19:42 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
Мы тут с Каюшкой поднатужились ко дню 8/13, и родили.. это! пока только первая глава^^

Название: Твое сердце должно быть моим (1/?)
Авторы: Princess Cinderella и Старый больной тайчо
Пэйринг: Кёраку/Укитаке; второстепенных действующих лиц много, намеков на второстепенные пэйринги тоже^^
Жанр: АУ, детектив, драма, романс
Рейтинг: НЦ-17
Дикслэймер: Bleach © Kubo Tite
Предупреждение: нецензурная лексика, возможное OOC.
От авторов: мы предупреждаем, что не являемся знатоками ни психологии, ни криминалистики, хотя попытались вникнуть в основные аспекты этих наук. Поэтому не судите строго, это всего лишь фон для красивой романтичной истории.

Пролог.
-…Ты моя, только моя, - шепчет мужчина между поцелуями, до боли, до хруста сжимая хрупкие девичьи запястья. Воздух в тесном салоне авто пропитался сладким ароматом ее духов и тяжелым запахом секса. Он прижимает к себе ее еще не остывшее от ласк тело, не желая ни на секунду не расставаться с ощущением тепла ее кожи на кончиках пальцев.
- Ты будешь моей… - шепчет он, не спрашивая – утверждая, и вновь целует ее губы, тронутые алой помадой. Его рука скользит вверх - по ее животу, по груди, останавливается на шее. Он чувствует ее пульс под своими пальцами: быстрый, неровный. Он не может думать ни о чем, кроме одного – она полностью в его власти, ее тело, ее душа, ее сердце принадлежат ему.
- Моя… - он жадно целует ее, до крови прикусывая нижнюю губу, и пальцы его ощутимо сжимают нежную шею девушки.
- Да что с тобой такое?! – Она пытается вырваться из его стальной хватки. Ей становится не по себе, она уже не узнает того парня, к которому села в машину полчаса назад, и ее пугает этот лихорадочный блеск в его глазах.
- Моя…Ты принадлежишь только мне, поняла?..
Он упивается ее страхом. Теперь у него есть возможность подчинить ее себе, доказать, на что он способен. Пальцы все сильнее смыкаются на ее шее, девушка уже не сопротивляется и лишь тихо хрипит.
- Моя, - снова шепчет он, глядя в ее застывшие глаза, потом наклоняется и касается равнодушным поцелуем полуоткрытых губ.

Глава 1/Глава 2/Глава 3

Середина октября мрачно хмурила небеса над неугомонным Токио, каждую секунду норовя разразиться плачем-дождем. Кёраку Шунсуй кинул взгляд в окно и раздосадованно поморщился – первые капли крошечными бриллиантами уже сверкали на боковом стекле служебного автомобиля. Бело-черная машина затормозила неподалеку от темных дверей, за которыми располагалось полицейское управление.
Мужчина выскочил на улицу и, быстро миновав крыльцо, скрылся внутри, и вовремя – едва он переступил порог, как небеса разверзлись и город накрыла плотная завеса дождя. Кёраку притормозил на секунду, хмуро наблюдая за разыгравшейся стихией. Слава Богу, что они успели осмотреть место преступления до того, как началось это безобразие! Он уверенным жестом отряхнул капельки влаги с лацканов кожаной куртки и приветственно кивнул секьюрити. Ему не нужны были формальности в виде постоянного предъявления удостоверения, ребята на входе знали всех сотрудников в лицо.
- Проходите, Кёраку-сан! – вежливо улыбнулся охранник.
Шунсуй направился к лифтам, по пути оставив всю свою мелочь в кофе-автомате и, получив порцию обжигающего эспрессо, задумчиво прихлебывал его по дороге в свой кабинет. Его мысли были настолько заняты произошедшим сегодня убийством, что он даже не заметил, как проскочил мимо своего кабинета и очнулся только тогда, когда вплотную уперся в дверь с табличкой «Детектив Ичимару Гин». Кёраку несколько мгновений удивленно таращился на нее, потом споро развернулся и, сопровождаемый недоуменными взглядами окружавших его оперативников, нырнул в кабинет с табличкой «Старший детектив Кёраку Шунсуй, Детектив Кучики Бьякуя», расположенный всего в паре шагов от кабинета Ичимару. Дверь за собой он по привычке закрыть забыл.
Младший Кучики возился рядом со своим столом с абсолютно непроницаемым лицом. По благородному аристократу, коим являлся этот молодой следователь, никогда особо не было понятно, какие чувства тот испытывает, но у Шунсуя, проработавшего в этом кабинете бок о бок с Бьякуей целых шесть лет, был целый список, позволявший по малейшим, едва уловимым признакам распознавать выражения лица Кучики. Сейчас Бьякуя стоял с лицом, носившем в списке Кёраку нелицеприятное название «недовольная рожа».
- У наф тветий твуп, - пробубнил Кёраку, зажав в зубах картонный стаканчик, чтобы стащить с себя куртку и повесить ее в шкаф.
- Что? – переспросил Бьякуя, оторвавшись от своего занятия и повернувшись к Шунсую.
- Труп третий у нас, говорю, - повторил мужчина, залпом допивая остатки кофе.
- Серия? – нахмурился Кучики, возвращаясь к прерванному занятию. Последний серийный убийца, промышлявший в Токио, был повешен два года назад, и не успела взбудораженная общественность толком успокоиться, как появился новый маньяк, теперь орудующий в их районе. Он вздохнул.
Кёраку между тем добрался до своего места и шарился под столом, стараясь нащупать корзину для мусора. Выбросив смятый стаканчик из-под кофе, он распрямился, прогнувшись в пояснице, и бросил взгляд на доску с фотографиями жертв за спиной Бьякуи. К концу дня к уже висевшим на ней фотографиям двух молодых красивых девушек прибавятся снимки третьей.
- Ублюдок, - пробормотал Кёраку. Его не оставляла мысль, что какой-то подонок совершенно безжалостно расправляется с совсем юными девушками, у которых впереди еще вся жизнь. – За что, Кучики, а? Скажи мне, за что он их так?
Бьякуя пожал плечами. Он знал, что это риторической вопрос – мотивы маньяков всегда лежали за пределами понимания обычных людей и становились понятными только после детального изучения поведения преступника. А Кёраку Шунсуй, снискавший себе репутацию дамского угодника, всегда принимает близко к сердцу убийства на сексуальной почве.
- Я теперь не успокоюсь, пока не поймаю этого ублюдка, - продолжал Кёраку. – Я с него собственноручно шкуру спущу, – решимость, написанная у него на лице не позволяла усомниться в этом ни на секунду.
Кучики хмыкнул и взял со стола свадебную фотографию, запечатлевшую их с Хисаной – единственное воспоминание о счастливых годах, оставшееся у него после смерти жены. Ренджи – «друг», как представлял его всем Бьякуя – не раз просил убрать фото подальше, но он никак не решался расстаться с последней ниточкой, связывающей его с прошлым. Он провел пальцем по худому, уже тогда бледному лицу Хисаны за стеклом, затем бережно уложил фотографию в коробку с остальными своими вещами. И только сейчас Кёраку обратил внимание на то, чем занимается его коллега.
- Э.. Кучики, а ты что, вещи, что ль, собираешь? – недоуменно воззрился на Бьякую Шунсуй.
- Да.
- Зачем?
- Кучики Гинрей-сан приказал. Меня на время переводят в кабинет к Ичимару, - с этими словами Бьякуя сморщился, будто ему под нос подсунули дохлую мышь. Почти все в отделении знали о непростых отношениях младшего Кучики с Ичимару Гином, и для того, чтобы заставить их работать вместе, у Гинрея должна была быть веская причина.
- Зачем? – настойчиво повторил Кёраку, который пока не мог взять в толк необходимость данного перемещения.
Кучики тяжело посмотрел на Шунсуя, и тот понял, что информация, которую Бьякуя собирается выдать, не будет слишком приятной.
- С сегодняшнего дня с тобой над этим делом будет работать профайлер из Токийского полицейского управления, - заправив прядь длинных темных волос за ухо сказал он, уже предчувствуя, какой будет реакция другого детектива на это сообщение.
- Ктоооо? – Бьякуя явственно увидел, как вытягивается лицо коллеги. – Какого… -Он не договорил, задохнувшись от возмущения. – Чей приказ?
- Сегодня Кучики Гинрей-сан вызвал меня к себе и приказал перебираться в кабинет к Ичимару на некоторое время, так как к твоему расследованию решили подключить профайлера, - без тени смущения ответил брюнет.
Раздосадованный Шунсуй даже не стеснялся в выражениях:
- Е*аный ж ты в рот, нахера он мне сдался? – Он подскочил к столу Бьякуи, хватая трубку телефона. – Они что, думают, что я сам не справлюсь? – бормотал он, с ожесточением набирая номер старшего Кучики.
Бьякуя решил благоразумно промолчать, тем более, что он знал о существовании и второстепенной цели приглашения специалиста-психолога. По мнению Кучики-старшего, детектив Кёраку, успевший перенести сначала развод, а затем расставание с любимой девушкой, и начавшего все чаще прикладываться к бутылке, нуждался в срочной проверке на стрессоустойчивость и склонность к различного рода аддикциям. А тот уже вовсю ругался с собеседником на том конце провода:
- Какого черта мне сдались ваши профайлеры? Эти напыщенные идиоты из ТПУ в застегнутых на все пуговицы рубашках и в галстуке, завязанном прямо под горлом, того и гляди лопнут от раздувшегося самомнения, - раздраженно вещал старший детектив, стоящий спиной ко входу и оттого совершенно не замечающий замершего светлой тенью в дверном проеме незнакомца. А вот Бьякуя заприметил, как, услышав слова Шунсуя, мужчина вздрогнул и неосознанно потянулся к узлу на своем галстуке. А тот тем временем в запале продолжал разглагольствовать в трубку:
- Придет весь такой из себя пафосный, начнет строить из себя умного, умнее нас всех вместе взятых, и распространять свои бесполезные идеи, а внимания к своей персоне будет требовать просто царского и всю мою команду вокруг себя на цирлах скакать заставит!
Бьякуя попытался было жестами предупредить Шунсуя, чтобы он умерил свой пыл, однако это было бесполезно – он продолжал пререкаться по телефону с высшим начальством со страстью покупателя, сбивающего цену на восточном базаре. Только что прибывший мужчина же в неуверенности так и застыл на пороге, внимая нелестным словам, которые Кёраку, не подозревающий о его присутствии, адресовал всем, чья сфера деятельности лежала в области криминалистической психологии.
Наконец Кёраку почти по-детски жалобно изрек:
- Ну Кучики-сан, от них больше хлопот, чем пользы, ей-богу! – Затем, после секундной паузы. – Ладно, хорошо, приказ так приказ.
Он кинул трубку, скорчил недовольную гримасу и, опершись руками о столешницу, склонился к Бьякуе.
- Кучики, твой дед – засранец, каких только поискать! – он собирался добавить что-то еще, но заметил, что Бьякуя не слушает его, да и вовсе смотрит поверх его плеча в сторону двери. Он поспешно развернулся, боясь увидеть за спиной самого Гинрея во плоти, хоть и понимал, что престарелому мужчине преодолеть расстояние в несколько этажей, отделявшее кабинет Шунсуя и Бьякуи от кабинета начальника управления, за пару-тройку секунд невозможно. Однако там стоял отнюдь не Гинрей. Кёраку увидел в дверном проеме высокого худощавого привлекательного мужчину, но первое, что бросилось ему в глаза – это его длинные, доходящие едва ли не до пояса, волосы: мужчина был абсолютно седой. Кёраку похлопал глазами, на случай, если ему вдруг померещилось, но нет, незнакомый мужчина по-прежнему стоял в дверном проеме и его волосы по-прежнему были совершенно белыми.
Затем Шунсуй опомнился и сообразил, что раньше не встречал этого человека здесь, значит он, скорее всего, и есть приглашенный Кучики Гинреем профайлер из Токийского полицейского управления. Он вспомнил, в какие конкретно нелестные эпитеты только что облачал свою нелюбовь к представителям данной профессии, и слегка устыдился.
- И давно он тут стоит? – полушепотом обратился он к Бьякуе, слегка склонив голову в его сторону. Незнакомец, явно услышавший его, недовольно нахмурил темные брови.
- Примерно со слов «напыщенные идиоты», - снисходительно глянул на старшего детектива Бьякуя. – Добрый день, Укитаке-сан, - он кивнул светловолосому мужчине.
- Здравствуй, Бьякуя, - сдержанно улыбнулся тот в ответ.
Только сейчас Укитаке перешагнул порог кабинета. Он ехал сюда с доброжелательными намерениями, но эта неприветливая встреча отбила у него всякую охоту любезничать. Особого вдохновения не придавал и тот факт, что его коллегой будет вот этот самый нахал, стоящий рядом с Бьякуей. Он окинул мужчину оценивающим взглядом. Перед ним стоял высокий широкоплечий шатен с длинными вьющимися волосами, неаккуратно перехваченными легкомысленной резинкой с цветочками. Лицо худое, подбородок зарос многодневной щетиной, светлые глаза смотрят сердито и настороженно.
Вообще, судя по его наружности, можно было предположить, что в жилах мужчины течет немалая толика европейской крови, и Укитаке с некоторым неудовольствием признал, что находит его внешность привлекательной. Да, чертовски привлекательной. Он нахмурился еще сильнее, отчего между его бровей пролегла едва заметная тоненькая морщинка.
- Нет, погодите, так вы еще и знакомы? – прервал ход его мыслей удивленно округливший глаза Шунсуй, переводя взгляд с одного на другого.
- Да, Укитаке-сан курировал мою практику, когда я еще учился в университете, - ответил Кучики.
- Да ебанамаааа, - с каким-то отчаянием в голосе протянул Кёраку и возмущенно поджал губы.
- Укитаке-сан, вы можете занять этот стол, - не обращая внимания на коллегу, Бьякуя учтиво указал профайлеру на место, теперь временно переходящее в его пользование.
Тот вежливо кивнул и осторожно опустил на стол свою сумку с ноутбуком. Тут в кабинет заглянул красноволосый молодой человек с вытатуированными на лбу узорами, и Бьякуя, извинившись, тотчас же подхватил коробку с вещами и исчез за дверью. Кёраку проводил их изумленным взглядом. «Не управление, а просто шоу фриков какое-то», - рассеянно подумал он и устало потер лицо ладонями. Все события последних дней как-то разом навалились на него: появление в их районе маньяка, неожиданное возвращение непутевого младшего брата из Америки, новое убийство, совершенно ненужное, как ему казалось, назначение профайлера… Он поднял голову и вопросительно уставился на блондина:
- Как тебя звать-то хоть?..
Укитаке едва не поперхнулся от такого фамильярного обращения. Нет, сколько бы его ни предупреждали о сложном характере будущего напарника, он не мог позволить тому так с собой разговаривать.
- Во-первых, не «тебя», а «вас». А во-вторых, сам я не набивался работать по этому делу, мне точно так же приказали, как и вам. Так что не надо видеть во мне корень всех ваших бед.
Кёраку, довольно спокойно выслушавший эту тираду, посмотрел на него с какой-то жалостью во взгляде, и Укитаке понял, что сам того не ведая, полностью подтвердил недавно высказанную теорию детектива о том, что «все из ТПУ ведут себя так, будто им палки в зад вставили». Он покраснел.
- Так как вас зовут? – Кёраку повторил вопрос, с ноткой ехидности в голосе сделав особое ударение на вежливом местоимении.
- Укитаке Джууширо, - буркнул мужчина, чувствуя себя полным идиотом. Ну, с другой стороны, он, по крайней мере, должен был посавить наглеца на место.
- Ну а меня Кёраку Шунсуй, хотя Ваше сиятельство, наверное, уже осведомлены, - Кёраку отвесил глумливый поклон.
«Придурок», - совсем не интеллигентно подумал Джууширо. Не прошло и пяти минут с момента их знакомства, а у него уже возникло сильное желание запустить в собеседника увесистым пресс-папье в виде весьма уродливой обезьяны со змеей вместо хвоста. Что подобный китч делает на столе Бьякуи, всегда отличавшимся безупречным вкусом, оставалось загадкой. «И этот паяц – один из самых лучших специалистов управления? Детский сад какой-то», - Джууширо вздохнул, открывая сумку и располагая ноутбук на столе.
- Кёраку-сан, - размеренно начал он, подключая компьютер к сети, совершенно при этом не обращая внимания на Шунсуя. – Я прекрасно понимаю, что вы отнюдь не задыхаетесь от счастья лицезреть меня здесь. Поверьте, я тоже не в восторге от того, где я нахожусь. Но приказ есть приказ, и чем раньше мы поймаем преступника, тем раньше мы с вами разбежимся, чтобы больше никогда не увидеться. Так что предлагаю вместо бессмысленных препирательств уже приступить к работе, - только сейчас он поднял взгляд на детектива.
Тот хмуро смотрел на него, видимо отыскивая в его словах рациональное зерно. В полной тишине ноутбук Укитаке коротким переливистым звуком оповестил своего владельца, что Виндовс загрузился. Этот сигнал как будто оживил задумчиво замершего Кёраку, и он направился к доске за спиной Укитаке, попутно прихватив из карандашницы ручку.
- Первая жертва – Накамото Ритсука, - начал он, указывая кончиком колпачка на одну из фотографий, с которой на Джууширо, улыбаясь, смотрела молодая девушка с темными волосами, едва достававшими ей до плеч, и миловидной челкой, ниспадавшей на глаза. – 20 лет. Ее тело было найдено 9 сентября у одного из причалов Токийского порта, здесь, неподалеку. Во время вскрытия в легких было обнаружено минимальное количество воды, значит, ее убили до того, как сбросили в воду. Результаты судмедэкспертизы показали, что девушка скончалась от асфиксии.
Детектив показал на другую фотографию. Крупным планом на ней была изображена шея жертвы – синюшно-бледная с крупными багровыми кровоподтеками по обеим ее сторонам и полукруглыми ссадинами, оставленные ногтями преступника. Задушена, несомненно.
- Второе убийство произошло две недели назад, 7 октября. Матсумура Сумико, 22-х лет, была найдена в проулке между двумя домами в Оморихигаши. Причина смерти та же – асфиксия, - мужчина пару секунд помолчал, прежде чем продолжить. - Третий труп был обнаружен сегодня, и это позволяет нам говорить о серийном убийце, появившемся в Ота.
- Личность жертвы уже установили?
- Да, при ней была сумочка с удостоверением личности внутри. Иванами Кёко, 88 года рождения. Результаты наружного осмотра трупа также указывают на удавление руками. Кроме того, первые две жертвы имели добровольный половой контакт непосредственно перед смертью, скорее всего партнером был преступник. Пока неизвестно, что насчет третьей девушки, результаты судмедэкспертизы будут готовы к концу дня. Пока вы можете ознакомиться с подробными материалами по первым двум жертвам.
Кёраку закончил и протянул Джууширо две желтые папочки. Тот с готовностью принял их, открывая дело на первой странице, и снова полез в сумку, доставая темно-синий строгий футляр для очков, водрузил очки на нос и принялся за чтение. Кёраку, не видевший всех этих манипуляций, плюхнулся на свое место, закинул ноги на стол и только затем перевел взгляд на профайлера. Слова издевки, которые он готов был излить на голову другого мужчины, застряли у него в горле – тонкая серебристая оправа очков тускло поблескивала в свете люминесцентных ламп, освещающих фигуру мужчины, напряженно вчитывающегося в текст. Кёраку, уже открывший было рот для очередной колкости, медленно вернул челюсть на место, чувствуя, как нехорошо у него засосало под ложечкой.
Кёраку Шунсуй всегда испытывал какое-то безотчетное влечение к людям в очках, но, несмотря на это, большинство его отношений с ними заканчивались плачевно. С одним таким человеком он даже ухитрился связать себя узами брака, который продлился целых – подумать только! – два года. Его жена, Ядомару Лиза, была первым человеком, к которому он проникся чувствами настолько, чтобы оставить свою вольготную холостяцкую жизнь. А еще она была необыкновенно успешным психологом, но ее профессиональная деятельность накладывала очень сильный отпечаток на личную жизнь, что и послужило причиной их расставания. Они остались хорошими друзьями и сейчас частенько встречались по делу и без. В одну из таких встреч Кёраку познакомился со второй девушкой, которую впустил в свою жизнь дольше, чем на одну ночь. Исэ Нанао являлась студенткой его бывшей жены и была младше его на 9 лет, что, впрочем, не помешало им встречаться целых полтора года. Однако Нанао, в отличие от постоянно пропадавшей на работе Лизы, была занята гораздо меньше и, как и всякая молодая девушка, требовала к себе постоянного внимания, которого Кёраку в силу специфики своей профессии не мог ей дать. Она бросила его пару месяцев назад, и он вновь вернулся к прежней непутевой жизни – выматывающим рабочим дням, разгульным алкогольным вечерам, длинным ночам без сна, проведенным в объятиях очередной красотки, и муторным похмельным утрам с головными болями и темными кругами под глазами.
Шунсуй помотал головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей. Да, что уж и говорить, с очкастыми психологами у него никогда не складывалось. Он крякнул от досады, вновь переводя задумчивый взгляд на Укитаке.
- Мдам, кажется, у нас с тобой отношения не заладятся, - отрешенно выговорил он, обращаясь к погруженному в работу Укитаке, и меланхолично потер щетинистый подбородок.
- Что, простите?.. – сухо переспросил тот, вскидывая голову и намеренно пропуская мимо ушей фамильярное обращение.
- Нет, ничего, - буркнул Кёраку, скидывая ноги со стола. Только сейчас он понял, что настроение испортилось окончательно, и ему срочно требуется выпить. Он инстинктивно потянулся к нижнему ящику стола, в котором у него помимо всякой канцелярской дребедени, лежала небольшая фляжка с коньяком, но, опомнившись, отдернул руку и покосился в сторону профайлера. А ну как этот новенький увидит и побежит начальству докладывать о неуставном поведении на службе? Пес знает этих душеведов… Рассудив так, Кёраку, время от времени посматривая на Укитаке, потихоньку стек под стол и достал емкость с алкоголем. Он как можно тише отвинтил блестящую металлическую крышечку, сделал щедрый глоток и довольно хмыкнул, утирая губы тыльной стороной ладони. Укитаке, услышавший характерный булькающий звук, кинул быстрый взгляд в сторону напарника, но узрел только кудрявую темную макушку, видневшуюся над столешницей.
«Он что, пьет под столом?! – ошарашенно уткнулся обратно в протокол опроса свидетелей Укитаке. – Господи, похоже, что дела обстоят еще хуже, чем думал Кучики-сан!» Он торопливо перевернул листок и пробежал глазами по первой строчке, но ее смысл не отложился у него в мозгу. Мысли о неадекватном поведении старшего детектива, который уже выбрался из-под стола и снова неторопливо устроился в своем кресле, не выходили у него из головы. «Нетактичен, не сдержан, чересчур прямолинеен, невежлив, одним словом, нахал; алкоголик; бабник; но при этом чертовски хороший, как мне говорили, детектив и весьма привлекательный мужчина», - мысленно подведя такое краткое резюме, Укитаке вздохнул. Ему в ТПУ, конечно, приходилось иметь дело с различной степени грубиянами, но они все, по крайней мере, высказывали свои претензии четко и по делу, а не цеплялись к человеку буквально на ровном месте. «Ничего, Джууширо, - убеждал он сам себя, нервно вцепившись в дело. – Потерпишь немного, затем, возможно, и притретесь друг к другу. На начальной стадии знакомства процесс адаптации не всегда проходит идеально гладко, и возможно возникновение некоторых препятствий на пути к достижению взаимопонимания», - вспомнил он фразу из какого-то пособия по психологии и опустил папку, прикрывая глаза.
Несмотря на то, что Кёраку Шунсуй, по всей видимости, был просто плохо воспитан, Укитаке все равно было очень неприятно слышать о том, что тот сомневался в пользе, которую он мог принести. В своей жизни он часто сталкивался с тем, что близкие его жалели и преуменьшали его возможности – всему виной было врожденное аутоиммунное заболевание, из-за которого он поседел в 8 лет. Не заразное, но доставляющее очень много хлопот и проявляющее себя во внезапных бурных приступах, оно было причиной того, что с самого детства, раз за разом ему приходилось доказывать окружающим его людям, что, несмотря на свою болезнь, он не нуждается в излишней опеке родителей и всего способен добиться сам. Он был лучшим учеником в школе, затем отличником университета и вот сейчас, в свои 33 года, он считался одним из лучших криминалистов-психологов в Токио. И если этот грубиян сомневается в его профессионализме, то он обязательно докажет ему, чего стоит.
Джууширо кинул сердитый взгляд на детектива и создал на рабочем столе новый текстовый документ, озаглавив его «Психологический портрет серийного убийцы Ота». Сюда он будет вносить все замечания и мысли, возникающие у него по мере прочтения дела, которые затем трансформируются в детальное психологическое описание личности преступника. Он уже не раз и не два сталкивался с тем, что работа профайлеров не получает должной оценки специалистов, не признающих новейших бихевиористических методов, но самые сложные дела обычно распутывались именно благодаря работе их отдела. Он вздохнул и принялся за дело.
Однако долго ему работать не пришлось – Кёраку, очевидно, твердо решил помешать его занятию. Едва заслышав щелчки клавиш, он вперил в профайлера испытующий взгляд и, расслабленно покручивая в пальцах ручку, поинтересовался:
- А ты что, косплеер?..
Укитаке оторопело поднял голову и вопросительно посмотрел на напарника поверх очков. Больше всего ему хотелось спросить, а не принял ли доблестный служитель закона сейчас на грудь вместо алкоголя бутират.
- Нет, - собрав остатки самообладания в кулак, ответил он.
- Ммм, - покивал Кёраку, настроение которого после глотка коньяка заметно улучшилось. – А что у тебя тогда с волосами? – задал он следующий бестактный вопрос.
- Так вышло, - последовал сдержанный ответ.
- Чего вышло-то? Ты крашеный или... что? – Шунсуй на секунду замялся, даже не зная, что предположить.
- Рано поседел, - сухо вымолвил Джууширо, в принципе не любивший, когда разговор хоть как-то касался его болезни.
- Хе, - улыбнулся уголками губ Кёраку, на которого эта новость не произвела сильного впечатления. – И такое бывает, надо же… Да ну ты не переживай, у меня друг еще в школе лысеть начал, к тому моменту, как он учился на третьем курсе, у него уже полбашки волос не было! – жизнерадостно поведал он, и едва не подскочил на стуле, когда Укитаке резко опустил папку на столешницу с громким хлопком.
- Какого черта? При чем тут лысина и седина?! – аж привстав, зло воскликнул Джууширо, которого окончательно вывела из себя крайняя непосредственность детектива.
Этот его всплеск эмоций был настолько неожиданным, что Шунсуй пару секунд молча хлопал глазами, изумленно глядя на него, - в его планы не входило настолько вывести мужчину из себя. Либо он перестарался, либо красавчик представляет из себя нечто большее, чем кажется на первый взгляд.
Укитаке и сам не понял, как это получилось, просто в какой-то момент он уже не смог вынести ахинею, которую нес Шунсуй, и взорвался. Теперь, при виде озадаченно вскинутых бровей другого мужчины, он почувствовал себя несколько неловко и опустился обратно в кресло.
- Извините, не выдержал, - деликатно откашлявшись, произнес он, скорее отдавая дань элементарной вежливости, чем действительно чувствуя себя виноватым.
- Так ты что, из этих… - подумав с пару секунд, выдал Кёраку, сделав в воздухе несколько неидентифицируемых пассов руками, - ну… из интеллигентов?
Джууширо поднадоели вопросы в форме «А ты что?». Он откинулся на спинку кресла, поднял очки на лоб и в отчаянии накрыл лицо руками. Неужели Кёраку больше нечем заняться? У него нет дел, не терпящих отлагательств; у него не горит поход к судмедэксперту; ему не надо опрашивать свидетелей? В конце концов, почему бы ему не пойти выкурить сигаретку-другую и оставить его в покое хоть на пять минут?
- Кёраку-сан, - пробормотал он, отрывая ладони от лица и снова принимая сидячее положение. – Давайте я вам сейчас все про себя расскажу, чтобы вы мне больше не докучали глупыми вопросами. – И, не давая Шунсую ни шанса возразить, начал. – Укитаке Джууширо, 33 года. Дата рождения – 21 декабря. Группа крови II, резус-фактор положительный. Окончил университет Васэда по специальности «психология», имею степень магистра. Работаю в Токийском отделении полиции с 2006 года в отделе поведенческого анализа. Живу в Минато. Мой отец – бизнесмен, мать – домохозяйка, 4 брата, 2 сестры, 3 кошки. Ненавижу онигири с угрем и люблю охаги.
- Крутой ты парень, Укитаке, - протянул Кёраку, и Джууширо окончательно похоронил мечту о том, что тот будет обращаться к нему на «вы». – А я национальную полицейскую академию закончил, тут, в Ота живу, - детектив задумчиво почесал тупым концом ручки макушку и замолчал.
Укитаке кивнул и решил уточнить на всякий случай:
- Хотите еще что-нибудь спросить? Или я уже могу работать?
- А про меня не хочешь узнать? – полушутливо-полусерьезно спросил Шунсуй.
- Как-нибудь потом, - тактично отделался от него Джууширо. – Сейчас я бы хотел поработать, если вы не возражаете.
Судя по надувшему щеки Кёраку, он обиделся на это заявление профайлера, но тому совершенно не хотелось тратить свое время на россказни детектива, к тому же он подозревал, что у него хватит красноречия начать свою историю с сотворения мира. Поэтому Укитаке не обратил ровным счетом никакого внимания на то, что Шунсуй, что-то пробормотав о том, что ему «некогда тут возиться со всякими», подхватил свою куртку и бодрым шагом вышел из кабинета.
Он вернулся только под конец рабочего дня, насвистывая какой-то незатейливый мотивчик. От мрачного настроения, в котором он покидал кабинет несколькими часами раньше, не осталось и следа. Укитаке к тому времени уже завершил большую часть работы и прогнулся в кресле, разминая поясницу, снимая очки и несколько вопросительно смотря на Кёраку. Тот улыбнулся в ответ на его взгляд, небрежно бросая куртку на диван и садясь на краешек своего стола.
- Представляешь, дождь все так и не перестает, - поведал он, радостно потрясая головой, как чистокровный бладхаунд.
Укитаке машинально повернул голову в сторону окна, но оно оказалось наполовину закрыто жалюзи. Есть ли дождь – не разглядеть, единственное, что можно было увидеть в оставшуюся половину – сгустившиеся за окном сумерки. Дождь даже не барабанил привычно по карнизу, как в его кабинете в ТПУ, потому что здесь карнизов, как он заметил, не было вообще. Он с некоторой ностальгией вздохнул и снова посмотрел на Шунсуя.
- Узнали что-нибудь интересное?
Кёраку пожал плечами.
- Ничего значительного. Опросили родственников убитой, свидетелей, нашедших тело… Отчет от судмедэксперта будет только завтра утром. Завтра же все бумажки в кучу и соберем как раз.
- У меня тоже есть наметки профиля, но я смогу его представить не раньше, чем ознакомлюсь с материалами по третьему убийству, - сказал Укитаке. – Я вообще думаю, что уже завтра можно было бы… - Его речь прервал звонок мобильного телефона – какая-то медленная мелодия без слов, напомнившая Кёраку саундтрек к дешевому порнофильму.
Джууширо извинился и поднял трубку.
- Да?
- Джууширо, привет, - это была Сатоми, старшая из двух его сестер. Она говорила слегка взволнованно и отрывисто, ее слова перебивал шум улицы и протяжные гудки автомобилей – по всей видимости, она куда-то спешила. – У меня к тебе просьба, ты не мог бы забрать Микару и Минору из школы? У них через полчаса заканчивается тренировка, а я тороплюсь ужасно…
- Что-то случилось? – напрягся Укитаке.
- Нет-нет, - заверила его Сатоми, - просто я… - дальше звук задрожал и пропал, сменившись глухой тишиной, потом сквозь нее пробились еще несколько слогов, произнесенных голосом сестры, снова сменившиеся молчанием, и так несколько раз – как будто кто-то на другом конце провода проигрывал старую, затертую до дыр аудиопленку.
- Алло? Сатоми?.. – Джууширо отнял трубку от уха, чтобы убедиться, что все еще на связи. – Сатоми-чан?
- Алло? Джууширо-кун? – Связь, кажется, снова возобновилась. – Я говорю, меня сегодня пригласили на обед, и я бы не хотела отказываться. Это… ну… навроде как свидание, - Укитаке показалось, что девушка смутилась. – Прости, что сваливаю на тебя свои проблемы, но…
Он рассмеялся, перебивая ее:
- Не волнуйся, дорогая, я заберу детей и отвезу их домой.
Кёраку вскинулся, услышав эту фразу, и повернул голову в сторону профайлера. «Странно, а он не говорил, что женат… - с некоторым разочарованием подумал он. - Хотя может он и не женат, - сразу же одернул сам себя Шунсуй. – Может, разведен и сохранил хорошие отношения с женой и детьми. Аж двое, с ума сойти… Или трое». Сам он даже несколько позавидовал напарнику - у него самого детей в ближайшие пару лет, кажется, не предвидится. Разве что Нанао, которая по старой памяти изредка забегала к нему и оставалась на ночь, преподнесет подобный сюрприз. От этой мысли Кёраку поплохело, и он ощутимо вздрогнул.
- Черт знает что в голову лезет, - пробормотал он себе под нос и ринулся к кулеру, на лету хватая пластиковый стаканчик.
- Что? – переспросил Джууширо, уже закончивший свой разговор и краем уха уловивший бормотание детектива.
- Нет, ничего, - отрицательно качнул головой Шунсуй, наливая холодной воды и единым махом опустошая почти половину.
Укитаке пожал плечами и начал убирать ноутбук в сумку. Шунсуй кинул взгляд на часы – официально рабочий день уже закончился.
- Уже уходишь? – с некоторой иронией поинтересовался он, наблюдая за действиями профайлера.
- Да, - сдержанно ответил тот. – Мой рабочий день закончился, да и я не могу больше ничего добавить, пока не узнаю про третью жертву. А Вы как, остаетесь?
- Остаюсь, - ухмыльнулся Кёраку. – У нас, в отличие от вас, график тяжелый и ненормированный.
Джууширо пропустил шпильку мимо ушей и направился к двери.
- Всего доброго, Кёраку-сан.
- Пока-пока! – раздалось ему вслед.

Утро субботы было серым и хмурым, дождь, начавшийся на рассвете, превратился к 7 утра в мелкую морось. Диктор на радио сонным монотонным голосом читал прогноз погоды, который тоже был неутешительным: пасмурно, дождь, местами возможны ливни.
Остановив машину на парковке возле здания управления, Укитаке выключил радиоприемник и несколько секунд сидел в тишине, собираясь с мыслями. В свою маленькую квартиру в Минато он вернулся накануне очень поздно. Сначала забрал племянников из школы, потом мать настояла, чтобы он остался ужинать. «Мы так редко собираемся вместе, сынок, - посетовала она, - с тех пор как погиб Такаши».
В тот год, когда Джууширо покинул родительский дом и снял свою первую квартиру, один из его младших братьев разбился на мотоцикле. Ему было всего 21 год.
В итоге он вернулся к себе за полночь, перед сном прочитал заметки по текущему делу и заснул, едва коснувшись головой подушки. Сигнал будильника прозвучал в половине шестого, и Укитаке показалось, что он спал от силы час. Глядя в одну точку на мрачной стене, ограждавшей парковку, он думал о том, что ему не помешала бы еще чашка-другая кофе вдогонку к той, что он выпил за завтраком, а так же несколько часов крепкого сна.
Краем уха Укитаке услышал легкий стук в боковое стекло. Повернув голову, он увидел в окне расплывшуюся в улыбке физиономию старшего детектива. Кёраку Шунсуй с утра был бодр, жизнерадостен и по-прежнему небрит.
- Доброе утро, напарничек, - ухмыльнулся он, когда Укитаке приоткрыл дверцу авто. – А я тут все смотрю и думаю, чья же это тачка, вроде таких у нас не было…
- Доброе утро, Кёраку-сан, - Укитаке подхватил сумку и вышел из машины, щелкнул брелоком сигнализации. Кёраку, одетый – по всей видимости, ввиду сегодняшнего собрания – в строгий темный костюм (который, впрочем, выглядел на нем ничуть не хуже вчерашних джинсов и куртки), шумно отхлебнул кофе из картонного стаканчика с эмблемой Старбакс.
- Кофе будешь? – Кёраку протянул ему стаканчик. – Там половина еще, кажется, осталась.
- Нет, спасибо, - Укитаке с некоторой завистью посмотрел, как Шунсуй, пожав плечами, сделал глоток.
- Окей, тогда пошли прогуляемся.
- Куда?
- Да в морг, к нашему судмедэксперту, - развернувшись на пятках, мужчина направился к выходу с парковки. – Унохана-сан обещала подготовить результаты вскрытия, - бросил он на ходу.
- Унохана? – переспросил Укитаке, поспешивший за ним. – Унохана Рецу?
Кёраку резко остановился.
- Да, а вы что, знакомы?
- Дружили с университетских лет, только пару лет назад потеряли связь, - пояснил Джууширо.
- О, вот оно что, - Кёраку ринулся вперед, так же резко, как и остановился.
Приземистое сероватое здание бюро судмедэкспертизы внутри было таким же мрачным, как и снаружи. Длинные пустые коридоры, стены, выложенные бледно-голубым кафелем, мертвенный свет потрескивающих ртутных ламп, какой-то непривычный едкий запах, похожий на формалин… В этой обстановке выражение «мертвая тишина» кажется не таким уж и метафорическим, подумал Укитаке. За всю жизнь ему довелось побывать в морге всего два или три раза, однако подобная обстановка была ему знакома – она навевала воспоминания о его детстве, проведенном на больничной койке под капельницей, среди таких же болезненно-худых и бледных, как и он, мальчишек. Разница была лишь в том, что подопечные доктора Уноханы уже не покинут самостоятельно этих стен.
Кабинет судмедэксперта оказался заперт, поэтому Шунсуй, недолго думая, направился в другую сторону. Укитаке ничего не оставалось, как последовать за ним. Попетляв немного по совершенно одинаковым коридорам, они достигли прозекторской.
Приоткрыв тяжелую дверь, детектив заглянул внутрь, перекинулся парой слов с находившимися там людьми, и через несколько мгновений, стягивая на ходу резиновые перчатки, к ним вышла невысокая женщина в кипенно-белом халате.
- Укитаке-кун, доброе утро! – Казалось, она была вовсе не удивлена, встретив старого друга после нескольких лет разлуки ранним утром в районном морге. – Какими судьбами в наше управление?
- Давно не виделись, Рецу-чан, - улыбнулся он в ответ. – Меня попросили составить психологический профиль серийного убийцы, что орудует у вас в районе.
- Да, Рецу-чан, мы, собственно, за результатами экспертизы, - напомнил Шунсуй.
Женщина сразу посерьезнела.
- На тело смотреть будете? – деловито осведомилась она.
Кёраку вопросительно взглянул на своего спутника и, увидев, как тот едва заметно поморщился, ответил:
- Пожалуй, не стоит.
- Я так и думала, - жизнерадостно изрекла женщина. – Тогда пойдемте, отчет у меня в кабинете.
Через несколько минут они вновь стояли у запертой прежде двери. Рецу вынесла тонкую папку с отчетом и вручила его Кёраку.
- Причиной смерти явилось сдавление шеи руками, о чем свидетельствует наличие на боковых поверхностях шеи овальных кровоподтеков с кровоизлияниями в подкожной жировой клетчатке и подлежащих мышцах шеи, прижизненных непрямых переломов подъязычной кости и щитовидного хряща, а также выраженных асфиксических признаков, - четко выговорила Унохана, по-прежнему улыбаясь так, будто освещает прогноз погоды. – Следов сексуального насилия нет, но перед смертью у убитой был защищенный половой контакт. Мы смогли выделить два образца ДНК, результаты будут чуть позже. Уровень алкоголя в крови невысокий – 0.6 промилле. Остальные подробности в отчете. Одежда и сумочка жертвы на экспертизе у Киры.
- Спасибо, Рецу-чан, с меня ужин при свечах, - подмигнул ей Шунсуй.
- Кёраку-кун, у меня столько свободных вечеров нет, сколько ты мне ужинов должен, - в тон ему ответила женщина. – Кстати, Укитаке-кун, - она повернулась ко второму мужчине и протянула ему небольшую белую карточку, - это мой новый номер, позвони как-нибудь, нам, наверное, есть о чем рассказать друг другу.
Кёраку отчего-то не понравилось, что Укитаке с благодарностью взял протянутую визитку и спрятал во внутренний карман пиджака. Он решил во что бы то ни стало прервать это обмен любезностями.
- Нам пора, Рецу-чан, - влез он в их диалог. – Надо еще заглянуть к нашему юному другу Кире и его пробиркам. Чао, куколка. – С этими словами, послав женщине воздушный поцелуй и не дав Укитаке как следует попрощаться с подругой, схватил его за рукав пиджака и потянул за собой по коридору. Тому оставалось только подчиниться.
Остановились они лишь тогда, когда из кармана брюк Кёраку донеслось проникновенное «Girl, you'll be a woman soon». Едва приноровившийся к размашистому шагу детектива, Джууширо чуть не впечатался в его широкую спину.
- Алло! – гаркнул Шунсуй, выудив из штанов телефон. Связь была хорошей, и Укитаке, стоявший рядом, мог слышать весь разговор.
- Доброе утро, шеф! – донесся из трубки бодрый голос. Профайлер рискнул предположить, что он принадлежал Хисаги Шухею, единственному, с кем еще вчера успел познакомиться Джууширо.
- И тебе не хворать, Хисаги-кун, - сварливо отозвался Кёраку. Укитаке мысленно похвалил себя за сообразительность. – Чем порадуешь начальника?
- Кёраку-сан, из лаборатории факс пришел, результаты экспертизы, - доложил парень.
- Отлично, сиди, изучай пока. Мы с Укитаке-кун скоро придем, - и прежде чем Хисаги смог что-то ответить, Шунсуй нажал кнопку отбоя.
Использование суффикса «кун» не ускользнуло от слуха Укитаке, но он не понимал, нравится ему этот факт или нет. Во всяком случае, решил он наконец, фамильярное «кун» куда как лучше напыщенных «доно» и «Ваше сиятельство». Значило ли это, что он все-таки мог рассчитывать на дружеское отношение со стороны детектива, он не знал.
Спрятав телефон, Кёраку повернулся к напарнику:
- Пошли, поболтаем с экспертами.
- Но… - попробовал возразить Укитаке, слышавший их беседу с Шухеем и не понимавший, зачем идти в лабораторию, когда результаты уже дожидаются их в рабочем кабинете.
- Никаких «но», идем. Зря, что ли, сюда тащились…
Войдя в лабораторию, Кёраку снял с вешалки, стоявшей у двери, халат и накинул на плечи, второй протянул Укитаке. К ним практически сразу подошел невысокий молодой человек с явно обесцвеченными золотистыми волосами, длинная челка закрывала левую половину его лица. Поздоровавшись с Кёраку, он перевел взгляд на его спутника и воскликнул удивленно:
- Укитаке-сан?
- Изуру? – узнал юношу тот. – Кира Изуру? Вот ведь приятный сюрприз, не ожидал тебя здесь увидеть!
- Укитаке-сан, а… Ой, это ведь вы профайлер, которого прислали из токийского управления? – догадался Кира.
- У меня складывается такое впечатление, Джууширо, - нарочито медленно произнес Кёраку, присаживаясь на край лабораторного стола и складывая руки на груди, - что тебя в нашем отделении знают все, кроме меня. Какие тайны ты еще скрываешь, о пытливый ум?
Укитаке метнул в его сторону уничтожающий взгляд. Изуру озадаченно переводил взгляд с одного мужчины на другого.
- Укитаке-сан читал лекции в университете, где я учился, - поспешил объяснить он. – И…
- Ясно, - перебил его Кёраку. – Мы тут собственно по поводу результатов экспертизы.
- Я недавно отправил вам отчет по факсу, - неуверенно ответил Кира.
- Хисаги опрокинул на него кофе, - Шунсуй уселся поудобнее. – Рассказывай. Вкратце, что-нибудь интересное есть?
Изуру вздохнул.
- Почти ничего, Кёраку-сан. На сумочке и документах жертвы только ее потожировые, мобильный телефон и деньги на месте. Биологических следов другого человека на одежде нет, только вот…
- Ммм? – навострил уши Шунсуй.
- На ее юбке мы нашли несколько волосков…
- Да неужели хоть что-то!
-… Это кошка, Кёраку-сан. Белая персидская кошка, - Кира виновато опустил глаза. – Если это вам чем-то поможет.
- Кошка. Просто супер, - поморщился мужчина, вставая. – И на том спасибо, Кира-кун. Фотографии с места преступления готовы?
- Да, Исанэ принесла недавно, - парень отдал ему большой плотно набитый конверт из коричневой бумаги. – Кёраку-сан, я тогда пришлю вам еще один экземпляр отчета?
- Не стоит, - Кёраку взвесил конверт в руке и похлопал его по плечу. – Спасибо еще раз. Идем, Укитаке.
Попрощавшись с молодым экспертом, мужчины вышли на крыльцо здания бюро. Шунсуй не глядя сунул Джууширо папку и конверт с фото, а сам достал пачку сигарет и зажигалку и закурил, следом извлек из кармана мобильник и, не обращая внимания на Укитаке, набрал номер.
- Эй, Хисаги, - быстро заговорил он, когда на том конце провода сняли трубку. – Нужно, чтобы кто-нибудь срочно съездил на квартиру к нашей третьей жертве – как ее, Иванами? Изанами? - и проверил, есть ли у нее кошка. Что значит, «какая кошка»? Обыкновенная. Белая персидская. Если нет у нее в квартире – ищите у соседей, с которыми она была в хороших отношениях, у подружек. В общем, землю носом ройте, но найдите мне животину. Я тебе дам «привезти»! Возьмете шерсть на анализ и к Кире в лабораторию. Все, отбой.
Убрав телефон, он молча докурил сигарету и, отправив окурок в близстоящую урну, повернулся к Укитаке и обронил небрежно:
- Идем, напарник, у нас еще полно работы. Собрание назначено на три часа, и времени у нас в обрез. Кстати, ты заметил? Дождь, кажется, уже закончился.

Кёраку звонили беспрестанно, и к трем часам дня Укитаке мало того, что почти наизусть выучил слова въедливой песни из фильма Тарантино, так еще и вовсю распевал ее у себя в голове. Поэтому, услышав ее вновь перед самым началом собрания, он поморщился от досады. Теперь, вместо профиля убийцы у него в голове будут крутиться строчки про отверженного мужчину и девушку, которая скоро станет совсем взрослой.
Шунсуй, кинув взгляд на экран, издал тихое многозначительное «Вау…» и поднял трубку.
– Нанао-чан, птичка моя, давно ты мне не звонила, как твои дела? – дальше детектив повел довольно личный разговор, суть его, если опустить все романтично-донжуанские обороты, которыми пестрила речь Кёраку, сводилась к тому, что некая Нанао-чан с совершенно очевидными намерениями навестит сегодня вечером холостяцкую, как он сам выразился, квартиру Шунсуя. «Бабник», - недовольно подумал Укитаке. Ему претила насквозь плейбойская сущность напарника, которую тот даже не пытался скрывать.
- Ну, можно начинать, - подошел к нему уже закончивший разговор Шунсуй, светившийся аки солнышко. Укитаке смерил его сердитым взглядом, но ничего не ответил и отвернулся.
Собрание проходило в полутемном конференц-зале. Укитаке обратил внимание на то, что дневной свет здесь тоже скрывали полузабранные жалюзи, и попросил включить еще пару ламп. У него не проходило ощущение, что еще чуть-чуть, и к нему вернется с великим трудом оставленная в далеком прошлом никтофобия, и снова самые худшие страхи будут оживать с приходом полуночи, даже если они – не больше, чем порождение его же собственного сознания.
Кёраку и Укитаке стояли перед большим экраном, на который была сейчас спроецирована карта Ота. Кёраку начал первым излагать, что им было известно на данный момент по всем трем жертвам, в подтверждение своих слов обращая внимание собравшихся на сменяющие друг друга на экране слайды с помощью длинной указки, и Джууширо приятно удивился, слушая его спокойное и логичное повествование. Кажется, все остальные внимали детективу с не меньшим интересом.
В зале собрались оперативники, работающие в команде Кёраку, и патрульные со всего квартала. Кроме того, Джууширо заметил Бьякую, примостившегося на стуле в дальнем углу рядом со вчерашним красноволосым парнем. Он что-то пылко доказывал младшему Кучики, а тот лишь сдержанно кивал в ответ. Неподалеку от них примостился постоянно улыбающийся и щурящийся, как от солнца, серебристоволосый парень, по внешнему виду которого невозможно было определить, сколько ему лет. Он изредка поворачивался в сторону Бьякуи, но, неизменно натыкавшись на агрессивный взгляд спутника Кучики, сразу отворачивался.
- Мы опросили всех, с кем общалась последняя жертва, - говорил тем временем Кёраку, - преподавателей, однокурсников, родственников и друзей за пределами университета. Она хорошо училась, занималась айкидо, была общительной девушкой и не имела врагов. Между всеми тремя жертвами не было обнаружено никакой связи: они не были друзьями и не имели общих знакомых. О том, как тогда убийца выбирает своих жертв, я надеюсь, нам расскажет господин профайлер.
Кёраку простер руку в сторону Укитаке, одновременно с этим передавая ему указку. Тот протянул руку, чтобы взять ее, и ненароком пальцы Шунсуя скользнули по его гладкой коже, заставив едва ли не подпрыгнуть от неожиданности. От этого простого случайного касания сердце Укитаке как будто пропустило удар, и ему пришлось повести плечом, чтобы прийти в себя. Он заметил вопросительный взгляд Кёраку, и, наконец, взял указку из его рук. Ему пришлось даже кашлянуть пару раз, чтобы оттянуть время и сосредоточиться.
- Укитаке Джууширо, - представился он, склоняясь в вежливом поклоне. - Я представляю Токийское полицейское управление, и моя задача – помочь следствию по делу убийцы из Ота, составить его психологический портрет, определить мотивы убийцы и его эмоциональные спусковые механизмы, чтобы пресечь дальнейшие преступления.
По залу пробежал легкий шепоток. У Укитаке промелькнула мысль, что ему, возможно, следовало осторожнее обращаться со словами. Он вздохнул про себя и продолжил:
- Вот что можно сказать на данный момент: убийца – мужчина, азиат, в возрасте от 20 до 30 лет. Скорее всего, он интеллигентен, тактичен и осторожен. Возможно, закончил университет или колледж. Несомненно то, что он уверен в себе и привлекателен, так как у всех жертв был добровольный сексуальный контакт с преступником непосредственно перед смертью. Таким образом, мы считаем основным мотивом преступника сексуальный мотив.
- Сексуальный? – переспросил кто-то из зала.
- Да, эта порода убийц не так опасна, как любая другая, но расслабляться при этом не стоит. Прослеживаются общие черты во внешнем виде всех его жертв. Все погибшие – хрупкие симпатичные брюнетки с одинаковой прической - волосы до плеч и густая челка, - Джууширо показал на экран, на нем уже который раз за последние полчаса одна за другой появились еще прижизненные фотографии трех девушек.
Согласно-одобрительное «Ооо!» прокатилось по залу. Краем глаза Укитаке выхватил Кёраку, пристроившегося за небольшой трибуной неподалеку, и улыбавшегося ему отчего-то чересчур довольно. Джууширо показалось это несколько подозрительным, но он решил подумать об этом после собрания и продолжил.
- Мы считаем, что преступник страдает одним из видов сексуальной девиации, при котором не может получить сексуальное удовлетворение, не причинив боль своей жертве. Скорее всего, подобный типаж у него ассоциируется с его первым сексуальным опытом, в конце которого он испытал разрядку, поэтому он бессознательно стремится к похожим женщинам, чтобы повторить его. Показателен и избранный им способ убийства, - на экране снова появились бросающие в дрожь фотографии шеи в темно-фиолетовых пятнах. – Удушение позволяет лишать жертву жизни не сразу, позволяя поддерживать её в полуобморочном состоянии достаточно долго, чтобы насладиться процессом. Для того, чтобы задушить жертву руками, требуется хорошая физическая подготовка, так что помимо всего прочего, наш маньяк занимается каким-либо видом спорта или посещает тренажерный зал. Он может быть очень опасен. Будьте внимательны и осторожны! Спасибо!
Укитаке перевел дух и бросил взгляд на Кёраку. Тот смотрел на него с трибуны едва ли не с умилением, как гордый папаша, чей ребенок в первый раз самостоятельно сходил на горшок. Укитаке поморщился от неуместного сравнения, но оно никак не выходило у него из головы. Шунсуй меж тем хлопнул в ладоши, показывая, что собрание окончено:
- На этом все, всем спасибо! Мои ребята, останьтесь!
В зале мгновенно стало шумно, и через три минуты он практически опустел. Последними уходили Бьякуя, его спутник и странный серебристоволосый субъект, как позже Укитаке выяснил, Ичимару Гин. В конце концов, в помещении остались они вдвоем и пятеро парней, четверо из которых вытянулись в струнку перед Кёраку, а один – очень симпатичный молодой человек лет двадцати пяти с кокетливой стрижкой каре-боб вальяжно развалился на стуле, наблюдая за ними.
- Шеф, мы кошку нашли! – отрапортовал взъерошенный парень с пластырем на носу, кажется, Хисаги Шухей. Все остальные парни, как по команде, опустили головы, в надежде скрыть улыбки.
- Какую еще в жопу кошку? – посмотрел на него удивленно, будто в первый раз видел, Шунсуй. Бритый налысо мужчина, стоящий рядом с Хисаги, издал пару непонятных булькающих звуков и снова затих.
- Ну… кошку, - похлопал глазами Шухей, растерянно глядя на начальника.
Кёраку пару секунд в задумчивости постоял, потирая щетину. Потом его, кажется, осенило:
- Аааа, кошку! Ну и?
- Белый персидский кот по кличке… - Хисаги торопливо заглянул в замызганный блокнот, - …Снежок-сан есть у лучшей подруги жертвы – Китамуры Арису. Она сказала, что жертва была у нее в гостях за день до убийства. Шерсть.. кхм… Снежка-сан могла таким образом попасть на одежду убитой, мы взяли образцы для анализа, Кира уже подтвердил их идентичность с имеющимися образцами.
- Ааа, молодцы, - голос Кёраку звучал безучастно. Видимо, известие о том, что эта кошка не имеет отношения к убийце, несколько разочаровало его. Он еще постоял с минуту, явно о чем-то размышляя, пожевывая нижнюю губу и перекатываясь с пятки на носок. Оперативники стояли в ожидании приказов, и наконец Шунсуй остановился, оглядев их куда как более осмысленным взглядом.
- Так, Унохана-сан сообщила, что в крови третьей жертвы был найден алкоголь, значит, есть вероятность того, что девушка перед смертью посещала какое-нибудь увеселительное заведение. Куросаки и Мадараме, проверьте все клубы в районе места преступления. Поспрашивайте, может, видел ее кто…
Ярко-рыжая и бритая головы склонились в знак согласия. Кёраку продолжил:
- Хисаги, еще раз отследи перемещения всех трех жертв и составь подробную карту мест, где они могли бывать, возможно, между ними все-таки есть связь.
Шухей, расторопно подхватил листок, выпавший из блокнота, в который он записывал задание, и кивнул.
- Укитаке-сан, у вас есть что-нибудь добавить? – обратился к профайлеру Кёраку, и тот, уже открывший было рот, замер в таком положении, изумленно переводя взгляд на Шунсуя, добровольно обратившемуся к нему на «вы». Очевидно, тот все-таки решил не принижать достоинства Джууширо при своих подчиненных.
- Эээ… Хм, - Укитаке вновь кашлянул, прочищая горло. – Было бы неплохо просмотреть все дела об убийствах в Токио за последние пять лет и отобрать из них связанные с удушением. Может быть, найдется что-то похожее.
Кёраку вскинул брови, потом махнул рукой:
- Иба-кун, слышал? Выполняй! – Рослый крепкий брюнет кивнул и быстро удалился. Остальные последовали за ним.
Дождавшись, пока все четверо окажутся за дверью, Кёраку снова глянул на напарника. Сейчас, когда неровный свет проектора выхватывал его тонкий профиль, он напоминал ему Принцессу, заточенную в темницу, из сказки, которую мама читала ему перед сном, когда он был еще совсем маленький. Тогда он мечтал, что когда вырастет, то обязательно освободит Принцессу. У Шунсуя появилось нестерпимое желание протянуть руку и заправить падающую на глаза Джууширо тонкую светлую прядь, но он тут же одернул себя и отвернулся, краем глаза заметив, что к тому уже приближается местный красавец Юмичика. Кёраку выключил проектор и прислушался к их разговору.
- Укитаке-сан, меня зовут Аясегава Юмичика, - деловито протянул профайлеру руку парень. – Я координатор медиа-коммуникаций управления. К сожалению, нам не удалось скрыть факт серии убийств от прессы, и теперь жители Ота очень обеспокоены. Поступает множество звонков с вопросами по этому делу, - на этом моменте юноша многозначительно замолчал, и Укитаке не придумал ничего лучше, чем кивнуть. – Я думаю, ради безопасности женщин Токио, мы должны поместить созданный Вами профиль на сайт управления или района, а также провести пресс-конференцию, чтобы люди были настороже.
- Да-да, я понял, чего вы хотите, - кивнул Укитаке. – Через полчаса загляните в кабинет Кёраку-сан, и я дам Вам полную информацию для выкладки на сайт. Там же и обсудим дату пресс-конференции.
- Большое спасибо, я загляну, - и, обворожительно улыбнувшись, он тоже ушел. Укитаке в задумчивости посмотрел ему вслед – то, что молодой человек нетрадиционной ориентации было видно невооруженным глазом. Возможно, если бы он сам был чуточку моложе…
Укитаке помотал головой, стараясь отогнать непрошеные мысли. Сейчас есть дела поважнее устройства личной жизни. Он посмотрел на часы. Надо было торопиться – до конца рабочего дня оставался всего час; ему нужно подготовить профиль к публикации, а он еще хотел успеть выпить кофе.

продолжение в комментах~

@темы: [творчество], Bleach, Япония

URL
Комментарии
2011-08-13 в 19:43 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
***
Мелкий моросящий дождь принес в город ранние сумерки. Блеклый свет фонарей и автомобильных фар таял в призрачной дымке, и лишь редкие яркие пятна зонтиков возникали тут и там, скрашивая унылый вечер.
Когда Укитаке зашел в бар, скрывавшийся за неприметной вывеской, давно стемнело. Он отряхнул зонт от дождевых капель и близоруко прищурился, оглядывая тускло освещенное помещение. Заметив за угловым столиком парня, махавшего ему рукой, Укитаке поспешил к нему.
- Привет, Шиба-кун, - улыбнулся он, садясь за стол.
- Вечер, Укитаке-кун, - симпатичный темноволосый парень улыбнулся в ответ. – Сколько лет…
Укитаке усмехнулся:
- Меня не было на работе всего три дня.
Они рассмеялись.
С Шибой Кайеном Укитаке был знаком уже несколько лет – все то время, что работал в ТПУ. Они пришли в Управление практически одновременно и, несмотря на некоторую разницу в возрасте, быстро сдружились. Кайен был самым молодым экспертом в баллистической лаборатории, но считался весьма перспективным специалистом в этой области. Сам он называл себя «баловнем судьбы» - из хорошей семьи, привлекательный внешне (девушки, окружавшие его, просто млели от высокого зеленоглазого брюнета), досрочно освоивший университетскую программу, амбициозный и жизнерадостный, любимчик начальства и коллег… Было в нем что-то, что привлекало Укитаке – что-то, чему он так и не смог найти название, но чего, как он иногда думал, не хватало ему самому. Возможно, жизнелюбия, которым отличался Шиба – с его лица почти никогда не сходила широкая усмешка. Серьезным и сосредоточенным молодого баллиста можно было увидеть лишь в лаборатории, склонившимся над микроскопом в процессе изучения очередной пули, либо в полутемном тире.
Про себя Укитаке часто думал, что плывет по течению. Безвольным, однако, он себя не считал; просто ему пришлось примириться со своим недугом и научиться жить с ним. Такая жизнь казалась ему спокойным плавным потоком, хотя иногда на ее пути попадались крутые пороги и водовороты, например, как тот, в который он попал вчера.
Субботние посиделки с Кайеном также были одной из составляющих его стабильной жизни. Несмотря на то, что работали они в одном здании, на службе удавалось перекинуться лишь парой слов, поэтому Укитаке с тоской думал о том, что совсем скоро подобные их встречи придется прекратить: на днях Шиба сделал предложение своей подружке.
Раз в неделю после работы они встречались в каком-нибудь уютном баре или маленьком ресторанчике и проводили несколько часов за беседой и парой-другой кружек пива. В последнее время им полюбился бар с незатейливым названием «Friends», скрывавшимся в одной из узких улочек Синагава. Как часто шутил Кайен, этот бар ему нравился ему тем, что отсюда до его квартиры было 15 минут ходу.
- Ну и как тебе работается на новом месте? – спросил Шиба, когда официант принес им пиво и орешки. – Как коллеги?
Укитаке закатил глаза:
- Лучше не спрашивай.
- Неужели все так плохо? – усмехнулся Кайен. – Ты же вроде с Кёраку Шунсуем работаешь? О его профессионализме же едва ли не легенды ходят.
- Детектив-то он, может, и хороший, - пробормотал Джууширо, делая большой глоток из своего стакана. – Но наглец тот еще... И совсем мне, по-моему, не обрадовался.
Кайен вопросительно посмотрел на него.
- Он нахамил мне, не успел я переступить порог кабинета, - пояснил мужчина. – Этим дело не кончилось, я уже два дня выслушиваю его нападки по делу и без, - он удрученно покачал головой. – Кажется, он собирался справиться с этим делом сам, а тут ему навязали меня.
- Но ты же в этом не виноват, - возразил Шиба.
- Ну, от этого не легче ни ему, ни мне. Он просто проецирует свою агрессию к вышестоящим чинам, приказов которых он не может ослушаться, на меня, потому и злится. Но я не собираюсь присваивать его лавры себе, мое дело – составить профайл, а искать убийцу – его работа.
- Эк он тебя задел, - усмехнулся Кайен, закидывая в рот горсть соленого арахиса. – Ты так даже на выходки Гранца не реагировал, если мне память не изменяет.
Укитаке отрешенно рассматривал поднимавшиеся со дна уже наполовину опустевшего стакана пузырьки.
- Может, я ему просто не понравился, - произнес он наконец.
- А он тебе? – спросил вдруг Шиба, слегка подавшись к нему.
- Что? – не понял Джууширо.
- Он тебе понравился?
Укитаке возмущенно покачал головой.
- Говорю же, такого хама еще поискать, какое там «понравился».
- Широ-кун, - протянул Кайен, все также лукаво глядя на него, – я не поведение имею в виду. Он своими голубыми глазами всех женщин в нашей полиции с ума свел.
- У него не голубые глаза, - парировал Укитаке.
- А какие?
- Серобуромалиновые, - буркнул профайлер.
Кайен заложил руки за голову, потягиваясь, и удовлетворенно поцокал языком.
- Сдается мне, ты что-то не договариваешь. Я слишком хорошо тебя знаю, Широ-кун.
- Слушай, я не хочу больше о нем говорить. На работе – он, тут – опять он, сколько можно-то? Давай поговорим о чем-нибудь другом.
Кайен пожал плечами:
- Окей. Извини, если что не так.
Укитаке молча кивнул. Официант принес им по второй кружке пива. Пригубив свой стакан, Джууширо устало откинулся на спинку дивана и уставился на аляповатый постер, висевший на стене над их столиком и потерявший краски в хмуром свете тусклых ламп. Сегодняшний день прошел несколько в более дружественной обстановке, чем предыдущий, и это не могло не радовать. Кёраку цеплялся к нему меньше, и им даже удалось вполне плодотворно поработать. При воспоминании о напарнике сердце вдруг бешено забилось, и Укитаке ощутил знакомое будоражащее покалывание внизу живота. «Спокойно, Джууширо, - сказал он себе. – Это всего лишь невоспитанный хамоватый мужлан, хоть и привлекательный до безобразия. Он здесь не при чем, у тебя просто давно не было хорошего секса».
Голос Кайена отвлек его от раздумий.
- Эй, ты в порядке?
- Да, - Укитаке выпрямился. – Расскажи лучше, как дела у Мияко. Вы уже определились с датой свадьбы?
- Если бы, - грустно вздохнул Шиба и подпер голову рукой. – Она хочет церемонию в начале апреля, когда сакура расцветет. Вроде как цветочки-лепесточки и прочая романтика.
- А ты?
- А я бы вот прямо хоть завтра пошел бы и женился, - парень вновь вздохнул. – Полгода почти ждать…
- Не терпится стать добропорядочным семьянином? – поддразнил его Джууширо. Кайен неожиданно смутился.
- Ну… Любовь и все такое, сам понимаешь…
Укитаке улыбнулся в ответ.
- Ты очень изменился после встречи с ней, - задумчиво произнес он.
- То есть? – не понял Шиба.
- Ты стал более сдержанным. И... более милым, что ли.
- Я – милым? Скажешь тоже! – Парень расхохотался и кинул в него скомканную салфетку. Она легко стукнула Укитаке по плечу, и он точным броском отослал ее обратно, но Шиба удачно увернулся и бумажный комок упал на пол.
Отсмеявшись, Кайен вытер выступившие слезы.
- Знаешь, на самом деле моя мама тоже говорит, что Мияко-чан очень хорошо на меня влияет. Мол, я остепенился сразу, как встретил ее, серьезный стал…
- Вот видишь, - поддакнул Укитаке. – А потом и дети пойдут, совсем примерным станешь.
- Ой, давай не будем загадывать, - хмыкнул Шиба. – Я себя отцом пока совсем не представляю. Лучше давай еще выпьем.
Они заказали еще по кружке пива.
- Широ-кун, ты знаешь, один парень у стойки минут десять с тебя глаз не сводит, - шепотом сообщил Кайен, перегнувшись к приятелю через весь стол и едва не сбив салфетницу.
- Откуда ты знаешь, может, он на тебя смотрит? Ты у нас тоже парень хоть куда! – Укитаке шутливо подмигнул ему.
Кайен едва не подавился от смеха.
- Ну со мной ему точно ничего не светит, я уже занят! – радостно выговорил он. – А если серьезно, то он правда смотрит на тебя чересчур пристально.
Джууширо пожал плечами.
- Ну и что, многие обращают внимание на мои волосы, согласись, и к тому же…
- Я не об этом, - перебил его Кайен. – Он как будто... раздевает тебя взглядом.
- Который? – Укитаке осторожно оглянулся. За барной стойкой сидели несколько мужчин. – Только не говори, что вон тот, с лысиной и брюшком, - усмехнулся он. Упомянутый мужчина кинул на него заинтересованный взгляд, и Укитаке спешно отвернулся, нахмурившись.
- Да не этот, а тот, что в дальнем углу, - баллист сделал едва заметное движение головой в сторону мужчины. Укитаке посмотрел в ту сторону и поперхнулся пивом.
- Твою ж ты мать, - сдавленно произнес он, откашлявшись.
Шиба обеспокоенно посмотрел на него:
- Что случилось?

URL
2011-08-13 в 19:44 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
Джууширо вновь украдкой посмотрел на сидевшего за стойкой парня в кожаной куртке. Тот перехватил его взгляд, многозначительно улыбнулся и отсалютовал ему стаканом, в котором, судя по цвету, плескался виски.
- Показалось спьяну, что это Шунсуй, - пробормотал Укитаке. – Аж сердце чуть не остановилось.
- Кто? – переспросил Кайен.
- Кёраку-сан. Мой новый напарник.
- Понятно, - протянул Шиба. – И все-таки он тебе нравится.
- Нет!
- Ты покраснел, когда заговорил о нем, - ухмыльнулся парень.
Укитаке дотронулся ладонями до пылающих щек и тут же отдернул их.
- Это все алкоголь, - попытался отшутиться он.
- Ну да, ну да, - Кайен покачал головой. – Видел я, как у тебя глаза-то загорелись. Что, этот парень так похож на твоего детектива?
Подумав, Джууширо кивнул.
- Определенное сходство есть… Да и освещение здесь… - он критически обвел взглядом помещение.
В полумраке, царившем в баре, парень у стойки и впрямь был похож на Кёраку. Высокого и светлокожего, его также можно было принять за иностранца, но азиатский разрез глаз говорил об обратном. «Полукровка», - подумал Укитаке.
- Он на тебя запал, - подмигнул ему Кайен. – Однозначно.
Укитаке скептически хмыкнул.
- Боже, Шиба-кун, ты когда-нибудь прекратишь устраивать мою личную жизнь?
- Ага, - жизнерадостно улыбаясь, ответил тот. – Когда ты одумаешься и женишься. Или, на крайний случай, когда я сдам тебя с рук на руки сильному надежному мужчине, который будет заботиться о тебе и…
- Кайен, перестань, - смущенно рассмеялся Укитаке. – Ты невозможен!..
- Просто я не хочу, чтобы какой-нибудь проходимец разбил тебе сердце, - вмиг посерьезнел тот. – Ты ведь мой лучший друг.
- Спасибо, я ценю это.
- Кого бы ты там не выбрал – ну, знаешь, женщину или мужчину – ты всегда можешь рассчитывать на мою… - приглушенная трель мобильного прервала его; он достал телефон и мельком взглянул на ID звонившего, - … поддержку. Это Мияко, я сейчас, извини. - С этими словами он отошел к барной стойке.
Пока он отсутствовал, Джууширо сидел, прислушиваясь к тихой ненавязчивой мелодии, лившейся из невидимых глазу динамиков, размышляя о прошедшем рабочем дне. Нет, что ни говори, Кёраку детектив отличный, к этому не придерешься. Младшие коллеги его уважают, и у начальства он на хорошем счету. И может быть, Кучики-сан просто беспокоится о его состоянии, боясь лишиться ценного работника. И чувством юмора Шунсуй не обделен, хотя оно у него, надо сказать, своеобразное. Только вежливости, пожалуй, поучиться надо. Хотя, возможно, он просто не ограничивает себя никакими рамками. И – черт! – он мне нравится, подумал мужчина. Укитаке вспомнил, как на сегодняшнем собрании детектив, передавая ему злополучную указку, случайно коснулся его руки, и как от этого прикосновения по его спине пробежали мурашки.
Кайен вернулся минуты через три, выглядел он слегка растерянным.
- Послушай, Широ-кун, - начал он виновато. – Тут такое дело… Мияко-чан просит меня приехать сейчас, случилось у нее там что-то.
- Езжай, конечно, - кивнул Укитаке.
- Но мы даже и не посидели нормально...
- Ничего страшного, - мягко улыбнулся мужчина. – Увидимся на следующей неделе. К тому же через пару дней хочу заехать на работу, загляну к тебе в лабораторию.
- Спасибо, Джууширо-кун. Рад был увидеть тебя, - достав несколько банкнот, Кайен положил их было на стол, но Укитаке остановил его:
- Не надо, Шиба-кун, я угощаю. Скажем, в честь нового задания.
- Как скажешь, Широ-кун, - Кайен убрал купюры обратно в карман. – Ну, я пойду?
- Постой, может, тебя подвезти? – предложил Джууширо.
- Нет, спасибо, доберусь сам как-нибудь. До встречи, дружище. Развлекайся, -Кайен подмигнул ему, махнул на прощание рукой и быстро вышел из бара.
Укитаке неспешно допил свое пиво, исподтишка разглядывая немногочисленных посетителей «Friends». Молодая пара за столиком, две девушки, по виду студентки, - за соседним, хмурый молодой клерк в костюме с иголочки – в другом конце небольшого зала. Укитаке не понравился его настороженный, цепкий взгляд, и он спешно отвернулся.
Лысеющий пузатый мужчина, нелепо восседающий на высоком барном стуле, снова попытался состроить ему глазки. Парень, похожий на Кёраку, напротив, потерял к нему всякий интерес и мечтательно изучал тающие кубики льда в своем бокале. Размалеванная девица, сидевшая неподалеку, вовсю пыталась кокетничать с ним, но красавчик и на нее не обращал внимания.
Укитаке почувствовал вдруг, как сильно он устал. Казалось, эта суббота никогда не закончится. Да и погода нынче не располагала к активной деятельности; противный дождь моросил с самого утра, и хотелось завернуться в плед с кружкой зеленого чая и смотреть какой-нибудь старый голливудский фильм – черно-белый, монохромный, как и весь сегодняшний день.
«Поеду, пожалуй, домой», - решил Укитаке, взглянув мельком на часы. Он хотел уже позвать официанта и попросить счет, но услышал чьи-то шаги, остановившиеся возле его столика.
- Не возражаете, если я присяду?
Укитаке поднял голову и вздрогнул от неожиданности, чуть не прикусив язык. Едва заметно усмехаясь, сверху вниз на него смотрел молодой человек, которого он в полумраке принял за Шунсуя. Первым его порывом было ответить «Нет», но незнакомец хитро прищурил серые глаза, и Укитаке медленно кивнул, чувствуя, как при этом гулко екнуло и укатилось куда-то в пятки его сердце.
Парень сел напротив, с легким стуком опустив свой стакан на стол. Теперь, когда Укитаке мог лучше разглядеть его, он понял, что сходство с Кёраку казалось сильным лишь на первый взгляд. Незнакомец был явно моложе, и выражение его лица было более надменным; волнистые каштановые волосы доходили лишь до плеч, щегольская бородка украшала его подбородок. «А губы у него, как у Кёраку – тонкие и красиво очерченные», - подумал Укитаке. Он поймал себя на мысли, что думает о губах нахала-напарника едва ли не десятый раз за день, и тряхнул головой, прогоняя наваждение.
- Я увидел, что ваш спутник ушел, и подумал, что мог бы скрасить ваше одиночество, - он говорил по-японски с легким акцентом, и его низкий голос заставил Джууширо снова вздрогнуть.
- Это мой друг. Просто друг, - невпопад ответил Укитаке.
- Понятно, - незнакомец усмехнулся. – Койот Старрк, - представился он, привстав и протянув руку для рукопожатия. Укитаке, даже не успев подумать, что это не принято всеми известными ему правилами этикета, потянулся навстречу:
- Укитаке Джууширо.
Хоть его и удивило необычное гайдзинское имя, он не мог не признать, что оно органично сочеталось с обликом этого загадочного мужчины. А почувствовав, как теплые крепкие пальцы сомкнулись вокруг его ладони, и, глядя в серые пронзительные глаза Койота Старрка, Укитаке понял, что этот вечер закончится совсем не так, как он планировал.

URL
2011-08-13 в 19:48 

Старый больной тайчо
Птица Додо отличается умом, сообразительностью и большими глазами
мне ссыкатно :str:

2011-08-13 в 19:55 

Kyokka Suigetsu
The game is on! | Низкорослые, наглые эреборские ежи! | Hail Satan and have a lovely afternoon
мне ссыкатно не боись=)) все хорошо=))
начала читать на соо=))

2011-08-13 в 20:02 

Старый больной тайчо
Птица Додо отличается умом, сообразительностью и большими глазами
Kyokka Suigetsu поздно, я близок к обмороку :bubu:

2011-08-13 в 20:11 

Kyokka Suigetsu
The game is on! | Низкорослые, наглые эреборские ежи! | Hail Satan and have a lovely afternoon
*бежит за нашатырем, подкладывает подушечки*

2011-08-13 в 20:16 

Старый больной тайчо
Птица Додо отличается умом, сообразительностью и большими глазами
*изображает больного тайчо хД*
просто этот фик для меня много сейчас значит :duma2:

2011-08-13 в 20:24 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
Старый больной тайчо не сцы, друг ) я возьму ответственнось на себя хДД

URL
2011-08-15 в 21:08 

[Irbis]
[Дерзкий Шыге] [죽어있는 것 ] [Forever c котом~]
ну так вот! ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!! :beg::beg::beg:
ребятаааааааааааааааа, я с вас кончил. Блеать, я в таком неописуемом восторге, что проехал свою остановку, пока читал в трамвае, чуть не наипнулся пока домой шел, и в результате еду второй раз греть пошёл!!! Потому что читал медленно вдумчиво, с удовольствием смаковал каждую букву.
Больше всего ему хотелось спросить, а не принял ли доблестный служитель закона сейчас на грудь вместо алкоголя бутират.
вот тут то я и заржал в голос. хДДДДДДДДДДДДДДД
Серебристоволосый субъект :heart::heart::heart: :crazylove:
А когда понял, кто подсел к Укитаке, так и вовсе ластами захлопал как тюлень! Наверно и звуки похожие издавал. хДДДД
Арарарарарар! *мелкого лося плющит и колбасит* Проды! Проды! Продыыыыыы!!!!!

2011-08-15 в 21:08 

[Irbis]
[Дерзкий Шыге] [죽어있는 것 ] [Forever c котом~]
вот видали, до чего друга довели?? хДДДДД

2011-08-15 в 21:36 

Старый больной тайчо
Птица Додо отличается умом, сообразительностью и большими глазами
Дааа, знатная у тебя истерика приключилась хД

2011-08-15 в 21:56 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
Ложка-сама *читал-читал комент, потом не выдержал и разоржался* блин, чувак, такое ощущение, будто тебя там порвало хД

URL
2011-08-15 в 22:27 

[Irbis]
[Дерзкий Шыге] [죽어있는 것 ] [Forever c котом~]
Старый больной тайчо Заэль-самачка меня порвало на тысячи маленьких Ирбисов, Изурушек и Ложечек ващееее! *_____________________*
я ж вроде грил, что люблю детективы с любовной линией. хД точнее романы с детективной линией. хДДД
а вы, мои дорогие мастера слова, как раз вдвоем прекрасно это выписываете.))
о нет, я только щас понял, что из за этой главы пропустил ежедневный послеобеденный сон. оО

и фигли я тут распинаюсь. оО *смачно расцеловал обоих и пошел есть дыньку*

2011-08-15 в 22:27 

[Irbis]
[Дерзкий Шыге] [죽어있는 것 ] [Forever c котом~]
аватары намекают!!111

2011-08-15 в 22:38 

Princess Cinderella
Because I'm naughty, naughty!
Ложка-сама *смачно расцеловал обоих и пошел есть дыньку*
спасиба :red: *счастлив*
аватары намекают!!111
обещаю :eyebrow:

URL
2011-08-15 в 23:37 

Kyokka Suigetsu
The game is on! | Низкорослые, наглые эреборские ежи! | Hail Satan and have a lovely afternoon
ох блин ржу я с вас:lol::lol::lol:
хорошо Ложку заколбасило=)))

2013-04-03 в 21:35 

Великолепный фанф!))) Прошу, где же продолжение?!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sweet Inner Mind Theater

главная