А звёзды падали, падали, падали...

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:37 

Следуй за белым кроликом (с).
В Питере, скорее, все обо всех заботятся, чем наоборот, и это иногда катастрофа))
Сжигаю я то, что очень нужно сжечь, в сковородке в своей комнате, никому не мешаю)
Но соседка бдит))
И я понимаю же, что, очень может быть, не только она)
А это чревато приездом пожарных. В Питере именно - чревато.
Приходится потушить костерок (правда, я почти всё сожгла всё равно, ибо насжигалась всякого на Кавказе, чуть-чуть в это умею очень надо было, но дело не в действии, дело в настрое, в который кто-то вмешался).

В Красногорске, например, никому дела нет до того, что вся твоя комната в дыму.
Мало ли чем ты занимаешься)
А в Питере есть, даже если и дыма толком нет, как сейчас.
И это то, с чем приходится считаться.

Это не хорошо и не плохо, просто факт.
Этакое очередное подтверждение того, что живёшь в обществе.
Доброго вам вечера)

@темы: мир на сетчатке глаза, а - так

04:15 

А. Солженицын, "В круге первом".

Следуй за белым кроликом (с).
Такой жести я не читала давно.
Жесть - не в смысле тяжело читать; в смысле непонятно, как дальше с этим жить.
Ибо вот приезжаешь в Москву, например, а перед глазами та Москва.
И как-то неловко, с одной стороны, жгуче больно - с другой, виновато - с третьей.

Солженицын не просто машину изображает в действии - жуткую, беспощадную, которую узнаешь по одной черточке (хотя ну что ты, одно какое-то заявление за жизнь подал; что ты можешь знать?..) - он перековеркивает заученные с детства представления. Он говорит: тебе рассказывали, что жилось не очень, но на самом деле, жилось на несколько непереносимостей хуже. И, ну, лучше бы вообще не рассказывали.

Почему так вышло? Как?.. Что за жуткая сила оскаливалась весь 20-й век?
Кажется, будто людей досрочно поместили в посмертие, и вот началось.
Но это ведь жизнь, а не посмертие!

... Зато мораль жива.
Зато есть место личному подвигу.
Зато, даже в ответ на самую-самую жесть, можно не сдаваться, но атаковать.
И это так важно, так значимо.

Ведь зла, в общем-то, мало кто хочет.
Тем ценнее каждое маленькое осмысленное действие, каждый всплеск неравнодушия.
Тебя ставят в заведомо ложные рамки, тем, кто ставит, очевидно, какой ответ ты дашь (ведь ты будешь думать о собственной шкуре, как учит, например, биология), от тебя ждут этого ответа (ведь тебе же лучше, выгоднее; да не просто лучше и выгоднее - всё прочее про почти неминуемую смерть) - а ты выбираешь выбирать; и ратуешь за свою чистую душу. И уже твой единственный порыв - это много, это то, с чем система не может сосуществовать; а когда таких порывов не один? Когда разные люди, руководствуясь разными принципами выбирают сделать такой выбор?..
Они поплатятся за него; тем страшнее, чем выбор честнее и серьёзнее.
Но не их ли мыслями, не их ли поступками ситуация в стране, казавшаяся безвыходной, вдруг меняется?

Очень пронзительно и по-живому.
Когда невозможно остаться честным, но возможно им стать.
Когда ни одного ответа, но сплошные вопросы.

Цитаты.

@темы: чужими словами, книжный червь, в зеркале моих восприятий

01:47 

Следуй за белым кроликом (с).
Знаешь, что может восприниматься как страшно?
Оказывается, ты ничего не знал.
У тебя была реальность, живущая по законам, часть из которых ты понимал, часть - надеялся открыть.
В ней было очень много белых пятен, но всё-таки из А непременно следовало В.
Да, собирать в кучу все причины-следствия ты не умел (да и не мог, разумеется), а потому всякое В было неуверенным, словно составленным из отдельных штрихов, непременно неповторимым.
Но общий принцип - неизменно радовавший общий принцип - присутствовал.
Поэтому всякий город, всякое природное пространство, всякий человек, несомненно, мог быть понятым. Не вполне, но хотя бы на какую-то часть.
Не то чтобы эта правда стала ложью.
Но она стала ей, потому что оказалась лишь маленьким фрагментом огромной реальности.

Грубо говоря, покуда ты живёшь под тем или иным колпаком, ты волей-неволей воспринимаешь колпак как единственную истину.
Ты смотришь из определённой системы координат, выносишь те или иные суждения.
Конечно, ты регулярно подправляешь свою "картину мира".
Но оттого, что ты сносно ориентируешься в измерении, в которое помещён, оно не перестаёт быть тем измерением, в которое ты помещён. Т.е. очень локальным фрагментом реальности, несомненным только внутри себя самого.

... Когда почву из-под ног вышибает, оказывается, что верно всё и одновременно ничего.
Всё, потому что колпак как был колпаком, так им и остался. Т.е. лечить какую-то болезнь ты, естественно, можешь и таблетками, и визуализацией, и мыслями. Вот так вдруг просто оно не перестанет работать.
Ничего - потому что ты теперь в другом колпаке. В этом колпаке сама проблема лечения чего бы то ни было не возникает. Не потому что нет болезней (они всё те же) - потому что это вообще не про то.
Каждый телесный недуг был для тебя отражением психологического состояния? Положим (хотя, ну, милый, связь не настолько линейна; убегая от психосоматики на всех парах, ты, кажется, в неё и вляпался в итоге; не методологически - отношенчески). Но больше в это вникать некогда.
Это как читать про гуситские войны, просто потому что интересно. Мало ли что тебе интересно. Зачем?..

Я беру заведомо скользкий пример - ибо он наименее скользкий покамест.
Мир сошёл с ума? Ты сошёл с ума?..
Какая уже разница?

Как бы ни было, назад пути нет.
Точнее, он всегда открыт, но что же, мне всерьёз объяснять каждую царапину неумением выставлять личные границы?
Или, не знаю, негармоничными отношениями с реальностью?
Но, с моей колокольни, негармоничные отношения с реальностью - скорее, плюс.
И царапины, скорее, плюс (а вообще - вполне себе случайность, если уж совсем откровенно).
И многое-многое другое.
Но мне опять втиснуться в мантию из "правильно-неправильно" и начать разглагольствовать на эту тему?..
"Плохо воровать, ой, плохо воровать!"
Да что вы.

В общем, я опять ничего не понимаю и не знаю. Кроме того, что осмеливаюсь утверждать.
Я не стремлюсь к этому сейчас - но получается так, что именно это выбираю.
Чтобы не говорить вам потом: "Вся фигня (ну, точнее, какая-то её часть), которая происходит в моей жизни последние недели три, обусловлена тем, что я читаю "В круге первом". Стоит только вглядеться повнимательнее, чтобы понять: Солженицын так просто мимо не пройдёт".
Он, конечно, не пройдёт, и она, конечно, частично обусловлена, но какая же это всё мелкая чушь))
*И одновременно не чушь, конечно. О чём я уже делала огворку*.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

21:53 

Следуй за белым кроликом (с).
- Здравствуйте! Вы же в морг идёте? - спрашивает меня сегодня дворник - старичок с седой улыбкой, пока я брожу по территории огромной больницы, пытаясь выйти наружу.
- Да, - отвечаю я, связав А с Б. Здание судебно-медицинской экспертизы находится по тому же адресу, что и морг, но как там оказаться, я представляю очень приблизительно. Человек же, очевидно, представляет ясно.
- А тут калитка закрыта. Вам обойти придётся.
- Через главный вход?
- Крюк вам придётся сделать через Пискарёвку... Вы церковь сейчас проходили?
- Нет.
- У церкви есть калитка. Вам к церкви нужно. Видите церковь?
- Нет. - Не вижу церкви, вижу деревья и корпуса: - Т.е. мне прямо по этой дороге? - уточняю я, прочитав его мысли предположив, что может иметься в виду.
- Вам к церкви.
- Т.е. прямо по этой дороге пройти?
- Нет-нет, у церкви калитка, а потом ещё калитка. Пройдёте через 2 калитки, выйдете к моргу.
- Понятно, спасибо.
... Очень Линчем повеяло в этот момент.
Сначала дворник прицельно тебя поджидает (ты нарочно проходишь мимо него, потому что видишь, что ему есть что тебе сказать), потом вообще не слышит, что ты отвечаешь, но очень точно дважды ли, трижды повторяет, как попасть туда, куда тебе нужно. И правильно подсказывает, конечно. И ты правильно его понимаешь. Сюр)

Но к судмедэкспертам я вам искренне советую не попадать.
Не так мало жести я видела в своей жизни, но это пространство (и происходящее в нём) однозначно в первых рядах.
Неслучайно оно делит адрес с моргом.
Человеческий скелет в шкафу в коридоре - это самое человеческое мирное, что там есть.

@темы: в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза, человеки!..

15:44 

Следуй за белым кроликом (с).
Ну да вернёмся к недорассказанному.
Уже вечером я приехала в Зеленоградск.
Спать хотелось почти невыносимо, но не погулять по этому тихому приморскому городку я не могла себе позволить)
Я кружила по крошечным безлюдным улочкам и то натыкалась на очень красивую водонапорную башню, то на домик ангелов (он и правда домик ангелов! особенно поражает фигура ангела в человеческий рост на качелях при входе; он словно вышел из рассказа Кэти), то на памятник зеленоградским котам - а это такой огромный чёрный кот, который может крутиться вокруг своей оси; умиляет и бесконечно радует).


Зеленоградск в исторической части - частный сектор. Многие дома и дворы оформлены бережно и со вкусом; но как случайно не дойти до новостроек (сюрно это, честно говоря; шёл-шёл - и пришёл)) или до парка, в котором по темноте мало что видно, зато можно бегать вверх-вниз по горкам мимо прудов.
Море в этот час (время к 12 ночи) тихое-мирное. Вроде, и нападает на берег, а вроде, ну почти для галочки. И ты идёшь - там, где можно идти, там, где уже нельзя, вдыхая одиночество и покой.

С утра мы с Виолой отправляемся на Куршскую косу.
Едем туда же, куда ездила я, потому что важно попасть на море, а времени свободного каких-то 3 часа.
Море совсем другое этим утром)
Спокойное, лениво потягивающееся.
Таким обычно представляется безвременье: огромный простор, куда ни кинь взор, ничем не нарушаемое спокойствие, призрак солнца то тут, то там ("Белое солнце пустыни", не иначе; просто на этот раз к песку примешана вода - в общем-то, мало от этого самого песка отличимая).


Где ты? Зачем ты? Почему?.. Сколько веков ты уже прожил? - вопросы, которые неминуемо возникают в такие моменты. Виола остаётся сидеть где-то посреди этой всей круговерти, а я добредаю до Морского - а там такой лес, если отойти от берега! Всем лесам лес! Волшебный-волшебный. Сделаешь несколько шагов вглубь - а он уже охватил, и ты уже не знаешь, где ты, хотя, конечно же, головой знаешь.
Возвращаюсь за Виолой, довожу нас туда (оттуда тоже можно уехать) - дорога кажется бесконечной (да она такая и есть) из-за всепоглощающей меланхолии, но можно идти по самой береговой кромке и слушать звучание волн, а сама остаюсь сидеть на дюне. Лес - это, конечно, прекрасно, но море - это море.
И оно начинает петь; и я с большим-большим трудом его покидаю.


Зеленоградск провожает трогательно)
Я успеваю сделать всё, что хотела, за те 10 минут, что у нас остаются до отправления электрички.
Уже вбегаем в вагон, поезд отправляется - а за окном включают ноябрьские туманы.
Предельно честно Калининград баловал нас до этого золотой осенью, а тут вдруг оно)
Радуешься этому "оно", улыбаешься, не можешь закрыть глаза: так оно прекрасно и мистично по своей сути.

В Калининграде у нас остаётся примерно час, мы снова разбредаемся.
У меня нет сколь-либо чёткого плана (хочестся выйти на набережную, но туда же далеко)), иду наудачу - и то попадаю к Бранденбургским воротам (а внутри музей марципана; и поразительно то, что люди делают своими руками; но главное - марципан вкусный) и ворота очень интересные - широченные! - внутри), то меня манит мост - я перехожу его и чувствую, что близко тот, по которому я чаяла пройти накануне (а значит, и набережная). И правда)
Мост чудный, мощный-мощный, но главное - с него видно Кёнигсбергский собор, и можно по-человечески сказать "до свидания".
А ещё поблизости оказываются Фридрихсбургские ворота; они очень про Петергоф, и как до них не добежать, когда на разные ворота мечтаешь посмотреть уже дня три :)


Тот самый мост.

... Вот так вот Калининград исполняет мечты.
Ничего не ждёшь от этого всего_часа, а кажется, будто провёл в городе минимум полдня.
Дело не в обилии впечатлений - дело в том, что тебе так ненавязчиво протягивают руку, не утаивая ничего, не выставляя. И уже стоя на вокзале, осознаёшь, насколько же не хочешь уезжать.
Так бы бродил и бродил, бродил и бродил..)


Светлый-светлый город.

И ещё 5!

@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

00:55 

Следуй за белым кроликом (с).
Очень важное умение в жизни - не зацикливаться на себе.

На себе побуждает зациклиться, кажется, всё.
"Объективное" положение вещей, летающие вокруг да около чувства, вопросы про то, почему ты отказываешь другим в возможности тебе помочь.
А также: чувство вины, попытки понять, почему что-то случилось, попытки осознать, почему что-то не случилось, и т.п.
Почему любимый город так себя повёл?
Почему никто не защитил?
Верно, потому что ты один-одинёшенек, то же, что ты стараешься отказываться в это верить, - просто упрямство?
Попробуйте раскрутить дальше такого рода мыслечувства, увидите, куда они приведут, вряд ли обрадуетесь.

А всё потому что нас пытаются зациклить на себе это часть плана.
Зацикленный на себе человек не умеет в волю, пребывает в перманентной депрессии и вообще довольно-таки слаб, а значит, его легко контролировать.
"В общем, есть, значится, такая модель", - говорит кто-то непременно умный и показывает, как живётся тем, кто смотрит на мир мрачно.
"Зачем тебе такая модель? Ты её хорошо знаешь, давай в другую! В этой другой все друг другу помогают, живут душа в душу, не боятся приходить в слезах из-за неглубокой царапины... Но главное, в этой модели ты никогда не один! Это путь к раю на земле, к счастью!" - убеждают хорошо если не с пеной у рта.
... Правда в том, что мы здесь не за тем, чтобы быть счастливыми.
И в том, что, как только появляется модель, исчезает индивидуальность.
Можно, конечно же, можно так.
Но любого рода взаимодействие с другим человеком только тогда не иллюзорно, когда в него вложено живое чувство.

А ещё качество нашего восприятия зависит от точки, с которой мы воспринимаем.
Разумеется, мы все одиноки.
Но ни веру в дружбу, ни веру в любовь, добро и красоту у нас не отнять, что бы ни происходило вовне.

Ну и что, что провоцируют.
Они потому и провоцируют, что сами в это не умеют.
Для них люди раскладываются на схемы, а отношения на модели.
Никак им не понять одной простой вещи: нельзя предать того, кто ничего не ожидает.
Т.е. формально-то можно сделать всё что угодно.
А реально: ты не станешь меньше любить город, в котором тебя изнасиловали; и доверять ему будешь, как и прежде.
С людьми, думаю, чуть сложнее, но по сути, так же.
Отнять можно всё что угодно, но только не то, что составляет твоё внутри.
... Тебя забивают камнями, а ты смеёшься.
Изуродовать и даже убить можно тело, а душа так давно не в нём.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий, а - так

03:07 

Следуй за белым кроликом (с).
Беда госучреждений в том, что в них - за редкими исключениями - относятся к людям как к объектам.
Кому-то нужно вылечить, кому-то - найти преступника, кому-то - научить.
По умолчанию, все средства хороши, коль скоро они ведут оптимальным образом к достижению цели.
... Но ты-то вообще-то не объект, а индивид.
И это принципиально важное положение.

Не сопротивляться - бессмысленно и вредно для тебя же, сопротивляться эмоционально - аналогично.
Т.е. теоретически можно что-то, круша, изменить, но восстанавливаться потом будешь дольше.
То же, что ты якобы изменил, постепенно, но медленно и верно вернёт себе себя.
*Сопротивление системе - лучшее средство её укрепить, что уж*.

Остаётся оставаться собой и не поддаваться на провокации.
Это трудно, потому что сознание норовит уснуть.
Потому что проще ощущать себя жертвой, чем бороться за каждую секунду.
Однако трудно не значит невозможно.

... Никто не отменял турниров, они продолжают существовать.
Просто, если раньше противника вызывали на дуэль, и его видели, по крайней мере, секунданты, теперь он не имеет физического облика.
Если ты его не вызовешь, никто тебя не осудит, т.е. вполне можно и не вызывать.
Только это иллюзия)
Вопрос как был, так и остаётся вопросом твоей личной совести.
А её к чему обманывать?..

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

10:56 

Следуй за белым кроликом (с).
Ну что же, мои хорошие. Случилось то, чего я боялась много лет, а недавно перестала: меня изнасиловали.
Приключилось всё ровно так, как описывают обычно взрослые люди: тёмный безлюдный парк, кто-то за тобой идёт, хватает, у него в руках оказывается нож… Попытки отобрать нож завершаются тем, что в больнице тебе зашивают палец, – странная такая процедура, т.е. прямо-таки действительно берут нитки и зашивают.

Я не знаю. В том, что говорит следователь, чёрным по белому читается: ты сама виновата, нужно было защищаться.
Я не буду настаивать сейчас на том, что, когда тебе приставляют к горлу нож, это не так просто.
И на том, что, даже не будь угроз, я бы не стала вести себя по-другому: вероятность случайного ножевого ранения достаточно велика (никто не собирался, но что-то куда-то выскользнуло, и вот); спонтанного, в общем, тоже.
А в остальном… ну кто ж спорит, виновата. Ещё бы понять, в чём именно (не знаю, правда не знаю, что конкретно к этому привело).

Забавно, что даже в таких ситуациях проводишь собеседнику сеанс психотерапии. Задаёшь вопросы, выслушиваешь – а он в ответ то: «То же самое мне говорил мой психиатр, прямо слово в слово», то: «Ты первый человек, который меня понимает». Всерьёз спрашивает, как поступить, просит простить и свечку за него поставить…
Т.е. да, он помог мне одеться, проводил меня до остановки, рассказал про свои вспышки неконтролируемой агрессии. «Вырастешь, начнешь зарабатывать, тогда поймёшь», - плакать или смеяться?..

… Очень хочется сесть и расплакаться. Потому что, честно говоря, тяжело. Дело не в том, что до этого дня я была девственницей, - бог бы с ним, правда? Дело в том, что с тобой происходит что-то не вполне то, а ты не можешь сделать ни-че-го. Хотелось бы верить, что это такой фильм или сон, но. Но это реальность.
Только я катастрофически не могу подобным образом поступить. Потому что у меня есть друзья, которые делают невероятные вещи. Которые почему-то стараются мне помочь. Благодаря которым я могу провести 14 часов в хлопотах по написанию заявления и не сойти с ума. Которые непрерывно звонят и пишут с половины седьмого вечера и вплоть до 10 утра. "Ой, а можно я заряжу телефон, если зарядка подойдёт?" - нагло спрашиваю я у следователя. Можно. Подходит.

Да, я буду винить себя за такое поведение.
Я не могла не написать первую смс-ку - после того как, по прошествии получасовых брожений по Петергофу, так и не поняла, что делать. Почему-то руки были в крови, одежда в крови, а аптеки всё не попадалось и не попадалось.
Но ещё две через 3 часа вполне могла бы и не писать.
В конце концов, я же уже знала, что делать.
А то, что на душе, мягко говоря, неспокойно - это же обычное состояние...
Но за что бы я себя ни винила, я очень благодарна этим людям.
Ты как будто бы не один; как будто бы есть светлые нити, которые тебе протягивают.
И это важно.

Всё-таки скатилась я в истерику) Пора прекращать.
Доброго вам утра, мои хорошие!..
Пусть у вас всё будет хорошо.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

02:43 

Из разговоров с Москвой.

Следуй за белым кроликом (с).
Мы постоянно что-то делаем и не делаем, думаем и не думаем.
Например, мастерим и не мастерим табуретку.
В этом множественность и бесконечность.

То, что мы взяли и выпилили конкретную табуретку, - не более чем конкретная реализация того, что и так происходит постоянно (и так же постоянно не происходит).
Мироздание не перевернётся оттого, что конкретно мы конкретно эту табуретку сделаем: табуретки и так делаются и не делаются, мыслятся и не мыслятся в каждый момент несуществующего времени.

Другое дело, что, пока мы не смастерим табуретку своими руками, мы не осознаем (если, конечно, не поставим перед собой целью осознание), что конкретно мы на это способны. Т.е. будем продолжать мастерить и не мастерить табуретки, мыслить и не мыслить их бессознательно (не_индивидуально). Во-первых.
Во-вторых, приняв осознанное решение - сделать табуретку и осуществив его, мы можем утверждать: конкретно эта табуретка - наша часть (на неё распространилась наша индивидуальность; для нас эта табуретка больше, чем просто табуретка, и т.п.). А значит, новый кирпичик на пути самопознания.

Это я всё к тому, что, сделав что-то однажды, мы не перестаём делать это постоянно. Каким бы незначительным ни казалось нам наше действие. Однако "однажды" высвечивает нам что-то такое, что формирует нашу индивидуальность.
Мы кого-то ранили и продолжаем ранить (так, будто времени нет, ибо его ведь и правда нет, но оно есть; отсюда и возникает множественность) - с той же силой, тем же самым образом (если это не ад, то что же).

Опыт нанесения ран был у нас всегда (не конкретно у нас, но в этом смысле конкретно мы и не существуем), но данный конкретный индивидуальный опыт пробудил в нас наше, мы стали иметь какое-то отношение к нанесению ран.
Отныне мы расщеплены: на того безликого, кто ранит и не ранит постоянно, на ту индивидуальность, которая хочет или не хочет ранить, на того становящегося, который обречён повторять это конкретное действие снова и снова, с чистого листа, но не с чистой памятью (он предчувствует - в каких-то случаях и чувствует, и знает, что это было, но он не в силах нажать на "отменить" ).
Вроде, и порочный круг, а вроде, и спираль: благодаря отношению, мы имеем возможность становиться.
Созидать
новый (для нас) опыт; а значит, выводить в светлую область сознания что-то лучшее, что-то, на что мы не были способны до; что-то выводящее за пределы прежних замкнутостей.

@темы: кружок по плетению мыслей, в зеркале моих восприятий, а - так

14:45 

Следуй за белым кроликом (с).
Разговор начинается тогда, когда тебя перестают воспринимать как носителя социальной функции.
Тогда, когда исключается оценочность любого рода (в частности: он умнее в этом вопросе, он хорошо разбирается в том, считать так-то - про девственную чистоту и отсутствие соответствующего опыта).
Ибо да, кто-то чемпион по плаванию, кто-то математический гений, отрицать такое положение вещей представляется бессмысленным / лживым, однако, когда сообщение передаётся от души к душе и обратно, важно чувствовать себя равным. Важно понимать, что все тут, в общем-то, за одним и тем же; что никто не хуже и не лучше; что нечего и некого нам тут делить; что выслушанным и высказанным имеет право быть любой.
Хотя бы на время разговора.

За его пределами же мы получаем возможность готовить себя к новой беседе (процесс подготовки может растянуться на годы, редко речь про несколько дней).
Ибо роскошь, по нынешним временам, настоящий разговор.
К сожалению ли, к счастью ли.

@темы: в зеркале моих восприятий

13:01 

Следуй за белым кроликом (с).
В первый день мне хватило чуткости. Во второй - уже нет.
Хватило - это когда совсем ничего не планируешь, но стараешься услышать, что важно другому человеку (и, как следствие, тебе). Это когда не очень веришь чужим словам (потому что они не отражают то, что для человека здесь и сейчас важно), когда рискуешь снова и снова и не даёшь "привычным мыслям" сбить тебя с толку.
Я ведь обычно, когда приезжают родители, стараюсь составить хоть какой-то план.
Мне непросто его не иметь, потому что, во-первых, страшно - уровень ответственности резко повышается, а гарантий, как водится, никаких; а во-вторых, потому что от меня ждут иного ("С тобой что-то не так!" - повторяет мама каждые минут 10 ровно поэтому). Но Щелкунчик приходит на помощь - и после многих часов безнадёжного брожения вокруг да около нам-таки не просто удаётся нащупать важное - поговорить о нём получается.

Уже нет - когда возвращаешься в привычную систему координат. Когда зачем-то веришь в то, что слова человека соответствуют его стремлениям и душевным порывам, хотя знаешь же, что он просто о них не знает.
Как следствие - а может, это просто совпадение - я узнаю о себе странную вещь.
Когда-то на Алтае у меня потекли слёзы из глаз, просто потому что мы с Катей несколько часов спускались с озера.
Не так уж далеко нам было до "большой Земли", но пропасти, расщелины и другая прелесть не позволяли нам сбросить высоту. Перманентное, непроговариваемое осознание того, что всё, в общем-то, зависит от нас, а сил не так и много уже осталось, вызвало у меня постфактум такую реакцию.

Всё то же самое случилось вчера, только на эмоциональном уровне.
У меня опять потекли слёзы, и не было никакой причины, кроме усталости от общего негативного фона (которая, в свою очередь, не воспринималась как усталость).
С такими слезами как с мимопроходящей эмоцией.
Вот она пытается за тебя зацепиться, и ты её испытываешь; но т.к. зацепиться ей не за что, она в скором времени тебя покидает, а ты не помнишь, что она была (т.е. рассудочно помнишь, и только).
Словно ветер сначала подул в одну сторону, а потом - с той же силой - в другую: вовне ничего не поменялось.

Но мимопроходящие эмоции мимопроходящими эмоциями, а вот как объяснять людям, что их психологическое состояние / характер мыслей / характер выбираемых слов и действий воздействуют на тебя, например, так, непонятно.
Непонятно, потому что ты в этом виноват (точнее: ты за это ответствен).
Ты был недостаточно бережным и чутким.
Почти же любой вопрос собеседника априори утверждает: виноват он.
... Говорить бы об ответственности, а не об оценочной вине.
Но попробуй заговори.

@темы: в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу, а - так

01:01 

Следуй за белым кроликом (с).
Сложно сказать, что случилось в этой поездке.
По какой из множества причин я вернулась расколотой на мириады частей, по какой - чуть более цельной.

- Я тебя удивила? - спросила меня Таня Козлова за час до моего отъезда в Питер.
- Да, - ответила я тогда.
Да, Таня, удивила.
Я вряд ли когда-то смогу стать такой смелой, как ты: меня слишком многое от этого удерживает.
Но я не могу не восхищаться тобой - человеком, который, окунаясь в омут, не отводит глаз.

Откуда берутся эти смельчаки, ставящие на кон всё?..
Как им удаётся, балансируя меж двух бездн, не поддаваться страху?
Как - оставаться предельно искренними?

Это то, что я не могу себе позволить.
То, что пугает меня отсутствием каких бы то ни было опор.
То, чему бы я очень хотела научиться.

***
В поездке было светло, в Питере очень темно сейчас.
Не потому что и правда оно так - по ощущениям.
Не перестаёт болеть голова, вновь бродит по дому кот, хочется лежать (или так: не всегда есть силы на то, чтобы встать), но и этого нельзя себе позволить: завтра приезжает мама, а после 2 рабочих дня.

Что ж. Значит, будем восстанавливаться)
Возвращать себе себя.
Доброй вам ночи)

@темы: под знаком вопроса, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу

18:04 

Следуй за белым кроликом (с).
В Калининград очень здорово возвращаться из Светлогорска.
Наконец, можешь выдохнуть, наконец, видишь, что тебе улыбаются, - ясно, по-доброму, просто так.
Лишь на следующий день понимаешь, почему.
Откуда у этого места столько чуткости, света, сострадания.


... Как города, Калининграда ведь нет. Как и Петергоф, его когда-то сравняли с землёй.
Разница в том, что Петергоф сравняли не полностью (ибо памятник культуры). И в том, что Петергоф как был русским, так им и остался.
Кёнигсберг же (как доброжелательный Пионерский, как волшебный Зеленоградск, как болезненно гордый Светлогорск) оказался завоёван. И в этих новых обстоятельствах вынужден работать над своей болью.
Жутковатая судьба.

Тяжело ходить по острову Канта ровно по этой причине.
Когда-то центр города, теперь это просто... остров, сохранились на котором лишь стены собора.
В этот собор и заходишь на органный концерт.
Именно на нем удается прочувствовать в полной для тебя мере боль.


Справа собор и, соответственно, остров Канта.
Концерт миролюбиво начинается с Баха, а вот продолжается романтиками.
Сначала просто грустными, потом грустными из-за неспособности противостоять судьбе.
Где-то в этот момент звучит танец из балета "Щелкунчик" (и ты, с одной стороны, вспоминаешь, как в детстве играл в этом балете, на сцене даже выступал, как костюм шили из подручных материалов :), а с другой, передёргивает от диссонанса; положенный на орган, весёлый танец звучит издевательски; не передышкой, но нагнетением оказывается он), а потом слушателя добивают чьей-то сонатой. Добивают, потому что а) втаптывают в землю б) показывают бездну как она есть; и в общем-то, уже неважно, что там с лирическим героем - с этой жестью невозможно взаимодействовать по определению. А у них ангелы крутятся на органе...

Но при всём при том Калининград очень светлый.
Я его называю городом, который умеет верить.
Городом, который светится на солнце и не сдаётся несмотря ни на что.
Он не строит иллюзий, как это делает Светлогорск, он не меняет своё лицо, как Зеленоградск, он просто принимает текущее положение вещей.
И уже из этого текущего положения стремится созидать что-то хорошее, всё-таки оставаясь собой.


В Калининграде есть т.н. Рыбная деревня.
Это комплекс из современных построек, стилизованных под древность.
В них ничего нет, но что-то есть.
И это что-то натягивается как струна, когда, повинуясь сиюминутному порыву, поднимаешься в местное кафе.
А там французская музыка, французская же кухня и вид на город - не тот, но тот же.
Волей-неволей поражаешься его мужеством.


... В этот день будет ещё много всего.
И английский парк, на который набредаешь случайно, по которому здорово бродить не по дорожкам и пить чай на берегу пруда.
И многочисленные укрепления-части крепостных стен, очень по духу напоминающие Кронштадт.
И здание филармонии, поражающее своим сказочным величием.
И тихий-тихий смех улиц.
И набережная с настоящими кораблями, на которой встречаешь закат.
И бежать наугад через дворы, чтобы успеть на электричку (в этот день мы спонтанно переезжаем в Зеленоградск).
И бродить в темноте у Северного вокзала, ностальгически вспоминая о том, как тут жил, и мимолётно слушая Город золотой в исполнении уличного музыканта.
И разлитая кругом красота.
Но что совсем никак не забыть - Калининград, тихо, по-доброму улыбающийся.
Всем твоим мыслям, мрачным и светлым, добрым и тяжёлым.
И его непоколебимую веру.

В Калининграде повсюду лисы)

И ещё 4!

@темы: сказка в дверь стучится, музыкальная шкатулка, мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

12:47 

Следуй за белым кроликом (с).
С морем и с Калининградом мы пришли в итоге к неожиданным для меня выводам.
Речь шла всё о том же "кто виноват и что с этим делать", но совершенно внезапно разговор переместился из одной сферы в другую.

Юля писала в комментариях к моему предыдущему посту на эту тему, что предпочитает лишний раз себя не оправдывать. Мне тогда казалось, что мы говорим о разных вещах.
Однако, о чём бы кто из нас ни говорил, не может быть никаких оправданий для того, кто относится к себе как к машине.
Это был внезапный поворот сюжета.
Разбирались с одним, а оказалось, что сущностно важно другое.

Каким-то образом внутри тебя самого произошло разделение.
Один "себя" отнёсся к другому "себя" как к объекту наблюдения (переводя на мой язык, к машине лучше относятся).
И, с одной стороны, это вызвало прикрытую жгучую обиду (ибо "себя", конечно, заслужил, следовательно, обижаться тут не на что), а с другой, не менее жгучее чувство вины.

Выхода ни для того, ни для другого не было, потому что один совершенно искренне не обижался (и активно призывал перестать испытывать чувство вины), а второй не менее искренне не мог себя простить, потому что простить или не простить может только другой, а в данном случае другой делает вид, что всё нормально.
... Этот самый себя с чувством вины бегал по берегу морю и пытался достучаться (докричаться) до того, другого.
Дошло до обвинений в эгоизме и лжи, до примеров про сломанную руку (если кто-то сломал тебе руку, виноват, безусловно, во многом ты сам, но не в меньшей степени и тот, кто её ломал; себя же, утверждающий, будто ни на что он не обижается - и действительно ведь не обижается! - отказывает тому, кто ломал, в праве быть виноватым; а ведь тот кто ломал, в курсе того, что он ломал; а слышит: "Успокойся, выпей какао, ни в чём ты не виноват, ничего ты не ломал!" - ну конечно же, наверное, ему приснились и само действие, и последствия [тот же гипс, например]).

Это правда довольно трудно, когда кто-то отказывается считать тебя виноватым (и как следствие, испытывать боль), потому что не очень любит себя / понимает, что ты не специально / понимает, что ты по-другому тогда не мог - список можно продолжать почти бесконечно.
Никак не объяснишь тому, кто вот так отказывается, что он, тем самым, тебя отрицает.
И самим фактом этого отрицания увеличивает твою боль во много раз.

Почему?..
Потому что в пору сойти с ума от подчёркнуто спокойного, "понимающего": "Этого не было".
Потому что, ну, было.
И тебе есть за что себя корить (и более того, ты постоянно этим занимаешься).
Но твоим переживаниям почему-то отказывают в бытии; а тебе самому - в праве на ошибки.

Что делать? - спрашивал этот себя и у моря, и у Калининграда.
Что делать, когда тебя отказываются услышать просто потому, что считают: этак всем будет лучше?
Ведь кому-то - чисто рассудочно если - будет: признание того, что другой виноват, повлечёт за собой погружение в боль. Ибо это больно - осознавать, что твоя боль не иллюзия, что за неё в ответе кто-то ещё (хотя ты так привык его выгораживать); больно проживать заново то, с чем уже для себя разобрался и что хотел бы забыть хотя бы на время.

А ты уже всё сделал, - отвечали ему.
Ты посадил мысль про: "Я сам себя поломал тем, что отнёсся к себе как к объекту".
Больше ты ничего сделать не можешь, кроме как наблюдать.

... Я не знаю, в какой момент тот себя простил этого себя.
Этот себя ведь не просил о прощении.
Он почувствовал, что его вина признана виной, и поблагодарил за это.
А тот себя взял и простил.
Когда-то, почему-то, добровольно.

Это какой-то новый уровень доверия; на нём любое мало-мальски неловкое движение отзывается болью для всех сторон.
Хрупко, чрезвычайно хрупко.
Но много благодарности внутри за это: "Хорошо, давай рискнём. Давай попробуем друг друга услышать".
Давай.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

00:34 

Следуй за белым кроликом (с).
Искали выход к морю, случайно пришли в другой город - кажется, лучше про наше путешествие не расскажешь)
... Когда я задумывала поездку в Светлогорск, я планировала, что день окажется, в целом, ненапряжным.
Побродить по маленькому приморскому городку, встретиться с морем, с большой долей вероятности, довольно рано вернуться в город - меня вполне устраивал такой вариант, т.к. я сильно устала накануне и второй день подряд не высыпалась.
Но когда мне было интересно играть в "ненапряжность" )

Светлогорск шокировал меня с первых шагов.
Накануне я побывала в Зеленоградске и наивно надеялась найти тут что-то подобное.
Не тут-то было)
Светлогорск оказался мрачно-сосредоточенным местом; в нём мало дорог, зато много горок и хвойных (преимущественно елей), больше холода, чем тепла.


Удивительно разные и красивые постройки; многочисленные точки, в которых собираются радость и свет (которые не тьма, но окружающий мрак не рассеивают); собор на вершине горы - прекрасный, однако и страшный (много диссонанса внутри, когда забредаешь в протестантский храм, а обнаруживаешь во множестве иконы; и, вроде, всё понимаешь, но не всё).
Мне хотелось тихо бродить - и мы тихо бродили.
Но в какой-то момент речь зашла о море - тут-то и понеслось)

Я с самого начала знала, как к нему пройти.
Однако я не всегда вижу смысл в том, чтобы выбирать простые пути.
Тем паче, когда хочу спать.
Поэтому, когда Виола решила выйти к заливу через Светлогорск-3, я предпочла не настаивать на том, что нам вряд ли туда надо, но посмотреть, к чему это всё нас приведёт.
Посмотрела))


Отказавшись пробираться к морю через санаторий, я предложила пойти по дороге, которая вела в посёлок Рыбное.
Не потому что думала, будто через санаторий нас не пустят, - потому что поле манило; хотелось в него окунуться.
Дорога была грязно-мокрая и в какой-то момент разбрелась по местным улочкам.
Идти по ней было не то чтобы тяжело, но непонятно.
Я поймала себя на ощущении неуверенности в завтрашнем дне, когда уже не знаешь точно, сможешь ли довести до моря.

Это ощущение я люблю.
Оно привносит смысл в мою жизнь, потому что требует взаимодействия и расширения собственных границ.
На одной чаше весов стремление попасть в какую-то точку / пройти определённой дорогой и т.п., на другой - жёсткое, спокойное "не пройдёшь".
Хорошо бы в таких случаях уметь в гибкость, а не в твёрдость, в творчество, а не в таран.
... Когда я поняла, как пройти к морю, я подошла к женщине с ребёнком и спросила у них, как к нему пройти.
Потому что я шла не одна, ответственность за решение пойти через этот посёлок лежала на мне, нервное напряжение неуклонно росло, а мои подозрения про то, что путь выдастся тернистый (знать-то знаешь, и в одиночку пройдёшь; а не один?..), усиливались.
- ... А можно более цивильным путём, - говорила мне она. - Через город и порт. Так дольше, зато точно пройдёте.
*Всё время забываю об одной простой вещи: когда говорят "через город", а ты уверен в том, что он в другой стороне, уточнять, через какой :)*
Вот мы и пошли)
И оказались в Пионерском)
Ну а почему, собственно, и нет))


В Пионерском тихо, приятно, уютно.
Полупустой песчаный пляж, уходящие с верфей кораблики, какая-то идилличность.
Ты словно попал на страницы книг Крапивина, не много не мало - по-крапивински; сидишь себе теперь в беседке-пьёшь чай, наблюдаешь за тем, как стремительно текущее время вдруг приостановилось, и только волны неуклонно наползают на берег.
Здесь интересно гулять; совершенно нет пышности т.н. туристических мест, всё родное, неприглаженное, нелепое.
Всё со всем по-туапсински перемешано; в воздухе витают свет и тепло, коты и бережность.

Действительно очень хорошо, но... не могу я так)
Если была задача повзаимодействовать со Светлогорском, нужно её решать.
А для этого необходимо туда вернуться.

Т.е. я не возвращаюсь ведь; только приезжаю заново.
Уже не человеком, которому, в общем-то, всё равно куда идти (хоть в другой город), но тем, кто знает: нужно выйти к морю и здесь.
И мы выходим, и я сильно удивляюсь.
Потому что побережье почти_скалистое; потому что Светлогорск и правда мрачен (и тут это особо ясно ощущается), романтически мрачен; потому что всё, что тебе остаётся, - лазать по камням и потихоньку прощупывать эту аристократичность.


... Уже перед отъездом мне как будто удаётся слегка его увидеть.
Почувствовать боль захваченного города, которая для него единственное подтверждение: всё осталось, как было.
Да, многое не так, но покуда боль существует, ничто внешнее не способно вмешаться в настоящее положение дел.

В каком-то смысле это и правда так; но в другом - жесточайшая иллюзия, перекрывающая все пути в "сейчас".
Это не плохо, потому что отказ от иллюзии с большой долей вероятности ведёт к отказу от себя самого.
(Чтобы удержаться, нужно чётко знать, кого удерживаешь).
Однако всегда ли уместно упорство?..
Не может ли быть так, что оно только разрушает то, что пытаешься сохранять?


У меня нет ответа на этот вопрос: сама я веду себя ровно так же.
Но кажется мне, тяжело быть Светлогорском.
Почти неподъёмно тяжело.
... Люблю этот город.


@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий, а - так

17:50 

Следуй за белым кроликом (с).
Странно вот так взять и вернуться.
Приехать в Питер как когда-то в Нижний: половина шестого утра, поезд уже почти остановился, за окном темень, ты открываешь глаза и очень-очень медленно осознаёшь: "Кажется, приехали".
Нужно одеться, собрать вещи (благо, в сидячке собирать особо нечего), вытолкнуть себя на улицу, полтора часа медленно брести домой, прийти туда, но так и не понять ни где ты, ни почему.
Словно нет никакого дома, а есть одна бесконечная дорога с кучей станций на ней; на одну попадаешь чаще, чем на другие; она и есть дом.

Мне приятнее думать, что не узнаёшь себя, потому что себя перегружен: Калининград, Куршская коса, Зеленоградск, Светлогорск, Пионерский, Смоленск, Хотьково, Москва, Питер - этого много и без учёта того многого, что стоит учитывать. Например, ежевечерне складываемых паззлов на тему: "Как и что делать завтра".
Но подозреваю, дело не только в этом.

Это не хорошо и не плохо; важно теперь понять, как жить-то :)
Как научиться различать себя и не-себя; как перестать играть роль в чужих представлениях о себе; как вспомнить то-не знаю-что. Как, наконец, отбросить страхи и признать: теперь так. Как наладить взаимодействие с теперь.
Много всего, в общем)
Буду потихоньку рассказывать.
И ещё высыпаться!))
Доброго вам вечера)

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

02:53 

Следуй за белым кроликом (с).
На Куршскую косу срываешься несмотря ни на какие не.
Потому что не существует никаких дождей ("4 недели подряд, непрерывно!" ), ранних подъёмов, сложностей с транспортом, представлений о том, что надо встретить Виолу, когда в наличии жесткое внутреннее устремление.
Надо - и всё тут.

Это и смешно, и страшно.
Смешно, потому что Мироздание словно аккомпанирует твоей наглости и включает солнце; потому что самые твои серьёзные ва-банки не просто себя оправдывают - оказываются действительно разумными (не поступи ты так, не рискни, вышло бы глупо).
Страшно - потому что более морского моря я не видела. Даже в шторм на косе в Таллине.


... Много-много километров автобус проезжает по узкой косе, прежде чем ты высаживаешься на дюне Эфа.
Большая часть людей разъезжается по редким деревням; участки между населёнными пунктами всё длинее и глуше; в твою грудь словно вплетается, прорастает лес. Он всюду: справа, слева, сзади, спереди. Непременно с болотами и лисами, конечно, с ветром.
Там, где я выхожу, глушь чуть менее глухая.
Но стоит соскочить с дюн на песчаный берег и начать идти вперёд без оглядки, море даёт о себе знать.
И штормит-то слегка, и откровенно грозовых туч по небу не бродит (хотя после Кавказа трудно не быть настороже)) - а ты окружён стихией.
Ты словно в безвременьи с его выжженными степями и бесконечными льдами; и это безвременье очень чутко отзывается на изменения в твоём настроении, в плетении твоих мыслей.


Жутко идти вперёд, откровенно жутко.
Частью потому что вперёд не назад, а значит, ты всё дальше и дальше врезаешься в морской простор; частью потому что с одной стороны море, с другой не всегда легко доступные дюны (а там, где по дюнам можно вскарабкаться, не всегда реально перейти через лес - и т.п.), частью потому что, раз оглянувшись, чуть ли не раскаиваешься в этом своём поступке: пока ты шёл в туман и морось, сзади всё затянуло беспросветным мраком; кто ты на его фоне?..

Но я очень люблю Балтийское море.
И очень верю в то, что всё не случайно; в то, что не убить оно меня хочет, а подсказать (тем более что исполняет давнюю мечту перед всем этим ужасом: дарит камешек с дыркой! никогда раньше их не встречала в "живой природе", а тут прямо целые залежи)).
Начинаю думать, докапываться до глубинного и в какой-то момент обнаруживаю, что туч на небе нет - словно и не было; а иду я теперь навстречу свету.
... Всё это ещё многократно поменяется. И свет окажется приманкой, и тучи тихо пробегут мимо, слегка задев, и уже_собирающийся мрак чудом рассеется, и радуги, радуги начнут выползать из разных мест, но такого страха я больше не испытаю. Такой страх нормален в горах. И в открытом море. Кто ж виноват, что коса на какое-то время им становится.


С морем вместе мы кое-что распутали.
Докопались до довольно странных вещей, покричали в голос, понаделали глупостей (в качестве иллюстрации к тому, до чего докопались; кто откажет Балтийскому в мудрости?).
Вспомнили про безвременье, попребывали в нем, попреследовали странные следы на песке (лиса и человека; такие же бесконечные, в ниоткуда уходящие, из ниоткуда возникающие вновь, как и безвременье).
Тем страннее было приехать в Зеленоградск и обнаружить совсем другое Балтийское)
Я не скажу "укрощённое" - скорее, гармонично взаимодействующее с городским пространством.

... Там волны напрыгивали на берег, временами делая сальто и обрывая струны.
(Таким волнением и не пахло на косе!)
Рыбаки же спокойно удили рыбу, люди с фиолетовыми фонариками собирали водоросли (?), местные жители прогуливались по светлой набережной, в небе тихо пылала огромная полная луна.
Волшебный Зеленоградск оставался волшебным Зеленоградском, жёсткое северное Балтийское - жёстким северным Балтийским.
А ты ощущал себя где-то между.
На корабле, который пришёл из шторма в тихую гавань.

Да, там где-то буйствует стихия.
Но конкретно тут судну ничто не угрожает.
И можно, наконец, выдохнуть и попить чай.


... А Зеленоградск и правда удивительный)
В него влюбляешься незаметно и моментально.
Как будто пускаешь в плаванье по его рекам и свой бумажный кораблик.

В этой влюблённости никакой драмы, просто свет.
Ведь перед тобой настоящий волшебник!..
Не из тех, кто будет хвалиться своими умениями, а из тех, кто неуклонно, с улыбкой творит.
Самые обычные вещи - но это и отличает истинное волшебство: умение делать самые обычные вещи внешне самым нетривиальным образом.


@темы: сказка в дверь стучится, мир на сетчатке глаза, кусочки счастья, в объективе, в зеркале моих восприятий

03:23 

Следуй за белым кроликом (с).
Периодически я теряю опору. Я перестаю понимать, зачем мне нужно изо дня в день верить в тех, кого я люблю.
Что меняется оттого, что я в них верю? Или не верю?
Просто всё дело в том, что я могу сказать: "Верю - значит, люблю"?

Конечно, нет.
Конечно, я даже не могу так сказать)
Потому что верю слишком мало и слабо.
Потому что нет никакого подвига в том, чтобы делать что-то изо дня в день из года в год.
Потому что я не могу (и вряд ли когда-то смогу) сказать: "Такое-то изменение - результат моих действий".
Иногда мне кажется, что могла бы, но всё-таки это слишком самонадеянно.

Когда-нибудь я смогу верить по-настоящему.
Так, чтобы моя вера как-то помогала тем, в кого я верю.
А пока мне просто нравится стараться видеть в людях Людей.

При личном общении это многое меняет.
Человек расправляет крылья, когда замечает, кого ты в нем видишь за всей той беспросветной пеленой, которой он себя окружил, в которую искренне верит, которой привык казаться.
Уходят страхи, беспросветность, замкнутые на себе самих циклы.
Появляются надежда и вдохновение)
При неличном тоже меняет. Если верят по-настоящему.

Когда-нибудь и я смогу так любить и верить.
А пока, наверное, впору разведывать новые пути.
Не забывая при этом про старые.
Стараясь снова и снова верить в них.

@темы: в зеркале моих восприятий, а - так

23:26 

Следуй за белым кроликом (с).
Пока в числе прочего мы с Калининградом выяснили, что я не могу простить себя.
О какой ситуации речь и в чём она конкретно состоит, я не писала здесь и не буду (вопрос этики).
Но могу сказать вот что.
Судить из будущего о прошлом и есть себя изнутри месяцами - неадекватно.
Не потому что это всё неправда (душа - штука ранимая, душевные раны не то чтобы затягиваются, нормально, когда что-то нарывает там, где другому вообще всё равно) - потому что в ряде случаев работает так: не узнаешь, что обожжёшься, пока, собственно, не обожжёшься.

Да, теперь ты знаешь, что что-то по таким-то причинам для тебя неприемлимо (у тебя сформированы индивидуальные понятия насколько у тебя в принципе могут быть сформированы какие-то понятия).
И уже из этого знания трижды всё перепроверишь, только чтобы ненароком не.
Но в момент, когда обжигался, ты понятия не имел.
Ты подлетал всё ближе и ближе к Солнцу, а потом вдруг что-то резко пошло не так.
Настолько не так, что вспоминать об этом без слёз невозможно.

Но почему ты настолько жёстко и безапелляционно осуждаешь себя за тот полёт?..
Почему речь заходит о каких-то оправданиях, которых быть не может?
То существо ещё не имело поняий; оно не в ответе за то, что оные уже имеешь ты сам.
Ему не за что перед тобой оправдываться.

Можно сказать и по-другому: ты, только ты_с_понятиями можешь принять его и простить.
Ни принятие, ни прощение невозможны там, где эти самые понятия отсутствуют.
Ни для принятия, ни для прощения нет и не может быть никаких условий (только добрая воля).
И то, и другое по определению безусловны.
Ты же словно бы пытаешься их поставить (причём не в настоящем даже, в прошлом) и за невыполнение караешь.
Да что же это?..

... Вопрос о прощении себя сложный и философский.
Но если себя простить не можешь, как любить - себя ли, других?
Где взять для этого воздуху?..
Чем залатать то, что сам же и разъел?..
Будем думать.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

01:28 

Следуй за белым кроликом (с).
Завтра мне выезжать в Калининград, а, как обычно бывает в таких ситуациях, ни на что нет сил.
Это, в общем, обычное опасение чего-то нового, помноженное на нервную обстановку на дайри и на полнейшее непонимание того, как быть внутри себя дальше.

Я могу думать всё что угодно, но всё-таки - достаточно для себя сильно - люблю людей.
Из-за этого мне довольно трудно бывает в одиночных походах: ведь ни с кем ничем не поделиться!
Поэтому там я чуть ли не каждый день знакомлюсь с новыми лицами (хотя в норме не люблю это делать).
С ними особо ничем не поделишься, потому что, как правило, бывает так: вечером пришли - утром ушли, либо прошли вместе 100 метров - разошлись, да и взгляды на мир сильно разнятся.
Но сам факт того, что ты говоришь что-то - обычно какую-то фигню, но и это имеет значение - не в пространство, а какому-то другому человеку, определяющ.
Без этой возможности не то чтобы сойдёшь с ума, но как-то слишком.

В последнее время мне везёт наталкиваться на стены.
Я, в общем-то, понимаю, что у всех своя жизнь и свои какие-то представления о ней.
Кто-то где-то себя защищает, кто-то где-то - свой тихий уютный быт.
Да и сама я горазда указывать другим на свои границы.
Но есть что-то жуткое в том, чтобы вот так подходить к домику, стучаться, не получать ответа (в лучшем случае), улыбаться - идти к следующему. И ещё к одному, и ещё.

В этой ситуации правы все, кроме меня, да, но боли это всё же не отменяет.
Кажется, будто люди отъединяются, чтобы получить право на т.н. счастье.
Но когда и где кто видел крепкий, красивый дом, построенный на расколотом фундаменте?..

Прекрасно, звучит как претензия.
А я просто пытаюсь осмыслить - с этой стороны в том числе.
Сейчас попробую пояснить на примере.
Если совсем убрать эмоциональную составляющую: когда я пришла в Архыз (достаточно крупное село на Кавказе), то обнаружила, что до автобуса 2 часа. Я терпеть не могу сидеть на остановке и ждать чего-то (не потому что мне так тяжело посидеть - это-то как раз нет, - но потому что я тем самым теряю время: я, например, не была в Архызе и вообще с похода; мне ив магазин хочется сходить, и к реке спуститься, и до леса добраться, и
просто по селу пройти). Но не с рюкзаком же огромным гулять.
Выяснив в кассе, что они его к себе не поставят (потому что могут уйти, и я тогда пропущу свой автобус), я вытащила из рюкзака деньги и паспорт и ушла бродить.
Пару раз я возвращалась (то что-то купленное оставить, то термос взять - воды набрать), в остальном совершенно спокойно гуляла, не думая о том, что может приключится что-то, что потенциально меня расстроит. Ну оно и не приключилось, конечно.
... Я и в большом городе так оставляю, конечно) Только не большой рюкзак, а маленький, с деньгами, карточками и документами. Но всё-таки не везде и не всегда.
Потому что посмотришь вокруг - а все ото всех обособлены. И мало ли что творится в этих замкнутых мирках)

На Кавказе в этом смысле почеловечнее)
Не тронут чужого.
Потому что оно сразу станет как бы частью природы, с которой многие местные слиты.

P.s. Москвичи, если есть у вас желание и возможность пустить меня переночевать одну ночь в начале (не самом) ноября, напишите мне об этом, пожалуйста, в личку.
Я хорошо умею бронировать хостелы, спать на вокзалах, гулять всю ночь, используя особые риторические приёмы,
убеждать своих знакомых в том, что мне нужно пораздражать их своим присутствием, ну и просто сбегать от проблем, уезжая за тридевять земель на ночных автобусах, однако всё вышеозначенное мне сейчас не подходит.
Обычно, когда что-то привычное меня так категорически_не устраивает, я обнаруживаю себя, например, в новогоднюю ночь на службе в храме.
За эксцентрикой в моём случае дело не станет, но прежде мне бы хотелось спросить лично у вас.
По ряду причин задать этот вопрос здесь для меня сейчас важно.

@темы: в зеркале моих восприятий, вам письмо, воспоминательное, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

Упражнения в прекрасном.

главная