Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кул (список заголовков)
22:14 

Лул

В один день я заболел.
С этого начались мои приключения.

Я ходил внутри клетки своей головы, я стучался в двери и слышал только тишину и стук клавиш. Кто-то снаружи печатал мою смерть по буквам. Он набирал текст, которым можно будет уничтожить меня всего, разорвать на куски, раскромсать.
Я ходил внутри клетки своей головы и просто ждал, пока меня разорвет.

В один день я заболел.
Горло ныло, но стоило только прополоскать — и всё прошло. У меня был насморк, но стоило только высморкаться — и я снова приходил в норму. У меня ломило все тело, и я пытался побольше спать, но через полдня сна мне просто надоело бездействовать. Я не мог спать, но я не мог и делать что-то. Я лежал и пытался придумать себе дело.
И я решил, что мне стоит отправиться в путешествие в свою голову.

Я ходил внутри клетки своей головы и понимал, что идея была дурацкой. Ну правда, когда твое сердце еле бьется, зачем вбивать в него кол? Зачем сжимать его в кулаке, запрещая ему биться?
Я ходил внутри клетки своей головы и думал:«А что на самом деле меняет смерть?»

И действительно, что она меняет? Состояние тела? Внешний мир? Людей вокруг? Что изменится, если одно никому не нужное звено вдруг выпадет из цепочки? То самое звено, которое прицепили к уже готовой цепи?
Кто-то снаружи печатал мою смерть по буквам.

Быть больным — странно. Быть мёртвым — ещё страннее.
Быть одиноким и мало кому нужным — уже привычка.

Я лежал несколько часов назад и думал, как было бы хорошо, если я болел не один. Если бы я лежал здесь, весь такой больной и печальный, не один. Чтобы кому-то было хуже, чем мне.
Меня не трогают дети в Африке, понимаете? Если человек умирает не у меня перед лицом, мне на него глубоко плевать.
Глубоко и полностью.


Я болел один — и потому я так страстно желал сбежать куда-то, где будет ещё кто-то.
Хоть этот странный незнакомый мне человек, печатающий мою смерть.

Я ходил внутри клетки своей головы и видел картинки прошлого и будущего. Я подумал:«А так ли сильно мне хотелось продолжать жить?»
И я понял, что нет.

А он всё печатал. Он печатал текст, и я даже не знаю, сколько это всё продолжалось, но в конце концов я смог увидеть его лицо.
Это был Я сам.

Я напечатал себе репецт от галлюцинаций, швырнул Себе в тюрьму и просто смотрел как этот другой Я — безнадежный, пустой, слабый — читает эту бумажку и видит написанные мною слова.
А слова были простыми.
«Хватит притворяться».


__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Мне что-то и правда хреново. В психологическом плане. Чувство, будто всё физическое, что со мной сейчас происходит, — от нервов.
Я не могу избавиться от Субботы.
Я не могу прекратить об этом думать.
Я-не-мо-гу.

@темы: творчество, кул, Радостев

23:41 

Вдогонку

Последнее время хочется удалить всё к чертям, забыть про весь кошмар моей прекрасной жизни и просто попытаться быть хоть немного счастливее.
Но после Никитиных слов я не могу спать. Я не могу спокойно жить.
Я не чувствую ни малейшего единения с ним, я не могу ощущать его эмоций, я не могу как-либо беспокоиться за незнакомых мне людей, но мне кажется и вправду хреново.
Что хреново. Снова Дема Тарадин, год насмешек над моими быстро умершими эмоциями и полное разочарование в мире?
Походу к этому всё и идёт.

Ну правда. Мой родственник умер у меня практически на глазах и я до сих пор виню себя в том, что ничего не смогла сделать, хотя я блять НЕ МОГЛА. Моя подруга дважды пыталась совершить суицид. Мой отец не особо беспокоится о том, как его слова-действия отразятся на мне, так что он ездит по моей и так мизерной самооценки по любому поводу. Я жирный, страшный и плохо вижу. Техника ломается у меня, даже если я её вообще не касаюсь.

Я — та самая ошибка природы. Я усвоила это давно. Но. Теперь в любой ситуации, где проверяются мои знания таким же, как я, я впадаю в дикую панику. Я боюсь поездов и снотворных. Я больше не пью седативные, потому что их я тоже боюсь, но никому не хочу говорить. Я хочу сидеть в своём мире зашторенных окон и ждать чуда. Что я неожиданно перестану так сильно бояться мира.

@темы: Радостев, кул

23:25 

Многотекста

Я захожу сюда каждый день и не знаю, что писать. Так что напишу просто всё, что происходит.
Во-первых, я собираю приставку. Ну, в смысле, я подетально выкупаю себе PS3 (PS4 я не потяну предположительно никогда). Что я выкупил: приставку со всеми проводами (по блату и за то, что я успел, сделал я это за 3500 в рублях), Dualshock 3 (аж нераспакованный, 950 рублей — и без USB-кабеля для подзарядки). Осталось мне выкупить: USB-кабель для зарядки контролера (и подключения ко всему живому) и какую-нить игру. Начать я думаю с InFamous 2. Ибо его продают дешевле всех.
Господа, на авито приставка моего комплекта [сама приставка + не б/у контролер и USB-кабель + игра] продают за — тут внимание — минимум 6000. Я же собираюсь отдать за всё это — узнаем нехитрыми математическими вычислениями — 5100 в русских. Без игры — за 4700. При этом я катаюсь по всей Москве чисто чтоб урвать минимальные цены. Мои жидовские корни наконец проявились!

(Дорогие геймеры, если я чего-то не досчитал, будьте добры, напишите в комментариях, что конкретно. Я буду благодарен безмерно, ибо сам тут вообще лох)

Плюс ко всему, в процессе, я узнал, что мой компьютер таки может быть подключен к приставке (суть в том, что у меня не HDMI OUT, а HDMI IN или что-то вроде того, я не вникал: чисто сверился со списком того, что должно быть, чтоб подключилось, увидел, что всё есть и возрадовался). Короче говоря, я могу спокойно играть и в игры на приставке, и в игры на PC с одной и той же хреновины. Меня это таки радует. При этом я могу ещё и подключать к компу сам дуалшок и вообще я теперь смогу пройти многие игры в более приятной форме.

Во-вторых, я наконец выбрал предметы на ГИА. И, больше того, я наконец определила сферу своих интересов: информатика-алгебра-английский-химия-физика. Физика интересна тогда, когда ты её знаешь. Когда её не знаешь или знаешь плохо для своего уровня, она охренительно неинтересна. Химия просто крута. Учить по минимуму, на экзаменах можешь пользоваться таблицей. И надо быть дураком, чтоб не уметь пользоваться таблицей. Алгебра — мне нравится, что я могу управлять цифрами. Что я их личный Бог. Это некая изощренная форма моего солипсизма. Информатика — та же история, что и с алгеброй. Я могучий бог. Я могу. Я могу заставить то, что обычно просто выполняло мои команды, а еще иногда и отказывалось, безотказно выполнять мои команды, ибо я говорю с ним на одном языке. Некое ощущение mother of dragons. Английский с новым учителем мне начал нравиться безмерно, плюс смотреть любимые сериалы и не ждать субтитров тоже очень приятно. Что-то смотрю с английскими, но My Mad Fat Diary, например, гляжу в оригинале.
А сдавать я буду, возвращаясь к теме, физику и информатику. Если не получится все-таки подтянуть физику, то сдам либо английский, либо химию.
Кстати, господа. Криптография [считай, стык алгебры и информатики] — самая шикарная наука из всех существующих.

В-третьих, на фоне первого, я решил починить свой компьютер. Ах да, я ещё и разбил свой айпад. В общем, у меня просто он пополам расхерачен, круглая кнопка заела, ну, красота. Работать-работает, но немножко неприятно. Сначала починю комп, потом айпад. Не помню, что там с компом, но ключевые слова у меня в голове сохранились: «материнская плата», «батарейка» — всё. Я так понял, связано это либо с вирусом, либо с вышеназванными ключевыми словами. В общем, починю комп, ну и тогда только айпад в ремонт отдам. Ибо он будет намного дольше восстанавливаться. Такие дела.

В-четвертых, моя жизнь потихоньку возвращается в прекрасное «четвероклассловое» далеко. Когда у меня депрессия была. Только теперь меня постоянно одолевают приступы паники. И особенно часто это бывает в субботу, я не знаю, почему. Я панически боюсь поездов. Почему — не знаю. Но т.к. в субботу я встречаюсь с двумя своими репетиторами, немножко меня это раздражает. Ну, приступы эти.


Никита <да, Радостев, да, мой репет по инфе>, кстати, спросил, блокирую ли я приступы при Михаиле Львовиче <репетитор по физике>. Я сказала, что да. Он выдал:«Блин». Я не знаю, стоит ли мне радоваться тому, что этот человек не знает, как мне хочется в него вцепиться и просто плакать. Нет, не чтоб меня жалели, а чтоб меня просто закрыли в этом большом безэмоциональном, абсолютно ко мне равнодушном теле, от паники, а потом также равнодушно выставили вон из вагона. И я знаю, что в таком случае меня бы натурально отпустило. Меня бы просто отпустило, потому что я бы такого не ожидала. Меня нужно в такой момент не столько напугать, сколько неожиданным словом вырубить меня. Выкинуть меня в нокаут. Что Никита и сделал и я до сих пор мучаюсь вопросом, мне послышалось, он соврал или всё так и есть, но здесь я это писать не буду. Это личное. Совсем. Даже бложик не может это знать.
Этого не знает даже Оля. А Оля знает всё. Даже то, что Никита, если я говорю «Будь здоров» за секунду до того, как он чихнет, сдерживает чих и говорит «Хрен тебе».


Пачаны, посоветуйте игру на приставку . И на пека. Не люблю: командные и от первого лица. Люблю: рубить всё что движется, желательно холодным оружием (типа DmC нового). Чета, не цепляющего первую графу, но возможно цепляющую вторую, найдется?

До связи.
Люблю всех.
Правда люблю.

(Мне правда страшно. Мне снятся сны, в которых я умираю, приняв снотворное. Мне снятся сны, в котором взрывается поезд.
Я почти каждый гребаный день вижу свою смерть и, поверьте, это нихрена не весело).

@музыка: Gregory And The Hawk — Isabelle

@настроение: Я не хочу умирать.

@темы: други мои, блять, Радостев, кул

03:34 

О Х Р Е Н Е Т Ь

Прошёл тест Люлера.
Пиздец. Просто пиздец.

10/10 просто.

Ваш результат:
Негативно-протестная реакция, напряженность, стресс. Пессимистическая оценка ситуации. Сопротивление внешним обстоятельствам, давлению средовых воздействий. Стремление отстоять собственную позицию ограничением контактов, пассивным противодействием. Аутичность, отход от привычного круга контактов. Неудовлетворены ведущие потребности.
Потребность в избегании лишних усилий, уюте, безопасности и теплых отношениях. Необходим покой и защищенность.
Стремление к сохранению миролюбивых отношений с окружающими, несмотря на внутренний протест.
Блокирована потребность в спонтанной самореализации без обременительной ответственности и в сохранении собственной индивидуальности. Состояние характеризуется уходом от межличностных контактов в мир собственных переживаний. Сдержанность в проявлении чувств, недоверчивость. Ирреальность притязаний маскируется замкнутостью. Настороженность, сензитивность. Подавлены творческие наклонности; экзальтация чувств под контролем.

@темы: Радостев, бомбануло, кул, блять

01:39 

Слишком многого хотели.

Болит голова. Даже не болит, а просто раскалывается на куски.
Воображаемая Луна в голове завершает очередной двадцативосьмидневный цикл.
Знаете, Луна — определённо женщина. Каждые двадцать восемь дней она переживает новую смерть и новое рождение.
В моей голове.

В приёмном покое как никогда тихо.
Тишина — понятие относительное, конечно.
Для меня бывает тихо на рок-концертах, но никогда не бывает тихо, когда, в очередной раз выходя на улицу без одежды, я бегу по городу.
Смешно, наверное, людям, которые уже раз пятидесятый видят мой маршрут.
Маршрут, который я всегда храню в самой страшной тюрьме, когда-либо созданной человеком.
В моей голове.

Быть самоубийцей не страшно.
Быть больным — страшно.
Убивать свою мать не страшно.
Страшно убивать её медленно, каждым словом, вполне осознанно желая ей страданий.
Эдипов комплекс, так ведь?
Так ведь?
Не страшно также быть грёбаной матерью Терезой, а также не страшно смотреть в глаза смерти и твердить «Please, let me die».

В психушку не пускают просто так. Ты либо пациент, либо родственник.
Я ни тот, ни другой.
Я сижу в приемном покое и без стыда гляжу по сторонам.
Быть самоубийцей — не страшно.
Быть больным — страшно.
Быть слабым — страшно.
Страшно быть бессмысленным и бессильным, бесчувственным и ещё много кем на «б».
«Б»ыть
«Б»рысь
«Б»лять.

Она лежит под капельницами.
Такая бессмысленная.
Такая слабая.
Я нежно беру её шею в ладони.
Я так люблю её, что готова зацеловать до смерти.
Я так люблю её, что готова помочь ей завершить начатое.
Мои руки смыкаются в кольцо.
Хочу. Хочу. Хочу.
Мамочка, здесь холодно, пусти меня.
Пусти меня в мою голову.


Она откидывается и закрывает глаза, наслаждаясь предсмертной агонией.
Кажется, она почти на грани оргазма, только дышать ей больше нечем.
И она хватает кислород из моих личных лёгких.
Не смей. Не смей. Не смей.

Силы покидают её. Она из последних их опускает мою руку ближе к своему чреву.
К чреву, из которого каждый из нас однажды вышел.
Я чувствую, как Луна глядит на меня.
Из моей головы.

Она умирает.
Смешно.
Смерть — это не то, чего нужно бояться, когда ты — мать Тереза.

А она просто очень любила.
Очень любила
Лгать
Своей
Дурке.

@музыка: Gravenhurst — I Turn My Face Into The Forest Floor

@настроение: А началось всё с того, что Радостев спросил, не сошла ли я с ума.

@темы: Радостев, кул, творчество

06:16 

Хмммм

Разобрался с тегами, сделал девять универсальных.
Я молодец.
И успокоился.
Вдвойне молодец.

@темы: кул

05:13 

Круто.

Слушал 505 в 5:05.

И вдруг зашел на одну группу, посвященную одному исполнителю.
И в этой группе, значит, моя нынешняя любофф.
Админ группы — тот человек, к которому я ревную этого гая.
Ревность — это глупо. Но, к сожалению, я не могу без неё.

Я еблан по простой причине.
Я отвернулся от экрана и беззвучно заплакал.


Dear God, I Hate Myself.


@темы: кул, блять, бомбануло

02:42 

I beg you not to read.

Мне просто надо выговориться.




Это пиздец.
Меня в детстве пытались изнасиловать. Притом очень осторожно пытались, даже когда я сказала твёрдое «нет», ко мне прислушались. Мне было восемь лет. Меня сажали на коленки (мы сидели и фильм смотрели), я чувствовала его член, очень явно упирающийся мне в задницу, но мне было блядь восемь лет, как я могла что-то понимать.
По отношению к тому человеку у меня нет никаких претензий. Стокгольмский синдром, я думаю.
Вся суть в том, что в тот раз я отказала только по причине моего возраста — это было разумно. Если бы мне предложили это сейчас, я бы, не задумываясь, согласилась. Потому что каждый раз, когда я его вижу, я изнываю от желания перепихнуться с ним.
Самое неприятное во всей этой истории, что с течением времени я стала нарываться на ситуации, близкие к изнасилованию. Мне хотелось, не знаю, воссоздать что ли тот момент, когда — простите — моя вагина закрылась для этого человека навсегда и отменить этот момент. Пустить его в себя. Чтобы он ЗАСТАВИЛ меня раздвинуть ноги и чтоб вошёл в меня.

@темы: кул, блять

23:47 

Exhausted

Лежу, не имея желания закрыть глаза.
При этом не хочу говорить, не хочу смотреть сериалы, не хочу вообще что-либо делать, но и спать не хочу тоже. (Я если ничего не делаю, всегда спать ложусь).
Я просто эмоционально выдохлась.
Только есть ли возможность наполниться вновь?..

@темы: кул, блять

10:23 

Успешный доминантный... самка

Я не знаю, какого чёрта я так эмоционально переживаю сие событие, но я сегодня утром попал в топ. Я со своей чёртовой статьей попал в топ...

Писал себе стишочки, тихо ждал чуда, а потом взял, да и влез в АЖ топ со статьей. №18 в жанре.

Вы не представляете, но я счастлив. Я в первой двадцатке, где 90% - бессмысленная хрень аля "Пять признаков, что вы фикрайтер", на деле уже всем вынесшие мозг.

Я. С серьёзной статьёй. С опорой на Юнга.
ПОПАЛ.
В ТОП.

а дальше только круче

@темы: кул

05:12 

Служба психологической поддержки

— Эй ты, ублюдок, любишь сказки? Я люблю. Знаешь, почему? Не молчи, гнида, иначе я взорву ближайший к тебе заряд, и ты взлетишь к хуям!
— Да, — сдавленно,— да, я люблю сказки. Почему ты любишь сказки, Сьюзан?
— Хороший мальчик. Так вот, сказки я люблю, потому что до конца верю в то, что принц не спасёт прекрасную принцессу поцелуем, а просто трахнет её хорошенечко, а после отымеет всех в этом блядском замке. От поварих до охранников. До конца верю, что Белоснежка станет лесбиянкой и что в гробу — блядский каламбур! — видела этого принца. Но, на самом деле, всё намного скучнее. Глупая «любовь до гроба» и «Белоснежка, не ставшая лесбиянкой». Пожалуй, так и стоит называть это дерьмо с хэппи-эндами… Мы отвлеклись. Что же, у тебя есть ещё один шанс… Малыш, ты готов попасть в сказку?
— Сказку? — настороженно. — Что за сказка?
— Если тебе это хоть что-то скажет, то это будет моя сказка, — жесткий женский голос.
— Белоснежка-лесба и принц-би? Заебись сказочки.
Она усмехнулась, выдохнула дым от своей сигары в тяжёлый вязкий воздух и переложила трубку телефона в другую руку, вытерла запотевшую ладонь о дорогие брюки — разве её может волновать тот факт, сколько они стоят?
— Значит, слушай сюда, зайчик. Ты сейчас стоишь на крыше одного из небоскребов, так?
— Да.
— Всё ещё хочешь сдохнуть?
— Нет! — парень сорвался на крик. Женщина удовлетворенно кивнула самой себе.
— Боишься смерти, котёночек? Тогда мы сейчас тебя оттуда снимем — этого же ты хочешь?
— Смотря…что ты подразумеваешь под словом «снимем», сука.
— О, как опрометчиво. Именно то, чего ты боялся, детка.
Она нажала кнопку.
Всё вокруг него взорвалось, и Джеймс Айтон полетел вниз.

***


— Ты, мудак, просыпайся, — холодный женский голос из сна. Сна ли?
Джеймс раскрыл глаза.
— Посмотри, есть ли рядом с тобой твоя жена.
Он послушно огляделся. Крис нигде не было.
— Вставай, сука, и вали в жральню. Или как там вы это называете — столовая?
— Да какого чёрта я должен делать то, что ты приказываешь?!
— Ты на пути в сказку, детка. Поздоровайся с женой, а после оденься и делай вид, что валишь на работу. Это же тебе не так сложно будет сделать, ублюдок?
— Что было вчера? — вопрос, который мучил его, сорвался и полетел к адресату.
— Вчера ты умер. Ты рухнул с небоскрёба, и твоё маленькое паршивое сердечко остановилось, — она говорила яростно и насмешливо, — Никто, кроме полиции и зевак, не обратил внимания на твою смерть. А твоя жена даже не подумала, будет ли хоронить тебя: она сожгла всё то, что ей отдали в виде остатков тебя и сбежала к соседу. Кстати, она изменяла тебе с ним каждый вторник. Я удовлетворила твоё любопытство?
— Вполне...но тогда…тогда какого чёрта я должен выйти и поздороваться с моей женой…как я вообще могу куда-то выйти, если я, блять, мёртв?!
— Я объясню всё позже, — холодно, — но если ты не заткнёшься, мне придётся убить тебя ещё раз.
Джеймс Айтон зажмурился, а затем, словно в последний раз, ступил на ледяной мрамор спальни — и какой идиот догадался сделать пол именно из этого материала?
— Золото и вино. Кровь и мрамор. Забавно будет умереть, словно Цезарь? Кстати, меня зовут Сьюзан. Теперь я — твой ночной кошмар.
Здравствуй.


***

— Доброе утро, Крис. Как спалось?
Улыбка. Она еле выдавливает из себя улыбку, хотя ей хочется расхохотаться во всё горло: она считает, что ты всё ещё ничего не понял, — Сьюзан вновь появилась из ниоткуда.
— Странные сны снились. Будто бы я ходила по краю пропасти, пытаясь не рухнуть вниз. И в итоге пришла в светлый новый мир, но…, — она театрально всхлипнула, — всё было разрушено. И все говорили о мужчине, который взорвался посреди города. Мне страшно…
— Она прижала руки к груди, а после приложила к глазам платок. Только после этого она и заплакала. Как ты мог не понимать, что всё это — притворство, а трюк с платком вообще стар как мир! — снова насмешка.
— Ну что ты, это всего лишь сны, — ты еле выдавливаешь из себя слова, — всё будет хорошо. Буди Майкла, а то он опоздает.
— Хорошо, — она вытерла лицо рукавом.
— Ты никогда не задавался вопросом, почему, когда она плачет, у неё всегда в руках этот ёбаный платок, а когда ей нужно перестать, всегда вытирает слёзы чем-нибудь другим? Маленькие детали постоянно ускользают от тебя.
Он вышел на улицу. Где-то уже слышался приближающийся автобус.
— Ты заткнёшься когда-нибудь или нет?
— Как глупо. Прости, милый, но тебе здесь не соцсеть, в бан-лист не добавишь.
Джеймс Айтон рухнул, словно подстреленная птица. А после разорвался на части. Взорвавшийся человек, о котором говорил весь город.
Снайпер, сидящий на крыше соседнего дома, ухмыльнулся, а Сьюзан убрала руку с кнопки пульта и отклонилась на спинку автомобиля Джеймса, до которого он так и не дошёл, давая волнам оргазма разлиться по телу.



***

— И снова здравствуй.
Он открыл глаза. Больничная койка. Рядом — девушка лет двадцати пяти. Холодные синие глаза, черные крашеные волосы, рост под метр девяносто пять. Как мило.
— Когда ты уже оставишь меня в покое, чёрт тебя побери?!
— Когда ты сделаешь то, что мне нужно. И попадёшь в сказку.
Он зажмурился.
— Хорошо…и что же ты от меня хочешь?
— Вставай, псина, пошли. Ты здоров как никто, а больница — глупые декорации. Мы снова собрали тебя по частям.
— Кто это — мы?
Мужчина поднялся и ощутил что-то знакомое. Ледяной каменный пол. Что-то ускользало от сознания, кроме одного: он ненавидел женщину, которая стояла перед ним.
— Как меня зовут?
— Отныне тебя зовут Джеймс Айтон.
— Класс.
Они покинули помещение. Это оказался старый заброшенный дом, который даже самый несмышленый и бедный путник обходил стороной. Джеймс и девушка сели в машину. Вела она. Она же и первая заговорила:
— Ты должен будешь взломать одно устройство. На вид — самый обычный планшет. Идентификация по отпечатку пальца — вот незадача.
— И что, я в прошлой жизни владел им?
— Всё намного прозаичнее. На Земле, как ты знаешь, только два человека имеют идентичные отпечатки пальцев. Так вот, по стечению обстоятельств, ты оказался тем вторым. Тем близнецом в плане отпечатков, которые нам нужны.
— Понял. Куда мы?
Она не ответила.


***

Автомобиль остановился перед небоскрёбом. Джеймса завели в помещение трое охранников, посадили на жесткий деревянный стул и завязали глаза.
— Ты не должен увидеть содержимое, — пояснила зачем-то Сьюзан, — приложи палец, — Джеймс отвел палец от того места, где предположительно находился планшет. Настолько далеко, насколько можно это сделать, когда стальная рука прижимает твою к чему-то, — ну же.
— Что там, Сьюзан? Что за ящик Пандоры я открываю?
— Жми, жаба, — рявкнула она, ударив его ногой в живот без замаха. Он, казалось, и не почувствовал боли.
Рука опустилась на плоскость. И…ничего не произошло. На планшете не высветился шестизначный код, не открылась никакая панель в стене. Лампы в помещении погасли и снова зажглись. Через некоторое время экран ожил:
— Здравствуй, Сьюзан. Полагаю, ты хочешь узнать о докторе Фаунтейне?
— Да! — выпалила Сьюзан. Она теряла самообладание.
— Ты знаешь, — мужчина на экране смаковал каждое слово, — он был одним из самых известных психиатров, он был гением, с которым мог сравниться разве что Зигмунд Фрейд… или, скажем, Карл Густав Юнг. Майло Фаунтейн, как ты уже знаешь, родился в две тысячи четырнадцатом году, незадолго до очередной мировой войны…
— Скажи мне! — взвыла Сьюзан, — скажи мне, что он сделал!
Никто и не заметил, что Джеймс спокойно снял повязку и начал наблюдать за происходящим.
— Майло Фаунтейн, — сигнал стал перемежаться радиопомехами, — он провел гениальный эксперимент…
Экран погас. Сьюзан проорала: «Ублюдок!» и тут же повернулась к пленнику, сверля его ледяными глазами.

***

Майкл возвращался с занятий в пресквернейшем настроении духа, любимая песня в плеере казалась ужасной, беды — значительными, оттого и нерешаемыми. Обычный букет среднестатистического подростка. Так ещё, плюс ко всему, девушка бросила. Трагедия всея трагедий.
— Может, мне спрыгнуть с того небоскрёба? — пробормотал он самому себе, — всё равно теперь, когда Делайла меня бросила, не имеет смысла жить.
С такими мыслями, с такими рассуждениями он следовал по улице, словно привидение. Невзрачный подросток прошел в здание небоскрёба, да и отправился бы на крышу, если бы его внимание не привлекли звуки из закрытой двери, которая находилась рядом с той, что вела к лестнице на самый верх. Он вдохнул побольше воздуха в лёгкие, взялся за ручку и решительно распахнул дверь. Но за ней была Тайна, Которую Он Ещё Не Был Готов Узнать.
— Мама?..

***

— Ты… всё из-за тебя…, — она выплёвывала каждое слово из губ, глядя на Джеймса с самой необузданной яростью, которую только можно представить, — я застрелю тебя, как…, — Сьюзан неожиданно расхохоталась. Во всё горло. Охранники переглянулись в ожидании распоряжений. Она попросила такой же стул, как и у Джеймса. Как только его принесли, она села напротив мужчины и закинула ногу на ногу — так сидеть было
привычнее. Джеймс задним числом отметил, что так любила делать его жена. Но…как её звали? Была ли она на самом деле?..
— А-ах, а давайте отрежем ему член…а после распилим на две части бензопилой…кто-нибудь взял бензопилу? — мысли об убийстве человека доставляли ей истинное удовольствие.
Один из охранников подал голос:
— Нет, хм, бензопилу — нет. Но у меня есть топор.
Её глаза загорелись. Она поднялась, подошла к мистеру Айтону и жарко прошептала:
— Мы всадим тебе его в грудную клетку, милый Джеймс.

***

— Мама?
Экран ожил.
— Он взял сорок детей и вырастил у них раздвоение личности: одна действовала ночью, другая — днём. Он взрастил сорок детей, которых самостоятельно сделал больными так называемым «синдромом
Тайлера». Это произвело фурор в истории психиатрии. Науке было поистине непонятно, как возможно вырастить заболевание, словно кактус на кухне. Однако… эксперимент постарались замять. Дети медленно начинали предпринимать попытки умереть. Все их попытки были сходного почерка: в ночной личности они поднимались на крышу небоскрёба и, позвонив в службу психологической поддержки, совершали попытку суицида. Однако, эксперименты доктора Фаунтейна сделали из детей в какой-то мере сверхлюдей — не считая малюсенького психиатрического отклонения. Они выживали при каждой такой попытке, а после начинали предпринимать новые отчаянные попытки умереть. Однако от болезней доктор Фаунтейн своих сверхдетей не избавил. Ныне выживших из той группы… всего три… два человека. Одного зовут Джеймс Айтон, другую — Крис Айтон. Или Сьюзан Троут. Величайте как пожелается.
Сьюзан улыбнулась и, взяв у одного из охранников топор, начала кромсать тело Джеймса на глазах у своего сына. Майкл завис секунд на десять, а после сорвался с места и понесся на лестницу.
— Днем она Крис Айтон, миловидная программистка. Ничего примечательного: работает нормально, трахается с соседом, не курит, но пьёт. Ночью — Сьюзан Троут. Агент службы психологической помощи и невыносимейшая сука, тёмная печать на прошлом, настоящем и будущем человечества. Она довела до суицида сотни людей. И из них тридцать восемь — те самые «дети доктора Фаунтейна». Проблема была только в том, что болезнь, которую доктор Фаунтейн зашил своим питомцам, передаётся по наследству.
Она уже не слушала. Когда сердце её мужа перестало биться, она вытащила пистолет из кармана одного из охранников и медленно пошла по лестнице, ведущей на крышу. Тут зазвонил телефон.
— Алло, это служба психологической поддержки
Сьюзан усмехнулась знакомому голосу.

***

Алекс Фаренгейт выдохнул и отложил коммуникатор. Он налил себе виски, немного постоял, пригубливая Jack Daniel's. После же взял всё то же устройство и сделал один звонок:
— Сьюзан перебьёт всех оставшихся «детей доктора Фаунтейна». Можешь считать, что их уже нет. Бывшая фамилия моей семьи больше не будет находиться в списке тех, которые нельзя произосить.
— С чего ты взял? — с другой стороны провода ему отвечал визгливый женский голос, в котором проскальзывали истерические нотки.
— Дженни, детка, Сьюзан окончательно потеряла контроль над личностью. Мой отец учил, что свою субличность надо контролировать. Ты можешь выпустить её на волю ночью, но не днём. Сьюзан начала терять контроль, когда Кевин Суон — первый умерший «ребёнок доктора Фаунтейна» — решил покончить жизнь самоубийством. Она уже работала в службе психологической поддержки. Он выложил ей всё про Фаунтейна, а после, раскинув руки, рухнул с крыши. У неё тогда полетела защита памяти от прошлых воспоминаний. Сьюзан вспомнила о Фаунтейне, но она не помнила, что конкретно делал с ней доктор. Сьюзан стала копать в Интернете. В принципе, доктор проводил множество экспериментов, он вообще в душе был химик. Но. Единственное, чего боялась Сьюзан, — попасть в «детей доктора Фаунтейна». Она на автомате держала контроль над двумя личностями. Но
знаешь, это как установить контроль над дыханием: оно может и без тебя, а ты только мешаешь в большинстве ситуаций. Только в стрессовой ситуации умение остановить дыхание — вещь действительно нужная. А всё остальное время лучше дышать, не задумываясь. Так вот так произошло и со Сьюзан. Она установила контроль за личностями и стала ими играться. И доигралась. Сейчас она находится хрен знает в какой фазе, но если наш агент успеет перехватить её… я не знаю, что ей светит, но так просто она за свои преступления...
— Фара, ты чудо, — некая Дженни Кэнст на другом конце трубки смеялась и плакала одновременно, — и такую комбинацию провернуть, да тебя бы самого в спецагенты
я думаю, ты сможешь забрать своего отца, когда всё это закончится.
— Ну конечно, я заберу его. Что же, мне пора.

— Пока! — Дженни рухнула на кровать, и впервые за двадцать лет, которые она прожила в ненависти со стороны окружающих её людей, по-настоящему расхохоталась от счастья. По её щеке текла слеза.
Фаренгейт отбросил коммуникатор и улыбнулся своим мыслям.


***


— Алло, это служба психологической поддержки?
— Она самая, — грубый женский голос.
— Я… моя мать убила моего отца! Она… я чувствую, как она идёт по лестнице ко мне… я… я стою на крыше небоскрёба, если она добежит до меня, я прыгну!
— А теперь вот что я скажу тебе, дорогуша. Ты просто блядский подросток, который хочет привлечь к себе внимание.
— Я не…
— Заткнись, манда, и слушай. Сейчас ты спустишься по пожарной лестнице, наденешь свои наушники, а после пойдешь к себе в дом, — она назвала точный адрес, — и ляжешь в кроватку. Если ты хочешь погрустить, сделай одолжение всем и грусти молча.
— Я… я не собираюсь никуда идти… ты… всё, я прыгаю!
— Прыгай. Ты бы знал, насколько мне плевать.
Майкл подошёл к краю и зажмурился. Вдруг оглушительно громкий хлопок настиг его на краю пропасти. Майкл недоуменно посмотрел на красное пятно, расплывающееся в районе лёгких. Он умер сразу. Посерьёзнело и посерело его лицо. Руки сами распахнулись навстречу смерти, и юноша полетел в чернеющую мглу города.

Где-то внизу бестелесный Джеймс смотрел на последний шаг своего сына и искренне не понимал, что он, мужчина средних лет без имени, тела и адреса, здесь делает. Его настоящий лучший сын обнял его за плечо и повёл по тихим улицам.

 


@музыка: ASIWYFA - These Riots..., 65dos - Music Is Music..., Maybeshewill - Not For Want Of Trying

@настроение: МНЕ ПЛОХО, УТЕШЬТЕ МЕНЯ!! - а, не, показалось

@темы: кул, творчество, ночная упоротость без Радостева :(

16:49 

Диз дневника.

Вот теперь мне всё нравится. Хотя оффтоп по-прежнему видно херово. Однако мне цветовое решение нравится, глаза не режет, поэтому менять ничего уже не буду.
:D

@темы: кул

04:18 

ШТА

Sometimes I wanna be a dream-pop and make fucking sounds louder.

But now I'm living in post-rock.

And I'm a fucking spider! :D







P.S. У меня просто паук по потолку бегает, так вот он появляется только тогда, когда я слушаю пост-рок и дрим-поп. Я хз, почему именно это сочетание, но это блин работает, он реально выползает на звуки этой музыки. Давайте же все вместе вызовем паучка ко мне на потолок, детки XD

@музыка: Как ни странно, но: I Am The Architect - Silence, silence

@настроение: бессонная ночка близится блять

@темы: кул

23:46 

Breaking Bad

По методике Елены Андреевны Удаловой Габен, надо примерять на себя то, что говорит человек в просейке дихотомий/функций. Мол, мы самый точный аппарат определения соционического типа.

Так вот.
Сейчас по предложению Никиты Радостева смотрю Breaking Bad и анализирую типы.
Вот что выходит.
Джесси

У Джесси в блоке защиты ака Ид сидит чёрная сенсорика. Вспомните серию, в которой Уолтер орёт на Джесси, Джесси ничего не делает до последнего, но когда Уолтер его уже доводит, Джесси кидается на него в попытке удушить. Это Ид, господа. Это защитная реакция Ида, и я не сомневаюсь в этом. Хотя, с другой стороны, я думала, что чёрная сенсорика у него сидит в болевой. Ну да, в болевой.
Я подумаю, однако мы пока определились с одной вещью:
ЧС
либо в болевой: ЭИИ, ЛИИ
либо в ограничительной: СЛИ, СЭИ
либо в фоновой, что маловероятно: ЛИЭ, ЛСЭ
Уолт
У Уолтера в блоке защиты сидит чёрная этика. Ибо я так считаю. Однако у меня есть мысли, что ЧЭ у него в болевой. Ну, всё как с Джесси.
ЧЭ
либо в болевой: СЛИ, ИЛИ
либо в ограничительной: ЭИИ, ЭСИ
либо в фоновой, что маловероятно: ИЭЭ, СЭЭ


Напомню, что ШПС Елены Андреевны типирует по болевой и ограничительной, поэтому содержание конкретно этих функций стоит особенно хорошо знать.
Вот так как-то.

@темы: соционика, кул

00:35 

Ночное сочинительство

Приходи в кабинет географии, там тебе объяснят,
что земля крутится вокруг Солнца, а не вокруг тебя;
там тебе объяснят твою смерть по моментам края;
там тебе докажут, что не существует рая;

там тебе изрекут, что ты точка, одна лишь на миллион,
и что мненье твоё есть в бачке* лежащий кондом,
что ты был и ты есть навсегда отделённый от мира,
что твоя жена — твоя голова, а твоя мать — точка пунктира;

там тебя отсекут от себя, оставляя лишь голову телу;
там погибнет твоя душа - и плевать, что тебя довели до предела;
там тебе дадут счастье, даже если тебе хочется черноты...

...Приходи в кабинет географии. Там ждут таких идиотов, как ты.


____________________________________________
*Бачок(мусорный)

@темы: стихи, кул

00:44 

Внезапность.

Я бы сдохла - нет сил подниматься и резать вены.
Нас не любит никто. Примите то как nota bene.
Я не вижу этой боли края, я не нахожу ей дна.
И сегодня снова заседаю за ноутом допоздна.

Что нас тяжестью награждает за труд, за любовь и чувства,
То тяжелою тяжбой ложится, заданием устным.
Что-то хочется сделать ведь, но что - не знаю.
Я хочу найти в этом мире брод, он важнее рая.

Лучше крепко стоять на тонких кривых палках,
Чем, покачиваясь, падать в пропасть, как балка,
Что обрушивается на голову с потолка в недостроенном деревянном доме.
Ты просишь не любить тебя, но, прости, не могу по-другому.

Я хочу, я желаю, я помню всё это крепко.
И твое лицо застыло в моем мозгу словно Чёрная Метка -
Отголоском пиратства, визгом тормозов, болью в сердце.
Эта ночь доконает меня. Я сижу допоздна, кружкой чая пытаясь согреться.

Я, заметь, не пою тебе дифирамб и не строю иллюзий, планов.
Не рассчитываю ни на что, окружаю себя лишь эгоистично-главным.­
Мне ничто не нужно. Клянусь тебе. Забери, если хочешь, всю эту игру.
Я и на расстоянии полета пули тебя долюбить смогу.


Хочется плакать. Впервые, казалось бы, за сотни веков.
Перед моим домом построят вторичный МКАД,
Если на митинг с тобою вдвоем мы не пойдем.
Но ты не идёшь.
И в моей голове прокладывают асфальт.

@темы: кул, бомбануло, стихи

11:24 

Я мастер писать стихи ни о чем.

Не хочу я быть собой.
Хочу завтра не проснуться.
Сигаретный дым сухой
Проникает в рек тех устья.

Не желаю больше знать
Ничего из прошлой жизни.
Чу! Оставьте умирать!
Реки высохли у мысов.

Никакого нет житья
В этом мире грузной фальши.
Тленность эта бытия
Нагружает сильно пальцы,

Что сжимают под подушкой
Ручку, пишущую стих.
Называют нас "подружкой",
А в ушах "френдзона" их.

Как бы выдохнуть стократно
Дым, собравшийся меж устьев,
Чтоб не выпасть из палаты
Впред ногами перестуком.

Как бы выйти из неволи,
Но не вырваться из клетки?
Засыпать, ты знаешь, больно.
С пробужденьем всё больнее.

Горечь вялая строки
Мои мысли наполняет.
У невысохшей реки
Дед петлю себе вдевает.

Пусть он станет посчастливей
Чем детишки его жен.
Пусть он станет таким сильным,
Чтоб Судьбы пустой рожон

На него не гнал лавину
И волну не гнал чтоб он.
Под подушкою - перина.
Под подушкой - снова сон.

Когда горечь задохнется
В своих вымученных фразах
И покатится по слезам
Смех печальный и хрустальный,

Вот тогда возьмись же крепче
Ты руками за веревку,
Урони ее на плечи,
После - затяни легонько

И тогда в предсмертном мраке,
И тогда в предсмертной лжи,
В твоих мускулах собаки
Отрывают миражи,

Словно их зажрав с ногами,
Словно бездной между строк.

А по свойству моногамии
Там лишь - настоящий Бог.

@темы: блять, кул, стихи, бомбануло

10:41 

Спасибо, Альберт, за бессонную ночь.

Я создам тебя в Sims 3 и убью. Да, это некрасиво, цинично, эгоистично...но я охладела. Не полностью, быть может, но сильно.
Сегодня ночью я рыдала. Просто так. От бессилия.
Завтра ночью я буду рыдать.
В ночь с понедельника на вторник я умру. Я так решила, потому как мое сердце явно просится вон из груди.
Ни капли не больно, что обманули, поманили игрушкой и затащили в сеть, нет, не больно.
Просто хочется застрелиться.

@темы: други мои, блять, кул

03:00 

Ни о чем. Многоматный пост.

Завела дневник на Беоне еще давно. Чуток проработав его, кинула ссылку одномучеловеку. Заебись, он следит за мной во всех соцсетях.
Нет. У меня же есть ЖЖ! Буду постить ванильную херь туда.
Зам-чательно.


Аня на меня обиделась, кажется. Ну, в принципе, все логично. Ебаный Гексли опять всё испортил. Почему я не могу просто отдельно с каждым человеком болтать? Отдельно! Такие потрясающие люди страдают из-за меня. Ну что за нахуй, почему я такая тварь?


Оля смотрела вчера в четыре ночи гонку. Я не досидела до нее всего двадцать минут. Пристрелите меня.


Это идиотское чувство влюбленности... Бесит.

@темы: други мои, кул, бомбануло, блять

20:13 

Бзркв/Фсбндр засело в моей голове, чоурт.

@темы: кул, творчество, блять

Дневник последнего человека.

главная