Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

keep calm and be a lady

00:50 

Надо больше верить и меньше лгать

Wilde Jagd
...а тем, что этот Робин Гуд гуляет по улице с арбалетом, он подставляет весь Шервудский лес. (с) Тимур Каргинов
Случайно отправила неполную запись.)
Пост о гонениях всколыхнул целый пласт, о котором я давно забыла. Поговорим о травле.
В младшем звене мне доставалось. Я была нежной няшей пяти лет в первом классе (нет, это не родители, это я сама. Я была открытым ребенком, общаться мне было не с кем - рядом не было молодых семей, а школьную программу первого класса я хорошо знала и мне было несложно. И мама решила, что возможно я заведу таким образом друзей. В итоге я была Шелдоном Купером с бантами), умница-отличница из хорошей семьи, и комбо — моя мама дружила с директрисой. Исход понятен. А еще у меня были уши. Оттопыренные. Сейчас я понимаю что это не такой страшный дефект, если распущенные волосы их закрывают, то это вполне нормальные уши. Но нам нельзя было распускать волосы. И за уши мне тоже доставалось постоянно. Однажды меня обозвали в столовой ребята старше, а я в ответ сказала что они дураки. Мой классный руководитель подвела меня к зеркалу, повертела там, и спросила, где они были неправы, ведь у меня правда большие уши, и сказала что я очень плохая, раз оскорбляю старших.
В пятом классе мне досталась долбанутая классручка, которая потворствовала, маме это надоело, и меня перевели в другую школу.
Где мне тоже под конец не повезло, и в 11 классе надоело постоянное сравнение посредственной довольно дочери классной со мной (не знаю с чего такой пунктик, я не имела претензий, но несколько задевало что человек, который объективно знает на три, но ходит в отличницах потому что все переписывает у тебя, а ты даже пересесть не можешь), и я просто попросила пересадить меня к подруге. Да, у нас был чертов пансионат, хотя по виду просто школа. Например, у нас была долбанутая практика: мы ведрами таскали уголь из огромных куч в хранилище (школа в деревне, всем по чесноку, привезли, свалили, дальше как хотите). Я была дрищом, папа сказал, где он видел такую такую практику, и если надо, он напишет мне справку о нетрудоспособности. И в сентябре меня обязали месяц мыть полы в классе с предварительным задушевным разговором о том как меня будут ненавидеть за "халявные" справки. Я девочка честная, пару дней мыла, слушая феерические остроумные шутки про полставки уборщицы, скрипя зубами. Потом рассказала маме и на следующий день положила эту чертову справку в журнал. Золотую медаль мне она запорола, но не успокоилась на этом и постоянно третировала, в том числе тем что какая же это трагедия, я не буду давать последний звонок. Ну и под конец года меня поставили перед всем классом держать ответ за свою низкую душонку, а "педагог" сыпала такими цветистыми обвинениями, что дети обалдели малость. Это не очень приятно, когда тебе пятнадцать, женщина под полтинник нависает над тобой, кричит, оскорбляет, и обвинения настолько абсурдны и нелепы, что тебе даже начать не с чего. И на это все молча смотрят двадцать человек.
Дальше было много веселья с райотделом образования, извинениями, и в свой последний звонок я хрипела, потому что от стресса у меня пропал голос. И вот спустя годы я теперь все понимаю, но тогда для меня это был Ад, потому что быстро сказка сказывается, а у меня такой марлезонский балет продолжался целый год.
В универе одногруппница, повернутая на своем амплуа королевы класса, оболгала меня на чем свет стоит, и три месяца я не разговаривала вообще с большинством сокурсников, потому что они меня Презирали. Травима не была наверно в том смысле этого слова, в котором всякая дрянь в рюкзаке и публичные унижения, зато пару раз наводила им шороху в том числе за подругу, которой тоже досталось. Потом я стала вся такая badass, outlaw, степной волк, хватило силы духа посмотреть на все это с иронией. Ну и когда все открылось, всем было очень стыдно, а мне как вишенка на торт мне упала должность профорга факультета, которой я не ждала и не искала, а девочка та чуть с ума не сходила по всяким наименованиям. Ну и еще на волне возмущения этой ложью ей подрезали должность старосты группы, потому что за неделю своего старостата она успела задолбать своим "я сделаю из вас людей". Не могу сказать, что я была рада, но повеселилась.
А через еще полгода я послала все это лесом, забрала документы и уехала учиться в другой город.

Не могу сказать, что я благодарна этим людям. Мне не с чего благодарить их за то, что они чудаки с большой буквы М, или за то что они так себя вели. Но я не думаю, что хотела бы,чтобы их не было в моей жизни. С одной стороны, я поняла, что все время быть правильной — это неправильно. Иногда надо просто достать из-за спины банкай и навешать обидчикам.
Прошло много лет. Я выросла, уши тоже, но я все-таки больше, чем они. Памятуя о моих детских слезах, мама много раз говорила, что я могла бы сделать операцию. Но я не стала. Во-первых, я знаю более полезное применение 10-15 тысячам, которые нужно потратить чтобы признать необоснованными какие-то фантомные оскорбления малолетних оболтусов, а во-вторых, я люблю свои уши. Мы с ними столько пережили вместе, что уши я люблю даже больше, чем любую другую часть тела, потому что мы с ними всех победили и оказались сильнее. Слава ушам.
Из всего вырастаешь, на самом деле. Все эти печали и трагедии становятся не более, чем воспоминанием.
Еще я поняла, что очень тяжело, когда нельзя пожаловаться маме или старшим. Но я никогда не жаловалась, даже когда все приняло довольно серьезный оборот в универе. Это сделало меня сильнее, добрее, упорнее и спокойнее, и ни к кому у меня не осталось ни ненависти, ни злости, но и лицемерной дружбы в соцсетях с людьми, с которыми я посещала одно учебное заведение, я избегаю. В конце концов, теперь я могу честно сказать: "а, это ты? Гори в аду, ублюдок" . Ну то есть не так, конечно, но почти. Я все-таки хорошая девочка, воспитанная. Но с банкаем.
Банкай обязывает.


@темы: анамнез

URL
   

главная