17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2015-04-02 в 21:49 

redraccoon
так я же с безопасного расстояния. К тому же буду бодриться, чтобы не показаться виктимной))
ну если только плеваться в него с высокого дерева
тогда типа можно, да

2015-04-11 в 12:25 

Лилули
Винтерфелл
Рамси соскользнул с Теона в сторону, но не отпустил - рука тяжело лежала на груди, обхватывала, прижимала к себе. Растерзанное тело ныло, казалось незнакомым, позаимствованным на время.
Теон открыл глаза. Сверху, от перекладины под каменной кладкой, тянулась сеть изорванной и покинутой паутины. Он снова закрыл глаза.
- Слышишь? Я открою тебе Винтерфелл. Снова станешь принцем, - хмыкнул Рамси и зевнул. – Хочешь?
- Конечно, - хрипло прошептал он в ответ. – Как скажешь.
- Так и скажу, - в голосе прозвучало удовлетворение, и милорд закинул обнаженную ногу на бедра. Натянул поверх сбитый в сторону мех.
Теон даже не шевелился, ощущая на плече горячее, щекочущее кожу дыхание. Почему сны и реальность таким печальным образом расходятся. После сна, какой бы он ни был, испытываешь облегчение, а после его воплощения – никакого облегчения, только саднящее жжение в заднице.
В общем-то Теон знал, что все так и будет, тело, принадлежащее только ему, будет захвачено, ощупано, выставлено наружу. Следы желания Рамси налипли на плечах, бедрах, сочились влажной болью между ягодиц. С тех пор как его бросила Белка он чувствовал себя одиноким и уставшим, а еще отчаянно хотел прикосновений и чтобы хоть кто-нибудь ему помог избавиться от навязчивых снов и желаний. Сам он уже не сможет это сделать. Но другим…, нормальным людям, это должно быть противно. Или жалко.
Он ни за что бы не позволил увидеть себя без одежды Белке, Тормунду или Карену. Рубаха и штаны на изувеченном теле защищали очень хрупкое, но такое нужное ему достоинство. Теон цеплялся за это чувство, как за дар, на который уже не надеялся, но получил, и ради него готов был сдерживать свои проснувшиеся в здоровом теле желания. Просто радоваться дружбе, человеческой привязанности, которые казались еще одним огромным подарком, свалившимся на него на Стене.
Но Рамси? Это было второй жизнью, обрывками другой личности, которая жила внутри него даже загнанная в самые дальние уголки сознания. Ее чувства и память были иными, и цепи, приковавшие часть этого «я» к милорду, - слишком прочны. Здесь не было ни дружбы, ни достоинства, но была память о том, что значит принадлежать кому-то, быть наполненным до самых краев, востребованным до малейшего лоскутка кожи, до хрипа в изодранном горле. И память об этой извращенной, больной принадлежности пробивалась в сознание Теона даже сейчас и приобретала причудливые формы – тоску тела по бродившим по нему жадным рукам, языку, тоскливую надежду и отвращение к самому себе, льнущему к ногам мучителя.
Ощущения от страсти милорда, от того, как он взял его на этой кровати, были такими же смешанными: знакомые отвращение, боль, страх и, не смотря ни на что - истома наконец-то востребованного, не подчиняющегося разуму тела и его неудовлетворенное желание, настойчиво тянущее в паху. Ты надеялся, что Рамси волнует, выплеснется ли из тебя семя? Что он постарается хотя бы ради любопытного опыта? Жаль, что теперь невозможно докричаться до голоса лорда Болтона в собственной голове. Высказал бы ублюдку все, что думаю, и не беспокоился о последствиях.
Рука и нога милорда тяжело давили на Теона. Лорд Болтон дышал ровно и, судя по всему, спал очень крепко. Хотя время было не позднее, - только середина вечера. Вонючка хорошо знал это свойство хозяина – глубоко и спокойно засыпать после удачной охоты в любое время суток. Если только не ждут его парни, выпивка и еда. Но сегодня был явно не тот случай. Сегодня Теон был слишком ценной добычей, чтобы уйти, чтобы размениваться на остальное. Но добыча ли он?
Он осторожно обхватил широкое запястье и, приподняв руку, высвободился. Потом сел и, изогнувшись, мягко положил ее за спиной. Дыхание Рамси не изменилось. Чтобы избавиться от второй, захватившей его конечности, понадобилось обе руки, но вскоре Теон соскользнул на пол и подоткнул под ногу милорда край одеяла.
Спящий Рамси выглядел совершенно безобидно, в крупных чертах его лица проступало что-то мягкое и невинное, почти детское. Трудно было поверить, что под темной опушкой ресниц прячется ледяной, стерегущий каждое движение взгляд. Хотелось думать, что крупные губы могут улыбаться искренне и открыто. Но все это было иллюзией, уловкой Неведомого.
Рамси был жесток и опасен, но уже не казался таким непредсказуемым, как когда-то Вонючке. Гораздо более непредсказуемыми были Старые боги, которым Перевертыш задолжал со всех сторон. Это они привели его под стены Винтерфелла в руки лорду Дредфорта. Теон понял это со всей ясностью, когда Кислый Алин втолкнул его, безоружного и отчаянно борющегося с паникой, именно в эту комнату. Ни в какую другую.
Теон подобрал и надел брошенные у кровати штаны и рубаху, сделал два шага в сторону – в угол, где под маленьким, забитым досками окном лежал поверх сапог его собственный плащ. Камень холодил ноги, кожа покрылась мурашками и особенно неприятными были ощущения в анусе, но он полностью сосредоточился на точности и бесшумности своих движений.
Давно, когда в «Дымящемся полене» было полно веселых и требующих выпивки посетителей, когда между столиков бегала смешливая Кира, и Теон Грейджой мог себе позволить то и дело хватать юную служанку за круглую попку, в этой клетушке на первом этаже не селили постояльцев. Широкие полки от пола до потолка были забиты крупами и специями, с потолочной балки свисали пучки душистых трав и бусы сушеных фруктов. Это было хозяйственное помещение, и молодым лордам из Винтерфелла здесь нечего было делать. Но все-таки наследник Пайка побывал здесь в одну жаркую ночь, проведенную с Кирой.
Лорд Старк не позволял сорить деньгами ни своим детям, ни воспитаннику, и в ту слишком жаркую ночь денег на Киру и выпивку у Грейджоя не было. Он мог бы получить все и так, но девчонка потащила его сюда, и разгоряченная кровь требовала острых ощущений и девичьих восторгов. Внизу под этой комнатенкой был винный погреб, за которым тщательно следил хозяин таверны, особенно по ночам, когда разгоревшаяся жажда не давала покоя гостям. Но отсюда вниз вела вентиляционная решетка, расположенная прямо под окном, таким маленьким, что в него мог протиснуться разве что младенец.
Дверь в это помещение Кира открыла ключом, - тогда ее добыча принесла им удачу и долгую веселую ночь, хотя может эта удача была иронией в ее будущей судьбе, предостережением. Теон поморщился от этих воспоминаний, отодвинул плащ и сапоги, прикрывшие от глаз Рамси решетку.
Около трех часов назад, когда за Алином захлопнулась дверь, лорд-командующий сразу вспомнил о преступном проникновении в погреб. И не теряя времени, попытался осторожно и без лишнего шума приподнять железную крышку. Она поддалась легко, словно они с Кирой поставили ее еще вчера, и никто не побеспокоился восстановить выломанные железные болты. Снизу тянуло затхлой сыростью, и вряд ли нынешний хозяин имел что-нибудь достойное внимания и охраны в своих погребах. В этот момент Теон поверил, что боги на его стороне, и ему вновь удастся ускользнуть от Рамси Болтона. Если он будет достаточно убедительным.
Плащ и сапоги, непонятно почему брошенные в дальнем углу, прикрывшие спасительный выход, остались незамеченными – милорд видел только Перевертыша, уже забравшегося на кровать, его голые ступни, колени, тонкую ткань, прикрывавшую доступное тело. Немного сопротивления и слов, отвлекающих, разжигающих похоть и голод, и затем – полная покорность. Рамси легко было убедить, что он получил Теона без остатка, что может позволить себе крепкий сон. Я хорошо выучил, как быть хорошей шлюхой для одного клиента. Правда, получаю за старания не деньги, а синяки и порезы.
Полностью одевшись, Теон в задумчивости стоял у решетки. Он слышал, что Рамси отпустил охранника у дверей. Возможно, у него есть два выхода: вниз или прямо через дверь. А может, не окажется ни одного. Кира, ее ключи и охота.
Все же Рамси не мог поставить сразу две ловушки, он был еще слишком голоден, чтобы затеять сложные игры, чтобы просто не поменять эту комнату на другую, если бы заметил ее слабое место. А вот охрана снаружи? Выйдя из этой клетки через дверь, можно обогнуть угол и оказаться в трактирном зале, а можно повернуть направо и напрямую выйти на кухню. Но там скорее всего были ребята лорда Дредфорта. Другого пути из комнаты не было.
Нет, сегодня Теон Грейджой поверит Кире, отворившей ему когда-то эту дверь, мягко положит решетку на подстеленную на камни нижнюю рубаху милорда, сунет за пояс голенища истоптанных сапог и прыгнет вниз, в темноту. О, боги, Рамси и не нужно следить за подвалом, он может просто порадовать себя и меня битым стеклом под ногами.Ступни ударились о холодную влажную землю и, потеряв равновесие, Теон упал на колени.
Обувшись, он пошел на ощупь вдоль стены. О том, как соединяются несколько подвальных помещений, четких воспоминаний не было, но ему нужно выйти к дальней кладовую, где хранили овощи. Раньше там был отдельный подъем наружу из подвала. Надеяться там выбраться, наверное, было глупо, но отчаянно хотелось попробовать. До того, как искать выход через трактир, где ждали развлечений милордовы ребята.

URL
2015-04-11 в 12:29 

Лилули
Здесь было очень темно, нигде не горели факелы и не чувствовалось запахов съестного. Тянуло сыростью, плесенью, крысиным пометом, где-то капала вода. Легкая судорога свела ступню, и каждый шаг усиливал безотчетную тревогу. Если я не найду выхода, а Рамси найдет меня, останется ли у меня хоть какой-то выбор? Теон убегал регулярно и последние два раза с весьма неплохими результатами. Но Рамси не способен это по достоинству оценить. Устраивает трагедию по каждому поводу. Теон истерически хихикнул и зажал рукой рот.
В какой-то момент он споткнулся и сразу увидел сумеречный свет от полукруга решетки, поднимающейся вверх от уровня земли. Дверь была едва различима. Страшно не хотелось подходить, чтобы не уткнуться в рожу судьбы в форме какого-нибудь огромного и безнадежно проржавевшего замка. Сделав усилие и несколько шагов, Теон всмотрелся, но замка не заметил.
Подрагивающие от напряжения руки нащупали широкую железную задвижку с острым кривым штырем посередине. Она издала скрежещущий звук, и дверь поддалась тяжело, с предательским скрипом. Ноги ослабли, и он соскользнул спиной по косяку. Темнота вокруг стала жидкой, не такой непроглядной – у стен проступили изломанные, пустые полки.
Здесь теперь нечего хранить, и слава богам за голодный север и заброшенные кладовые.

Выбравшись на поверхность по остаткам ступеней, Теон внезапно почувствовал прилив отчаянной смелости и веры в удачу. Тысячи пузырьков везения распирали его изнутри и, став раза в два легче, он поспешил в конюшню, пристроенную к торцу таверны.
Чуть приоткрыв дверь, Теон осторожно заглянул туда, но увидел только коротко остриженного паренька, явно из местных жителей, который обтирал одну из десятка лошадей, устроенных здесь. Отряд Рамси не особо велик, чтобы захватить Винтрефелл, но, видимо, у милорда имеется грандиозный план. Например, заслать вперед Перевертыша под видом Сансы Старк. Ему не привыкать.
- Мой лорд? – подскочил встревоженный паренек.
- Оседлай лошадь, мне нужно уехать, - бросил лорд-командующий как можно небрежней, запахнул плотнее плащ, чтобы скрыть отсутствие оружия, и добавил раздраженно. – И пошевелись.
- Конечно, сейчас, милорд. Какую вам лошадь, милорд? - заволновался паренек, и в его глазах мелькнула вонючкина униженность.
Теон отвел глаза и сказал тихо:
- Я не милорд, парень, успокойся. Просто приведи мне того.. черного с краю.
Кровавый нервно прядал ушами и вскидывал морду. Теон знал, насколько у того когда-то был дурной и свирепый нрав. Но в те времена конь был моложе. Зверь летнего севера. Рука осторожно коснулась шелковых черных ноздрей. Кровавый фыркнул и переступил ногами. Животное было готово взбрыкнуть и настороженно косилось на Перевертыша, то ли выбирая меру доверия, то ли момент мести.
Голова кружилась от ощущения обрыва, на который Теон забрался, почти не задумываясь, с которого отчаянно боялся упасть и вдоль которого жаждал пройти не поврежденным и победившим. Дурак, чтобы не сорваться, тебе нужны пальцы, которых нет, или тот, кто подаст руку, подставит плечо. А ты один на кромке, совершенно один.
Кровавый возможно узнал его или решил, что небольшая прогулка в его интересах, но подчинился и пошел легкой рысью в сторону Винтерфелла. Коню трудно будет ободрать и отрезать пальцы, но выхолостить за предательство вполне возможно. Теон потрепал черную густую гриву. Ты теперь со мной, парень. Две сбежавшие собственности.
- Не бойся, если что, я тебя прикрою.
Кровавый коротко с сомнением фыркнул, но не замедлил шаг.
Решение отправиться к воротам Винтерфелла было единственно возможным после всех намеков Старых богов и их помощи с комнатой в таверне. Вот только, что он будет делать, если ворота действительно не откроются, как ни уговаривай, не бейся о них лбом. Взять крепость силой не выйдет, даже если бы он захватил пару карманных баллист со Стены. И уж точно не с хилым отрядом милордовых головорезов, как бы Рамси не размечтался о блестящих подвигах, поимев его. Если Винтерфелл будет недоступен, Теон двинется дальше, в сторону замка Сервинов – возможно там что-либо слышали о Джоне.

Под ночным небом крепостные стены были черны. Высокие ворота не выглядели гостеприимными, хотя в проеме сторожевой башне, выходившей на Королевский тракт, виднелись отблески огня. Сумерки уже сменила темнота, но было не столь позднее время для припоздавших гостей или срочных гонцов.
- Эй! В замке! – Теон крикнул, как мог зычно и требовательно. – Открывайте ворота!
Кровавый вскинулся и закрутился в нетерпении, подыгрывая без слов.
- Шевелите там задницами, рано еще дрыхнуть!
- А ты кто такой будешь, крикун? - из башни вылезла чья-то не различимая в темноте морда.
- Со срочным сообщением для леди Старк. Или кто у вас ее представляет. Открывай.
- И откуда же сообщение? – в голосе прозвучала насмешка, носитель его явно не был впечатлен их с Кровавым ночным представлением.
- Со Стены, от лорда-командующего Ночного Дозора.
- Так ты вороной будешь?
- Будешь, не будешь, - Теона уже несло по течению этих сумбурных перекрикиваний. – Открывай, и тогда поближе познакомимся.
- Ты, ворона, свою бумагу снизу толкай. Мы подберем и передадим, а открывать никому не велено.
- Болван! Если бы все было на бумаге, то ворона бы и прилетела. Меня послали, чтобы лично передать.
- Не-е, - с упрямством, очень крепким в простых солдатах, протянул голос сверху. – Леди Старк не в замке, и открывать ворота никому не велено. Толкай бумагу и вали отседова.
- Вам же потом хуже будет, если не откроете, недоумки!
- Ничего не знаю, - обижено, но еще более упрямо протянул караульный. - Не велено, значит не велено. И весь разговор.
- Даже переночевать в караулку не пустите. Я весь день в седле.
- Не могу, парень, сказал тебе. Обогнешь замок, там городок есть, можно и переночевать и поесть с дороги.
- Значит, ворота вообще никому не открываете?
- Ну, разве бы ты Джоном Сноу назвался, а не гонцом со Стены.
Сверху послышался веселый гогот.
Теон заледенел. Он открыл рот, собираясь произнести это имя, но в последний момент сбился – в голове царил настоящий сумбур. Это какая-то глупая шутка, но что она значит?
Подчиняясь поводу, конь развернулся и зашагал прочь. Зимний городок был последним местом, куда Теон собирался ехать. Правильнее оказаться как можно дальше отсюда и как можно быстрее.
После холодной встречи в Винтерфелле возбуждение от удачного побега рассеялось и уступило место тревоге и страху – как глупо было забирать из конюшни коня Рамси. Кто он такой, чтобы бросить милорду вызов. Беглая ворона, которой лорд севера может с легкостью отрубить голову? Или что еще другое. Об остальных вариантах теплой встречи думать не хотелось, но они просто мелькали навязчивыми картинками в голове.
Даже если он успеет добраться до замка Сервинов, то не окажется там дорогим гостем. Пропажа Кровавого взбесит Рамси до крайности, а в бешенстве он хорошо причиняет боль, но думает совсем плохо. Лорд Болтон не должен взять след, или Теону нужно гнать во весь опор по Тракту и надеяться… Ведь в самом деле где-то там в сторону Стены движется очередная подвода, - сообщение о ней из Королевской гавани лорд-командующий успел получить до побега. Нужно спрятаться и забыть про Джона Сноу.
Стало зябко, причудливые ночные звуки обступали Теона со всех сторон. На открытом пространстве холма, под порывистым холодным ветром, безоружный, он чувствовал себя особенно уязвимо. Хотелось забиться в лесную берлогу или загнать Кровавого, не думая о последствиях.
Спаси Джона... Винтерфелл – так сказали боги.
Разве бы ты Джоном Сноу назвался – издевательски крикнули с крепостной стены.
Я захвачу Винтерфелл. Он будет твой –его личное чудовище было заодно со всеми.
Теону отчаянно не хотелось понимать намеки. Побег, Белка, бесконечная выматывающая дорога и одиночество оставляли надежду только на Старых богов, на то, что он поступает правильно перед самим собой. Грейджой держался за это чувство с запредельным напряжением и упорством, как за единственное спасение.
Но Рамси? Мог ли Теон остаться рядом, вдыхая каждую секунду свою уязвимость, балансируя на грани вонючкиной униженности, ради… ради выбора, который он уже сделал на Стене. Это не для меня, это слишком правильно. Мое имя Теон, не Джон, нужно помнить об этом. Пекло, и ведь не подберешь другого ритма, чтобы запомнить.
Стоило подумать. Но он уже не мог думать, от мыслей в нем поднималась и крутилась бесцветным веретеном тошнота. Черный ночной купол неба давил на плечи, ветер пытался содрать даже плотно запахнутый плащ, а Кровавый снова шагал вокруг замка в сторону Волчьего леса. Туда, где жался к гранитным враждебным стенам пытающийся возродиться Зимний городок. Почему у меня снова нет выбора.

URL
2015-04-11 в 12:41 

Лилули
Рисунок от Shugister - идеально сюда подходит))


URL
2015-04-11 в 12:48 

Лилули
Яркое утреннее солнце раздвигало прорези в толстых стенах башни и подало на ступени лестницы. Воздух был свеж и пах цветами, травой, свежеcпиленной древесиной. Но еще сильнее пах душистый чай, горячие булочки и зажаренные с ветчиной яйца на подносе в руках. У Рамси не хватало терпения, и он перепрыгивал через две ступени, рискуя уронить отличный завтрак на двоих.
Дверь в комнату была слегка приоткрыта, и крошечные пылинки вились в дневном свете, падающем из-за двери. Рамси перевел дыхание, сердце колотилось от возбуждения, словно его ждал не просто завтрак, а невероятный сюрприз, редкий подарок для лорда Болтона. Может, он еще в кровати? Тогда он бы помог Теону проснуться. Медленно. Сначала пробраться руками под одеяло, пройтись по мягкому сонному телу, а потом приподнять и раздвинуть колени…
Рамси толкнул дверь и привалился на косяк, залюбовавшись картиной. Теон, одетый в широкую домашнюю рубаху, сидел у открытого окна и читал. Откуда у него появилась эта глупая привычка слишком много читать? На щеку падала выбившаяся из-за уха прядь волос, которые золотились вокруг головы, просвеченные солнцем. Удлиненные тенью ресницы вздрогнули, и он поднял голову.
- Привет, - мягко сказал Рамси, захлопнул ногой дверь и подошел к столу.
- Доброе утро, - ответил Теон и чуть улыбнулся. – Мы будем завтракать?
- Да, после этой ночи я голодный, как дракон.
- И я, - он улыбнулся еще шире, и тонкий нос смешно сморщился. – Но разве драконы делят с кем-нибудь свою добычу?
- Розовые драконы Дредфорта всегда делятся.
Рамси расставил на столе чашки, ближе к окну примостил булочки, а посередине водрузил большое плоское блюдо с яичницей. Столовые приборы пристроил рядом.
- Выглядит и пахнет вкусно, - вздохнул Теон, но даже не притянул руку к ножу и вилке.
Сидел в вполоборота, замерев в неподвижности над развернутой книгой. Это несколько раздражало, - все-таки Рамси тащил вверх все эти вкусности, боялся, что остынут. После того, как кусок ветчины был прожеван и проглочен, выдержки не осталось.
- Что ты сидишь, как девственница, бери вилку и ешь.
Теон вздрогнул и поднял глаза:
- Но как же? У меня же нет… Ты же сказал, что теперь только сам будешь кормить меня.
Рамси замер с приоткрытым ртом, не в силах понять, о чем речь. Словно в словах, сказанных неуверенным голосом, таился какой-то подвох. Теон медленно вытащил из-под стола правую руку и вытянул ее вперед, развернул ладонью вверх. Белый холщовый рукав соскользнул на запястье, открывая нечто круглое, исполосованное синим и красным. Без единого пальца ладошка стала совсем крошечной, как ручонка младенца. Вкруг ее обрамляли сине-желтые кровоподтеки и поджившие срезы костяшек. Захотелось потрогать это странное цветное существо на ножке-запястье. Но Рамси резко отпрянул назад. Прямо со стулом. Взгляд сполз ниже, туда, где из-под стола виднелись лодыжки со свободно ниспадающими штанинами… Ноги Теона не доставали до пола. Их не хватало. Ступней не было, только туго затянутые розовой кожей худые костяшки. Наверно вполз сюда на коленях.
Милорд с трудом оторвал взгляд от этой картины. Как он мог забыть все? В горле возникла неприятная сухость. С утра было столько солнца, и он ждал чего-то другого, но… Другого быть не могло…
Теон по-прежнему тянул к нему бесполезную ладошку, только во взгляде теперь плескался испуг:
- Простите, милорд, я…
Ты – мой и не убежишь никуда.

Рамси открыл глаза в темноту и подскочил.
- Теон?
Он был совершенно один, укрытый мехом. Не в силах поверить этому, милорд провел рукой по свободному месту рядом с собой. Как будто пустота могла быть таким же дерьмовым сном. Надо было отрезать ему ноги. Хотя я не хотел бы этого. Или хотел…?
Огонь в очаге потух, и мрак в запечатанной комнате стоял непроглядный, но не нужно было ощупывать углы, чтобы понять, что Перевертыш сбежал. Только бежать ему в этот раз некуда, отсюда вел единственный выход из трактира, и там он поставил ребят. Был еще спуск в пустой вонючий подвал, но и на кухне Рамси велел караулить. Так что слинять некуда, разве что забиться в темный угол у дверей и ждать, что повезет.
Рука наткнулась на задвинутую изнутри щеколду, и тяжесть из груди ухнула в желудок. Он дранному кракену дверь точно не открывал, не мог же тот просочиться сквозь щели? Злость разом смешалась с паникой, и Рамси снова бросился к кровати, сдернул одеяло, будто там, на смятых простынях, мог найтись хоть какой-то ответ, кроме запаха их тел. ЕГО тела. Я же обещал Перевертышу Винтерфелл, он все равно не поверил и сбежал. Как? Окно забито наглухо. Долбанное колдовство!
Рамси обвел комнату глазами. В полу напротив темень у стены казалась еще чернее – отверстие в колодец без дна.
Его трясло от ярости и нетерпения, пока он пытался разжечь огонь. Скрипел зубами от желания выскочить наружу и убить первого попавшегося дредфортца за то, что не притащили уже обратно этого вонючего командующего без ворон и верительных грамот.
Это было уже смешно – в третий раз упустить Перевертыша. Ему. Лорду Болтону. Сдирающему шкуры за малейшие провинности. Невозможно быть смешным.
Как дурак, заперся в комнате с безоружным Теоном, чтобы потом бегать по трактиру и орать, что его потерял. С такой историей хозяина Дредфорта перестанет бояться даже собственная солдатня, будут болтать о нем всякое.
Рамси пялился в квадратную дыру в полу, как на заявившегося в гости Неведомого. Она выглядела так откровенно нагло, хамски, как плевок ему в лицо от самовлюбленного Грейджоя. Рамси будто снова назвали тупым бастардом и выбросили пинком за дверь. Это не то, что он мог спустить. Тяжелая решетка лежала на его собственной рубахе. Я отрежу тебе все пальцы и засуну по одному в твою тесную дырку, пусть даже за это меня сожрет черный, мать его, дракон.
Рамси натянул на себя штаны и, не думая, прыгнул в ту же черную дыру, без факела и даже лучины. Темнота окружила его кольцом, и он замер, отрезвленный ей, не понимая куда двигаться. Даже обернулся несколько раз, но это никак не помогло сориентироваться. Чутье подсказывало, что в этих подвалах все было мертво еще с его огненного веселья. Злость отступала, вытекала из пор, уступая место растерянности
- Теон? – Рамси удивился, услышав собственный голос. Теон мог спрятаться где-нибудь здесь.
До прорези наверху нельзя было дотянуться руками и выбраться обратно, а орать и звать на помощь - полный позор. Перевертыш же не стал никого звать. И Рамси двинулся вперед, в темноту, втягивая воздух ноздрями, принюхиваясь, прислушиваясь к неясным звукам. Навострив, как хищник, все чувства.
Очень быстро налетел всем телом на стену, как недоумок из новобранцев Дредфорта. Потом пошел вдоль нее, скользя ладонью по холодным камням. Шорохи, рождавшиеся в темноте, обступали Рамси тревожными, угрожающими призраками. На мгновение ему показалось, что над головой трещит жаркое, злое пламя, кто-то кричит, хрустят кости, а может, лопаются балки перекрытий. А очень далеко - крутиться, крутиться в ночи мельничное колесо.
Он провел рукой вокруг себя, наткнулся на невидимый проем и двинулся дальше. Ему было наплевать на опасность, чудовищ из деревенских россказней, затаившегося в углу убийцу, пусть даже это будет сбежавший Перевертыш с заточенным железным прутом. Пусть попробуют дотянуться и сохранить неразорванными свое горло и вены. Пусть попробуют…
Но чернота и неизвестно что прячущая пустота беспокоили. Как велик этот подвал? Может, он тянется до Винтерфелла или водит кругами? Он бы ударил, но не знал куда. Убил, но кого? Не было ничего, на что можно вылить стягивающее желудок напряжение. Долбанный, долбанный кракен, я должен был отрезать тебе ноги с самого начала.
- Теон! Иди сюда, в конце концов. Я ведь только трахнул тебя, и ничего больше, – милорд не узнал свой голос. Звучало отвратительно жалко.
Ничего плохого тебе не сделал.
Вытащи меня отсюда, пожалуйста, Теон, слышишь?

Когда он все-таки выбрался наружу, сомнений не осталось - Грейджой хорошо знал, как и куда сбежать. Он обвел Рамси вокруг пальца, поскольку вылизал когда-то каждый угол этого гнилого старковского логова. Но милорд найдет Перевертыша, отроет слишком скользкого командующего даже под тяжелыми тюками подводы, на которую тот так рассчитывает. Вытащит, чтобы оставить ему напоминание, чтобы… Вороны не позволят его забрать. А убить Теона он не сможет сам. В горле царапало острыми когтями. Он медленно вдохнул ледяной воздух, и стало чуть легче. Рамси совершенно не мерз, – голое по пояс тело изнывало от жара. Он просто найдет его.
Возвращаться придется через главный вход, где ерзают у дверей дредфортские парни. Меньше всего хотелось видеть Кислого Алина. Тот невыносимо бесил слишком много понимающим, обеспокоенным взглядом. Но хуже всего, что во всех его незатейливых жестах, наклонах головы, в глуповатом выражении глаз читалось искреннее недоумение - почему это происходит? Хотя кто его спрашивает. Можно было бы и отправить Алина к Иным в дозор, но Русе настаивал на том, чтобы Рамси держал его при себе. Да и в преданности недоумка не усомнишься.
Солдат, открывший дверь трактира, посмотрел на полуголого, вошедшего с улицы лорда Болтона, как на привидение. Его неповоротливые мысли явно застряли в узких проходах мозгов. Попытался что-то пробулькать горлом, но не вышло. Потом дернул головой куда-то вглубь зала. Рамси раздраженно нахмурился и повернулся туда же.
За столом сидел Теон Грейджой. Совершенно одетый и задумчивый. Напротив него был кувшин и глиняная чашка.
Рамси сделал несколько неуверенных шагов и с трудом выдавил из себя:
- Что ты здесь делаешь?
Теон развернулся к нему вполоборота. Выглядел он совершенно спокойно. Будто и не замечал, что Рамси едва удерживался на грани.
- Думаю о том, как попасть в Винтерфелл.
- В Винтерфелл? – казалось, что милорд снова попал в какой-то блевотный сон или только выбрался из него.
- Да, лорд Болтон. Мы же говорили об этом, и я надеюсь на помощь. Можем обсудить план, если вам тоже не спится.
Змееныш нарочито растянул это «вам тоже». Большим идиотом Рамси еще никогда себя не чувствовал.

URL
2015-04-11 в 12:51 

Лилули
Поздним утром все было готово. Рамси даже позволил Перевертышу два часа поспать под строгим надзором. Подробное обсуждение ночного побега через подпол он решил пока отложить. До момента, как сможет вывесить ползучую тварь лицом вниз с покоренной башни Винтерфелла, где они будут только вдвоем. И трахнуть его задницу так, как следует. Как он этого заслужил.
Лучше сначала избить до крови, до соплей, размазанных по щекам. Но обрубки ног под сморщенной розовой кожей живо стояли перед глазами и в этот раз почему-то сбивали весь настрой. Теон из странного сна все же был не так красив без обеих своих ступней. Не оставалось даже напоминания о том, какие они были раньше. Это не нравилось. Рамси любил разные напоминания. Хотел красоту. Сейчас в осторожной наглости Теона красота проступала живыми, притягивающими всполохами, поэтому милорд пока постарается только трахнуть его. Ну разве чуть-чуть придушить.
Северный ветер сорвался с цепи Иного и старался содрать кору с деревьев. С серого неба летел мелкий колкий снег. Лорд-командующий явно мерз в своем вороньем рванье, но одеть под короткую куртку предложенную Рамси шерстяной нательник отказался. Чуть ли ни глаза зажмурил, очень вежливо отнекиваясь и мотая головой. Теон все же был очень забавен в запрятанных глубоко страхах, даже забавнее, чем раньше, потому как не мнил о себе невесть что, но изо всех сил держался, старался сохранить достоинство.
У стены Винтерфелла они были вдвоем. Одному с такой задумкой не справится, а никого другого Рамси ему не позволил взять. У остальных под руководством Алина была своя роль, и они сыграют ее позже, в свое время.
Лорд-командующий задумчиво смотрел на изношенную временем гранитную стену, точнее на восьмиугольную башню справа от южных ворот, а лорд Болтон наблюдал за ним.
- Я тоже думаю, что спрыгнуть проще, чем забраться наверх.
- Очень смешное и уместное замечание.
- Может лучше постучать и попросить укрытия от непогоды?
- Я уже постучал. Но ты можешь попробовать. Лорда Дредфорта должны встретить объятьями. Очень крепкими.
Упоминание о ночном путешествии Рамси совсем не понравилось. Он и не узнал бы о нем, если бы не детальное обсуждение плана. Хотя Теон утверждал, что и не собирался сбежать. Врал наверняка.
- В этой башне явно никого нет, нужно попробовать.
Рамси неопределенно хмыкнул. Наблюдать, как Грейджой с крайне сосредоточенным выражением лица отмеряет от стены шаги, было очень забавно. Обнаружив нужную точку, Теон снял с плеча лук, достал стрелу и прицелился. Ветер резко поднял его плащ, и ткань, улетая в сторону, захлопала на ветру. Лорд-командующий покачнулся.
- Хочешь, я подержу тебя сзади, чтобы легче было прицелиться?
- Не стоит, мне понадобятся все части тела, какие еще есть.
- Я могу удерживать за бедра. В неподвижности.
- Я могу пристреливаться не по замку, а по живой мишени, лорд Болтон. Это немного сложнее, но иногда получается попадать.
И стрела полетела. Он пустил ее сбоку от башни вдоль стены под небольшим углом. Было заметно, как северный ветер сносит в сторону поднимающееся вверх древко. Стрела не успела обогнуть восьмиугольную постройку с внутренней стороны, ткнулась с самого края в выщербленные камни и кувыркнулась вниз. Слишком светло и рискованно, но в темноте и вовсе не разберешься, куда летят эти сраные стрелы. Да и дерьмовая погода – подруга лучше всяких потемок.
- Будет проще просто залезть на крючьях или ножах.
- Болтоны не лазают по стенам, насколько я помню, а мне не забраться просто так.
- На ножах Болтоны делают все.
Теон развернулся всем телом, не опуская лук. Рамси поддался вперед. Выстрели, если хочешь, выстрели прямо сейчас.
- Тогда возьми и прикрепи тонкую бечевку к стреле, - прошептал сквозь зубы Теон. - Нож вам, лорд Болтон, для этого понадобиться.
Это было чем-то похоже на хамство, с которым принц Грейджой командовал собственным Вонючкой. От таких воспоминаний, как ни странно, Рамси ощутил возбуждение.
Было еще несколько неудачных выстрелов, но в конце концов выпущенная стрела обогнула башню и, сносимая ветром, упала с внешней стороны крепости.
Затем Теон взял в руки специально подготовленную стрелу с бечевкой и какое-то время держал ее, словно пытался почувствовать ее будущий полет. Постепенно сомнение в глазах сменилось уверенностью, и край губ приподнялся в легкой улыбке. Рамси мучительно захотелось разобрать Теона, заглянуть внутрь его тела, чтобы понять, как живет в нем это скользкое существо изменений – страха и смелости, сомнения и уверенности в себе.
У Перевертыша действительно получилось, и бечевка обвила тонкую промежуточную башенку с внешней стороны южной стены. Потом они привязали к бечевке наскоро сплетенную дредфортскими парнями веревочную лестницу и перетянули вкруг. Снег полетел влажными тяжелыми хлопьями, и видимость стала отвратительной.
- Дерьмомый снежный Винтерфелл.
- Не то что солнечный приветливый Дредфорт. Зато вряд ли нас заметят.
Закрепить эту конструкцию было не сложно, и оставалось только залезть. Рамси забрался первым, потому что умничание Теона его бесило все больше и больше, и очень хотелось посмотреть сверху на то, как он будет карабкаться. И это действительно было занимательно: движения были неуверенными, он останавливался, поднимал голову, видимо, не в состоянии поверить, что милорд на крепостной стене придерживает трущуюся о камни лестницу.
Только облепленная вымокшими волосами голова появилась у края, как Рамси наклонился, схватил продрогшего Перевертыша за предплечье и потянул к себе.
- Без меня тебе не справиться с Винтерфеллом, дружок.
Теон вздрогнул и попытался отстраниться, щеки были мокры от влаги, ресницы слиплись толстыми иглами.
- Если бы тебя не было никогда, я бы справился лучше.
- Тогда ты бы давно был мертв, и знаешь это, - прошептал Рамси в ледяное ухо.
Теон посмотрел на его, но ничего не сказал. Ты – мой, что бы ни воображал.
Следующая часть плана была рискованнее. Ров Винтерфелла с его ледяной, разлившей к самым стенам водой не выглядел соблазнительным. Особенно если трудновато быстро перебить всех в замке и обсохнуть в спальне у огня. Хотя под пронзительным ветром и мокрым снегом чувствуешь себя даже хуже, чем по шею в воде.
Решено было подняться на башню, сбоку от которой они забрались. Внутренние стены замка были выше внешних, но пустующая башня ничем им не уступала по высоте, даже немного вытягивалась над ними. С ее восьмиугольного верха просматривалась зубчатая линия внутренней крепостной стены.
Довольно долгое время они следили, ждали патруль напротив. Проходы дежурных вдоль стены всегда имеют свои промежутки, и если гарнизон не велик, что вероятно и было, в эти промежутки можно успеть очень многое.
- По-моему, тут нет никого. Ты уверен, что они там все не передохли?
- Уверен, я видел двоих. Думаю, внутри что-то случилось. Не зря же они никого не впускают.
- Разобраться – много времени не займет.
- Ты уже не раз разбирался?
- Только не говори, что это занимало у меня много времени.
Неподвижность и бессмысленное ожидание становились невыносимыми, Рамси все больше рассматривал Теона, и тот заметно нервничал от этих взглядов. Чтобы отвлечься пришлось еще раз затянуть узлы на кошке-крюке. Добросить ее до противоположной стены нужно было ему. Сильная рука и хорошо раскрученная веревка – дело не сложное. Он развлекался когда-то такими бросками, охотясь за убегающими девицами. Меткость была не столь важна – любое повреждение могло позабавить. Рамси поднялся и стал раскручивать кошку, Теон посмотрел на него снизу. Когда железные крючья просвистели рядом с высокой, подмятой скулой, милорд слегка улыбнулся. Лорд-командующий отвел глаза.
Перебраться на внутреннюю стену оказалось не таким трудным делом. Крепкая веревка от башни к гранитным зубцам была натянута под совсем небольшим наклоном вниз. И Рамси перебрался по толстой влажной струне, зацепившись руками и ногами. Только когда лорд-командующий, почти добравшись до зубцов, вдруг замер, неловко качнулся и завозил руками, милорд чуть не свалился сверху, пытаясь до него дотянуться. Ублюдочная красноглазая сучка и ее желания, которые я бросился исполнять!

Они сидели на полу пустой выстывшей башни, которую похоже посещали только призраки, да и то во времена зимы в Винтерфелле. У ног вилась брошенная как попало веревка, соблазнительно торчали острые когти крюков. Рамси удивляла слабость в руках и ногах и шея, которая ныла вывернутыми мышцами. Теон сидел совсем близко с откинутой к стене головой и закрытыми глазами. Его била дрожь, ресницы и щеки были мокрыми, как от слез. Легко вообразить, что он боится, думает о милорде, покорно ждет удара. Рамси почувствовал, как шевельнул член под отсыревшими штанами. Легко обмануться.
Лорд Болтон потянулся к откинутой голове, раздавил пальцем крупную каплю на виске и повел грязную линию вниз к подбородку. Теон попытался отстранить, в глазах и правда мелькнул испуг. Можно трахнуть его снова. Здесь ему некуда деться.
- Боишься меня?
Губы легли в тонкую линию, скулы заострились.
- Что ты хочешь, чтобы я ответил?
- Не знаю. Что-нибудь, - Рамси неопределенно пожал плечами.
Ему хотелось услышать что-то самое обычное. Например, что лезть сюда было тяжело и страшно, и Теон рад, что не один в этой башне. И хотел бы согреться, хоть немного. Боишься меня?

URL
2015-04-11 в 12:57 

Лилули
Теон рассмеялся и посмотрел вверх, на уходящий в темноту потолок:
- Думаешь, можно просто сесть и поговорить, поделиться мыслями?
- Разве нет?
- Ты…, ты понимаешь, что делал со мной? Что я могу чувствовать?
- Не начинай, - Рамси поморщился, - опять скучная тема. – Это было давно, и ты сам виноват. Что можно сейчас чувствовать?
- Ты ведь не способен даже сожалеть.
- Сожалеть?
Рамси задумался. Он сожалел, что не предусмотрел все и позволил Перевертышу сбежать, сожалел, что вовремя не вернулся в Винтерфелл. Как он мог сожалеть о том, что у него был Вонючка, его хрупкое покорное существо? Я не жалею, только скучаю… Хотя Вонючки теперь казалось недостаточно, эта собственность была слишком простой и ничтожной.
- Ты хочешь, чтобы я сожалел? Но ведь это ничего не меняет. Мои следы все равно останутся на тебе. Тогда какая разница?
- Ты прав, наверное, никакой. Но мне нечего сказать тебе. Ничего такого, что ты мог бы услышать.
- Я хочу послушать. Скажи что-нибудь о себе.
- О себе? – Теон недоверчиво хмыкнул и посмотрел прямо в глаза милорда. – Знаешь, несмотря ни на что, я все еще часто обманываюсь. Там, в Медвежьей яме, я пришел к тебе, и ты наговорил много разных слов и… Я тогда подумал, что сумею справиться… Что ты слишком хочешь меня, чтобы не сдержаться, а я защищен. Но на следующий день ты затянул мне ремень на шее и опять показал, какой я дурак, и что тебя ничего не может остановить. Никогда.
- Почему ты тогда здесь. Со мной.
- У меня нет выбора, - тихо сказал Теон и отвел взгляд. – И ты прав, я боюсь тебя.
Нет выбора? Может, нет никакой подводы к Стене, нет ворон, которые должны присоединиться к лорду-командующему? Он просто оказался здесь. Выполни его желание.
- И ненавидишь? – вопрос вырвался сам, его не запихнуть обратно. Рамси понимал, каким будет ответ, но не хотел его услышать здесь. Лопатки свело от напряжения. Пусть промолчит.
- Нет, я тебя не ненавижу. Ты всего лишь… Как ты сказал, я сам виноват. Все сделал сам.
Так было еще хуже. Внутри рвануло болью, и Рамси выбросило вперед. Он схватил Теона за горло и придавил к стене.
- Нет, не смей отстраняться и прятаться от меня! Как будто ты один и я один. Как будто меня совсем не было. Это я! Я все сделал с тобой! Помни об этом!
И он накрыл его губами. Теон был ледяным, как каменные стены под снегом. Со вкусом отчаяния на языке. Влага на щеках была пресной, чужой. Рамси обхватил его и ощутил легкую дрожь, пробежавшую по напряженному телу.
- Ты замерз, тебе надо согреться.
Лорд Болтон отстранился и стал лихорадочно расстегивать влажную куртку.
- Перестать, - Теон схватил его руки и попытался оторвать от себя. Их пальцы сцепились и через секунду ткань затрещала.
- Ты хочешь совсем изорвать свои лохмотья? Хочешь позвать на помощь?
- Мать твою, Рамси! – выдохнул он и резко убрал руки. – Только не смей повредить меня. Иначе я правда закричу.
О! не сейчас.
Даже под одеждой тело было мокрое и такое холодное, словно ждало прикосновений целую вечность. Он провел по спине и груди несколько торопливых раз.
Но жара ладоней было мало, и милорд, не замечая предупреждающего взгляда из-под ресниц, застывшего, терпеливого ожидания, сдергивал собственные мокрые тряпки.
Воздух казался жарким, как у протопленного камина, и он обвил Теона, уже плохо понимая, что ему больше требуется: согреть его или избавиться от собственной, палящей кожу лихорадки.
- Расслабься, тебе станет теплее.
Он закрыл глаза, но не сопротивлялся. Рамси снова вел руками по спине, по жестким плечам, спустился к знакомым шрамам, покрывавшим грудь и бедра. Дышал теплом в шею, в губы, которые не отвечали. Тела так естественно соприкасались – его жар и прохлада Теона. Как он мог не понимать это? Как Рамси мог сожалеть?
Он опрокинул его вниз на брошенный на камни плащ. На нем тоже было холодно, и поэтому милорд пропустил руку под неподатливую спину. Другой ладонью он повел по внутренней стороне бедра под ним от коленей к сомкнутым ягодицам. На ощупь, не разлепляя их тел, сложно было найти вход. Рамси с силой сдавил зубами собственную губу, чтобы удержаться от резких, вкручивающихся движений.
Палец вошел с трудом, и запястье изогнулось под неудобным, болезненным углом. С прокушенной губы сочилась кровь. Он двигал рукой равномерно, разминая стянутые в кольцо мышцы. Засунул еще один палец. Надавил на внутреннюю стенку. Теон под ним вдруг выдохнул, и ноги разъехались в стороны, облегчая доступ к тесному отверстию.
Он чуть вздрагивал под рукой и подставлялся, хотя голова была отвернута, а глаза закрыты. Как будто представлял кого-то другого… Нет, другого не мог, не могло быть другого...
Рамси был в нем совсем недавно, а его дырка так быстро стянулась. Лучше бы она всегда была приоткрытой, всегда сохраняла отпечаток члена милорда, готова и послушная. Хранила в Теоне боль от Рамси, память о нем. Даже когда он стреляет из долбанного лука, изучает карты и письма, командует своим вороньем. А она бы помнила, что внутри ее должно быть… Эта мысль была непереносимо возбуждающей.
Рамси выдернул пальцы, закинул подрагивающие ноги на плечи и вошел в одно движение, не встречая никакого сопротивления… только жаркий, нетерпеливый обхват. Это было так непривычно, что он замер и всмотрелся, как прерывисто дышит под ним Теон. Прижал ладонь к груди, чувствуя острую потребность процарапаться, забраться вовнутрь, ощутить его удовольствие.
- Хочешь, чтоб я тебя трахал?
Тот разлепил ресницы, взгляд был мутный, расфокусированый.
- Двигайся, - шепот был едва слышен. – Пожалуйста.
Рамси качнулся несколько раз и увидел, как разомкнулись влажные губы. Он бы засадил со всей силы, но сейчас его увлекало это выражение лица и то, как он открыл рот, выдыхая воздух, словно хотел, чтобы и эту дырку заполнили, погрузились в нее до горла.
Все это невозможно кружило голову, и не в состоянии сдержаться Рамси двигался все быстрее и быстрее. И очень скоро стал засаживать член сильно и безжалостно. Пропустил руки под бедрами и широко раздвинул ягодицы. Теон застонал, и спина его выгнулась. Приятно было ощущать пальцами, как входит в растянутое отверстие его собственный член. Он мог бы кончить подо мной без всякого колдовства и долбанных трав. Я ведь сам могу это сделать.
Рамси сплюнул вниз, где их тела смыкались и, не сбиваясь с ритма, обхватил пальцами короткий и плотный обрубок. Теон судорожно дернулся и внезапно раскрыл глаза. Сквозь муть удовольствия мелькнула паника.
- Шшш, - успокоил его Рамси, поглаживая по бедру медленно, как необъезженного жеребца.
Расслабься, малыш, сейчас ты весь мой. Он не сказал это вслух и сразу ускорился, задавая бешеный ритм. Выбивающий все лишнее из головы.
Очень скоро по податливому телу пробежала судорога, и в ладонь короткими толчками выплеснулась влага. От этого ощущения Рамси накрыло острое животное удовольствие, и он кончил, натягивая на себя горячие бедра. Я все же согрел его.
Они лежали рядом, и милорд жадно вдыхал запах кожи Теона, пота и семени. Положил руку на поднимающийся от дыхания живот.
- Видишь, я могу быть другим, могу не вредить тебе.
Теон повернул голову и посмотрел на него с удивлением.
- Ты же обманываешь самого себя, Рамси.

URL
2015-04-11 в 13:23 

Лилули
Финал уже близок, осталось примерно три главы. Но я уезжаю, поэтому новой части не будет около месяца)) Спасибо тем, кто читает и готов подождать)) Ну и вот))

URL
2015-04-16 в 22:11 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Ух, какая глава! Рамси тут очень...человечный. И одинокий. И Теон одинокий. Когда они вместе это особенно заметно. Тут слово, там мысль - и вот уже две человеческие трагедии. Мастер ты, все-таки.

Жаль, что скоро финал, но так уж принято, что все рано или поздно заканчивается... Особенно хорошее. Одно удовольствие тебя читать.

2015-04-17 в 09:51 

Лилули
#Mouse#, спасибо тебе за комментарий. Они всегда окрыляют :sunny: Здесь, конечно, все герои одиноки, а эти двое особенно)). И их определённое соцположение только усложняет и усугубляет. Не говоря уже о других, более важных вещах, которые не поправишь))

URL
2015-04-17 в 14:08 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, интересно, в финале истории их одиночество только преумножится, или они все же смогут его разделить? Я пока не представляю как, но ты мастер и можешь написать достоверно все, что угодно :)

Вот честно, спасибо. В этих наших интернетах столько лютой хуиты (в любом фандоме), что твои тексты - это просто глоток свежего воздуха.

2015-04-17 в 18:36 

Лилули
#Mouse#, не преувеличивай и не взваливай, пожалуйста, на мои хрупкие плечи слишком.. слова)
совсем я не могу описывать все, что угодно, а только то, во что могу сама поверить.
Насчет разделить... Может, до какой-то степени это возможно, но для этого, наверное нужна еще одна длинная история.
А у меня запалу чой-то нету))
А лютая хуета - это НАШЕ ВСЕ... нерв времени так сказать :-D, но и хороших вещей много))
А вообще я уже завтра утром буду в Будапеште. На одной работе - сказала, что заболела, на другой - что много работы на первой, дите - бабушке, а сама :vict:
В общем, какие тут одинокие герои..))

URL
2015-04-17 в 18:57 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, оооо, Будапешт! Мой любимый город :) Он прекрасен в апреле, когда тепло и цветут вишни. Впрочем, он всегда прекрасен :) Отдохни там как следует!

2015-04-17 в 19:21 

Лилули
#Mouse#, ой,спасибо. Я там не была, но уже знаю, знаю, что он прекрасен.
Скажи, а там вообще по-английски нормально говорят?? А то беспокоит языковой барьер))

URL
2015-04-17 в 20:44 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, обслуживающий персонал в отелях и кафе свободно говорит. Вообще, проблем не было ни разу:) Очень комфортный приветливый город. А уж еда там...ммм)

2015-04-17 в 20:59 

Лилули
#Mouse#, класс.) Еда - это тревожно, а то за длинную сибирскую зиму и так появились лишние килограммы. Ну ладно, будет много марширон по Будику))

URL
2015-04-17 в 21:07 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, сходи в "Ланцелота". Там антуражно, средневнково и вкусно :)

2015-04-17 в 21:09 

Лилули
#Mouse#, хорошо. Всем советам буду рада))

URL
2015-04-22 в 10:09 

Shugister
Авввввв... мне так приятно, что ты взяла иллюстрацией мою твою картинку. :heart:
Я знаю, чего я жду от финала, господин Автор. Месяц без вас будет долгим, но я желаю хорошего отдыха. *)

2015-04-22 в 15:44 

redraccoon
я прочитал!
оказывается я видел давно обновление
решил прочитать попозже
и забыл!!!!
а тут такая глава
авввв!

мне очень нравится Теон
прямо очень!
такой независимый (он старается по крайней мере) и пытается сам контролировать свою жизнь
и жутко кинкует что он уворовал коня милорда
и потом сам же вернулся
и эта его последняя фраза просто шик
а еще "когда Рамси злился он думал плохо" (не могу найти в тексте это предложение)

теперь Рамси
Рамси - котик
слабоумный, бешеный, но все же котик
и сам рад обманываться

я, кстати, готов к тому, что он себя же и погубит
такое предчувствие, что не может у него все хорошо быть теперь
когда он не захотел оставить Теона без ног
то есть это и хорошо, конечно, но и плохо
теперь-то он точно убъется, кмк

2015-04-22 в 23:47 

Лилули
rotspecht, ты - чудо, спасибо))
Твои предчувствия мне сложно прокомментировать, но в чем-то они очень логичны))

URL
2015-04-23 в 00:55 

Shugister
Лилули, Хорошо же вам там! С господами этими хорошими! *) Очень рада за вас *)

2015-04-23 в 21:09 

Eagre
rotspecht, я, кстати, готов к тому, что он себя же и погубит
такое предчувствие, что не может у него все хорошо быть теперь
а я надеюсь, что он просто перегорит. Нельзя до бесконечности играть в дальше-ближе, от этого устаешь. Так что я надеюсь, что он скажет: "ну и скатертью по жопе" и просто отпустит за ненадобностью. Опять же, для Теона это самый лучший выход, если он будет знать что все просто закончилось и милорду он более не интересен, и никаких подлянок больше не ждать.

2015-04-23 в 21:42 

redraccoon
Так что я надеюсь, что он скажет: "ну и скатертью по жопе" и просто отпустит за ненадобностью
"Ты же обманываешь самого себя, Eagre" (с)

2015-04-23 в 23:50 

Eagre
rotspecht, "Ты же обманываешь самого себя, Eagre" (с) НЕТЪ.:obida: У тебя вон, милорд тоже вполне самодостаточен, он не сидит на окне, завернувшись в клетчатый плед, и не думает о нем.

2015-04-24 в 08:33 

redraccoon
У тебя вон, милорд тоже вполне самодостаточен, он не сидит на окне, завернувшись в клетчатый плед, и не думает о нем
Eagre, он активничает, но он ДУМАЕТ

2015-05-07 в 21:41 

Лилули
Ночь приходит темна

Теон часто думал о Винтерфелле, вспоминал его летним, наполненным шумом дневных дел, звоном мечей у арсенала, с розовеющими под закатными лучами гранитными стенами. Был в его памяти и Винтерфелл холодный, настороженный, молчаливый, следящий за каждым перемещением принца Теона хмурым взглядом узких бойниц. Тогда замок только и ждал момента, чтобы обрушить на голову бывшего воспитанника камень или расшатавшуюся балку, запереть в темном подвале. Но проиграл это молчаливое противостояние также, как и сам Грейджой.
Их последняя, зимняя, встреча была тяжелой, окрашенной отчаянием и безнадежностью – встреча двух искалеченных существ. На первый взгляд Винтерфелл при Болтонах снова стал был шумным и людным. Переполненным. Снежные траншеи, разномастные шатры у разрушенных и обожженных стен, ржание застоявшихся лошадей и гогот хмельной солдатни. Все это людское вторжение должно было вдохнуть жизнь в каменные постройки, но этого не произошло. Новые хозяева и гости жалко копошились внутри древних башен и стен, которые казались некогда изрубленными великанами, осколками невозвратного прошлого. Бродя в одиночестве среди этих мертвых, равнодушных стен, Перевертыш иногда чувствовал, как исчезает боль и мучительная смесь страха и стыда, а у самого сердца рождается чудная тишина. Эти короткие мгновения покоя в самых дальних, самых пустых и разрушенных уголках замка казались счастьем.
Теперь Винтерфелл вновь неуловимо изменился. Из прорези бойницы в пустующей башне неподалеку от Восточных ворот далеко не все можно было рассмотреть, и общее впечатление оставалось нечетким. Возможно все дело в серой завесе тяжелого влажного воздуха и мелкого, колкого снега, тающего на лице и под ногами.
К Восточным воротам он и лорд Болтон добрались далеко не сразу. Сначала, затаившись в первой, южной, башне, дождались патруля, обходящего крепостную стену. Пропустили его и двинулись следом на существенном удалении. Это было рискованно, Теон считал, что должен быть и встречный патруль, - любой грамотный командир так и организует охрану. Но Рамси в ответ на предложение еще немного понаблюдать за стеной, чтобы понять принцип охраны, только усмехнулся и дернул его за собой. Сопротивляться было сложно.
Милорд выглядел довольным и возбужденным. Светлые глаза смотрели непривычно. Не прорезали жадно насквозь, не расчленяли тело на отдельные занимательные части, а скользили мягко, охватывали Теона целиком. Без знакомого азартного желания провести над ним очередной опыт. Но это пугало еще больше. Словно Теон ступил на заговоренную дорогу, по виду которой не угадать, что окажется под ногами: твердая поверхность, топь или обрыв. Он не знал, что теперь ждать от Рамси Болтона. Но самое страшное было в том, что милорд, похоже, и сам не знал этого, не понимал правила и финал затеянной им новой игры. Глупейшее это дело - залезть в чужой дом в компании с хищником, увлеченным душеспасительным голоданием, и надеяться остаться невредимым. Если только скормить ему кого-нибудь другого.
Двигаться средь бела дня по крепостной стене – само по себе затея рискованная. Правда если издалека или снизу кто увидит, то вряд ли опознает чужаков под черными опущенными капюшонами. Но вдруг у них, в закрытом от остальных замке, есть установленные правила и ограничения, тогда быстро станет ясно, что двое здесь оказались не по делу и не с благими намерениями.
Лорд-командующий поглядывал по сторонам, размышляя над целесообразностью перемещения в согнутом состоянии и короткими перебежками, но Рамси шагал рядом враскачку, словно обходил любимую псарню. Что, собственно говоря, - не удивительно, потому как часть этой псарни, вся в сомнениях, брела рядом в доступности вытянутой руки и вполне удобная в использовании. Оба молчали: Теон пытался справиться с тревогой и напряжением, но делал вид, что глубоко размышляет над тактикой и стратегией их действий, а лорд Болтон, похоже, просто пребывал в состоянии временного сытого удовлетворения и не портил его лишними словами.
Угловая башня между южной и восточной стеной выглядела угрожающе – слишком массивная и высокая. Крупные зубцы поверху были совершенно целы, и сразу четыре настороженные вертикальные бойницы пялились прямо на них.
- Там наверняка есть солдаты, - одними губами проговорил Теон.
- Их же не больше, чем стрел?
- Ни в кого в Винтерфелле я даже целиться не буду.
- А в меня значит можно? Жаль, мне понравилось смотреть, как ты это делаешь, - милорд коснулся губами края уха. – У тебя смешной серьезный вид. Надеюсь увидеть, как кто-нибудь умрет от твоей стрелы.
- Не в этот раз.
А если кто-нибудь – это ты?
Мясистые ноздри внезапно расширились, Рамси схватил его за запястье, с силой дернул на себя и вниз. Теон попытался вывернуться, но потерял равновесие и оказался коленями на камнях, а лицом на кожаной перевязи.
- Тихо.
- Что вы там застряли, членососы?! – грубый голос донесся с башни, и желание бороться и перепираться пропало.
Не меняя положения, он приподнял голову и всмотрелся в гранитную громадину над ними. С виду она оставалось совершенно слепой – никто не высовывался и не целился в их сторону.
Повисла тишина.
- Придумал остроумный ответ? – ехидно шепнул Рамси.
Он по-прежнему держал его за запястье, а длинные пряди волос касались щеки Теона. Судя по тону голоса, вся эта ситуация милорда очень забавляла.
Со стороны башни что-то опять неразборчиво прокричали.
- Похоже, это не нам. Поэтому лучше промолчать, - и Теон сел, опираясь спиной о грубую каменную кладку.
- Чернозадые вороны сделали тебя скучным, Грейджой.
Он бы конечно возразил, что поскучнел еще до прибытия в Ночной Дозор, но это могло вызвать совершенно лишние, наполненные болезненными подробностями комментарии, и боги знают, что еще, поэтому Теон вздохнул и принял твердое решение не говорить ничего лишнего. Хотя что будет лишним, а что уместным он уже не понимал так отчетливо, как когда-то Вонючка. Особенно здесь и сейчас.
- Пойдем дальше, лорд-командующий? Кажется, сучьи дети разобрались, кто где застрял и чем занимается.
- Любой солдат может выглянуть. С этой или с той стороны. А мы как на ладони.
- Пойдем, я убью их сам, если ты боишься ободрать о тетиву оставшиеся пальчики.
Лорд Болтон стал подниматься, но Теон ухватил за край его плаща.
- Перестань, Рамси, прошу тебя. Мы же договорились, что никого не убиваем. И, если что, - просто сдадимся. Мне нужно только понять, что происходит в замке.
Несколько секунд ответа не было, только черные от расширившихся зрачков глаза смотрели на него сверху. Край губ дернулся, - это была усмешка удовольствия, почти нежности. Ублюдок! Я опять стою перед ним на коленях и держусь за полу!
- Знаешь, Теон, что мой отец говорил о союзниках? - бархатным голосом протянул милорд. – Если один хоть раз обманул ожидания другого, то вряд ли может рассчитывать на честное выполнение договоренностей.
О да! Я сейчас в правильном положении, чтобы послушать о правилах и договоренностях.
Теон разжал руку и поднялся, стараясь не отводить взгляд.
- Что же ты хочешь от меня, милорд-союзник?
- О, можешь без стрельбы и насилия, - Рамси обхватил его за шею и притянул к себе. – Только ртом. Ты не закончил то, что начал при нашей встрече. Помнишь? Это меня очень расстроило.
- Я…, - Теон растерялся, поднимая глаза на сторожевую башню. Если он будет трахать меня каждые десять метров, то вряд ли удастся сегодня добраться до Восточных ворот.
- Нет, не нужно прямо сейчас. Потерпи немного, дружок. Стоит найти более спокойное место.
Теон не возражал бы потерпеть и подольше, лучше бы всю оставшуюся жизнь, но объяснять свою позицию не стал. Только кивнул и осторожно двинулся следом за довольным собой лордом Болтоном.
Прижавшись к башенной стене, они остановились и прислушались. Сверху басовито гудели голоса, долетал гогот. Унылые, затянутые серой сыростью окрестности караульщикам, похоже, надоели гораздо больше, чем рожи друг друга и похабные истории.
- Они на уровень выше от сквозного прохода, - шепнул он в плечо Рамси.
- Слышу по голосам. Бездельники. С долбанных яйцечесов никто никогда не сдирал ни лоскутка кожи. Даже кнутом.
Теон скривился, руки судорожно сжались в кулаки. Лорд Дредфорта поминал о пальцах и содранной коже с особой интимной интонацией, как о том, в чем только они вдвоем знают толк. Как теплые воспоминания, которые разделяют друзья, и для него не имеет значения, что я был с другой стороны от ножа.
Они скользнули в темный проход под башней, голоса над ними зазвучали громче. Узкая винтовая лестница слева уходила вверх и вниз, пространство вокруг прохода пустовало, только под лестницей лежало несколько крупных кусков гранита, видимо, части пострадавшей где-то кладки. И тут он вспомнил.
- Постой. Нам нужно вниз, там был сквозной проход, - теперь он обхватил широкое запястье и наклонился к самому уху, касаясь губами волос.
Сыромятная кожа и тревожный, едва уловимый запах раскаленного в кузне железа наполнили ноздри. Рамси замер и осторожно повернул голову, в светлых глазах мелькнуло напряженное ожидание. Этот, то ли железный, то ли кровавый накал Вонючка вдыхал не раз, если прижавший его хозяин не был пьян, и хмельной, пряный дух не перешибал все остальное. И сегодня Теон уже чувствовал этот странный запах, когда Рамси склонялся, раскачивался над ним, с каждым толчком заставляя предавшее его тело сотрясаться от удовольствия. Как со мной могло произойти такое?

URL
2015-05-07 в 21:48 

Лилули
Лорд-командующий резко отстранился. Помедлил. Потом все же потянул милорда к круто уходящим вниз ступеням. Рамси подчинился, но явно думал о чем-то своем, не отводил в сторону пристального взгляда.
Ниже, на третьем этаже угловой башни, под лестницей, можно было протиснуться в крошечный проход и оказаться в узком туннеле, ведущем к Северным воротам. Это было далеко от их цели, но сразу за Восточными воротами стена изгибалась, и этот изгиб соединяла дополнительная сторожевая башня. Она уже давно искрошилась от времени, и в счастливые летние дни из прорезавших ее бойниц можно было рассматривать Первую Твердыню и представлять себе грубые и тяжеловесные постройки Винтерфелла тысячелетней давности.
Позже, на ноющих от усталости и холода ногах Вонючка взбирался на эту же сторожевую башню и подолгу глядел на изуродованный каркас Твердыни, позволяя тоске и сожалению заполнить себя до краев. Тогда от этого делалось тяжело и светло одновременно - так он больше чувствовал себя Перевертышем, а значит - Теоном.
Туннель встретил их совершенно непроглядной темнотой. Видимо никто им не пользовался, и не было смысла держать факелы в этой узкой каменной трубе. Это хорошо. Раз никто здесь не ходит, значит, они и не встретят никого.
- Я не полезу в эту тесную дыру, - вдруг уперся Рамси.
- Не полезешь? – ядовито переспросил Теон. – С чего вдруг? Тебе же это всегда нравилось.
Милорд схватил его за горло и навалился, придавливая к стене, язык тяжело воткнулся в небо и прошел вдоль десен.
- Ты прав, - проговорил он глухо прямо в рот. – Поэтому не нарывайся, дружок. А то у меня в следующий раз может не хватить терпение, чтобы это понравилось тебе.
Теон попытался отстраниться, но Рамси отпустил его сам и подтолкнул вперед.
- Иди, лорд-командующий, первым. Чтобы я не ошибся с дорогой.
Они двигались в темноте. Сзади слышалось дыхание лорда Дредфорта и размеренные шаги. Неотвратимые. Куда это может его завести?
Хозяин был рядом, хоть и невидимый, но что-то решивший, и Вонючке уже не нужно было ждать неизбежного, ежесекундно сжимаясь от страха, вздрагивая от каждого далекого звука, скрежета невидимых дверей. Конец его ожидания наступит очень скоро, он уже ощущается за спиной.
Теон протянул руку и коснулся пальцами неровной, царапающей поверхности стены. Скольжение руки отвлекало от подступающей паники, помогало удержаться в реальности: они идут по Винтерфеллу, который никогда не предавал Теона, который помог когда-то избавиться от мыслей и чувств сломленного существа. Он идет по замку своей жизни, чтобы выполнить волю богов. А Рамси? По чьей воле здесь оказался милорд?
Он чуть не пропустил щель бокового прохода – рука провалилась, но, погруженный в мысли, он сделал еще два шага и только потом остановился, повернулся к невидимому в темноте лицу.
- Можно выбираться наверх.
Рамси удержал его и протиснулся первым.
Они должны были оказаться на втором этаже дополнительной восточной башни, очень низко над землей. Круглое пространство было запечатано глухими стенами грубой древней кладки. До бойниц нужно подняться один пролет по лестнице, местами обвалившейся, без перил, идущей узким кругом вдоль стен. Каменная труха хрустела под ногами, и звуки уходили эхом вверх. Оставалось только молиться, что башня пустовала.
Отсюда был виден длинный переход к арсеналу и вытянутое прямоугольником тело караульни. Только изуродованный остов Первой Твердыни исчез, на его месте зияла ровная площадка, виднелись огороженные кольями блоки отесанных гранитных плит. Внутренний двор был вычищен и приведен в порядок, только людей не было видно, словно поздний вечер отправил всех к пылающим очагам и горячей еде. Но день не закончился, и солнце все еще бродило где-то на западе, за раздувшимся болезненной серостью небом.

Винтерфелл изменился и, осторожно перемещаясь от бойницы к бойнице, Теон по открывавшимся перед ним строениям пытался понять, как именно. Крытый переход тянулся к арсеналу коричневой свежеположенной черепицей. Кое-где у стен стремились вверх строительные леса, под провисшими от влаги полотнищами стояли верстаки мастеровых и виднелись аккуратно сложенные столярные и каменотесные инструменты, огромные ванны для строительных смесей находились неподалеку от Великого замка.
Все эти признаки восстановления оставляли странное впечатление без людей, грохота, визга пилы, криков и переругивания. Замок, ступивший на путь возрождения, вдруг замер настороженный и напряженный, как будто ожидал чего-то такого, что вновь может поменять его жизнь. Что же происходило здесь? Почему затихла работа, и немногочисленный гарнизон закрыл ворота даже для обычных путников? Справа от выходящей на восток стороны башни был отчетливо виден опущенный мост, который вел к внешней стене Восточных ворот и двум безмолвным восьмиугольным башням-близнецам. Их охраняли, как накануне выяснил Грейджой. Ждать оставалось недолго.
Теон встал вполоборота к восточной бойнице и посмотрел на Рамси Болтона. Небрежно привалившись к противоположенной стене, тот был совершенно не подвижен. Куртку милорд не застегнул доверху, и она открывала широкие кости ключиц. Когти засунутой за пояс кошки угрожающе торчали под локтем, прямо над рукоятью меча. Его явно не интересовали ни виды Винтерфелла, ни возможные опасности вокруг них. Тяжелым взглядом исподлобья он смотрел на Теона. По спине пробежал холодок страха.
Трудно было поверить, что пару часов назад он сам стонал в голос под бывшим мучителем, хозяином, а теперь напарником. В тот момент волны забытого наслаждения окатывали низ живота, проходили дрожью до кончиков пальцев, делая тело податливым, вымывая все мысли и воспоминания, оставляя только ослепляющую пустоту удовольствия. Оголодавшая плоть просто сломала все барьеры разума и чувств. Я даже кончил и хотел бы еще раз такое испытать. Лучше не с Рамси. Тогда с кем? Теон ощутил неконтролируемый жар стыда, заливающий лицо и отвернулся к бойнице.
- Ты покраснел. О чем подумал?
Рамси по-прежнему хотел знать все о нем, до последней случайно мелькнувшей мыслишки. Оставалось только пожать плечами как можно небрежней, но они стали неуклюжими и неповоротливыми.
- Какая разница. Не знаю, просто… вдруг стало жарко.
- Врешь, ты подумал обо мне. Посмотри на меня и расскажи.
Отводить глаза – жалкая привычка, за три года он уже научился поднимать голову и отвечать взглядом на взгляд, вызовом на вызов почти в любой ситуации. Тормунд успешно справлялся со многими вонючкиными манерами своего помощника.
-Что у тебя там с шеей, сучий хвост!? Больной? Мышцы ослабли, глаза закатились. Пойдешь на перекладину, потом к Клидасу, потом снова на перекладину.
- Но…я… и что мне сказать Клидасу?
- Что «но я»? Что значит «что мне сказать»? Писать умеешь, говорить не можешь. Я всегда знал, что поклонщики из нормальных людей превращаются в птиц, носящих бумажки.
- Хорошо, я все сделаю, Тормунд.
- Сделает он, - недовольно ворчал бородач. – Вечером придешь ко мне и расскажешь пару веселых баек и чтобы я ржал, как долбанный великан от щекотки в заднице.

Теон медленно развернулся и посмотрел прозрачные неотступные глаза. Мышцы плеч заныли, как от изматывающих упражнений.
- Я меня нет желания делиться с тобой своими мыслями, лорд Болтон.
Тот усмехнулся:
- Ладно, не делись, я и так их знаю. Просто подойди ко мне.
Теон не двинулся с места. Губы Рамси оставались растянуты в полуулыбке.
- У тебя появилась забавная привычка, когда ты волнуешься, - быстро поджимать и расправлять пальцы. Сейчас ты это проделал уже три раза.
Так Грейджой на Стене боролся с судорогой и призрачной болью, выкручивающей обрубки пальцев. Потом эти приступы прошли, но движение осталось, оно помогало прийти в себя, собраться с мыслями.
- И что? Я нервничаю, когда ты рядом, Рамси.
Милорд в пару быстрых шагов оказался совсем рядом. Опять этот неуловимый запах раскаленного железа, расширяющиеся от дыхания ноздри и тонкая свежая царапина, пересекающая бледную кожу щеки. Расширенные зрачки зачернили глаза.
- Мне это нравится. И как ты делаешь рукой, как краснеешь и хмуришься, задирая вверх подбородок. Сразу хочу засадить в тебя член. Сильно и глубоко.
Рамси легко провел пальцами от подбородка по шее, пропустил их под влажный ворот куртки. Чувствуя, как тепло требовательно и жадно стекается в паху, Теон сглотнул подступившие к горлу тошноту и страх. Он не знал, что произнести, чтобы это не сделало его еще более уязвимым.
- Скажи, ты правда мог бы отрезать мне … ну тогда, в пещере. Тебе бы это понравилось, Теон?
- Понравилось? Ты хочешь, чтобы я стал похож на тебя?
- Иногда да, - рука почти нежно провела по плечу и настойчиво надавила. – Ну, давай, ты же понимаешь, что мне сейчас нужно.
Конечно, он понимал, и в коленях появилась предательская слабость. Не отпуская его плечо, другой рукой Рамси расслаблял штаны, а Теон закрыл глаза и ухватился рукой за стену за спиной, как будто она могла удержать его от падения, отвлечь от появившегося ощущения тяжести терпкой плоти на языке. Он проглотил слюну. Я же не хочу этого делать, не хочу, или все же…
Отдаленный шум голосов вернул к реальности. Рамси выругался, и его рука соскользнула с плеча.
- Они здесь. Не могли задержаться, членоголовые выблядки!

URL
2015-05-07 в 21:53 

Лилули
На внутренней стене стукнула боковая дверь, чтобы пропустить в Винтерфелл запахнутого в серый плащ мужика. Что происходило у Восточных ворот внешней стены, увидеть было невозможно, хотя через ров прорывались отдельные лающие голоса.
- Старковские козлы все равно не пропускают их внутрь, не помогло даже имя твоего любезного Сноу.
Рамси в нетерпении кусал губу.
- Они, похоже, послали за кем-то, кто может принять решение. Может, он знает Джона в лицо?
Вся эта предложенная лордом Дредфорта хитрость вообще казалась сомнительной. Заявиться отрядом в черных плащах к воротам, выходящим на Тракт, назваться братьями Дозора и сообщить, что привезли в Винтерфелл Джона Сноу – Теон рассказал Рамси о единственном имени-ключе к замку. На роль бывшего лорда-командующего выбрали какого-то сероглазого парня из гвардейцев Болтонов. Зачем воронам тащить в старковское гнездо своего бывшего брата, - внятного ответа не было, но хитрость могла принести плоды – станет ясно, насколько им действительно нужен Сноу, и что они с ним намерены делать.
К тому же вдруг всю эту компанию мошенников запустят внутрь, что будет для Теона не лишним. А если нет, то Грейджой и Болтон все равно уже были здесь. Лорд-командующий Дозора слышал, что похожей хитростью Станнис отобрал замок у Русе, и, видимо, с тех пор это не давало Рамси покоя. Может, поэтому он и кусал губы в нетерпении, позабыв даже о собственной похоти.
От внутренних ворот послышались голоса, на переходном мосту появилась долговязая худая фигура в сопровождении двух гвардейцев и одного здорового детины, своими огромными длинными ручищами напомнившего Теону Ходора. С внешней стены что-то опять кричали. Жизнь прямо таки на глазах возвращалась в сонный Винтерфелл. Живьем Сноу никогда не вызывал столько беготни в этом замке. Что он мог выкинуть такое запоминающее после того, как его продырявили.
- Кто это такой? – прищурился на семенящего внизу долговязого Рамси.
- Первый раз вижу. Судя по всему нынешний кастелян или мейстер. Тот, кто принимает решения или может опознать Джона.
Лорд Болтон кивнул.
- Лучше бы он пропустил моих парней, проще ублюдку обойдется. Отойди дальше, тебя можно заметить снаружи.
Теон чуть отодвинулся в сторону и подавил нервный смешок. Заботится милорд о собственности. Скоро, перебираясь через стены, мы будем вместе насвистывать северные баллады, как старинные приятели. Хотя Рамси, наверное, ни насвистывать, ни напевать не умеет.
Но события развивались не так хорошо, чтобы прямо сейчас появилось настроение для совместного свиста или напевов. Спустя какое-то время после бестолкового мельтешения и появления добрых двух десятков гвардейцев, взявшихся, боги знают откуда, и пробежавших по мосту к башням внешней стены, наружную решетку, судя по грохоту, подняли. Но на мостике никто долго не появлялся. Рамси выглядел возбужденным, дергал ремни портупеи, словно они стесняли его движения, мешали броситься вниз и применить кровавую силу внушения.
Спустя время дредфортский отряд вынырнул из проема на мост, но выглядел довольно уныло: солдаты двигались друг за другом, пешие и хмурые. Ветер рвал плащи с их плеч.
- Пекло сучье, они их обезоружили, - прошипел Рамси, покрасневший от злости до корней волос.
Теон присмотрелся и увидел Кислого Алина, он шел впереди и вертел головой по сторонам, словно надеялся, что его природный лорд воплотится в воздухе и определит разом их дальнейшую судьбу. ЛжеДжон был среди остальных: то ли личность Сноу в нем не признали, то ли не посчитали, что он чем-то достойнее остальных.
- Смотри, Рамси, они держат их под прицелом.
В бойницах привратных башен можно было рассмотреть фигуры лучников, и Теон не сомневался, что высокие четырехгранники внутренней стены тоже ощерились стрелами, хотя разглядеть отсюда это было невозможно.
- Они не должны были входить на таких условиях, - в ярости выплюнул Рамси и шибанул рукой по стене. Но это его не угомонило, и он взялся нарезать круги в тесном пространстве. Схватил за рукоять ножа, потом резко опустил руку.
- Возможно, что-то произошло.., - неуверенно предположил Теон, проглотив пробивающееся слово «милорд».
- Что? Скажи мне! – гаркнул Рамси. – Траханным недоноскам захотелось полюбоваться на восстановленный Винтерфелл и осмотреть темницы?!
С ответом Грейджой затруднился, да и думать сложно, когда видишь так близко искривленный влажный рот и бешеные белые глаза. Оставалось тихо стоять у бойницы и надеяться, что обойдется.
Когда дредфортцев провели под охраной через двор к караульне, лорд Болтон внезапно успокоился, взгляд стал веселым и хищным. Перемена настроения не радовала, так как ярость не вышла наружу, осталась запертой где-то внутри.
- Ты, кажется, хотел понять, что здесь происходит?
- Да, хотел бы, - осторожно согласился лорд-командующий.
- Мы отловим кого-нибудь из волчьих прихвостней, и он расскажет тебе все, что пожелаешь, мой Теон.
Рамси облизал губы. Он явно собирался сделать кому-нибудь очень больно. «Не мне», - сама собой мелькнула малодушная мысль.

Снег опять летел тяжелыми влажными хлопьями, и замковые постройки исчезали за живой белой стеной. Только под сапогами в богороще чавкала черная грязь. Сумерки уже затянули рощу, а ветви деревьев облепила белизна, и Теон не мог избавить от наваждения, что Старые безжалостные боги отправили его в прошлое. Он провел по ножнам короткого меча у пояса, чтобы убедить себе в том, что теперь все по-другому, ему можно не вымаливать оружия и смерти, и трехлетний срок его жизни, свернувшись петлей позади, не пропал вовсе.
Пруд у чардрева, как и раньше, дышал паром, и, окруженный обнажившейся землей, казался совсем черным. Белый ствол над ним выглядел особенно огромным и мощным, словно вековая сила распирала его изнутри, текла красным соком из распахнутых, требовательных глаз.
Здесь никого не было, хотя с пары шагов за белой пеленой невозможно было бы рассмотреть и Тормунда, а за пять – и услышать. Но едва ли уставшим от зимы северянам захочется помолиться в такую погоду. Теон сам дрожал от пробирающей до костей сырости, и с тоской смотрел на теплый пруд – можно бы туда окунуться и согреться, все равно не осталось ни клочка сухой одежды. Но сначала он спросит богов. Они должны мне ответить, я ведь пришел сюда, как они и хотели. И теперь не знаю, куда идти дальше.
- Что мне делать? – прошептал он, не отрывая взгляд от красных, смотрящих мимо него глаз. – Пожалуйста, хотя бы слово, маленькую подсказку. Я не знаю, куда идти дальше.
Ответа он не получил. Но боги не из тех, кто торопится уделить внимание каждому пришедшему просителю. Даже отчаявшемуся. Поэтому Теон надеялся и настойчиво шептал свои вопросы, умолял, а потом стоял совершенно неподвижно, обратившись в слух. И снова просил. Но тишина давила, стягивала его одиночеством и даже отдаленные звуки людской жизни не доходили в это священное место. Может, я придумал себе все это с самого начала? И Джона, и желание Старых богов. И теперь у меня ни Тормунда, ни Карена - никого. Только Рамси. На глаза навернулись слезы.
Внезапно ветер, никак не ощущаемый здесь, прорвался яростно и неистово, взметнул тяжелый от влаги плащ. Ветви чардрева полетели навстречу Теону, красные листья огладили лицо, мягко, почти ласково. Защекотали шею. Он закрыл глаза и под порывами холодного воздуха снова и снова чувствовал эти шелковистые касания, не решаясь сдвинуться с места. Потом все стихло. Но чувство безысходности отступило.
Теон постоял еще какое-то время, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Ему стало спокойно, словно он сделал все, что было нужно, пришел сюда, и больше от него ничего не требовалось. И все разрешится по воле богов, которой надо довериться. Словно это касание было прощанием. А может, - приветствием…?
Он тряхнул головой, прогоняя глупое наваждение. Похоже, я должен искать ответы, а не ждать подсказок. Со мной Рамси Болтон, а его лезвия сдирают покровы любых тайн. Теон невесело усмехнулся, меньше всего ему хотелось оказаться соучастником таинства подобной кровавой исповеди. Или ее помехой. Но ему оставалось только двигаться дальше. Точнее опускаться ниже - его ждали крипты.

URL
2015-05-07 в 21:59 

Лилули
Они вышли из пустующей сторожевой башни сразу, как гвардейцы завели лошадей Дредфортского отряда в замок, и затихла беготня вокруг караульни, где заперли фальшивых братьев Дозора. Как бы ни встретили парней Болтона, за врагов и преступников их явно не держали, иначе бы все оказались куда в более надежном месте – в темницах. Всем, похоже, заправлял долговязый, почти безволосый тип, передвигающийся какой-то суетливой рваной походкой, а по общей сутулости и наклону шеи напоминавший мейстера. Стоило ему отдать последние распоряжения и отправиться куда-то в сторону Великого замка, как во внутреннем дворе все снова затихло. Ни строить, ни заниматься хозяйством сегодня явно никто не собирался, - погода не располагала. С севера полетели куда более крупные снежные хлопья. Время для воров и наемных убийц.
Когда Теон сказал Рамси, что хочет добраться до богорощи и побыть там в одиночестве, милорд посоветовал ему вырезать на чардреве еще и уши, если лорд Перевертыш надеется донести мольбы до впавших в старческое слабоумие богов. Либо запастись ведром человеческой крови и конкретным, из трех слов сформулированным желанием. Иначе все это будет потерей времени с единственным результатом – необходимостью отжимать просителя. А если отжать кракена, повреждения могут быть смертельны. Что касается искренней исповеди Теона, лорд Болтон и сам выслушает ее с большим вниманием, может даже утешить со всех сторон, не пропустив ни одной дырки.
Такое сомнительное остроумие Теона неожиданно развеселило, он опять вспомнил Тормунда и даже расслабился на короткое время, пока не понял, что Рамси просто возбужден предстоящей охотой, предвкушает допрос и кровь, которую можно пустить вроде как для интересов дела. Милорд с легкость пообещал никого не убивать, но это никогда ничего не значило. Все правила и договоренности создавались им, но не для него.
Крипты были лучшим местом, где, не привлекая внимания, странные напарники могли бы обсохнуть, отдохнуть и решить, что делать дальше. Там они должны встретиться, туда Рамси собирался притащить способного разговаривать винтерфелльца. Если он сможет его раздобыть. Поэтому прямиком в крипты Теон отправился сразу после посещения богорощи. Но приближаясь к месту падения Первой твердыни, он ощущал, как рассеивается дарованное богами умиротворение и растет предчувствие чего-то страшного и необратимого.

Дверь крипты была распахнута, и в черный проем летел снег. Лорд-командующий остановился у края, не решаясь опустить ногу на ступень. Где-то внизу его уже ждал Рамси Болтон, и это было не правильно. Я не должен был говорить ему о криптах Старков. Или он уже сам знал о том, где искать эту дверь, запечатывающую древних королей севера? Белка просидела в темноте крипт целую ночь и осталась не обнаруженной. Значит, милорд не знал? Почему он так легко предложил Рамси пойти сюда, как будто Неведомый помутил его разум, а ведь если внутри прольется кровь, - это может пробудить старых призраков, растерявших мечи. Или нет? Сожалеть было поздно. Теон начал медленно спускаться вниз.
Сделав два поворота по неровным узким ступеням, он различил внизу всполох тусклого света и услышал голос. Может, это вовсе не Рамси, и Перевертыша схватят прямо здесь и запрут в караульне. Тогда не нужно будет что-то решать, делать очередной ошибочный выбор. И это будет лучший исход.
Когда открылось подземелье, Теон поймал себя на этом движении – сжатые и расправленные пальцы. Совсем недалеко от него, привалившись к гробнице Рикарда Старка, стоял, поигрывая ножиком, Рамси Болтон, а у его ног связанный и с кляпом во рту ерзал молодой парень в портупее и порядком изношенной кожаной куртке. Небольшой факел, просунутый между каменных рук изваяния напротив, освящал этих двоих желтым пятном.
- О! Лорд-командующий! А мы как раз решали, начинать ли нам беседу без вас.
- Кто это? – чувствуя, как деревенеют ноги, спросил Теон. А что я надеялся здесь застать? Дружескую беседу за кружкой доброго эля?
- Кто его знает, - пожал плечами Рамси. - Но ты не зря навестил богов, лорд командующий, и перед твоими мольбами невозможно устоять, хотя я и так это знаю, - этот зеленый сученыш сам выбежал мне в руки, не успел я осмотреться у арсенала и прикинуть, что делать.
Парень замер, и только переводил круглые испуганные глаза с одного незнакомца на другого.
- Что ты хочешь с ним делать?
- А ты? – лорд Болтон смотрел с любопытством и предвкушением.
- Расспросить, - твердо сказал Теон и решительно приблизился. – Для этого из него нужно хотя бы вынуть кляп.
- Что ж приступай, - усмехнулся Рамси. – А я посмотрю, как ты справишься.
Если ни одно представление, так другое, милорд всегда получит свое удовольствие.
Теон приподнял и подтащил парня к гробнице, устроил поудобнее, но развязывать пока не стал. Потом взялся за комок холщовой тряпки в пятнах строительного раствора и медленно враскачку потянул изо рта. Когда ты туго связан, то чувствуешь себя совершенно беспомощным, доступным для любого насилия, а кляп дает другой неизгладимый эффект – униженности до состояния существа, которому и речь то без надобности.
Парень закашлялся, судорожно втягивая воздух. Все в его рту наверняка превратилось в шершавую древесную кору. Теон оглянулся, ловя себя на желании найти кружку с водой. Но поблизости был только Рамси, лениво ковыряющий ножом ногти.
- Что вам нужно? Кто вы такие? – просипел парень.
Теон вздохнул и задумался. Рамси Болтон - лорд Дредфорта и Хорнвуда и Теон Грейджой - лорд-командующий Ночного Дозора, лорд-дознаватель королевы Дейенерис Таргариен. Вот случай, когда правдивый ответ может вызвать или истерический хохот, или сердечный приступ.
- Лучше тебе не знать, кто мы, - такой ответ тоже был искренним. – Никакой угрозы, ни Винтерфеллу, ни леди Сансе, ни лорду Рикону мы не представляем. Нам просто нужно узнать, что происходит в замке, почему вы никого не пускаете. Кроме Джона Сноу. Но обычным образом на этот вопрос никто не хочет отвечать. Пришлось связать тебя. Расскажи, и я тебя развяжу.
Рамси хмыкнул на последнюю фразу, а парень захлопал глазами.
- И все?
- И все, - кивнул Теон и опустился рядом с ним на колени.
- Так ведь это.., - заторопился солдат и с тоской посмотрел вглубь крипты. – Призраки ведь бродят, могут убить. Вот и закрыли ворота, чтоб не вырвались.
Это бред я уже слышал в трактире.
- И зачем вам Джон Сноу?
- Так мейстер Колемон говорит, что только он утихомирить их может, особенно призрака лютоволка. Тот огромный такой и белый.
- Что, что? – окончательно растерялся Грейджой. Призрак Призрака. Вот это поворот.
- Я думаю, нам нужно увидеть это собственными глазами, - очень светским тоном предложил Рамси, перестав вычищать ногти. – Если пустить парню кровь, лютоволк обязательно явится. Они любят теплое мясо. Может, мы его одолеем и очистим Винтерфелл от скверны. В этот раз без огня.
Глаза гвардейца стали выпучиваться, а Теон вытер вспотевшие ладони о сырой плащ.
- Перестань, Рамси.
- Почему же? Преданный солдат принесет великую жертву. Про него сложат легенды, воспоют в балладах. Как твое имя, друг?
- Не нужно баллад, - прошептал связанный
- А он не такой честолюбивый, каким был ты, – разочарованно протянул милорд.
Теон не сводил глаз с панически оглядывающегося по сторонам парня. Ждешь лютоволка, болван? Волк рядом, и его голос звучит грудным бархатом, а из-под черных прядей алчно поблескивают глаза. Он выбрал на сегодня жертву.
- Тогда тебе лучше рассказать все по порядку и подробно. Чтобы нам было понятно, - отрезал Теон.
Подробный рассказ был донельзя странен и больше похож на выдуманную кем-то сказку, чем на реальные события. До отъезда леди Сансы и лорда Рикона Винтерфелл жил обычной жизнью. Постепенно восстанавливали внутренние перекрытия, стены разрушенных башен, построили новые конюшни, полностью восстановили кузнецу. Впрочем, когда Старки прибыли с юга, замок уже не пустовал, разный люд прятался за его стенами от зимы и мертвецов, отстраивал свой новый дом, как мог. Жили в основном в Гостевом доме, где каким-то чудом удалось восстановиться трубы с теплой водой, но в Великом замке и в Большом чертоге тоже ютились беженцы. Ходили странные истории, что пустил людей под спасительные стены Старков именно Джон Сноу, а сам потом ушел сражаться с мертвыми. Своим мечом и зубами лютоволка. И с ним отправилась и красная жрица.
Грейвин, так звали связанного парня, был родом из Долины и пришел за лордом Бейлишем и леди Сансой в составе целого гарнизона, поэтому слышал только байки о бастарде и не более.
Прошло совсем немного времени с тех пор как хозяева отбыли в Королевскую гавань, и вскоре нашли первый труп. Сначала думали - обычное убийство. Но потом заговорили о призраках. Несколько людей видело плывущую над землей бесплотную тень, которая появлялась ночью и, похоже, была не единственной. Когда убили еще одного из работных людей и нашли на земле гигантские отпечатки лютоволка, мейстер Колемон, оставленный в Винтерфелле кастеляном, приказал никого не впускать в замок, и людям, особенно в темною пору, во внутренних дворах не появляться. Но трупы все равно были – кто с разорванным горлом, кто с отрубленной головой. И только ночные. Гигантского белого волка тоже видели не раз. Днем страшная напасть не тревожила, хотя жизнь, скованная винтерфелльским ужасом, постепенно замирала и под светлым небом. Замок сам становился призраком.

URL
   

Лавочка разных разностей

главная