18:26 

Его высокопреосвященство

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
Кардинал Фиораванти.


Карандаш.
Февраль, 2008 год.

@темы: Ренессанс, "Ещё одна весна", графика

12:57 

Мальчик и волк

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
Рисовалось в качестве подарка на День Рожденья Николаоса.


Карандаш+AdobePhotoshopCS2.
Декабрь, 2008 год.

@темы: графика, Ренессанс, digital art, "Ещё одна весна", подарки

13:45 

Святой Себастьян

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
Работа, сделанная в рамках ролевой игры "Ренессанс: формула любви" в роли молодого Рафаэля Санти.
А3.
Делалось на полигоне навскидку по памяти.


Пастельный карандаш.
Август, 2009 год.

Для сравнения
www.rafaelsanti.ru/txt/ssevb.shtml

@темы: графика, Ренессанс

12:54 

Lorenzo. I Dreamed a Dream...

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
Что-то на меня накатило. Такая жадная глухая тоска, что случается лишь на рассвете. Мутном и почти зимнем. Тоска по далёкому и прошедшему. Щемящему, как последний лепесток, слетающий с сакуры. По избытку чужого чувства, бережно храмимому среди страниц воспоминаний.
Да, иногда фантомные боли случаются и у меня. Но это простительно, ведь моему гербарию уже пять сотен лет".





Карандаш.
Февраль, 2011 год.

@темы: "Ещё одна весна", Ренессанс, графика

13:56 

Love me, hate me(c)

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
Ретроспектива "Лоренцо и мужики"))))
Собственно рисунки отражают взаимоотношения, складывающиеся у Ренцо с разными личностями на протяжении жизни.

Эпизод первый. Альберто Гастальди.
Альберто серьёзный деловой человек, в целом лишённый сантиментов, кроме заботы о брате Винченцо, который не всегда пребывает в этой реальности. И он не слишком счастлив отдать шкатулку с драгоценностями, принадлежавшую брату какому-то *существительное опущено* *прилагательное опущено* мальчишке. Но просьба умершего - закон, так что...
Константинополь, 1451 год.


Карандаш.
Октябрь-ноябрь, 2011 год.

@темы: графика, Ренессанс, "Ещё одна весна"

14:16 

Lorenzo. Alba di Kedi

_Sarutobi_
Король аськи и граф скайпа(с)
***


Ещё издалека мальчик увидел знакомую фигуру. Юный басилевс был облачён в кольчугу, поножи и железные наручи, поблёскивающие на солнце. Он по обыкновению слушал, задрав голову. Шлем с бармицей юноша держал подмышкой. Кеди тоже поднял голову, подумав, что больше никогда не увидит такого неба над Городом, и больше, пожалуй, не будет такого дня. И очень ясно понял, что всё бесполезно. Это уже был не тот полубред, что он говорил Франческо, а отчётливое осознание. Юноша повернул голову к Кеди и сказал:
- Они больше не поют. Я ничего не слышу.
Мальчик пожал плечами:
- Звери бегут от пожара и птицы тоже. А Им что здесь делать?
- Они не птицы.
- Но огонь не Их стихия.
- Ты уверен?
- Не знаю, а может, мы Им просто надоели своими глупостями и дрязгами. Всё тут творящееся кого угодно из себя выведет.
- Тогда всё очень плохо.
- Да, - буднично заметил Кеди.
- Как ты можешь так спокойно об этом говорить! – юноша дёрнулся всем телом, резко повернулся к мальчику, занося руку для пощёчины. Заскрипели кольчужные звенья, бряцнула бармица. – Ты знаешь, чем это нам грозит?! Знаешь?!
- Знаю, даже лучше, чем ты, - спокойно сказал мальчик. – Опусти руку, не стоит делать то, о чём потом можно пожалеть. Тебе не станет легче от того, что ты меня ударишь, это не исправит ничего и ничего не вернёт. Мы обречены вместе с Городом. Вот и всё.
- Это никому не ведомо! Никому, кроме Него!
- Ты же был на стенах?
- У нас достаточно сил. А помощь обязательно придёт.
- Блажен, кто верует.
- Да, я верю, а Они… Они вернуться.
Кеди усмехнулся: он уже знал другое.

Константинополь, 1453 год.


Карандаш+AdobePhotoshopCS4.
Ноябрь, 2011 год.


Карандаш.
Июнь, 2011 год.
запись создана: 01.07.2011 в 16:08

@темы: графика, Ренессанс, digital art, "Ещё одна весна"

16:06 

Случайный дневник
Названия цветов и оттенков, встречающихся в литературных произведениях:

читать дальше
© Klod

Вопрос: Понравилось?
1. да 
59  (95.16%)
2. нет 
3  (4.84%)
Всего: 62

@темы: не свое

22:08 

Kortes D. AL
Ways of our wonderful life
03.11.2012 в 16:31
Пишет *Мечтатель*:

Ночь Гая Фокса
Remember, remember the fifth of November,
Gunpowder treason and plot,
I see no reason why gunpowder treason
Should ever be forgot.
Guy Fawkes, Guy Fawkes,
It was his intent —
To blow up the King and the Parliament.
Three score barrels of powder below,
Poor old England to overthrow:
By God’s mercy he was catch’d
With a dark lantern and burning match.
Holloa, boys, make the bells ring.
Holloa, boys, God save the King!
Hip hip hoorah!


Guy Fawkes - английский дворянин-католик, родился в Йорке, самый знаменитый участник Порохового заговора. Несмотря на то, что он не был главой заговора, именно ему было поручено поджечь фитиль, ведущий к пороховым бочкам.
В ночь с 4 на 5 ноября отмечается провал Порохового заговора против английского и шотландского короля Якова I в 1605 году, когда группа католиков-заговорщиков попыталась взорвать Парламент Великобритании в Лондоне во время тронной речи протестантского короля Якова I, когда, кроме него, в здании Палаты лордов присутствовали бы члены обеих палат парламента и верховные представители судебной власти страны.
Слово «guy» в английском языке стало нарицательным — вначале оно обозначало чучело Фокса, затем плохо одетого человека, а со временем вернулось в Великобританию через американский английский, где трансформировалось в сленговое обозначение любого молодого мужчины.

URL записи

20:58 

"ДЕЗЕРТИР"

Анри д_Ор
Раз меня попросили поделиться рецензиями, вот рецензия на хорошую книжку.

Впечатления от прочитанного

Чтение книг Андрея Валентинова оставляет у меня смешанные чувства. Временами, я прихожу в восторг. Временами, в состояние недоумения. Роман о Великой Французской революции находиться где-то посередине этих двух впечатлений.
Я уже как-то говорил, что не люблю историю XVIII века. Возможно, я слишком много читал о ней в детстве. Между тем, если не считать излишней политизированности, роман Валентинова прекрасно написан. Историческая фантастика или, скорее, тайная история Великой Французской революции, рассказанная с точки зрения роялиста, читается увлекательно, хотя, должен признать, никаких особых тайн я там не вижу. Что, собственно, происходит в романе? Некий роялист приходит в себя после казни. Он не помнит, кто он, за исключением того, что сражался за короля, и лишь знает, что должен найти какой-то "Синий циферблат", выполнить что-то, что не сделал при жизни. Но при всем своем декларируемом уме ГГ догадывается о том, кто он, гораздо позже, чем это происходит с читателем (я, к примеру, все понял уже в начале романа), хотя в качестве оправдания для героя могу сказать, что маркиз де Руаньяк все же не читал множества книг с аналогичным сюжетным ходом и не смотрел множество кинофильмов на ту же тему.
Описание революции для Валентинова вполне традиционно - революция это абсолютное зло. Лишь однажды в беседе с Дантоном становится ясно, что не все так просто, как кажется, что нельзя десять веков дразнить гусей, а потом остаться безнаказанным, что гроза не разбирает правых и виноватых, и когда воздух сгущается, в беде виновата не гроза, а затхлая атмосфера, после которой не остается другого выхода, кроме бури. Да и страшный Робеспьер, в течении всего романа остающийся на заднем плане и появляющийся лишь в конце, когда герой полностью обрел память, в своей политике не так уж и сильно отличается от "заблудившегося дон Кихота", как называет вернувшегося ( "дезертировавшего" ) с того света одна из героинь. "Есть нечто страшное в священной любви к Отечеству", - говорит Робеспьер и с ним, как и с маркизом де Руаньяком, можно согласиться. И можно сказать, что после смерти главный герой стал гораздо лучшим человеком, чем он был при жизни.
Что еще можно сказать о романе? Конечно, Валентинов не мог обойтись без любимых им логров, они же дэрги или дхары, хотя история прекрасно могла бы быть рассказана и без них. А еще не смог обойтись без отсылок к другим авторам и романам, и вот в "Дезертире" появляется следователь Сименон, некий то ли Кинг, то ли Стокер - Жорж Дантон никак не может вспомнить имя исследователя - готов искать по катакомбам вампиров, а явившиеся арестовывать ГГ санкюлоты словно сошли со страниц "Собачьего сердца" Булгакова. Забавно? Да, но без этих забав роман ничего бы не потерял, а, возможно, и выиграл бы. Но что поделать, постмодернизм рулит.
В общем, возможно, когда-нибудь я даже перечитаю этот роман, что последнее время случается со мною нечасто. Вот только одна вещь вызывается все же во мне недоумение, и я не знаю, кто в этом виноват - автор или редактор. В одной из сносок романа Филипп Эгалите был назван братом Людовика Шестнадцатого. Нет, он, конечно, был Бурбоном, но их родство восходило к Людовику Тринадцатому, так что бывший герцог Орлеанский никак не мог быть братом казненному королю. Так как Валентинов историк, не думаю, что он мог допустить такую ошибку. Видимо, ругать и правда надо редактора.
Dixi

17:10 

Забытый фантаст

Юлия (Ортанс)
21.09.2012 в 11:23
Пишет Хозяйка книжной горы:

Забытые имена. Часть 1: Альбер Робида
С книгой "Двадцатый век" этого писателя и художника я познакомилась, когда готовила оформление выставки отдела литературы на иностранных языках. Тогда мне в руки попался толстенный и тяжеленный том с трилогией "Двадцатый век", "Электрическая жизнь", "Войны в двадцатом веке". Года издания в томе указано не было, зато была владельческая запись, в которой значился 1902 г.

читать дальшеЭта книга не единственное произведение Робида в нашей библиотеке и, возможно, позднее, я расскажу и о других.

URL записи

16:29 

Добро пожаловать, GrosvitaHandersheim!

Хозяйка книжной горы
Вам в подарок — слайд, подготовленный к книжной выставке "Искусство, пережившее века: книжное дело Франции XVI-XIX веков".

@темы: Отдел редких книг и рукописей, Мир старинной книги, Добро пожаловать!, Выставки

19:55 

"ДЕЗЕРТИР"

Анри д_Ор
Впечатления от прочитанного

Чтение книг Андрея Валентинова оставляет у меня смешанные чувства. Временами, я прихожу в восторг. Временами, в состояние недоумения. Роман о Великой Французской революции находиться где-то посередине этих двух впечатлений.
Я уже как-то говорил, что не люблю историю XVIII века. Возможно, я слишком много читал о ней в детстве. Между тем, если не считать излишней политизированности, роман Валентинова прекрасно написан. Историческая фантастика или, скорее, тайная история Великой Французской революции, рассказанная с точки зрения роялиста, читается увлекательно, хотя, должен признать, никаких особых тайн я там не вижу. Что, собственно, происходит в романе? Некий роялист приходит в себя после казни. Он не помнит, кто он, за исключением того, что сражался за короля, и лишь знает, что должен найти какой-то "Синий циферблат", выполнить что-то, что не сделал при жизни. Но при всем своем декларируемом уме ГГ догадывается о том, кто он, гораздо позже, чем это происходит с читателем (я, к примеру, все понял уже в начале романа), хотя в качестве оправдания для героя могу сказать, что маркиз де Руаньяк все же не читал множества книг с аналогичным сюжетным ходом и не смотрел множество кинофильмов на ту же тему.
Описание революции для Валентинова вполне традиционно - революция это абсолютное зло. Лишь однажды в беседе с Дантоном становится ясно, что не все так просто, как кажется, что нельзя десять веков дразнить гусей, а потом остаться безнаказанным, что гроза не разбирает правых и виноватых, и когда воздух сгущается, в беде виновата не гроза, а затхлая атмосфера, после которой не остается другого выхода, кроме бури. Да и страшный Робеспьер, в течении всего романа остающийся на заднем плане и появляющийся лишь в конце, когда герой полностью обрел память, в своей политике не так уж и сильно отличается от "заблудившегося дон Кихота", как называет вернувшегося ( "дезертировавшего" ) с того света одна из героинь. "Есть нечто страшное в священной любви к Отечеству", - говорит Робеспьер и с ним, как и с маркизом де Руаньяком, можно согласиться. И можно сказать, что после смерти главный герой стал гораздо лучшим человеком, чем он был при жизни.
Что еще можно сказать о романе? Конечно, Валентинов не мог обойтись без любимых им логров, они же дэрги или дхары, хотя история прекрасно могла бы быть рассказана и без них. А еще не смог обойтись без отсылок к другим авторам и романам, и вот в "Дезертире" появляется следователь Сименон, некий то ли Кинг, то ли Стокер - Жорж Дантон никак не может вспомнить имя исследователя - готов искать по катакомбам вампиров, а явившиеся арестовывать ГГ санкюлоты словно сошли со страниц "Собачьего сердца" Булгакова. Забавно? Да, но без этих забав роман ничего бы не потерял, а, возможно, и выиграл бы. Но что поделать, постмодернизм рулит.
В общем, возможно, когда-нибудь я даже перечитаю этот роман, что последнее время случается со мною нечасто. Вот только одна вещь вызывается все же во мне недоумение, и я не знаю, кто в этом виноват - автор или редактор. В одной из сносок романа Филипп Эгалите был назван братом Людовика Шестнадцатого. Нет, он, конечно, был Бурбоном, но их родство восходило к Людовику Тринадцатому, так что бывший герцог Орлеанский никак не мог быть братом казненному королю. Так как Валентинов историк, не думаю, что он мог допустить такую ошибку. Видимо, ругать и правда надо редактора.
Dixi
запись создана: 05.11.2010 в 18:18

@темы: XVIII век, Франция, история, рецензия, фантастика

Странник по Временам

главная