02:22 

кантианец, "подходящий к обществу с напильником" (вместо топора)

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии


Да, художник, скульптор и блестящий карикатурист Оноре Домье, как видно, очень не любил героя сегодняшней публикации!



Знаменитая в мире театра не менее, чем Домье в мире изобразительного искусства, Рашель считала иначе. “С этим человеком я бы хотела играть трагедию”, - будто бы сказала она, слушая его в Национальной ассамблее.


Николай Гаврилович Чернышевский вынес такой вердикт: “…француз только по изложению, а по духу — немец”



А мы предлагаем прочитать обстоятельную, как всегда,


статью Бориса Георгиевича Реизова из монографии “Французская романтическая историография”. Глава VI, “Г И З О, или ДОКТРИНА” (pdf, 440 кб)


Ссылки на другие проекты – пожалуйста:
Е.Федосова, “Франсуа Гизо”
Разносторонний Гизо: рецензии на две французские книги
А у кого есть возможность полистать книгу Анн Мартен-Фюжье “Светская жизнь и салоны”, стоит это сделать, Гизо посвящено много страниц.



картинки кликабельны

@темы: новые публикации, история идей, историография, историки, веселые картинки, Франция, Гизо, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 1830-е

URL
Комментарии
2008-07-20 в 15:50 

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Ссылка к теме - хороший человек нашел:

«Еще одна особенность концепции Гизо в отличие от просвещенческой рационалистической философии состоит в том, что он пытается примирить политическую теорию и религию. По его мнению, в современном ему обществе христианство представляет собой единственный прочный и стабильный элемент в меняющемся послереволюционном мире, способный сообщить единство и связность всей истории в условиях социальных разделений. Органическое единство средневекового общества притягивает мысль Гизо. Однако в отличие от де Мэстра, Бональда и даже Конта, восхищение средневековьем не приводит Гизо к принятию позиции, отождествляющей политическую и религиозную власти. Выступая против абсолютизации власти Церкви в обществе, он приветствует Реформацию и полагает, что отсутствие протестантской традиции в истории Франции отрицательно сказывается на ее политическом развитии. В частности, именно тем, что протестантизм не прижился на французской почве объясняет Гизо столь мучительные поиски разрешения дилеммы свободы и равенства в истории французского народа. Позднее (в 1845 г.) еще более остро эта мысль прозвучит у Э.Кинэ: "Из двух противоположных принципов, которые французская Революция должна была, в конечном счете, примирить, - сообщество и право индивида - мы естественным образом склонились к тому, чтобы отказаться от второго. Католическое воспитание, получаемое нами на протяжении последних ста семидесяти лет, оставило свой особый отпечаток, который мы сами не всегда замечаем" (Заметим, что эти слова сказаны за несколько десятилетий до "Протестантской этики" Макса Вебера).
При этом Гизо и его единомышленники не сомневаются в необходимости процесса секуляризации всех сфер общественной жизни, осуществленном XVIII веком, не стремятся они и к установлению союза "престола и трона", провозглашенного традиционалистами. Их задача иная: они хотят наполнить современные им общественные и политические отношения духовностью и силой разума. Отсюда - провозглашенная Гизо необходимость "союза между интеллектуальной свободой, блиставшей в античности, и интеллектуальным могуществом христианских обществ". Его концепция "секуляризированного спиритуализма" коренным образом отличается как от констановской идеи разделения религии свободной и "религии священников", так и от контовской идеи "позитивной религии", которая, по мнению "идеологов", лишь возрождает теократические идеалы. Цель "секуляризированного спиритуализма" - формирование в рамках политической власти коллективного интеллектуального могущества, которое должно стать моральным фундаментом новых политических сил.
Между тем, несмотря на такие отличия в исходных принципах, творчество Гизо по праву принадлежит либеральной традиции, прежде всего, благодаря его попытке разрешить в рамках идеологии либерализма проблему политического управления обществом, а также благодаря его глубокому анализу соотношения власти и гражданского общества. Следуя за Констаном в его отказе от договорной теории, Гизо говорит об одновременном происхождении гражданского общества и власти, о невозможности даже мысленного их разделения: "Общество начинается в тот момент, когда люди чувствуют себя объединенными связью, отличной от силы, т.е. в тот момент, когда они признают существование той единственной силы, которую можно назвать только правлением". Конечно, насилие может объединить людей, но такое объединение еще не будет обществом в подлинном смысле этого слова. Насилие может предшествовать возникновению общества и может даже в какой-то момент стать детерминирующим фактором правления, но оно не является подлинным принципом организации социального континуума. Принцип же этот состоит в "потребности людей открыть и принять, хотя бы частично, подлинный закон - закон разума, призванный регулировать их отношения".»

М.Федорова, «Модернизм и антимодернизм во французской политической мысли XIX века. Разум - Деспот или Суверен?»

URL
2009-03-02 в 01:17 

Revolt-d
Кликаю на Колло и Фуше в Лионе, а попадаю почему-то сюда... :hmm:

2009-03-03 в 20:57 

Свобода начинается с иронии
Revolt-d Кликаю на Колло и Фуше в Лионе, а попадаю почему-то сюда... :hmm:
Проверим, где там ошибка. Спасибо.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная