Wilde Jagd
...а тем, что этот Робин Гуд гуляет по улице с арбалетом, он подставляет весь Шервудский лес. (с) Тимур Каргинов
Из окна я увидела, что у подъезда желтеет верба. Все. Когда распускается верба — это уже окончательная и бесповоротная весна.
Я уже мечтаю снять с себя пальто.
Вообще как-то даже удивительно, как быстро бежит время, у меня не было возможности даже проверить, что с выхода на работу прошло целых две недели — очень насыщенных недели, в выходные я схожу с ума и пеку осетинские пироги, готовлю рагу и национальные блюда и очень много сплю. Теплое время я люблю еще и потому, что можно переходить на овощи и зелень. Когда я жила в Махачкале, мы с тетей покупали огромное количество зелени - не только укроп, кинзу, щавель и привычный ассортимент магазинов, но и всякие дикие горные травки, и редис и огурцы и готовили эти салаты каждый день.
Каждая ниточка в твоей жизни, даже если это пучок зелени и связка редисок, в рисунке полотна начинается на одном конце и тянется так далеко, что даже забавно и грустно одновременно. Лук в уксусе. Золотистая корочка, домашнее вино, сладкая выпечка.
После похорон мы покупали соленые зеленые помидоры, которые дядя собирался купить на новый год, но не успел на три дня. Они были острые, и от них — и от специй, и от того, что это те самые проклятые помидоры — на глазах выступали слезы.
Баночка специй, которая досталась мне из большой банки с сумасшедше пахучей и вкусной смесью, привезенной дядей из Нальчика, подходит к концу, и я часто ловлю себя на мысли, что все реже тянусь к ней, чтобы она не закончилась. Это тоже грустно и смешно.
И где-то дома, в деревне, лежит книжка, куда записывались аккуратным дядиным почерком интересные и забавные истории и загадки. А потом, спустя лет десять или пятнадцать, моим круглым почерком аварские слова и модные в то время песенки. Я часто думаю о ней.
Я думаю о том, каким громким и веселым был бы голос на заднем плане, когда бы я говорила, что после полугодовых поисков наконец устроилась на работу. Я даже знаю, что бы он сказал.
Я слышу это так ясно, как будто это происходит в другом витке реальности. Но не здесь.
Недавно я пересматривала фотографии с выпускного, и думала, почему его там нет. А потом вспомнила, что это он держал в руках камеру.
Где-то колесят по трассам автобусы, везут по делам, к родным, к друзьям между городами людей, везут благодаря тому, что он успел открыть эти направления.
Где-то в доме плачет тетя, в доме, который он успел купить, и который она не смогла продать.
В разных городах, но с одними воспоминаниями, остались мы, потому что успели побыть с ним рядом.
Сейчас я читаю "Бойню номер пять", и там говорится, что мы все застыли в янтаре, и время никогда не заканчивается, наряду с мигом, когда человек умер, наряду с тем, в котором мы по нему скорбим, одновременно существуют миллионы мгновений, когда он жив, поэтому скорбеть неразумно, но я не чувствую на себе панциря из янтаря.
Когда-то очень давно я читала сказку том, как произошли люди. В ней спорили камень и бамбук. Камень говорил, что человек должен был похож на него, чтобы его жизнь никогда не кончалась. А бамбук — что если человек будет похож на него, его жизнь будет бесконечно продолжаться в новых побегах.
Каждый миг одновременно существует поворот у поста ДПС и серая Волга, встречающая тебя после тысячекилометрового пути, полные горсти сладостей и запретных родителями жвачек в больших руках, под ворчание тети, очки и кроссворды, застрявшие в морском песке колеса машины, черное и гладкое Шайтан-озеро и белая собака, пыхтящая в воде и плывущая к двум шумным девочкам, и кованые ворота, и цветущая олива в саду, и поспевающие, но пока еще совсем зеленые персики, и подписанные бутылки вина, и набранный рано утром, чтобы успел прогреться, бассейн, полосатое поло, густой и веселый бас и удушающие рыдания от боли и безысходности.

«Каждый должен что-то оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы возведённую из кирпича стену, или сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чем после смерти найдет прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращённое тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив»

@темы: анамнез