20:59 

world peace and more coffee plz
Я чертовски люблю быть поверхностным. В смысле, время от времени играть человека, который искренне верит, что блокнот с единорогом — высшая ценность в этой жизни. Качественно, вживаясь в роль играть.
Но для такого годится не любой блокнот с единорогом. Он должен быть максимально розовым и преувеличенно милым. Офигенно, если единорог будет мультяшным. Можно ещё что-нибудь симпатичное добавить, пончик там, кактусы, фламинго на заднем фоне.
Не то чтобы я действительно до безумия люблю такие штуки. Да, они забавные и чем-то слегка цепляют, но я спокойно мог бы жить без этих до смешного милых блокнотов, ручек и брелоков на ключи. Следует, наверное, оговориться, что именно поэтому я и называю это "быть поверхностным": потому что в глубине души меня не интересуют эти штуки, потому что вообще-то это не про меня, но мне нравится изображать некоторую одержимость. Та часть меня, которая сидит в стороне, наблюдает душещипательную сцену около очередного единорога и думает, в результате раздумий обычно выдаёт что-то вроде "Ладно, хрен с тобой, почему бы и нет". Я не умру без этих штук, но раз это забавно, действительно, почему бы и нет. Поэтому, если рядом в такой момент оказывается закатывающая глаза подруга, всё та же наблюдающая часть недоумевает: она что, правда думает, что я серьёзно? Я не знаю, думает ли. Но не могу сказать, что это сильно меня задевает.
Можно долго рассуждать, почему оно так. Может, мне слишком много говорили, что надо быть серьёзным, и это такая форма бунта. Может, мне просто нравятся контрасты, только вот в жизни я выгляжу не настолько сурово, как в своей голове, поэтому больше никто эти контрасты не замечает, может, это такой способ не вписываться ни в какой набор дурацких стереотипов, а может, что-то такое в той или иной степени свойственно многим. Для кого-то же делают ручки с пончиками-единорогами.
Можно рассуждать долго, но я для этого слишком поверхностный.

00:54 

Вместо чего-то глубокомысленного

world peace and more coffee plz
Иногда я просто начинаю нервничать оттого, что редко пишу сюда. Иногда мне кажется, что однажды я разучусь писать. Это страшно, потому что мне нравятся витающие в голове мысли, которые то и дело переплетаются и завихряются, прежде чем оформиться в строчки на экране под негромкий размеренный стук клавиш. Было бы жаль потерять способность создавать такие моменты. Хотя, честно говоря, я не думаю, что это возможно.
Однако я часто не знаю, о чём писать. Слишком много всего в последнее время. Мысли скачут, а различные увлекающие в водоворот события молниеносно сменяют друг друга. Вот как-то внезапно я сдал последний экзамен и семестр закончился. Вот я начал читать рекомендованный лекторкой учебник по физике, которую теперь люблю больше, чем когда-либо. Вот мне позвонила какая-то женщина с нашей кафедры и попросила заполнить документы на именную стипендию. Вот я увидел в одном из этих документов отбитые подчёркиваниями строчки и проматерился. Вот второй раз притащил заполненные документы, потому что от руки, оказывается, заполнять нельзя, предварительно заменив все их подчёркивания линиями. Тихо порадовался, когда спросили: “Принёс?” — и сдержанно кивнул. Встретился с кучей людей. Недолго посмотрел мультики. Снова начал рисовать. Покрасился в рыжий. Потом вдруг закончился французский. Через пару дней едем в Тунис с семьёй и подругой. И во всём этом вихре событий мне не хватало тихого спокойного вечера с ноутбуком и чашкой пуэра. Но я никогда не думал об этом так, не оформлял это ощущение в простую фразу, потому что было просто не до того. У меня куча планов на будущее разной степени отдалённости, но я очень надеюсь, что такие вечера время от времени будут в нём случаться.
До сих пор не знаю, о чём написать. Может, о том, как этим летом я впервые услышал “Somebody To Love” и она почему-то идеально описала моё состояние? О школьниках в метро, сорвавших радужный значок с рюкзака? О том, что я написал на обратной стороне нового? Может, о том, что без какого-либо видимого повода почти перестало огорчать отражение в зеркале? Может, обо всех усилиях, прилагаемых, чтобы разобрать кучу трудноформулируемых личных проблем? Штука в том, что для каждой такой истории был свой момент, когда надо было сесть и написать. Но этот момент прошёл, и когда настанет следующий и настанет ли вообще, я понятия не имею. Мысли об этом уже выцвели и почти рассеялись. И сейчас, как бы ни хотелось изречь что-нибудь глубокомысленное, я думаю только о том, как люблю ночь, пуэр и стук клавиш ноутбука. И о том, что ни за что не разучусь об этом говорить.

23:59 

world peace and more coffee plz
*выполз на берег, отряхиваясь и отплёвываясь от горько солёной воды, развалился на песке и уставился на не менее тёмное ночное небо*
Столько всего произошло, на самом деле. Я успел весь известись и снова взять себя в руки. Сдал все экзамены (все два, которые надо было сдавать, ага), в меру сил помог с ними товарищам по несчастью. В процессе даже немного начал контактировать с одногруппниками. Они даже в большинстве своём называют меня моим именем и используют правильне местоимения бзез лишних вопросов, что иногда невероятно мило. Они же подарили мне на день рождения кошкоподушку и книгу Хокинга. Через месяц после того дня рождения. Это тоже было мило. Я как-то не проникался особо этой традицией группы, а тут она неожиданно коснулась меня. Оказалось, очень даже хорошая традиция. Понял, что до безумия влюблён в физику. Сводил математика в булочную, в процессе мы как-то перешли на ты. Посмотрел божественный сериал. Сходил на довольно странный танцевальный перформанс с подругой. Сделал новые очки и думаю перекраситься в рыжий. Было ещё много всего, но я настолько закрутился, что уже не различаю отдельные цветные пятнышки в общей картине.
Впереди лето, а я всё ещё пребываю в какой-то лёгкой растерянности. Не могу сказать, что прямо устал за семестр. Задолбался от всяких глупостей под конец, но это не совсем то. Однако учёба съедала столько времени, что я отвык делать многие вещи. Писать сюда, например. А ещё регулярно убираться дома. Читать книги в своё удовольствие, ложиться спать на рассвете и спать до обеда. Слушать музыку. Рисовать (божечки, мне же нужна будет новая аватарка везде, если опять перекрашусь, а я всегда рисовал их самостоятельно, как-то так получилось). Много планов, но как-то даже не знаю, с чего начать. Даже не знаю, стоит ли. Хотя это во мне сейчас усталость говорит, наверное, всё-таки день был насыщенный, а высыпаться я пока ещё не начал. Может, поставить это первым пунктом плана?

19:50 

Карабкаясь выше

world peace and more coffee plz
Кажется, несколько лет назад дело было. Это был день рождения моей подруги. Мы пошли на скалодром компанией из четырёх человек. Не помню уже почему, но одновременно лазать могли только трое. Я согласился подождать, пропустив остальных вперёд. Так вот, мудрый инструктор сказал всем сначала залезть невысоко и отпуститься, чтобы почувствовать, что всё нормально и страховка их выдержит. Что они и проделали, а я посмотрел. Потом настала моя очередь, инструктор уже не предлагал убедиться в надёжности страховки, поэтому залез я сразу до конца. А потом посмотрел вниз. И понял, что отпускаться страшно. При том, что неоднократно видел, как остальные плавно опускались вниз. Знал, что ничего со мной не случиться, но это теоретическое знание вообще никак не помогало. Инструктор сказал спускаться. Я сказал, что не могу. Он пригрозил залезть и столкнуть меня. Тогда пришлось взять себя в руки и отпустить камень, за который держался из последних сил. Я разжал пальцы и... медленно опустился на пол, удерживаемый страховкой. И подумал, что ничего этого не было бы, если бы скачала попробовал на небольшой высоте. А тот конфликт между страхом неизвестности и вроде бы имеющимся знанием прочно врезался в память.
К чему это я?.. Ах да, вчера сдал физику на пятёрку. Всё ещё держусь.

23:35 

world peace and more coffee plz
Всегда считал, что наш жилой комплекс просто волшебно выглядит ночами, когда свет окон кучи многоэтажек отражается в небольшом прудике. Но эти многоэтажки и прудик никогда не выглядели сюрреалистичнее, чем в этом смешном полумраке. Как локация из какой-нибудь игры, в которую я никогда не играл. Я не то чтобы иду, скорее просто переставляю ноги. Иногда касаюсь рукой стены, как будто это поможет убедиться в реальности происходящего. В голове путаются обрывки мыслей. Раньше мне нравилось составлять их в различные причудливые и симпатичные конструкции, а сейчас нет сил и почему-то не хочется. Кажется, я заблудился. В своей жизни и своей голове. И запутался в своих никому не нужных тайнах. Иногда кажется, что я мог бы жить без них. А потом я понимаю, что в своей жизни без этих тайн представляю совсем другого человека. Хочется рассказывать истории, но не могу вспомнить ни одной. Интересно, кого-нибудь ещё это бесформенное неосязаемое чувство толкает на прогулку в половину одиннадцатого вечера? Пытаюсь рассмотреть его, придать какой-то образ, чтобы опознать, но оно по природе своей лишено каких бы то ни было отличительных черт. Это даже невесомее, чем неприятный вкус солёного чая с молоком. Шаг. И ещё один. И ещё. Иногда мозг подвисает, и тогда сандали странно шаркают по асфальту. Может, я просто перегрелся на дневном солнце? А потом переучил историю... Дует лёгкий прохладный ветерок, и хочется, чтобы он разобрал и разнёс меня по песчинкам. Потому что то что есть мне больше не нравится.

17:24 

world peace and more coffee plz
Очередной придурок сегодня попытался сорвать уже новый радужный значок с моего рюкзака. За что получил по рукам от увидевшей это подруги.
Как дети, ей-богу. Ну нравится тебе значок — ну не стесняйся, спроси, я подскажу где купить, они недорогие совсем, хоть весь обцепляйся. Но мои-то хватать зачем?

13:30 

Кудряво сказано; а проще — что такое?

world peace and more coffee plz
Где-то когда-то я читал статью, через которую красной нитью проходила мысль, что как минимум на начальном этапе небинарная гендерная идентичность формируется через отрицание. Остановился, подумал о жизни, пришёл к выводу, что гендером дело не ограничилось: довольно существенная часть моей личности сформировалась схожим образом. Взял эту мысль на заметку и продолжил читать. Наверное, сейчас самое время как следует её обдумать.
На протяжении жизни мне не подобало делать кучу вещей. Красить волосы, коротко стричься, носить пирсинг, даже если это обманка, слушать тяжёлую музыку, рисовать смерть в школьном дневнике, делать доклад про однополые семьи для урока обществознания, приходить на выпускной в шортах... Это вовсе не обязательно запрещалось прямо (очень часто скорее не одобрялось и не поддерживалось), и вовсе не обязательно я этого не делал (вообще-то, делал всё вышеперечисленное и ещё много интересных вещей). Много вещей делать следовало: хорошо учиться, любить классическую литературу, соблюдать дресс-код в школе, найти друзей и вообще общаться с людьми, отмечать празники с семьёй, танцевать вальс на выпускном. Опять же, я делал далеко не всё. Совершенно не обязательно в этих вещах есть что-то плохое, совершенно не обязательно кто-то должен был что-то сделать по-другому, не о том речь. Речь о том, что на протяжении жизни мне недвусмысленно намекали, что хорошо, а что плохо, а мне не всегда это нравилось. И когда не нравилось, я не мог просто смириться и промолчать. А такие вещи накладывают свой отпечаток.
Как я уже сказал, я красил волосы, слушал что хотел и пришёл в шортах на выпускной, где не танцевал вальс. Потому что это мои волосы, мой выпускной и моя жизнь. И — внезапно — небо не упало на землю. Мне нравились вещи, которые окружающие не одобряли. Тихо не одобрять получалось не всегда, поэтому я слышал много советов о том, как жить свою жизнь. И одно из последствий этого состоит в том, что теперь моя первая реакция на подобные советы — с возмущённым возгласом "Какого чёрта?!" сделать всё наоборот. Даже если совет сам по себе неплох. Да и вообще, я до сих пор поначалу с некоторым недоверием отношусь почти к любым утверждениям.
Но здесь есть и обратная сторона: как бы ни был силён мой бунтарский дух, в конечном счёте я всё же хочу обрести какое-то место в мире. Был такой период в моей жизни, когда говорить, что нужно и не нужно делать я начал себе сам. Хочешь, чтобы тебя воспринимали всерьёз? Тогда никаких слёз и вообще проявлений эмоций, никакой любви к котикам, розовому цвету, поп-музыке, романтическим фильмам, ручкам с ламами и другим классным и милым вещам. Потому что если не одно, то другое, если я не это, то то. Тут спасло, наверное, только то, что на свои советы я отреагировал так же, как на чужие — с возмущённым "Какого чёрта?!" купил ручку-фламинго. И блокнот с розовыми котиками. И блёстки. И кучу других штук. И, внезапно, небо снова не упало на землю, а любовь к милым вещам не поглотила меня целиком и не сделала кем-то другим. Но есть ещё момент: я не привык получать поддержку и одобрение. И не проникся осознанием, что заслуживаю какого-то комфорта. Постоянное отстаивание своих убеждений на фоне в лучшем случае отсутствия реакции со стороны окружающих стало в некоторой степени нормальной ситуацией. Отсутствие поддержки нормально. Неприязнь нормальна. Мисгендерящий меня чувак — нормально, баллончиком в лицо тоже не то чтобы ужас. А ещё спать два часа и не иметь свободного времени нормально, хотя напрямую с этим и не связано. Просто раз дискомфорт — нормальное состояние, то почему бы и нет? Возможно, это внесло какой-то вклад в мою неуверенность в себе. Да и в ощущение изолированности тоже.
А ещё, чтобы что-то отстаивать, нужно что-то в этом понимать. Поэтому мне сложно говорить о чём-то, в чём я разбираюсь и уверен меньше, чем на девяносто процентов. Иногда из-за этого я молчу, когда следовало бы что-то сказать. А иногда говорю всё равно, просто нервничая в процессе. Но это же нормально, да? Не связанный с какими-то спорными идеологическими вопросами пример: семинары по истории — это адский ад. Потому что я, конечно, читал что-то по теме семинара, но всё равно не шарю в истории, а отвечать что-то надо. И дело вовсе не в том, что историк будет думать, что я дурак. Из плюсов, кстати, — меня абсолютно не заденет, если он будет так думать.
Здесь можно ещё порассуждать на тему ощущения безопасности, с которой у меня такие непростые отношения (кто собирается купить новый значок взамен утраченного? Кто прекрасно осознаёт, что в следующий раз это может быть не перцовый баллончик, а кислота?), но я сделаю это как-нибудь в другой раз отдельно, если не заленюсь и не потону в учёбе.
Зато для меня никогда не составляло особой проблемы осознать, что другие люди совершенно не обязательно хотят того же, чего хочу я. Не обязательно думают так же и не обязательно любят те же вещи. Даже если мне кажется, что это всё полная дичь. Брокколи вот есть — вообще извращение.
Но всё это — иррациональные штуки, таящиеся где-то в тёмных глубинах. О них просто полезно знать, чтобы надстраивать штуки рациональные. Я не делаю вещи, прямо противоположные рекомендациям только из-за одного порыва так поступить. И иногда отправляю себя спать вместо учёбы до глубокой ночи. Иногда отвечаю на парах по истории, пусть и не всегда правильно. И анализирую происходящее, не ограничиваясь вспыхивающими в голове оценочными суждениями. Изредка могу даже напомнить себе, что если другие люди заслуживают теплоты, принятия и комфорта, то и я тоже заслуживаю.
Я не думаю, что описанное выше — это офигеть какой уникальный опыт. Наверняка у многих было что-то подобное. Я просто написал слегка сумбурный текст, чтобы в голове всё улеглось по полочкам. И чтобы, подводя итог, сказать, что я вполне счастлив. С милыми ручками, тетрадью с космическим корги, обложкой с мультяшными совами на зачётке, с синими волосами, кольцом в губе, с кучей значков на рюкзаке, с мрачными шутками, всё ещё без особого выражения эмоций и любви к милым романтическим фильмам (ну, может, за исключением парочки), с блёстками на лице и дэткором в наушниках. Хотя иногда можно и французскую попсу послушать.

22:49 

world peace and more coffee plz
А мне сегодня в лицо брызнули из перцового баллончика. За радужный значок на рюкзаке. Значок, кстати, сорвали. Опоздал в универ на полчаса из-за этого. Но эту историю я уже рассказал всем, кому мог, сейчас не о том.
Майские праздники выдались неожиданно. Теоретически мне, конечно, надо сделать за них кучу домашки, но практически вот сегодня вечером я совершенно свободен. И немного вымотан. И отчаянно хочу прочувствовать, что жив, но не знаю как. Собственно, поэтому сюда и пишу: я люблю трепаться, а высказывая свои мысли чувствую себя немного более реальным. Поэтому напишу ещё немного рандомных вещей.
С утра час угрохал на шикарный рисунок блёстками на лице, отзеркаливавший рисунок на футболке. Даже штука, на которую крепятся блёстки, закончилась (видимо, производители не предполагали, что кто-то будет покрывать ими всё лицо). А потом странную смесь блёсток и перца пришлось стирать. Спасибо добрым людям, которые довели не способного открыть глаза меня до магазина, купили влажные салфетки и оттёрли большую часть.
Вчера получил зачёт по физре, надо будет только проставить. Думаю всё равно иногда приходить, потому что это забавно. И чтобы не забыть, что и как. Но не в четверг в восемь утра, по четвергам наконец-то начну высыпаться.
В воскресенье был у психолога, но как-то ничего нового или полезного не узнал. Зато к вечеру это вылилось в ощущение, что я один со своими проблемами под этим огромным небом и никто мне не поможет, и я всегда буду страдать, и ничего не добьюсь...
Один чувак сказал моей подруге, что будет демонстративно называть меня в женском роде, несмотря на просьбу так не делать. Как он намерен это провернуть, когда мы не общаемся — загадка, но интересно другое: я даже не сразу понял, что это не какая-то неизбежность, а просто он ведёт себя как мудак.
Хочется пойти погулять, но уже поздно и мне лень.
Иногда пытаюсь делать стойку на голове, но не могу удержать баланс.
Недавно нужно было нарисовать одну штуку и я взялся за карандаш после долгого перерыва. Как же я скучал. Но сейчас времени опять не будет.
Количество милых ручек резко возросло: к фламинго и зонтикам добавились лама и космический корги.
Мать не оценила прикольную ложку для спагетти, которую я купил. Точнее раскритиковала меня за это решение. До сих пор немного обидно, хотя уже несколько дней прошло. Потому что я не понимаю суть претензии "у нас уже есть ложка для спагетти". Типа две иметь нельзя? Да и потом, я, блин, старался, хотел её порадовать, а в ответ получил только: "Если будешь ещё выбирать что-то для дома, хотя бы советуйся". Вот начну сам готовить из принципа...
Наш историк на удивление неплохой чувак. Хотя при первой встрече он напомнил мне меня в тринадцать-четырнадцать лет. С такими... странноватыми загонами в безысходность на ровном месте. А так он, оказывается, улыбается иногда и спокойным тоном рассказывает довольно занятные вещи. Ну, иногда занятные.
Уже впрягся в какую-то олимпиадную секту на следующий семестр, но скорее ради поездок и весёлых историй в них, чем ради самих олимпиад.
Думаю, что эта штука, которую сейчас пишу, довольно бессмысленна. И бесконечно далека от идеальной записи. Ну да и чёрт с ней.
Кажется, я действительно устал. Глаза начинают закрываться. А я не хочу спать, я жить хочу...

22:52 

world peace and more coffee plz
Я сегодня до пяти утра проверял домашние работы студентов курсов повышения квалификации. Потом спал два часа двадцать минут. Влил в себя банку энергетика, первую в жизни. Доделывал математику на лекции по программированию. Товарищи мои на ту лекцию не пришли, зато пришёл классный чувак в очках в красной оправе, который офигенно поёт и с которым мы немного общаемся. Так что в итоге было весьма неплохо. Написал что-то типа самостоятельной по математике, которая кажется мне странной в последнее время. Ещё банка энергетика. Контрольная по физике, в которой до конца не уверен. Поездка домой на трамвае с подругой, во время которой все суетные мысли и эмоции заволокло плотной завесой тумана. Я больше не радовался, не печалился и не нервничал, всё было спокойно и ровно: солнышко светило, трамвай ехал по рельсам, самая жесть была уже позади. Потом были разговоры на кухне всё с той же подругой, которая пришла погладить лысую собаку и кошек заодно...
Решил вздремнуть хотя бы десять минут. Проснувшись, сразу начал собираться и только через пару минут понял, что уже никуда не успею. Чертыхнулся. Немного поразмыслив, пришёл к выводу, что жизнь продолжается. А значит можно ещё поспать. Проснулся минут через сорок. Под одеялом было тепло, хорошо и лениво, и я чувствовал себя как размятый в тёплых ладонях кусок пластилина. И решил ещё какое-то время им побыть.
Пошёл на балкон двадцать второго этажа, чтобы есть мороженое и учить физику. Когда-то давно, стоя там и любуясь видом, я пытался представить, кто же придёт сюда в следующий раз, чтобы посмотреть на всё это моими глазами. И с каждым новым визитом мне всё сложнее дать ответ.
А после бесцельно скитался по жилому комплексу, глядя на огромные дома, устремляющиеся в тёмно-синее небо, впитывая тёплый свет фонарей и пытаясь отбить по тротуару какой-нибудь причудливый ритм. Совершенно внезапно почувствовав себя живым. Совершенно внезапно, но совершенно закономерно, потому что в глобальном смысле всё действительно идёт просто здорово.
Хороший выдался день. Но сейчас снова хочется спать.

22:51 

Каминг-ауты

world peace and more coffee plz
“Не шутить про паркет, не шутить про паркет”, - думал я, отвечая на очередной наивный вопрос физрука. Справедливости ради, вопросов он задал совсем немного, больше пытался подбодрить и поддержать. Я не просил и даже не ожидал, но было классно.

Физрук, пытавшийся поддержать. Преподка английского, предложившая исправить имя в её тетрадке красивой розовой ручкой. Математик, которому, по его же просьбе, я как-то вечером обрисовывал свои взгляды, стараясь выбирать не слишком сложные слова. Уже бывшая преподка по информатике, с которой до сих пор немного общаемся, но которая так и не привыкла. Неожиданно доброжелательный историк. Ещё более неожиданно извинившийся одногруппник, которого я поправил, когда он ошибся в родовых окончаниях…

Наверное, я ещё никогда не был более открытым. Это странное ощущение, сбивающее с ног и начисто лишающее почвы под ногами, но при этом окрыляющее. И я не знаю, что здесь ещё можно сказать.

23:04 

world peace and more coffee plz
Преподавательница французского спросила, что нового у меня и моей подруги. Это такое разминочное упражнение, которое мы проделываем каждый урок. “La vie est terrible”, — сказал я, что, как несложно догадаться, означает “жизнь ужасна”. “Нет”, — сказала она. “Да”, — сказал я. Тогда в ход пошли фразы вроде “не рассказывайте мне про тяжёлую жизнь”, “у многих людей жизнь намного тяжелее” (никогда не понимал, почему мне должно стать легче от этой информации), даже что-то наподобие “ну, раз жизнь так ужасна, можем просто просидеть тут девяносто минут и разойтись по домам, но вы же приходите на французском разговаривать, или я чего-то не знаю?”
Она всё говорила и говорила, а я сидел, пришибленный осознанием, что слышал это всю жизнь. От друзей, от семьи, от людей, с которыми решил поделиться — от всех. Сидел и пытался не расплакаться, потому что перед глазами вставали картины прошлого.
Вообще, на мои жалобы у людей было две реакции: убедить меня, что с моей жизнью на самом деле всё хорошо, либо начать меня лечить. К первому относятся всякие истории про тяготы чужих жизней, объяснения, почему мои проблемы — это не проблемы вовсе, что я просто страдаю фигнёй, с жиру бешусь и так далее. Второе — это активные пинки меня что-то изменить в этой самой жизни, чтобы всё снова стало хорошо. Что случилось? Просто устал? А почему? Немедленно разберись с этим! Может, тебе изменить всё своё расписание?
И первое, и второе, несмотря на, возможно, благие намерения говоривших, только создавало впечатление, что мои чувства — это что-то ненормальное, нет мне с ними места в этом мире, надо меня срочно починить, и вот тогда будет. Мне действительно казалось, что я только порчу всем настроение своей постной рожей, а значит, надо заткнуться, держать свои печали при себе и идти страдать в одиночестве, чтобы быть максимально удобным. И со временем я научился это делать. И умение это не лучшим образом сказалось на взаимодействиях с людьми.
Не знаю, к чему всё это веду. Наверное, к тому, что жизнь сейчас и вправду кажется ужасной. И мне не нужны советы, поддержка, обсуждение этой темы. Я хочу просто иметь возможность сказать, что мне плохо, не придумывая уклончивых ответов и мрачных шуточек, просто сказать, без всех этих тупых последующих фраз. Если непременно должен быть какой-то ответ, пусть это будет спокойное “я тебя слышу”, сопровождаемое вдумчивым взглядом в глаза. Но даже это не обязательно, на самом деле.

18:30 

Шучу, следовательно, существую

world peace and more coffee plz
Кажется, пришло время собрать все свои соображения и смутные догадки по этой теме воедино.
У этого вопроса много сторон, я начну не с самой важной. И в качестве иллюстрации у меня есть одна история.
Это была середина весны, когда я учился в одиннадцатом классе. Время экзаменов неумолимо приближалось, все готовились и паниковали, паниковали и готовились, меня раздражала их суетность и собственное относительное бездействие. Тем не менее, за несколько месяцев до того я защитил курсовик по программированию, которым занимался дополнительно, завершил обучение в рамках курса и тоже начал готовиться к экзамену по информатике. Поэтому уже несколько месяцев я видел только всякие дурацкие переводы из одной системы счисления в другую, задачи на три формулки, графы и прочую ерунду. И вот, мы с подругой прошли на очный этап олимпиады, которую проводил вуз, в котором я проходил курсы и в который в итоге и поступил. Но это было потом.
А тогда я впервые за долгое время снова увидел задания, составленные моей уже бывшей преподавательницей по программированию. В них были ситуации, обстоятельства, персонажи, которых я не видел раньше, но узнавал то ли материал, из которого они были сделаны, то ли отпечатки ладоней их создательницы, то ли ход её мысли, то ли что-то гораздо менее осязаемое, но сквозь тексты заданий я явственно ощущал на себе её тёплый насмешливо-любопытствующий взгляд. Это были такие задания, которые я любил в наших курсах, с отголосками её шуток и её самой. Она всегда вкладывала душу в то, что делала - это было просто невозможно не заметить - и именно поэтому мне хватило одного беглого взгляда на задания, чтобы понять, кто их составлял.
Потом я поступил в универ и эта преподавательница читала нам лекции по информатике. Стоит ли говорить, что я не пропустил ни одной? Потому что в них был тот же образ мысли, те же шутки, тот же взгляд на мир. И задания, которые составляла она, было делать только в удовольствие. И я старался выполнять их так, чтобы там было моё видение, мои идеи и чувства.
Если говорить в общем, мне всегда нравилось знать, что вокруг живые люди, со своими устремлениями, мечтами и терзаниями, со своими увлечениями, привычками, картиной мира и чувством юмора. И прекрасно было находить этому подтверждения. Обычно это были маленькие незначительные детали: странные, вырванные из контекста фразы, сказанные по телефону, неуверенные жесты и улыбки, шутки и так далее. Я тоже хотел быть живым человеком, и это подводит ко второй стороне вопроса.
Я всегда довольно много времени проводил в одиночестве и довольно мало взаимодействовал с миром вокруг: никуда не выкладывал свои рассказы, мало кому показывал рисунки, почти никому не рассказывал о вещах, которые меня огорчали, пугали, или наоборот радовали. В итоге я мог наблюдать, как на меня влияет мир вокруг и другие люди, каждый раз, когда взволнованно размышлял над только что прочитанной книгой, когда видел нечто близкое и знакомое в текстах песен, когда смотрел любимые мультики - но сам почти не влиял на окружающий мир. Я хотел сделать что-то, что заставило бы кого-то другого улыбнуться или задуматься, что сделало бы жизни людей лучше, как это делали для меня другие. Потом к этому добавилось непонимание со стороны окружающих, которые в лучшем случае просто не разделяли моих интересов, приобретавших всё более специфические направления, а в худшем отказывали мне даже в правильных местоимениях, заставляя чувствовать себя всё более нереальным и подчас всё глубже уходить в себя. Я чувствовал себя призраком, не способным взаимодействовать с реальным миром.
Мне хотелось подтверждения, что я есть. Поэтому я продолжал расписывать ракушки, делать ловцы снов, рисовать и писать рассказы. Не до конца понимая, как это работает, я просто старался оставлять больше следов своего существования: комиксы на полях тетрадей, рисунки на доске в кабинете, онлайн-дневники… С людьми иногда тоже пытался общаться, но получалось обычно не очень, слишком уж многое было упущено.
Особенно много я “наследил” во всём, что касалось учёбы, поскольку всегда посвящал ей довольно много времени. Рисунки в тетрадях, обложки дневников, потом в названиях файлов и оформлении работ, иногда в самих заданиях и подборе тем, где это возможно.
Вот такие странноватые своей адресованностью в никуда шутки стали для меня способом подтверждения существования. Не самым эффективным, иначе я бы вряд ли над этим задумался. Я только начинаю разбираться со всем этим, поэтому логического завершения у этого текста нет. Я понимаю, что надо что-то менять, и что эти маленькие акты самовыражения отнимают немало сил и времени, но в то же время пока не готов полностью от них отказаться.
Ясно одно, если я хочу изменить мир, надо научиться с ним взаимодействовать.

01:30 

world peace and more coffee plz
Ну вот, порассуждал о тяготах жизни, снова люблю весь мир и хочу чая.
В последнее время сложно найти силы что-то написать, слишком много всего происходит, слишком много событий, впечатлений и мыслей.
Я сегодня нарисовал такой яркий мультяшный космос на кружке, от которой когда-то откололся небольшой кусочек и которую мать хотела выкинуть. А за день до этого дочитал третий дневник, который по "Гравити Фолз" и, кажется, до сих пор немного под впечатлением. А вот книги, которые посоветовал Марк, меня как-то вообще не впечатляют. Жизнь слишком коротка, чтобы читать нечто настолько унылое, но я всё же выдержу по паре глав, чтобы составить общее представление и расспросить его потом, что же ему так в них нравится. Потому что Марка понять хочется.
А ещё недавно нарисовал одну из своих кошек (а теперь их аж две) в человеческом обличии. Надо нарисовать вторую. И собаку. Можно ещё кучу рассказов про них написать, но мне как-то уже лень.
Сегодня изливал душу преподу по математике, с которым частенько болтаем. Он, кажется, услышал. Это круто.
Уже поздно, а я пытаюсь вернуть нормальный режим к началу второго семестра. Но спать не хочется. Хочется обнять весь мир. И чая. И ещё посидеть в этом дурацком восторженном состоянии.

01:22 

Полноценно функционируя в обществе

world peace and more coffee plz
Однажды, ещё в школьные годы, я сидел на уроке и писал что-то. Капитально напортачив и окинув тетрадь придирчивым взглядом понял, что без замазки ситуацию уже не спасти. Вот только замазки у меня не было. Зато она была у одноклассника, сидевшего на соседнем ряду по диагонали от меня. Я прекрасно понимал, что если попрошу, он одолжит мне её, не задумываясь и не испытывая каких бы то ни было эмоций по этому поводу, как сделало бы подавляющее большинство. Не плюнет мне в лицо, не будет ворчать, даже не подумает, что я дурак. Но почему-то я не мог попросить. Мне было всё равно, кто и что обо мне думает, я не боялся его, я осознавал, что это абсолютно нормальная рядовая ситуация и что мои переживания нелепы. И не мог попросить. Мне не было страшно, но как-то неловко, наверное, было. “Да какого чёрта”, - подумал я. А потом пересилил себя и всё же открыл рот: “Коля, можно замазку, пожалуйста?” - естественно, Коля молча и без колебаний протянул мне её. Я не почувствовал, что лимит социальных взаимодействий на ближайшие пару недель превышен, но испытал какое-то странное облегчение, по всей видимости, придав этому событию сильно большее значение, чем следовало бы.
Прошло немало времени. Я научился просить замазки, ручки, иногда даже помощи с домашкой, разговаривать с людьми и, вроде, полноценно функционировать в обществе. Но сейчас мне кажется, что не так уж многое изменилось.
Штука в том, что я всегда был необщительным. Почему так получилось, сказать сложно, но сейчас это и не важно. Просто для комфортной жизни мне не особенно нужны люди (вообще-то, пожалуй, нужны, просто в ограниченных количествах), поэтому я никогда особо не стремился общаться с окружающими, постепенно оказываясь во всё большей изоляции. Потом добавились специфические интересы, потом осмысление своей гендерной идентичности, появилась необходимость следить за родовыми окончаниями в речи… И я всё время и везде чувствовал себя чужим. Штука в том, что до сих пор чувствую.
Однако я живу в обществе и имею весьма амбициозные планы на жизнь. И претворить эти планы в жизнь будет проще, если взаимодействовать с остальными членами общества. Здесь и банальная взаимопомощь, и обмен всякими знаниями и опытом, и совместные усилия в организации всяких штук… Звучит туманно, но в подробности вдаваться сейчас не хочется, а смысл, думаю, ясен.
За прошедшее время я научился преодолевать свои страхи, мешающие нормальному взаимодействию, но, думаю, они остались где-то глубоко внутри. Я всё время ожидаю боли, ожидаю, что меня не поймут и отвергнут, после того, как я душу вложу в общение. Ещё одна странная формулировка, ну да что уж. И я вижу эту потенциальную боль. В резких шутках, в неправильных местоимениях, в неловком молчании и смене темы и других мелочах. Я закрываюсь и инстинктивно держу дистанцию.
Но такая стратегия не способствует достижению моих целей. Поэтому надо что-то менять. Надо учиться строить здоровые взаимодействия, которые служили бы для обмена мыслями и идеями. Даже если будет больно.


01:02 

С Новым Годом

world peace and more coffee plz
У меня не было какого-то особого новогоднего настроения, когда я проснулся за двадцать минут до заветных циферок на часах. Тем более не было его, когда до этого сидел за столом с родственниками.
Зато оно неожиданно появилось, когда стоял на балконе в свитере с оленями, который подарила подруга, и пил растворимый кофе с молоком, который подарила другая. И что бы там кто ни говорил (а конкретно - что бы ни говорила моя мать), в растворимом кофе тоже что-то есть. Что-то странно-особенное и притягательное.
Я стоял и смотрел на фейерверки, думая о том, что где-то далеко, прямо сейчас или утром четверо дорогих мне людей откроют врученные им подарки, сорвав таблички “Не открывать до 01.01.2019″. Вообще-то их должно было быть шестеро, но двоим не достало терпения.
И это всё неплохо подводит итоги этого года. Потому что именно в этом году мне исполнилось восемнадцать, и жизнь круто изменилась из-за некоторых новых возможностей. Да и просто круто изменилась. И в водовороте событий я понял, кому на самом деле могу доверять. Список несколько отличался от ожидаемого, и осознать это было немного больно. Но я принял к сведению.
Я стоял на балконе и чувствовал себя безответно влюблённым в весь мир. Вообще-то, это абсолютно нормальное и привычное для меня состояние. Возможно, мне немного жаль, что рядом нет никого, с кем можно было бы всем этим поделиться. Но ничего не поделаешь. Да и потом, всё и так очень даже неплохо. С наступившим.

17:12 

world peace and more coffee plz
Поглощённый учёбой, я совершенно не успевал сюда писать последние чёрт знает сколько дней и месяцев. За это время прошла целая жизнь со множеством примечательных событий, радостных моментов, депрессняков и просто странного трешака. И вот, близится к концу зачётная неделя. Все задания сделаны, зачётка благополучна сдана старосте, чтобы самому не бегать. В моей жизни образовался некоторый вакуум, усугубляемый ещё и тем, что беспорядочный сон урывками по пять часов и меньше, стресс, а потом и суета, и хаотичные перемещения по городу, иногда без шапки, шарфа, в расстёгнутом пальто, а также длительное время, проведённое с заболевающей подругой, завершились довольно предсказуемо: сегодня утром я проснулся с недышащим носом и пересохшим горлом, которое вдобавок грозилось заболеть.
Сейчас дела обстоят немного лучше, я даже планирую смотаться на тренировку в семь. Однако в глобальном смысле всё ещё не представляю, что делать. У меня уже очень давно не было в распоряжении столько времени, я просто разучился им распоряжаться. Может, начать готовиться к экзамену по физике? Или всё же выдохнуть, и провести несколько дней за рисованием, книгами, изучением языка жестов и одной забавной обучающей игрой? Если честно, даже нервничать начинаю.
Странно всё как-то. Универ вообще — странное место с другим, непривычным ритмом жизни. Или я ещё просто не просёк какую-то фишку.
Наверное, сейчас надо просто прекратить мусолить одни и те же мысли и тревоги, и наконец выдохнуть. До сих пор же всё получалось: весь день только спал, ел и читал. Ну и что, что в основном лекции по физике, они же не по нашей программе. Дать себе ещё пару дней отдыха, долечиться, собраться с мыслями. А там видно будет.

10:54 

У меня есть немного времени, так что...

world peace and more coffee plz
Окна школьного кабинета физики выходили во двор. Там рос клён, осенью его листья начинали медленно менять цвет. Мы с Халвой каждый урок физики смотрели в окно, чтобы увидеть новый окрас резных листьев. Как он из зелёного плавно переходил в жёлтый, а потом в красный. Каждый урок кто-то из нас тыкал другого и показывал в сторону окна, за чем обычно следовало восторженное "Вау". Шли дни, листья начинали опадать, и за этим мы также наблюдали. Один раз даже собирали опавшие листья этого клёна, потому что Халве они были нужны то ли для фотографий, то ли для поделок. Словом, дерево во дворе было маленьким волшебно-ярким фрагментом реальности, скрашивавшим серые школьные будни.
Недавно, переходя из одного корпуса в другой, я вдруг заметил, что весь парк университета засажен клёнами. Они были выше, чем тот, что я помню, их кроны были шире, а жёлтые листья колыхал прохладный и сырой осенний ветер. Невольно вспомнил клён, на который меланхолично смотрел, сидя на уроках физики, и мысленно усмехнулся. Как-то резко отошли на второй план огромные объёмы домашки, нелюбимые преподы, одногруппники, с которыми я не общаюсь, и прочее творящееся в университете безумие. Это всё — так, серый фон, не имеет никакого значения. Клёны — вот это вещь.

02:22 

world peace and more coffee plz
Моему взору предстал светловолосый парень примерно моего возраста. Лицо его выражало лёгкое беспокойство.
— Тебе хорошо?
— Чего?
Он повторил вопрос. Я пришёл к выводу, что не ослышался, а потому начал анализировать ситуацию. Это было двухчасовое окно между парами. Я уже повторил всю математику, поэтому решил вздремнуть в рекреации, в отчаянной надежде доспать то, что не доспал ночью: режим сна на этой неделе у меня просто кошмарный. Лёг на диван, оставив на полу только ноги, подложил под голову свёрнутую куртку, поставил сумки рядом и уснул, держа в одной руке телефон, а в другой — очки. В таком виде меня обнаружил этот симпатичный во всех отношениях незнакомец. Приняв во внимание всё вышеозначенное, я пришёл к выводу, что у него просто не было палки, чтобы потыкать и проверить, жив ли я, а потому парень рискнул спросить. То есть под "хорошо" он имеет в виду "не плохо".
— Эм... ну да. Нормально, — промямлил я, всё ещё поражаясь формулировке.
Он кивнул и ушёл. Я сел и уставился на пол, пытаясь вернуться к реальности. Удалось довольно быстро. Тогда я переключил внимание на телефон. Наткнулся на небольшую подборку песен незнакомого исполнителя. Совершенно не мой любимый жанр, но почему бы и нет. Откопал наушники. Негромкая и спокойная мелодия оказалась на удивление кстати. После нескольких недель совершенно безумной жизни, когда я делал домашку в метро и бегал по эскалаторам, чтобы успеть на очередное мероприятие Квирфеста, после того, как я познакомился и поговорил с кучей людей, почти научился танцевать бачату и после того, как меня облили водой какие-то стрёмные люди. После того, как я угробил один вечер на рисование блок схемы, а на следующий день почти всю ночь писал речь по русскому про социальную сконструированность гендера, после того, как выступил с этой речью, как в другой вечер делал домашку по информатике и учил вышмат... После всего, эти песни будто вернули мне нормальный ритм жизни. Я встал и пошёл по коридору в сторону лестницы. Впереди была лекция по информатике с абсолютно замечательной преподавательницей. Живая, как и все предыдущие лекции. Где, как и во всех предыдущих лекциях, информация будет перемешана с шутками. Полтора часа, в течение которых можно сфокусировать внимание исключительно на чём-то лёгком и приятном.
Я шёл по коридору, в наушниках играла такая же лёгкая, как прохладный ветерок летом, песня. Шёл, и в какой-то момент подумал, что вот теперь, пожалуй, мне действительно хорошо.

22:19 

world peace and more coffee plz
По уши в учёбе, нет ни сил, ни времени сюда писать. Но совсем пропадать тоже не хочется.
Мир — бардак. Дистанционки работают через раз, курсы не подключаются, препод, ведущий практику по физике, только и делает, что пугает всех отчислением, информатичка просто на нас забивает, по английскому надо будет отправлять видео с монологами старосте... Кругом полный трындец, как я его себе представлял. Однако пока живём. Даже время на всякие внеучебные дела чудом выкраивается, хоть и не всегда.
Не знаю, что будет потом, но происходящая сейчас жесть — в некотором смысле уникальный опыт, который полезно иметь. В конце концов, дальше на жизненном пути только больше жести. Только на этой мысли и держусь.

Лоскутное одеяло

главная