДЕЛАЛ ЭТО!!!!!
*поднимает лапы вверх*

- Отпусти меня, Рамси. Пожалуйста.
ВОТ ВСЕГДА ТАК!\
стараешься-стараешься... а тебе - "отпусти"
РРРРРЫЫЫЫ!!!!

ниииит! нипускай!!!!

Жаль, здесь не открывается все само от желания. А то так, мать его, теперь без члена и не поймешь, хочет ли он?
сам виноват
думать надо, что режешь

И он прижался губами к крошечной мясистой выпуклости между волос и начал ее сосать
*кончил-закурил*

Весь его подбородок и шея блестели от слюны, к губам прилипли короткие завитки волосков.
обожечки! что ты делаешь?!
О 3 О

Рамси показалось, что около него рухнул разом весь Дредфорт со своими стенами, башнями и чертогами, и вокруг стало ослепительно светло.
ДА!
МЫ ПОБЕДИЛИ!!!!!!


Когда такие жуткие твари с белыми глазищами по замку ходят, свихнешься и сам резать всех в округе пойдешь.
АХАХА!!!
да, Алин, когда жуткие твари с белыми глазищами по замку....


Но у милорда, рядом с этим Перевертышем, никакого здравого рассуждения не оставалось
зрит в корень
зря его Рамси за дурака держит


- Не все сказал, сученыш! - с губ лорда Рамси слетела слюна, и он ударил Грейджоя по лицу.
Голова у того мотнулась, и он чуть не упал.

ВСЕ ПОРТИШЬ!!! ПОРТИШЬ, ДУРАК!!!
что ты делаешь, Рамси?!расрасрас

Теон кивнул и коротко рассмеялся.
обязательно вернется

Папа был прав, Папа всегда прав!


Какой потрясающий финал потрясающего фика!!!!
ВАААА!!!!
это было просто АЩЩЩ!!!!
на одном дыхании!
я сейчас весь такой на измене!!!!
Рамси - котик, все сделал правильно!
обожечки, как кинкует-то!!! как кинкует, кто бы знал!!!!


2015-07-13 в 22:16 

redraccoon
я такой счастливый...
такой счастливый
вот что значит получить хэппи энд в любимой отп-шечке
обоже!!! где нет тлена и никто не умер, не убит и не замучен до смерти
*растекается по полу*

2015-07-13 в 22:35 

Лилули
rotspecht, я счастлива, что ты счастлив и все счастливы.
УХХХ - полное счастье, что это финал!!!

URL
2015-07-14 в 00:27 

Semferum
Forever and ever
Лилули, фик великолепен от и до. Я не умею так бурно выражать эмоции, но можете смело умножать комментарий rotspecht на два. Подпишусь под каждым словом. Особенное про "как кинкует-то!"
Немного жаль, что у линии Джона получился настолько открытый финал. Очень уж хотелось узреть воочию встречу унылого бастарда с Атласом, но и простого осознания Джоном чувств к своему бордельному мальчику мне хватило.
Одним слово - браво! Просто браво.

rotspecht, а вам спасибо за Рамси-котика. Теперь в моём воображении у него постоянно выскакивают кошачьи уши и отрастают соответствующие усы.

2015-07-14 в 07:36 

redraccoon
Лилули, а я-то как счастлив!
даже не знаю, как уснул вчера
наверное всю ночь придурковато улыбался

а вам спасибо за Рамси-котика
Semferum, пожалуйста
Болтоны вообще котики
особенно Русе - придурошная кошка-мамашка

   

Лавочка разных разностей

главная