Белый Сикер
Qui vult, facultatis inveniet.
Пишет Отто-Август:

ЧЕСТЬ РУССКОГО ОФИЦЕРА

«Есть что-то большее, чем просто слова,
Есть что-то большее, чем звёзды над нами,
Есть что-то большее, чем мысли и чувства,
Есть что-то большее…»
[KT-315]

Подполковник Игонин Илья Сергеевич мрачно смотрел за окно кабинета. Хмарь стылой октябрьской ночи, лишь слегка подсвеченная отсветами фонарей периметра, клубилась за сырым оконным стеклом.

Илья молчал. Часть спала, до команды «подъем» было ещё целых четыре с лишним часа. Лишь часовые, закутавшиеся в плащ-палатки, ходили где-то там, в ночи. Да дневальные бодрствовали в роте. А он, «временно исполняющий обязанности командира», на смог бы спать при всём желании.

Октябрь две тысячи семнадцатого.… Конца света, столь ожидаемого многими пять лет назад, не случилось. Случилось иное, не менее катастрофическое. Идиотские политические игры привели к тому, что страна окончательно превратилась в полицейское государство. Закон о государственном контроле интернет-пространства… запрет на пропаганду гомосексуализма… запрет на субкультуры… запрет на акции протеста бюджетников – учителей, врачей… запрет на митинги в поддержку оппозиции… Запрет на… на.... В итоге «закручивание гаек» привело к взрыву.

Окончательно добил систему очередной кризис. Внезапный обвал цен на нефть на мировых рынках ударил по всем слоям общества так, как не бил даже уже подзабытый кризис 98-го. Массовое обнищание, безработица, гиперинфляция – и, в итоге, озлобленный народ взялся за топоры и вилы. И это в то время, когда кремлёвские аналитики предсказывали близкую войну с Китаем…

За дверью послышались приглушенные голоса и шум шагов. Спустя мгновение в дверь постучали. Илья вздрогнул, хоть и ждал этого момента уже давно. Более того – он сам обзвонил офицерский состав, сам назначил эту ночную встречу. Внеочередную, пока приставленные к части особисты спят крепким сном у себя в постелях. Отвернувшись от окна он скомандовал – «Войдите».

И они вошли. Все офицеры, от лейтенантов до майоров (высший состав – подполковников и пребывающего в отпуске командира – Старого Мерина, как его за глаза звала вся часть, он целенаправленно не стал вызванивать) коротко поздоровались и молча сели на стулья вокруг массивного штабного стола.

Повисла тяжкая пауза. «Господи, ну почему это произошло именно тогда, когда я остался за командира?!» - безмолвно вопрошал подполковник. – «Почему именно мне держать ответ?!». Но ответить на немой вопрос было некому. И Илья, встав во главе стола, сухо и по-военному обратился к собравшимся.

- Я благодарен вам, за то, что вы все пришли, - начал он. – Я не имел полномочий на организацию этого собрания, но лучше если вы узнаете всю правду от меня, здесь и сейчас, пока особисты видят десятый сон. А теперь я прошу всех сохранять выдержку и хладнокровие. Из надёжного источника я получил сведения, что завтра на рассвете начнутся массовые беспорядки. Завтра люди выйдут на улицы, и начнут погромы банков, бизнес-центров, отделений полиции и правительственных учреждений. Среди выступающих масс будет очень много молодёжи и подростков от тринадцати до семнадцати лет. Будет много женщин и пенсионеров. Завтра командирам всех частей и подразделений будет отдан приказ прекратить беспорядки любой ценой. Отдан приказ вести огонь на поражение. И всем вам придется вывести личный состав на подавление бунта. Всем вам придётся стрелять в женщин, стариков, малолеток…

Потрясенные офицеры молчали, замерев. Некоторые побледнели. Подполковник обвёл их тяжелым взглядом и, хищно усмехнувшись, продолжил:

- Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я собрал вас в нарушение всех инструкций и устава. Но это ещё не всё, что я хочу вам сказать! Те из вас, кто откажется выполнять приказ о прекращении беспорядков, равно как и те из вас, кого завтра не будет на утреннем построении, будут лишены всех званий, наград, льгот и привилегий, объявлены во всероссийский розыск, а впоследствии – отданы под трибунал. Но! – Игонин возвысил голос, - но они НЕ БУДУТ стрелять в толпу, вооруженную одними лопатами и палками! Они НЕ БУДУТ стрелять в баб, стариков и сопливых малолеток! Они не пойдут на поводу правительства, предавшего свой народ! И сейчас пусть те, для кого честь русского офицера дороже карьеры и тёплого места, встанут со своих мест – и отправятся по домам, чтобы срочно эвакуировать из этого долбанного города свои семьи! Итак, есть такие за этим столом?!

Несколько секунд в кабинете царила тишина. А потом… Сначала поднялся один – молодой «летёха», лишь в этом году окончивший училище. Потом встал ещё один офицер. И ещё один. И ещё…

Всего из-за стола встали семь человек. Почти все – младший офицерский состав, «летёхи» и «старлеи». Лишь один был в звании капитана, да и то – четвертая звезда на его погоне появилась лишь этим летом – как раз перед самым кризисом. Из майоров никто не встал со стульев.

- Спасибо, ребята, - тепло и совершенно по-человечески улыбнулся им подполковник. – Вы – настоящие офицеры! А теперь – отправляйтесь по домам! Вывозите своих из этого сраного городишки, пока тут не начался ад! Это мой последний приказ вам! Выполняйте!

Вставшие, как один, молча вытянулись по стойке «смирно», и, словно на параде, взяли «под козырёк», отдавая честь. Затем так же молча по одному покинули кабинет.

- Итак, - Игонин обвёл взглядом оставшихся. – Теперь, когда мы выяснили обстановку, следующий приказ будет для вас! Начальнику роты немедленно после окончания собрания по тревоге поднять весь личный состав. На построении я донесу до них всю ту информацию, что донёс до вас. Солдаты, отказавшиеся выполнять приказ о подавлении беспорядков, будут объявлены вне закона, объявлены дезертирами и предателями, эта информация тоже будет им открыта. Если таковые будут – предоставить им возможность покинуть часть, преследование – не вести. Оставшийся личный состав предстоит должным образом экипировать и проинструктировать. Начальникам парка и технической службы привести в полную готовность всю рабочую транспортную и боевую колёсную технику. Начальнику ОргПО – произвести организацию автоколонны и назначить расчёты на БРДМ-ы боевого сопровождения. Остальным – действовать согласно инструкциям, предусмотренным «Режимом А». Майору Мочалову – остаться, остальным – выполнять! Это приказ!

Оставшиеся офицеры поднялись со своих мест, и покинули кабинет. Оставшийся майор Мочалов горестно вздохнул, и устремил на подполковника по-собачьи тоскливый взгляд.

- Илюха, ну что ты творишь? – простонал он. – Ты понимаешь, чем это для тебя выйдет? У тебя же семья, у тебя дочка растёт, а ты – сам в петлю лезешь, и нас за собой туда тянешь…

- Не Илюха, а товарищ подполковник, - процедил сквозь зубы Игонин. – Тебе будет совершенно особое задание. Наша часть встанет на место дислокации перед зданием областной Думы. И ты, да-да, именно ты, как только будет открыт огонь по толпе, выстрелишь мне в затылок!

- Илюха, ты что, е...лся?! – побледнел майор. – Да меня же за это…

- Молчать!!! – дико и страшно взревел Илья, и Мочалов стих и съёжился. – В моём левом нагрудном кармане будет флэшка, на которой – неопровержимые доказательства моих связей с лидерами оппозиционного подполья! Именно от них я и получил ту информацию, которую огласил вам! И это – не деза!.. Ты скажешь особистам, что раскусил меня только сегодня, что стрелял в предателя, незаконно отдавшего преступный приказ! И это будет правда…

- Но… Б…ь, Илья, зачем тебе это?! Почему?!

- Почему? – Игонин усмехнулся. – Ты всё равно не поймёшь... Просто есть что-то большее, чем регалии, карьера… Большее, чем сама жизнь… Знаешь, о чём я?

- Н-нет…О чём?

- Я же говорил, что не поймешь. А ведь это так просто. Есть, знаешь ли, три таких простых слова – Честь Русского Офицера!...

URL записи
-------------

Антиутопия своеобразный жанр, но по-своему очень нужный. И в нём есть вещи, над которыми стоит поразмыслить.

@темы: люди, просто люди., перепост, тексты, творчество