Нунал бӧрсьы нунал
Читайте и наслаждайтесь :)

Ссылка для желающих оставить комментарий: udmnews. Твиттер: udmnews. Ярушечка: udmnews
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:31 

Политическое

تاپشرلغان خطلار
Все попытки обозначить актуальный русский (не абстрактный «россиянский», а именно этнически-русский) публичный политический контекст заканчивались до сей поры либо православно-белогвардейской клоунадой (один из актов этой клоунады разворачивается вот прямо сейчас), либо уже какой-то запредельной, чисто украинской по стилю национал-фашистской мерзостью. Успех в обоих случаях бывает велик: под соответствующие знамёна недружным строем, переругиваясь, собирается с десяток малахольных активистов (с учётом того ещё, что количество ипостасей нередко превышает количество физических лиц), каждый из которых именно себя мнит истинным представителем и действенным спасителем руского народа.

Неудача русской политики (в описанном выше смысле) при явном успехе всяких прочих этнически маркированных политик не должна нас смущать. Дело в том, что истинным русским социальным контестом является социалистический контекст — тот контекст, развитие которого на серьёзном уровне (не на уровне интернет-левых или же фрондирующих мелкобуржуазных интеллектуалов) в России подавляется, размывается, дискредитируется всеми силами государственной и общественной пропаганды.

Больно смотреть, как русский народ, со всем его историческим багажом и далеко ещё не растраченным историческим потенциалом, подобно нищенке у мусорного бака, роется в дозволенном ему разнообразии социально-политических альтернатив: достанет какую-нибудь штопаную вещицу в пятнах, приладит к себе, засомневается — «идёт ли?», — а потом, когда спустя коротокое время надетая дрянь расползётся по швам, ещё и горько упрекает себя: нет, зря я взяла эту беленькую, надо было ту, синенькую, вот она-то хорошая была.

22:57 

Линуксовое

تاپشرلغان خطلار
Один из блоггеров, комментируя очередную идиотскую инициативу очередных идиотов во власти, предложил: "Может, вместо того, чтобы фигнёй страдать, заняться бы нашим властям именно ОС? И не созданием какой-то кривой новой, а хотя бы доведением до ума того же Линукса?"

Что сейчас вообще мешает "довести Линукс до ума" (то есть, судя по ответам автора темы в комментариях, до такого состояния, когда Windows можно будет на персональных компьютерах массово заменить на Linux)?

1. Проблемы с железом. Далеко не всякое железо, разработанное и оттестированное под Windows, работает под Линуксом (будем использовать здесь и далее этот условный термин). Иногда это может серьёзно осложнить жизнь (если речь идёт, скажем, о работе с МФУ). А иногда это может стать критической проблемой (к примеру, если речь идёт об адаптере Wi-Fi).

2. Доступ к Интернету. До сих пор доступ в Интернет в дистрибутивах Линукса организован довольно неудобно (странно, не правда ли?), но проблема ещё в том, что для Линукса требуется наличие связи с Интернетом как таковое, поскольку программы в Линуксе устанавливаются из специальных сетевых хранилищ - репозиториев. Альтернатива при отсутствии Интернета - локальный репозиторий - с точки зрения пользователя Windows выглядит как попытка удалять гланды per rectum.

3. Наличие профессионального софта, плохо совместимого с Линуксом. Несмотря на героические усилия разработчиков и тестеров Wine, проблема сохраняется. Пример - Adobe InDesign. К этой же категории относятся многие компьютерные игры. Ответ на вопрос "А зачем вообще нужно запускать виндовские программы под Линуксом?", я надеюсь, очевиден всем.

4. Проблемы совместимости офисных форматов.

5 (last but not least). В Линуксе в любой момент может сломаться или "слететь" всё что угодно.

И эти минусы, что важно, являются оборотной стороной плюсов, присущих линуксам. Если даже некое госучреждение возьмёт под свой контроль развитие какого-нибудь из дистрибутивов, это мало что изменит: разработка Линукса (во всей его полноте) осуществляется не централизованно.

Такие дела, как говорит Миша Вербицкий.

19:53 

Книжное

تاپشرلغان خطلار
Лощиц Ю. М. Кирилл и Мефодий. — М., Молодая гвардия, 2013. — 402 с., с ил. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий). — ISBN 978-5-235-03594-2

Кирилл и Мефодий, «учители Словенские», не избалованы вниманием думающей, читающей и творческой России. Всякий знает их имена, но мало кто может уверенно перечислить их заслуги. Они считаются изобретателями славянского алфавита, но как именно это произошло, результатом каких исторических процессов и духовных преобразований явилось, и какое именно письмо, на самом деле, изобрели «солунские братья» — на эти вопросы нет ответа у многих образованных русских людей. В долгу перед «апостолами славян» русская литература, классическая и современная. Вышедшая в 2013 г. капитальная книга православного писателя Юрия Лощица «Кирилл и Мефодий», несомненно, представляет собой попытку отдать накопившийся долг.

Не ограничившись рамками православной агиографии, Лощиц задействовал изданные к настоящему времени на русском языке научные материалы, посвящённые деятельности Кирилла и Мефодия, и соединил их в обширном повествовательном полотне. Несомненным достоинством произведения является попытка воссоздания широкого историко-культурного контекста, в котором протекала жизнь и деятельность героев. Автор приводит известные из русскоязычных научных изданий сведения о Византии, Халифате, княжествах Центральной Европы IX в н.э., что делает книгу доступной для читателя с разными уровнями образованности.

В целом, книга представляет собой расширенный художественный комментарий к житиям солунских братьев, а не приключенческий роман, которым, из-за изобилия крутых поворотов, резких перемен мест и обстоятельств в судьбах главных героев, она вполне могла быть. Книга написана весьма характерным и узнаваемым стилем гладкой «благочестивой» публицистики, заполонившей в XXI веке печатные церковные издания и православный Интернет. Именно этим обстоятельством была вызвана оценка известного церковного деятеля А. В. Кураева, назвавшего произведение Лощица «агиткой» — оценка резкая и не вполне справедливая, но имеющая законное право на существование. Автор многое навязывает своему читателю, и это касается не только идейно-содержательного составляющей. «Кирилл и Мефодий» требует последовательного неспешного чтения, для которого у современного читателя не всегда имеются условия и хватает терпения. Недостаток ли это? Не берусь судить; во всяком случае, для всё более набирающего силу и вес книжного аудиоформата это выглядело бы органично. Автор исходит из представлений о разумности, благости и неизбежности всех свершений своих героев, чем может удовлетвориться не всякий взыскательный читатель. Не избегает он и «толстых» политических намёков, без которых вполне можно было обойтись: сентенции такого уровня современный читатель может продуцировать и сам, по своему вкусу, который не обязательно должен совпасть с авторским.

Наконец, то самое, что сделало Кирилла и Мефодия учителями и апостолами славян, носителями общеизвестных имён и культурными героями — создание славянского культового языка и письма, — занимает далеко не самое значимое и почётное место в авторском изложении. Между тем для современного русского читателя именно это — главное, а все несомненные заслуги солунских братьев на поприще церковной миссии, которым автор уделил так много времени и места, носят, увы, второстепенный характер. Темы значимости подвига Кирилла и Мефодия для становления уникальной русской культуры, актуальности заданных ими направлений культурно-языкового и цивилизационного развития получили в книге Лощица далеко не полное освещение. Однако на недостатках книги Лощица следовало так подробно остановиться лишь потому, что у неё есть весьма значимые и неотъемлемые достоинства: перед нами не просто образец исторической публицистики, пред нами — просветительский текст, и именно с просветительской точки зрения он получился наиболее удачным.

08:02 

К дате

تاپشرلغان خطلار

07:24 

Зі святом!

تاپشرلغان خطلار
Ленін прийде...

13:04 

Это наша земля!

تاپشرلغان خطلار
Выношу из каментов:

...Факты беспристрастно свидетельствуют, что вся территория, на которой ныне живут укры (а вовсе не только северо-восточные земли Древней Руси) — древнеудмуртская земля. Два примера навскидку.

1. укр. Київ — собственно, ‘Кыев город, город Кыя’. Из славянских языков название не этимологизируется, ПВЛ справделиво указывает на происхождение названия города от личного имени.

< удм. Кый ‘(имя основателя города)’ ~ кый ‘змея’.

2. нем. Lemberg — современное навзание Львов носит явно позднейший характер. Происхождение названия Lemberg/Lemburg, в свою очередь, не имеет удовлетворительного объяснения.

< удм. льӧм ‘черёмуха’; вторая часть — калька с удм. выр ‘холм’ (если исходная форма -berg) или от удм. кар ‘град, крепость’ (если от -burg). Учитывая семантику, вариант с выр считаю более предпочтительным: Льӧмвыр ‘черёмуховый холм’.

Естественно, что территория современной Укрляндии не явлется крайней западной границей древнеудмуртских земель. Обращает на себя внимание скопление в Центральной Европе гидронимов на -va (Vltava, Drava etc) ~ удм. ву (< *va) ‘вода; *река’, коми ва (‘вода; река’).

Дальнейшие разыскания, полагаю, позволят ещё более расширить границы древнеудмуртского ареала, но и в нынешнем виде наши знания о нём достаточны для дискредитации псевдоисторических построений укров.

13:22 

Украинское

تاپشرلغان خطلار
Говоря о нынешнем российско-украинском конфликте, надо сказать, что обе стороны активно шли, можно даже сказать — бежали наперегонки к критической точке. Как бежала Украина с её националистической архиглупостью, помноженной на вороватость и подлость соперничающих элит, мы все видели. Попытка из замечательной страны с потенциалом великой державы — с 52-милионным населением (в 1991 г. почти столько же человек проживало, к примеру, во Франции), хорошим климатом, развитой промышленностью, удобнейшим геополитическим положением, высоким уровнем образованности и не последним в Европе культурным наследием — построить эдакую Латвию на Днепре, ничтожное государство фрустрированного нацменьшинства — привело к закономерному финалу. Про это говорить и печально, и неинтересно.

Важно понять, как до такой жизни дошла Россия. Общая проблема политики в отношении таких постсоветских государств, как Украина или Грузия, состоит, с формальной точки зрения, в том, что само их существование, границы, а главное — политические режимы (какие бы ни были — даже самые безумные) рассматриваются как законные и самоценные. Но это не проявление рыцарской принципиальности, а чисто инструментальный подход — нам так удобней, любые тонкие манипуляции и сколько-нибудь долгосрочное планирование — слишком интеллектоёмки, куда проще перевести всё в сферу межличностных коммуникаций, вместо открытой (и не очень) работы с обществом, с массами, группами и партиями договариваться по-свойски с текущей властью о текущих бизнес-интересах. Да, это торгашество, а не политика. Да, нам так удобней — зачем вникать в тонкости той же украинской жизни, если Украина нас интересует только как полоса земли, волей судеб оказавшаяся под нашей Великой Трубой. И да — отказавшись от диалога с обществом внутри страны, сведя работу с ним к подкупу, запугиванию и пропаганде, нельзя вести и сколько-нибудь позитивную работу с обществами в зарубежных зонах влияния: и нет понимания, как и зачем это делать, и просто некому это поручить, даже если бы желание возникло.

И так мы из раза в раз отрабатываем па-де-де с очередным постсоветским зицпредседателем, ещё и в максимально оскорбительной для тамошнего общества форме (кому же приятно ощущать себя объектом грубых своекорыстных манипуляций?), отвращая от себя даже тех, кто внутри этого общества является нашим естественным союзником. Итерации идут одна за другой, пока, наконец, мы не нарываемся на зицпредседателя с выраженной неадекватностью, каким был Саакашвили, и какова нынешняя украинская хунта, — и тогда вечер перестаёт быть томным.

Как видим, потенциал внешнеполитических кризисов, вплоть до военных столкновений, достаточно велик, и он никак не зависит от доброты или злобности российской власти. Российская власть — это, кстати, бизнесмен, и очень крупный, а крупный бизнес вообще любит тишину, и попытки толковать об «агрессивных намерениях России» вызывают только усмешку. Но плохо даже не то, что сложившаяся модель предполагает периодические военные инциденты — воевать сколько-нибудь значимому в геополитических раскладах государству так и так приходится. Плохо то, что эта модель обрекает нас на неизбежное запаздывание, на перманентное упускание иницативы, на постоянную обороняющуюся позицию, на беззащитность даже перед примитивными политтехнологиями. Всё это наилучшим образом было продемонстрировано при развёртывании нынешнего украинского кризиса. И, в конце концов, всё это создаёт серьёзную угрозу для существования бизнеса российской власти как такового.

Я бы сравнил такое положение дел с бесконечным круговращением колеса сансары, выход из которого, по буддийской учению, весьма труден, хотя теоретически и не невозможен. Нынешний российский режим — компрадорский и выраженно авторитарный, но, оценивая опыт близкой нам Украины, начинаешь понимать, что это не так уж и плохо. Ещё одной его чертой является своеобразный бонапартизм, когда, в видах укрепления социальной базы и маскировки своей классовой сущности, режим постоянно заигрывает то с одной из стремительно оформляющихся и притом враждебных друг другу российских политических наций, то с другой: то с «патриотами», то с «либералами», то с «красными», то с «белыми», то со сталинистами, то с антисталинистами. Решительный разворот в сторону одной из этих наций (и нетрудно угадать, в сторону какой именно — достаточно проанализировать реакцию типичных представителей той и другой нации на действия России в рамках нынешнего кризиса) при стечении благоприятных условий мог бы дать режиму широкую и действенную народную поддержку. В конце концов, с классовой точки зрения и «красные», и «белые» являются представителями одной и той же страты мелких буржуа и широкого мелкобуржуазного элемента, так что основы классового общества не будут поколеблены. А повод для такого разворота, кажется, назрел. Хватит ли смелости им воспользоваться?

12:48 

Барнаульское

تاپشرلغان خطلار
Никак не мог подобрать подходящий образ, который было бы уместно использовать для характеристики деятельности местных (да и не только местных) «разработчиков городской среды», теоретиков и практиков культурного акционизма и т.п. инноваторов. И вот этот образ нашёлся — барнаульское метро!
polit.ru/article/2012/02/24/al240212/

10:46 

Ижевское

تاپشرلغان خطلار
Периодически спрашивают, большой или маленький город Ижевск. Но что такое в современной России «большой город»? У этого понятия есть две нижние границы. Первая — граница проблем, когда город начинает воспроизводить в соответствующем масштабе столичные проблемы: пробки, перегруженность инфраструктуры, дегуманизация городской среды, высокая стоимость жилья и т.п. По моим наблюдениям, эта граница находится где-то на уровне 500 тыс. жителей. Вторая граница — граница бонусов, когда, к усиливающимся проблемам, добавляются, однако, немаловажные приятные обстоятельства, связанные с возомжоностями трудоустройства, концентрацией и ростом уровня финансов, сферы услуг, учреждений науки и культуры и т.п., наконец, просто от наличия больших антропотоков. Тут границу определить сложнее, но, видимо, где-то от миллиона жителей. Ижевск, давно перейдя первую из них, до второй границы сильно недотягивает (630 тыс.).

07:20 

Поповское

تاپشرلغان خطلار
«Тайна власти Сталина — не в его уме, а в животном инстинкте выжить любой ценой. Его ум, как и весь комплекс — вопиюще банальны и вульгарны, а поэтому совершенно лишены рефлексии. Резонирующее пространство рефлексии — вот где слабость правителя. Сталин был этого, в силу своей примитивности насекомого, полностью лишен» (архиепископ Михаил (Мудьюгин))

Ничтожным людишкам вообще свойственно по-барски похлопывать великих мужей по плечу, но тут уже мы имеем дело с какой-то очень густой неадкватностью. Так, свысока, мог бы, наверное, биологический паразит судить о человеке, из которого сосёт кровь — будь только он, наподобие этого безумного попа, наделён умением писать буквами.

11:58 

Творческое

تاپشرلغان خطلار
Какой-то киевлянин пишет на просторах ЖЖ: «В который раз убеждаюсь, что СССР несмотря на все свои достижения и прекрасные стороны, держался на грубой полицейщине. Убрали в 1985-м полицейщину, и нет государства. А советская творческая интеллигенция имела законное право ненавидеть свою страну, так как накал полицейщины в области искусства и идеологии был наиболее высок. Советских деятелей культуры тупо насиловали: „Или ты делаешь то, что тебе велит партийная бюрократия, или тебя нет. Нет как творческого человека, нет как личности, нет как живого существа“. На полицейщине долго не протянешь. Поэтому когда всякие наши „просоветские патриоты“ пишут гневные рецензии на современные чернушно-антисоветские произведения, пусть для начала вспомнят как в СССР насиловали творческую интеллигенцию, заставляя делать только то, что было нужно партократам» (конец цитаты).

Логика, вполне достойная киевлянина! Однако в том, что именно и зачем делали с советской творческой интеллигенцией «партократы», следует разобраться. Прежде всего замечу, что сама по себе «творческая интеллигенция» — все эти писатели, актёры, художники и проч. — представляет собой человеческий материал довольно неважного качества. Это объясняется как спецификой соответствующих профессий, предполагающих значительное преобладание эмоционального начала над разумным и моральным, так и классовой спецификой «людей искусства», кормящихся из рук правящего класса и ориентирующегося на его вкусы и идеологию. В этом смысле идеальным хозяином для «людей искусства» является буржуазия, не слишком требовательная к качеству искусства, и к тому же говорящая с его творцами на одном социальном языке. Поэтому-то «люди искусства», будучи предоставлены сами себе, будут ориентироваться на буржуазию, поддерживать и порождать буржуазные вкусы и порядки.

Насколько терпимы были такие склонности в условиях социалистического государства? Вопрос риторический. И советская власть начинает делать из навоза конфетку: всеми доступными ей способами, среди которых «полицейщина» были ни единственным, ни даже главным, она, с одной стороны, заставляет (да!), принуждает (да! а как нужно было? уговаривать? ждать, пока созреют и прозреют?) творческую интеллигенцию работать не на буржуазию и околобуржуазные слои, а на советский народ, опираясь не на каноны старых режимов, а сообразно эпохе, писать не о цветочках и любовных вздохах, а о новой жизни, о социалистическом строительстве и борьбе. С другой стороны, советская власть в отношении к «людям искусства» опиралась на свою общую презумпцию доброкачественности человеческой натуры, допуская тем самым возможность воспитания и исправления даже порочного человека, и потому предпринимала робкие попытки ограничить склонность творческих людей к стяжательству, промискуитету и прочим атрибутам красивой жизни. Конечно, всё это весьма не нравилось привыкшим к полной социальной безответственности и личной распущенности «людям искусства», но пришлось приноравливаться (потом те, кто доживёт до кончины Софьи Власьевны, с удовольствием припомнят своей стране и своему народу всё, но пока приходилось работать — на ненавидимую страну и на презираемый народ).

Одновременно советская власть резко повысила статус творческого человека в обществе, и это понятно: люди, отвечающие за моральное и эстетическое воспитание трудящихся, должны были находиться на достаточном уровне почёта. Пожалуй, это стало самой тяжёлой ошибкой советского культурного строительства: потенциального врага не только не демаскировали и не обезвредили, но и дали ему в руки ключи от ворот крепости. Сперва это не возымело видимых последствий, но как раз где-то с 60-х гг. прежняя строгая Софья Власьевна изрядно подобрела и отпустила вожжи; последствия не заставили себя ждать.

Собственно, вот что с ними делали, и вот что с ними и с нами в результате сталось.

В заключение замечу, что возвышенное отношение к людям искусства, которые в настоящее время уверенно занимают то место, какое им и отводится вообще в классовых обществах, до сих пор — после всего, что было! — не изжито ни в массах, ни даже в среде сознательных интеллектуалов России. Отсюда, конечно, и популярность жанра «гневных рецензий», которые так возмутили нашего киевлянина: от людей искусства по инерции ожидают если не разумного и вечного, то хотя бы доброго. Но не родит верба груши: если в постсталинское время делом чести и доблести для творческой интеллигенции было перебежать хотя бы на нейтральную полосу и забиться там в уютную мелкобуржуазную норку, то сегодня деятели искусства — это хорошо обученный и до зубов вооружённый авангард реакции, оболванивания и затемнения масс.

Сходные процессы, кстати, происходили и с людьми науки, но об этом, если пожелает Аллах, поговорим как-нибудь в другой раз.

15:16 

Церковное

تاپشرلغان خطلار
В комментариях Фейсбука пишет один активист русского Интернета: «Главная беда русского православия в том, что оно позволяет говорить от своего имени выкрестам вроде чаплиных, фроловых, цорионовых и прочих симановичей». Не знаю уж, к чему тут помянуты «выкресты», но ведь правда: активная деятельность столь одиозных «говорящих голов» не может не смущать даже тех, кто настроен по отношению к РПЦ и лично к нынешнему предстоятелю вполне позитивно.

Конечно, всегда можно сделать вид, что в РПЦ — демократия и свобода слова, а все эти господа говорят исключительно от себя: высказывают, так сказать, свои взгляды и своё понимание ситуации, а выразителями официальной позиции Церкви не являются. В самом деле, вот какая должность, например, у крупнейшего церковного пиарщика — о. А. Кураева, — именно как у пиарщика? Он глава синодального информационного отдела? Нет. Он глава патриаршей пресс-службы? Тоже нет. На худой конец, епископ, учитель Церкви? Нет. Никто, конечно, ни на секунду не поверит, что некий протодьякон «просто» говорит и пишет, что хочет и что ему совесть подсказывает, но формально это так.

Можно добавить, развивая мысль о демократии и свободе слова в РПЦ, что ведь вот есть и другие «говорящие головы», теле- и веб-батюшки, и они как раз очень добрые, культурные и интеллигентные, и что их даже больше, и вообще, надо не Энтео слушать, а «Правмир» читать. Но дело ведь не в том, есть ли в РПЦ о. Алексии Уминские и не в том даже, сколько их, а в том, что существует и действует хотя бы один Чаплин.

А зачем нужен Чаплин?

Думается мне, вольности, дарованные церковной инфогопоте, являются важным инструментом контроля за информационным пространством. Вот есть у нас, к примеру, некий набор не лишённых публицистического дара и экранной харизмы клириков. На первых порах, допустим, мы не сомневаемся в их абсолютной лояльности и управляемости. А дальше что? А дальше клирик будет наращивать своё медиа-влияние, привлекать к себе как обычную, так и медиа-паству, и, в конце концов, захочет самостоятельности в области информационной политики. И что тогда с ним делать? Надеяться, что он сохранит при этом верность генеральной линии, невозможно, поскольку генеральной линией является текущая воля начальства, а вот ей-то он и перестанет (не обязательно полностью, хотя бы частично) быть послушен. И как его в таком случае дискредитировать без крупных имиджевых потерь?

Задача неразрешимая, если сохраняется как таковая возможность, при которой «говорящая голова» может быть вполне уверена в своей самоценности. А как эту возможность устранить? Здесь-то и пригождаются антигерои церковного пиара. Каков бы ни был хорош тот же о. Алексий Уминский, но статус его — ничем не лучше и не выше, чем статус Сысоевых, Смирновых, Чаплиных. Официальная «объявленная ценность» у него точно такая же, как и у них. И на каждого батюшку или мирянина — либерала и добряка, — без труда найдётся один, два, три, а то и больше моральных и эстетических антагонистов. В этом смысле чем хуже, тем лучше: чем отвратительней «тёмное» крыло церковных спикеров, тем меньше «объявленная ценность» спикеров «светлого» крыла, и тем адекватней и управляемей они себя ведут. Так что Фролов, Энтео и антисанитарные хоругвеносцы не зря чувствуют себя на поле церковного пиара абсолютно вольготно, не боясь ни эпитимии, ни просто выговора. Более того, не исключено, что совсем скоро мы увидим такие образцы «не выражающих официальную позицию Церкви», что и Чаплин, и Энтео, и даже Фролов покажутся ещё милыми и интеллигентными ребятами.

А пока жаждущие информационного окормления имеют возможность свободного выбора между «говорящими головами» (и она, признаемся, в РПЦ довольно богата, загляните хотя бы в список авторов того же «Правмира»). Смущает тебя, допустим, стиль о. Всеволода Чаплина? Но никто и не заставляет тебя его читать, переключись на какого-нибудь другого автора, например, на о. Александра Авдюгина: вот достойный батюшка, и паствой любим, и литературным талантом не обижен — его эпический «Взгляд Патриарха», кажется, нравится всем.

10:30 

تاپشرلغان خطلار
Корпорация «Майкрософт» прекращает (в очередной, но, видимо, всё-таки в последний раз) поддержку операционной системы Windows XP. После 8 апреля 2014 г. перестанут быть доступны новые обновления безопасности, исправления, не связанные с безопасностью, любые (платные и бесплатные) услуги поддержки и обновления технической документации в Интернете.

Эта новость достаточно значима для образовательных организаций и педагогического сообщества Удмуртии. Покажем это на примере статистики посещений официального сайта Института повышения квалификации и переподготовки работников образования Удмуртской Республики, посетителями которого как раз и являются по преимуществу сотрудники образовательных организаций и органов управления образованием.

2012-2013-os
click = zoom


Как видно из круговой диаграммы, пользователями Windows XP до сих пор остаётся около половины посетителей официального сайта Института за год (октябрь 2012 — октябрь 2013 гг.).

Конечно, никакой катастрофы после 8 апреля 2014 г. не случится, компьютеры с Windows XP будут работать и без поддержки, постепенно выходя из строя и заменяясь новой техникой с предустановленной Windows 8. На распространение свободного программного обеспечения ситуация с прекращением поддержки Windows XP не повлияет никак: перспективы сколько-нибудь массового внедрения тех же операционных систем GNU/Linux в образовательных учреждениях самым оптимистическим образом можно охарактеризовать как призрачные.

Остаётся лишь добрым словом вспомнить Windows XP и её создателей: действительно, эта операционная система оказалась на удивление устойчивой, практичной и дружелюбной, а это как раз те качества, которыми популярные программные продукты балуют пользователей не так уж часто.

19:16 

Моральное

تاپشرلغان خطلار
Если существует «пропаганда гомосексуализЬма», то должен же кто-то вести пропаганду традиционных духовных ценностей многонационального народа России? Начнём же, благословясь:


vsdn.ru/museum/catalogue/exhibit785.htm

Обратите внимание, что на заднем плане картины явственно видны голые мужчины. Но высоконравственные священнослужители не поддались бесовскому наваждению, сохранили верность традиционным ценностям и поплыли к женщинам.

16:45 

Регионально-историческое

تاپشرلغان خطلار
«Коммерсант» сообщает, комментируя возню вокруг создания т.н. «единого учбеника истории России»: «По просьбе татарских историков термин «татаро-монгольское иго» заменен «системой зависимости русских земель от ордынских ханов». Это прелестно. «Татарские историки», ну как же им откажешь. Вообще, гибкость спин коллег-историков поражает воображение, они готовы капитулировать не только перед малейшим дуновением ветров со стороны власти, но и сталкиваясь с любым более-менее мотивированным движением, имеющим идеологическую сердцевину, чётко осознающим свои интересы.

Вот эти реверансы перед татарскими националистами — это просто издевательство над духом и смыслом истории как одного из важнейших видов рефлексии мыслящего и действующего человечества. Отказываясь от «неудобных» оценок, мы размываем системные причинно-следственные связи, насильственно приводим былых непримиримых противников к некой «единой» позиции, насквозь фальшивой; мы, говоря языком исламского богословия, осуществляем по отношению к Истории «куфр» — прикрываем истину, засыпаем её землёй.

К осмыслению бытия нашего региона это имеет прямое отношение. Поворотным моментом в истории Урало-Поволжья стал 1552 год — год взятия Казани. Других релевантных дат нет, и твёрдо помнить об этой дате соврешенно необходимо. Но ведь «татары обидятся!». И вот вместо того, чтобы спокойно и трезво вспомнить и оценить былое, начинается массированная атака инициированных сверху праздников «добровольного присоединения ...-ии к России» с произвольно выбранной датой, а региональные историки начинают изощряться в стремлении подвести под эти политические мистификации хоть какое-то историческое основание.

Так куфр, осуществлённый по отношению к взятию Казани, с необходимостью вызывает нагромождение исторической лжи, которая добро бы хоть достигала какого-то терапевтического эффекта! Вот в 2008 году отмечали мы «450-летие добровольного присоединения Удмуртии к России». Уже сама эта удивительная формулировка ошибочна во всех пунктах.

1. В 1558 г. не произошло никаких событий, которые можно было бы аттестовать как сознательный акт «присоединения»;
2. Никакой Удмуртии ни в каком смысле в 1558 г. не существовало. Нельзя даже говорить о «присоединении удмуртских земель», поскольку северные удмурты вошли в состав Московского государства ещё за 70 лет до того, после падения Вятки в 1489 г.
3. Разумеется, присоединение Урало-Поволжья в целом не было «добровольным»: Московскому государству пришлось вести весьма упорную и длительную борьбу за установление и сохранение власти в регионе.
4. Собственно, и никакого «присоединения» Удмуртии, даже и недобровольного, не было: во-первых, потому, что некому было присоединяться (см. п. 2), во-вторых, потому что стояла задача сначала устранить Казань (и надо понимать, исходя из какой логики и из каких исторических обстоятельств это понадобилось), потом — утилизировать бывшие земли Казанского ханства. Ни о каких удмуртах никто специально не вспоминал и не думал.

И каков результат? Ну хоть кого-нибудь это празднование хоть в чём-нибудь убедило? «Официальная» позиция укрепилась? Антироссийская риторика националистов посрамлена? Как бы не так! Навязывание шаткой концепции «добровольного присоединения» только плеснуло масла в и без того неплохо горевший огонь русофобского беснования. Любые проявления благородства, любые снисхождения и уступки националистическая публика, в преломлении своего пещерного мышления, воспринимает однозначно — как слабость противника. Тем более, что в нашем случае это слабость и есть.

Поминутное разменивание исторической правды на мелкую политическую монету — это тяжёлое наследство Советского времени, и, называя имена, это прежде всего отражение сталинского подхода к истории, как к служанке политического менеджмента.

Такое отношение уже погубило Советский Союз: в урочный час он оказался совершенно не готов противостоять идеологическому врагу на историческом фронте, легионы дипломированных и обласканных властью историков не только ему никак не помогли, но и сплошь и рядом переходили на сторону врага.

И никаких уроков мы из этого не извлекли, и, видимо, уже и не извлечём.

16:40 

Туристическое

تاپشرلغان خطلار
Очень интересный текст Павла Морозова на тему брендирования регионов и развития регионального туризма izvestia.ru/news/555190

Подумалось: а что мешает, например, в Удмуртии работать по предложенным рецептам?

Навскидку:

1. Наши люди не любят и не хотят учиться. Они хотят подражать, некритически перенимать, эксплуатировать готовое (и добро бы хоть подражали приличным образцам, а не случайно собранным с провинциальных задворок Европы!).

2. Мы плохо знаем республику, в которой живём. Региональные особенности у нас при этом системно путают с этническими, а вопросы этнокультурного развития — с национализмом (и наоборот).

3. (last but not least) Нередко проекты в сфере того же регионального туризма и брендирования являются проявлением не свободного духа, стремления к самореализации или филантропического начала, а предлогом для сравнительно честного отъёма бюджетных денег (и это вообще в России так).

20:57 

Россиянское, национальное

تاپشرلغان خطلار
Увидел статью покойного Цымбурского «Не входить в мировое цивилизованное пространство»: сначала пугает перспективами фашистского бунта в России, а потом предлагает лекарство, обозначенное в заголовке. Текст ещё 1994 года — в ту пору рецепт казался вполне реализуемым, а, может быть, и был таковым: очень любопытные соображения по конструированию места новой России в изменившемся мире высказывались, например, в кружке Переслегина (прошу извинить, сейчас мне лень искать ссылки).

Но теперь, спустя 20 лет, ситуация поменялась: точка невозврата пройдена, и тезисы автора в этой части статьи имеют лишь археологический интерес, хотя, конечно, всевозможные рассуждения по поводу спасительной автономии/автаркии ещё долго будут пользоваться в РФ-ии спросом, поскольку идеально подходят для оправдания всевозможных мерзостей, как привычных, так и нововводимых.

Часть статьи, посвящённая фашистким перспективам РФ-ии, более актуальна. Фашизм, — пишет Цымбурский, — есть форма восстания нации против попыток вписать нацию в непрестижный и дискомфортный для нее мировой порядок на правах нации «второго сорта» (конец цитаты). Понятно, что это и подобные выраженные немарксистким языком определения способны вызвать лишь улыбку. Вот что такое «нация» в этом контексте? И что такое «восстание нации»? Было ли единодушное сопротивление советских людей гитлеровской попытке «вписать их в европейскую цивилизацию» проявлением фашизма? Впрочем, был бы автор жив, и то спрашивать о таких вещах было бы бесполезно.

Вообще же, фашизм дуалистичен. С одной стороны (об этом регулярно забывают, и не всегда невольно), фашизм есть один из способов антикризисного управления, реализуемый крупной национальной буржуазией (и только ей!) в качестве господствующего класса. С другой стороны, фашизм — это антикризисное упование мелкой буржуазии и аффилированных с нею страт (у нас эта социальная группа известна под названием «среднего класса», «креаклов», «русских образованных горожан» и т.п.). Важно, что это — единственная форма антикризисного упования, присущая обозначенной социальной группе по природе, и потому немедленно самозарождающаяся, как только для этого возникнут подходящие условия.

И действительно, глядя на русских интеллектуалов, нельзя не заметить их стремительной фашизации. Кто-то уже откровенно перешёл черту, кто-то ещё маскируется под государственническими, либеральными или даже левыми лозунгами. Что ж, все условия для этого, увы, налицо.

Но вот беда: никакой национальной буржуазии как господствующего класса, которая смогла бы «включить» фашизм, в РФ-ии давно нет (в 1994 году её исчезновение также было далеко не очевидной перспективой). Наша господствующая буржуазия — именно компрадорская, столь неприятная Цымбурскому.

«Страшный выбор», о котором говорил Цымбурский, уже сделан, причём не только верхушкой, но и всей, если пользоваться его языком, «нацией». Недовольство отдельных групп россиянского общества результатами их же собственного выбора немедленно вызывает в памяти известную русско-украинскую пословицу «бачили очі, що купували — їжте, хоч повилазьте».

Однако от этого недовольства нельзя отмахиваться: само его наличие, неустранимость его причины железно гарантируют россиянскому обществу неисцелимое диссоциативное расстройство идентичности, прелести жизни с которым мы уже начали познавать. Просчитать перспективы развития РФ-ии в таком состоянии предлагаю всем самостоятельно.

17:23 

Региональное

تاپشرلغان خطلار
Хочется сказать несколько слов о «менеджменте по-удмуртски».

На страничке фэн-клуба популярного в Удмуртии музейного комплекса — очень характерная жалоба: «Я планировал посетить ваш музей 6 июня. Позвонил в пятницу 5 июля, мне подтвердили, что музей открыт, приезжайте, на сайте и странице в VK тоже всё без проблем. Потратив определенное количество денег и времени, мы с ребёнком оказались у ворот музея, где нас ждало объявление, что музей закрыт на спецобслуживание. Охрана соответственно нас не пустила. Пришлось потратить еще энную сумму, чтобы вернуться с немного расстроенным ребёнком в город. Соответственно у меня предложение: пусть телефон берут сотрудники, которые в курсе планов руководства».

Чем характерна она? Во-первых, её автор почему-то уверен, что эти самые «планы руководства» незыблемы (и что они вообще существуют). Во-вторых, произошедшая с ним неприятная история — это есть типичное проявление т.н. «маркетинга по-удмуртски» (безответственного маркетинга). Жители других областей России, а равно и иностранцы, встречаясь с удмуртоземельцами, видят, что перед ними — люди как люди (одна голова, два уха, две ноги и т.п.), и считают, что люди с ними будут вести себя по-людски.

Это большая ошибка. На самом деле яркой чертой моих земляков является их выраженная недоговороспособность. И дело не в наличии каких-то аномалий развития, а именно в непонимании того, что договор предполагает некоторое обязательное обременение обеих сторон. Договор будет соблюдаться, пока это удобно или хочется удмуртоземельцу. В противном же случае вас просто «кинут». Кинут не со зла, не по тонкому расчёту, а по простоте душевной, по лености ума и тела. И речь идёт не только о бизнесе, но и о сфере человеческих отношений вообще.

Не хочу, однако, чтобы у читающих эти строки сложилось плохое мнение об удмуртоземельцах. На самом деле люди они, в общем, хорошие, и при создании сооответствующих условий действуют очень даже неплохо. Только в число этих условий желательно включать наличие некоего мощного внешнего принуждающего фактора.

Фактор должен быть негативным: перспектива увольнения, штрафа, иного значимого наказания или осязаемой неприятности. Нередко совершают ошибку и вводят вместо этого позитивный фактор — например, перспективу хорошего денежного вознаграждения, не понимая, что наш человек легко смирится с утратой этой перспективы, как только работа его начнёт утомлять. Случается и иная крайность, когда позитивных стимулов не предусматривается вовсе. Но на одном кнуте без пряника даже таджики на стройке не работают.

Одним словом, «что ни город, то норов»: учёт регионального менталитета при контакте с удмуртоземельцами необходим. Описанное свойство этого менталитета, конечно, не единственное: так, жители Ижевска — непревзойдённые очковтиратели и пыль-в-глаза-пускатели, что, в свою очередь, не следует путать со склонностью к мошенничеству (при вполне вероятной сопоставимости эффектов), но и нельзя не учитывать при деловых и человеческих контактах. Собственно, именно это чудесное и постоянно проявляющееся свойство ижевчан и заставляет поднимать более общую тему регионального менталитета: недоговороспособность, в той или иной степени, — общероссийская проблема, но при контакте с удмуртоземельцами, которые, скорее всего, окажутся именно ижевчанами, легко подпасть под обаяние и потерять острожность.

07:43 

Городское

تاپشرلغان خطلار
Вполне невинный фоторепортаж с улиц ижевского Большого Центра оказался, что и показала полемика в каментах, для ижевчан удивительно болезненным.

Насколько я понимаю, авторы хотят дать и продолжение репортажа; что тогда станется с земляками, вообще страшно представить.

И вот подумалось: прежде чем рассуждать о совершенствовании городской среды Ижевска и т.п. вещах, следовало бы, наверное, прежде всего подумать о возможности своего рода коллективной психотерапии: тот достаточно очевидный факт, что Ижевск — не Москва (и не Питер, и не Свердловск, и даже не Казань, где, как известно, «мудрый Шаймиев» и «намного лучше, чем у нас»), вызывает у ижевчан выраженное невротическое состояние.

21:09 

Русское, этническое

تاپشرلغان خطلار
Года четыре тому назад довелось мне в одном блоге прочесть высказанные между делом рассуждения одного православного (потом, кажется, порвавшего с церковью) автора: «Мне кажется, — писал он, — что Россию и русский народ ожидает объективно неминуемый распад. Слишком велико разнообразие различий по идейным, национальным, социальным, культурным и материальным признакам. Большие пространства стимулируют это разнообразие, дополняя новыми центробежными векторами, и усложняют взаимопонимание» (конец цитаты).

Мне кажется, что цитируемый автор абсолютно прав. Следует констатировать, что политические, географические, социальные, конфессиональные и т.п. различия среди русских по уровню интенсивности давно достигли и даже превысили привычный для наших широт уровень межэтнических различий. Никакого единого русского народа в этом смысле нет (хотя единый этноним для удобства используется, что вызывает немалую путаницу), и очезримому закреплению распада некогда единой этнической общности препятствует прежде всего отсутствие однозначной территориальной привязки конкурирующих идентичностей.

Невозможно говорить о каком-либо единстве в условиях разрушения единой политической нации; ссылки на этнографию и языкознание в данном случае не являются решающими аргументами, поскольку русские, как и любой великий народ, представляют собой прежде всего не этнографическое, а политическое единство. Единство, заметим, вполне утраченное, причём не только как результат распада Союза, речь идёт и о чисто внутрироссийских процессах. Я не думаю, что Тишков, Кондаков и Данилюк с их стремлением уже со школьной скамьи взращивать эталонных россиян, достигнут успеха, и что, скажем, власовец и сталинист (возьмём для примера именно эти распространённые типажи, но можно взять и другие) подадут друг другу руки, друг друга обымут и поспешат в кузню перековывать мечи на орала. Споры о прошлом, столь остро идущие в России, это ведь на самом деле замаскированные споры о будущем, а «что общего между Афинами и Иерусалимом»? Что общего между будущим, которое для своей страны хотят (опять же, для примера) (по)читатели Пыхалова и (по)читатели Солженицына?

Соответственно в сфере политической публицистики (обычно именуемой у нас просто «политикой») мы имеем набор русских этнических активистов, выступающих как бы от лица всего русского народа (как правило, и знать не знающего, что у него есть такие защитники и представители), но в реальности представляющих лишь своё русское национальное меньшинство (у каждого своё, но всякий раз с универсалистскими претензиями, что производит эффект и смешной, и даже в большей степени печальный).

Изложенная выше мысль о конце общерусской идентичности, впрочем, не сногсшибательно нова: русские публицисты на протяжении последних десятилетий в своих размышлениях на данную тему шли в весьма сходном направлении — вспомним Шафаревича с концепцией «малого народа» или Крылова с его «двумя народами». Но если так, то тем более нечего тянуть со всесторонним обдумыванием сложившейся ситуации, ибо несомненно, что последствия свершившегося разделения будут весьма и весьма значительными.

À propos

главная