Veshka
Всё, что нас не убивает, ещё горько об этом пожалеет.
Я всегда лютой, бешеной ненавистью ненавидела пейзажи. Не было большей пытки, чем когда нас препод из училища тащил "на практику" на какую-нибудь местную засратую лужу, дабы рисовать прекрасную природу с натуры. Хуже обрыганых берегов харьковских речушек были только бомжи, оные берега населяющие, либо просто случайные прохожие, считающие своим долгом чести задать сокровенные вопросы "Атыхудожнег?", "Атыхорошорисуешь?", "Атыменянарисуешь?". Все они, несомненно, считали себя очень оригинальными. Беда была в том, что препод никогда не считал своей обязанностью отгонять их всех от нас. И нам, шестнадцатилетним соплякам, всегда приходилось самим как-то справляться с потоком неконтролируемого интереса зачастую очень нетрезвых людей.
Но даже тот единственный выезд достаточно далеко, с палатками, на пленер - туда, где не было никаких бомжей, а лишь полное и неуемное единение с природой - был ужасающ по своей сути. Где бы ты ни сел - тебе неудобно, ты весь в масле, но помыться негде, картонки с накорябаными пейзажигами, которые ты раскладывал ночью чтобы хоть чуток подсохли - намочило дождем, если дождя не было, то за ночь они покрывались ровным слоем разнообразной мошкары. Ну и вообще, замешенные на насекомых краски - это прекрасно. Не говоря уже о том, что у меня никогда не получалось рисовать на природе. Все какая-то херня выходила. Для меня так и осталась загадкой тайна счастья рисования с натуры. Я этого никогда не понимала.
Был ещё и другой момент. Многие годы худилище извергало из себя дипломников с пейзажами в качестве дипломных. Только очень-очень редкие брались за что-либо ещё, но в целом весь поток дипломников встречал некоторое сопротивление не-пейзажным дипломам от преподавателей. Потому что по завершении защиты большая часть продавалась и у директора появлялся новенький внедорожник. Хотя, возможно, что-то перепадало и самому зданию училища. Но то, что пейзажи требуют, чтобы их потом продать, было фактом. А некоторые особо прекрасные преподы просто забирали с просмотров и обычные курсовые для тех же целей. В общем, пейзажи в каком-то смысле были ещё и неким символом коррупции. С момента окончания училища я больше не нарисовала ни одного пейзажа. До недавнего времени.
Оный понадобился уже в моей непосредственной практике - в диджитал арте. И я вдруг осознала, что по-прежнему не умею их рисовать (ведь никогда и не умела и даже диплом у меня был в итоге не пейзажный). А оно таки надо. И чтобы рисовать фэнтезявые пейзажи достойно - надо сначала годно делать обычные. А на природную натуру как не тянуло, так и не тянет.
Забавно задумываться о том, сколько я недобрала за время учебы в своем нынешнем понимании ситуации, и сколько я осознаю пробелов в дальнейшем.

@темы: работа, нытьё