21:50 

chastity_first
Молчите бляди, я святой.
Название: Один за всех и все за одного
Автор: Jack Hollows
Перевод: Male-Male
Оригинал: All for One and One for All
Фэндом: Tsubasa: RC
Пэйринг: опять же, великая тайна бытия, но не та, которая была в прошлый раз.
Рэйтинг, жанр: юмор (на самом деле, стеб); PG-13
Дисклеймер: мой только перевод
Разрешение на перевод: к сожалению, нет, ибо контактные данные автора покрыты мраком тайны.
От автора: простите меня, ООС полнейший, но, по крайне мере, я развлекаю скучающих людей.
От переводчика: простите меня, корявость и вольность перевода полнейшие, но, по крайне мере, я развлекаю скучающих людей.

Три пары глаз – янтарные, алые и, наконец, лазурные, - смотрели на самую желанную на свете вещь. На последнюю печеньку. Все трое были одержимы идеей попробовать ее. Шаоран жаждал откусить кусочек, Курогане был поражен этой сладкой штукой, а Фай просто с благоговением смотрел на печеньку и тихо шептал ей какие-то милые глупости, надеясь, что она услышит. Они слонялись около пекарни целыми днями, забыв о своих делах, чтобы провести чуть больше времени со своей новой любовью – печенькой. В конечном счете, хозяйка пекарни заметила, что они практически поселились напротив ее витрины, и все-таки решила дать им тарелку с печеньками. Они приняли ее с восторгом, ну, точнее говоря, Фай принял с восторгом – в случае Курогане это было что-то вроде «А, фигня», а Шаорана – «Спасибо, мисс». Они торопливо накинулись на лакомство, каждый старался съесть больше, чем его спутники. И теперь у них была всего одна печенька. Они все хотели ее заполучить – печенька стала главным смыслом их жизни, за исключением, разве что, Сакуры для Шаорана.
-Она должна быть моей, - твердо сказал Курогане, протягивая руку к печеньке.
-Нееееееет! – заскулил Фай, хватая воина и вытаскивая из его ладони печеньку, упавшую обратно в тарелку. Шаоран тихо спросил:
-Пожалуйста, можно я ее съем?
-НЕТ! – заорал Курогане, - она принадлежит только мне, и я надеру ваши задницы, потому что это моя долбаная печенька!
Фай захихикал, ниндзя зло на него посмотрел
-Может, мы разделим ее на три части? – с надеждой предложил археолог. Похоже, воин и маг не собирались договариваться.
-Ничего ты не получишь. Это моя печенька, - Курогане снова схватил лакомство. Фай снова выдернул его у брюнета. Шаоран вздохнул и покачал головой. Мимо прошла хозяйка пекарни.
-Хватит! Никто не получит эту печеньку! – женщина убрала тарелку, а троица чуть не разрыдалась. Ну, кроме, Курогане, потому что плакать было не по-мужски. Хозяйка посоветовала им убираться, и они покинули заведение.
-Это все твоя вина, пацан, - буркнул Курогане.
Фай улыбнулся:
-Думаю, ночью я проберусь в пекарню и проведу прощальную ночь с печенькой-сан.
-Что еще за глупая идея? – возразил воин, хотя все трое решили, что именно так они и поступят.

Право первым нанести визит в пекарню получил Курогане, потому что это было право настоящего мужчины. В любом другом случае он бы посчитал это занятие идиотским, но сейчас речь шла о последней печеньке. Шаоран же пошел спать, надеясь на свободный от печенек сон, как вдруг он почувствовал, что в его кровати есть кто-то еще.
-Пссст, Шаоран-кун.
Глаза мальчика расширились, он узнал этот голос. Он посмотрел в сторону, стремясь подтвердить свою догадку, и, действительно – рядом с ним лежал Фай, как обычно, широко улыбающийся.
-Мы будем спать вместе.
-Чт…! – воскликнул было Шаоран – от такого заявления он бы точно упал, если бы уже не лежал.
-Ш-ш-ш, а то Сакура-чан нас услышит. Попробуй успокоиться.
Шаоран заорал, но волшебник поспешно зажал его рот своей тонкой бледной ладонью.
-О Боже, ну можно же мне хоть раз устроить пижамную вечеринку? – закатил он глаза.
Выражение ужаса на лице парня вызвало у мага приступ истеричного хихиканья.
-Что ж, спокойной ночи, - пропел он, обхватывая Шаорана своими длинными руками, положив одну на его грудь. Шаоран вздрогнул, но смирился, и они заснули только для того, чтобы проснуться в еще большем недоумении.

Курогане вошел в пекарню… ну, правильнее будет сказать – ворвался туда через окно со страшным грохотом, который мог бы вызвать кучу проблем, если бы этот мир не был таким примитивным. Он обыскал все помещение, переворачивая столы и разламывая полки в поисках его родной, единственной печеньки. В конце концов, после того, как он полностью разгромил комнату, Курогане нашел то, что искал – одинокую печеньку, во всем своем великолепии лежащую среди всего этого хаоса.
-Печенька… - промолвил Курогане, шагая к ней, - Прости меня, печенька, но мы не можем быть вместе. Есть те, кто хотят разлучить нас с тобой.
Печенька не ответила.
-Ну и прекрасно, можешь молчать! Ты была моим товарищем, как и многие из твоих собратьев! Почему ты не хочешь быть со мной, почему ты молчишь, наблюдая за тем, как эти двое дерутся за тебя, словно свиньи!
Печенька, разумеется, не ответила.
-Боже, просто поговори со мной! Позволь мне услышать твой голос, моя молчаливая любовь! Не дай мне покинуть этот мир, зная, что я оставляю тебя здесь, но оставив меня в неведении о твоем мнении.
Тишина.
-Хорошо. Я запомню тебя такой. Я думаю, у тебя тоже есть кто-то, кого ты должна защищать.
Курогане бросил взгляд на кекс.
-Это он, не так ли? Ты должна защищать его. Я понимаю это и не буду вставать на пути твоего долга. Ты благородная ниндзя.
Курогане поклонился печеньке.
-Боюсь, здесь наши пути расходятся. Я должен вернуться к человеку, которого хочу защитить.
Курогане последний раз посмотрел на печеньку перед тем, как вылезти через разбитое окно и направиться домой. Начался дождь.
-Это предзнаменование… - пробормотал воин, заходя в их временное жилище.
-Эй, маг, я попрощался с чертовой печенькой! Вали, твоя очередь! – до него донесся шорох, а потом зевающий Фай вышел из комнаты Шаорана.
-Куро-пи, уже? Не думаю, что ты успел нормально попрощаться.
Курогане фыркнул:
-Какая разница… эй, а что ты делал в комнате пацана?
-У нас была пижамная вечеринка, - засмеялся волшебник, хлопнув Курогане по плечу и, уже подойдя к двери, добавив:
-Надеюсь, теперь ты составишь ему компанию! – он быстро выскользнул на улицу и тут же простонал:
-О нет, дождь! Какая скука!

Фай вприпрыжку бежал по дороге и радостно кружился, обнаружив, что под дождем не так уж и скучно. Он посмотрел на небо, изумляясь его красоте, а потом продолжил свой путь, ведя себя так, будто впервые увидел дождь. Дойдя до пекарни, он обнаружил разбитое окно и с досадой покачал головой:
-Ах, Куро-чи… - он открыл незапертую дверь, мимолетно задумавшись, почему Курогане обязательно было вламываться через окно, но все мысли вылетели у него из головы, когда он увидел, какой разгром учинил воин: пекарня была полностью разрушена, полки разломаны, столы перевернуты и везде валялась еда. Нетронутыми остались только его дорогая печенька и кекс. Фай съел кекс, потому что был голоден, и только потом обратил свое внимание на печеньку:
-Ох, печенька-сан, я так по тебе скучал.
Фай с нежностью взял печеньку и прижал ее к своей груди.
-Это наша последняя встреча, печенька-сан.
Фай поднес печеньку к губам и легко ее поцеловал.
-Я люблю тебя, печенька-сан, я так сильно тебя люблю.
В глазах Фая блеснули слезы, он почти раздавил печеньку – так сильно он ее сжимал. Он посмотрел на разбросанные вокруг предметы: еду и другие вещи, которые, по мнению Курогане, было очень весело изуродовать, и расчистил место для себя, чтобы лечь рядом с печенькой. Он уставился на нее и надолго замолчал, гладя ее одним пальцем.
-Печенька-сан… - сказал он с улыбкой.
-Ты тот, кто может заставить меня забыть об Ашуре, ты тот, кто может спасти меня, печенька-сан.
Фай снова прижал печеньку к себе, а потом начал расстегивать золотые пуговицы своей рубашки, целуя печеньку. Он стянул с себя рубашку, а потом скинул свои ботинки и снял оставшуюся одежду. Теперь он остался обнаженным рядом с печенькой.
-Да, ты защитишь меня, печенька-сан. Я люблю тебя.
Тут Фай заметил, что печенька не отвечает на его знаки внимания и вообще, не говорит и не двигается.
-Ты не чувствуешь то же самое? Ты не хочешь меня, печенька-сан?
Фай внезапно отдернул руку от печеньки.
-Нет!
Фай замотал головой.
-Ты не Курогане! Что я наделал!
На самом деле, Фай ничего не сделал с ней, да и трудно было бы сделать что-нибудь подобное с печенькой, но ему нравилось думать, что он все-таки сделал это.
-Конечно же, ты не можешь вернуть мою любовь, потому что знаешь о Куро-тане.
Фай начал со стыдом озираться, потом он обнаружил свою одежду на полу и торопливо натянул ее обратно.
-Спасибо, печенька-сан, встреча с тобой раскрыла мне глаза.
Печенька не ответила.
-Ва-а, да ты скучнее, чем Куро-ша.
Фай возвел глаза к потолку, а потом засмеялся, похлопав печеньку.
-Что ж, мне пора идти. Боюсь, мы больше никогда не увидимся. Прощай, печенька-сан.
Фай в последний раз поцеловал печеньку и, бросив прощальный взгляд на пекарню, вприпрыжку направился домой. Он тихо открыл дверь, чтобы не разбудить Шаорана или Курогане, но увидел, что воин не спит, а, сидя в кресле, читает один из своих журналов.
-Ты не спал с Шаораном? – спросил маг, и тут оказалось, что археолог их слышал, потому что он чуть не задохнулся в своей комнате, а потом последовало шуршание простыней и невнятное бормотание.
-Нет, - ответил Курогане, переворачивая страницу журнала, - и какого черта я должен был это делать?!
-Узнаю своего Куро-ми, - засмеялся Фай. Он уселся на колени воина, отбирая у того журнал и обнимая Курогане за шею.
-Знаешь, встреча с печенькой-сан заставила меня кое о чем задуматься.
-Как эта хрень могла заставить тебя задуматься? Эта безмолвная штуковина не сказала ни слова, пока я там был.
-Ему не нужно много говорить, он, как и ты, предпочитает язык тела.
-С чего ты взял, что это «он»?
-Потому что он мне понравился! – Фай с укором посмотрел на Курогае и уткнулся носом в его шею:
-Куро-пон… - пробормотал он.
Заставший своих спутников за таким занятием Шаоран густо покраснел и неловко пробормотал:
-Эм… наверное, теперь моя очередь…
-Лучше уйди, пока мы не перешли к более серьезным вещам. Или пока я не прикончил мага – посмотрим, что будет более занимательно.
Все фанаты курофаев знают, что будет более занимательно.
Курогане, дав совет археологу, недвусмысленно указал на выход. Парень быстро кивнул, захлопнув за собой дверь и надеясь, что Курогане и Фай не будут становиться такими слишком уж часто. Прогнав эти мысли из своей головы, он направился к пекарне. Найдя здание, он открыл дверь и задумался, зачем надо было разбивать окно, если пекарня была незаперта. Он сразу же заметил печеньку, лежащую на пятачке чистоты посреди ужасного беспорядка.
Шаоран встал перед ней на колени.
-Печенька…
Это было все, что он смог сказать перед тем, как почувствовал, что по его подбородку стекает ниточка слюны. Он еще не вышел из своего детского возраста, и печенька была для него невыносимо соблазнительна.
-Нет! Нет! Я дал слово!
Шаоран поспешно отвернулся от манящего лакомства.
-Я не должен! Держись, Шаоран!
Шаоран снова посмотрел на печеньку. Один маленький укус не повредит…
Шаоран поднял печеньку, сопротивляясь желанию заглотить ее целиком и начал теребить его так, чтобы это осталось незамеченным. Из его глаз потекли слезы – напряжение было слишком сильно, чтобы справиться с ним. Призвав всю свою внутреннюю силу, Шаоран шарахнулся от печеньки и отбросил ее в другой конец комнаты.
-Нет! Нет! НЕЕЕТ!
Шаоран с ужасом смотрел, как печенька, ударившись об стену, разлетается на кусочки.
-Упс… - сказал Шаоран, осознав, что он натворил. Он подполз к рассыпавшимся останкам печеньки, поднимая ее искореженное тельце и баюкая его в своих руках. Все, что он мог сделать теперь – вернуться домой и объяснить, что он убил ее. Теперь он был убийцей. Шаоран вышел на улицу, где все еще шел дождь, из-за которого ему пришлось укрыть печеньку своей курткой, чтобы защитить ее. Он не сдерживал слез, идя сквозь дождь и не отрывая глаз от земли до тех пор, пока не подошел к дому и не открыл дверь, в агонии падая на колени, кладя тельце на пол перед Фаем и Курогане. Маг и воин оторвались друг от друга, и вся искореженная красота печеньки предстала перед ними.
-Что ты сделал?! – потребовал ответа Курогане, хватая Шаорана за волосы и заглядывая в его лицо.
-Я… я не знаю! – воскликнул мальчик, боясь того, что с ним может сделать ниндзя, - Она был такой хрупкой! Я бросил ее, чтобы не есть, и она развалилась!
Фай прижал руки ко рту при виде мертвой печеньки.
-Шаоран… - это было все, что он мог сказать, отворачиваясь от истерзанного тела печеньки. Курогане отпустил волосы археолога и собрал останки.
-Мы должны достойно похоронить ее – она это заслужила.
Итак, Фай, Шаоран и Курогане вышли на задний двор и похоронили печеньку. Фай даже сделал маленький гробик и положил маленькие цветочки на его крышку. Он тихо плакал на груди у Курогане, а Шаоран не мог скрыть сжигающую его вину. Дождь кончился, и они все стояли и смотрели на могилу печеньки-сан.
-Покойся с миром, печенька-сан.

@темы: фанфики, Шаоран, Фай, Курофай, Курогане

Комментарии
2010-12-27 в 22:03 

Передать твой король мой пламенный привет! ©
ОООООООООО! :lol: *валяется*

2010-12-27 в 22:18 

Анянь, просто Анянь
[Let me tell you about my fandom]
Госпади, такой укуренный бред....ХДДДДДДД *ржёт тихо где-то в районе подстолья*

2010-12-27 в 22:42 

кавай
Если вы всерьез хотите разочаровать родителей, а к гомосексуализму душа не лежит, - идите в искусство (с) К.Воннегут
автор, вы случайно не студент-иногородник? XD

2010-12-27 в 22:46 

Молчите бляди, я святой.
~Ageha~, A-nyu-sama сама рыдала, когда печеньку-сан хоронили?
кавай, боюсь, автор не сможет вам ответить - он, во-первых, русского не знает, а, во-вторых, как я писала выше - не оставил свои контактные данные))
а почему вы спрашиваете? :hmm:

2010-12-27 в 23:01 

кавай
Если вы всерьез хотите разочаровать родителей, а к гомосексуализму душа не лежит, - идите в искусство (с) К.Воннегут
Male-Male ,
ой, простите не внимательно читаю)
а почему вы спрашиваете?
такие знакомые-знакомые мотивы проскальзывают.
печеееееенькаааааа.....

2010-12-28 в 08:03 

Luchiana
kaze no machi he tsureteitte
Ржаль, плакаль и убилсо ап стену:lol::lol::lol: *бьется в истерике"
Спасибо за перевод, давненько не читала такого откровенного стеба...

2010-12-28 в 12:10 

Молчите бляди, я святой.
кавай
печеееееенькаааааа.....
ну, эти мотивы, на самом деле, по всему миру ходят: "переходи на сторону зла - у нас есть печеньки!" и все тому подобное х)

Luchiana, спасибо, рада стараться :pink:

2010-12-28 в 16:17 

Nathanarihel_Liat
Живи как захочется, пока все не кончится (с)
х) Самое то для меня, замерзшего насмерть после трехчасовой поездки в автобусе х)
Бред бредовский, но тааак забавно х)

2010-12-28 в 16:40 

Молчите бляди, я святой.
Nathanarihel_Liat, ну так печенька же ;) она всех согреет

2010-12-28 в 17:25 

кавай
Если вы всерьез хотите разочаровать родителей, а к гомосексуализму душа не лежит, - идите в искусство (с) К.Воннегут
Male-Male ,
про зло и печеньки - это ясен пень, но вот такое, чтоб одна печенька - и все её хотят, это характерно очень именно для голодающих студентов)))

2011-03-05 в 21:32 

Lianada
дурманящий запах адских сигарет
ахахахахаха!!!!!!!!!!Я в ауте!!!!!Мой живот!
Ужасающая ржака!
:lol::lol::lol::lol::lol::lol::lol::lol::lol:

2011-06-05 в 02:49 

fugen
俺は異様な。間違いない。
Male-Male о, боже, что это?! :lol:
а насчет фанатов курофаев - это доооо х))

   

Tsubasa: RESERVoir CHRoNiCLE

главная