Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:59 

РЕНЕГАТЫ

Sin muedo


Что осталось от случившегося в её памяти? Страшный лязг, который прорвался сквозь дым и вой пламени, заглушив жирный треск древесины. Должно быть, пожар высвободил решетку, которая была накручена на брус поверху ворот и ещё до осады безнадёжно там заклинилась. Теперь она пала и распрямилась всеми сочленениями - подобие гибкой и редкой сети. Те из нападавших, что хотели ворваться первыми, попали в неё и забились, как рыбы, пытаясь выпутать оружие и себя самих.
Этого мгновения хватило, чтобы рыцарь Бельтран подтолкнул её в спину узловатым кулаком и тотчас оттеснил:
- Иди, Альги, девочка. Я вперед... Мы прикроем...
Иногда, на пределе сил, они возрастают, и клинок, непомерно тяжкий, будто отдаёт тебе мощь поверженного врага.
А вот память словно отрезает от тебя тем же клинком.
Меч плясал в руке. Алка - будто не она - видела, как под тяжестью улова рвётся стальной невод, как её друзья схлёстываются с рыжекосыми, падают, отступают, оттесняют, прорываются во главе с Белым Рыцарем. Прямо в гигантское осатаневшее солнце.
Жестокий удар в плечо.
И сама Алка - в кровь и огонь пожарища. Разворачивается от удара, опрокидывается лицом, падает в колодец темноты, не ощущая дна.
читать дальше

17:10 

Все знаки литореи

Sin muedo
Видывали ли вы, чтобы хоть кого так звали - сестра Эколампадия? Ну, не видели, слышали. Нет? А вот морскую девчонку именно так и окрестили во время пострига. Мы-то её по-простому кликали: Экола. Мы - это брат Арктиум и брат Зефирантес. Про нас шутили, что мы заключили в скобки весь латинский алфавит от A до Z и всю монастырскую флору в придачу. От и до. Вплоть до сорняков.
Это такой обычай у нас, монахов-колумбанов. Принимать в качестве второго, истинного имени латинские названия растений.
А происходит он от того давнего обстоятельства, что живём мы искони на пустынных и малонаселённых островах, в лучшем случае на морском побережье. И святой Колумбан с последователями желали хотя таким образом взрастить вокруг себя сад земной.
Теперь-то всё изменилось, хотя не раз бывало на грани погибели. Сад с прекраснейшими плодовыми деревьями, взращенными на привозной чёрной земле и своём навозе, грядки с лекарственными растениями и пахучими травами, цветы для статуи Девы и наших дорогих могил. Подобные ему почти во всём тучные огороды и виноградники сестёр-колумбанок через две стены от нашего обиталища - женский монастырь не напрасно возведён рядом с мужским.
И премного изобильнейшие сады, лозы и цветы возрастают, неподвластные смене сезонов, на страницах вечных и неизменных книг.

читать дальше

11:19 

Ивиан

Sin muedo
Им негласно запретили усыновлять детей, потому что они принципиально не могли родить их сами. Ивлин в раннем детстве перенёс хирургическую коррекцию пола: врач сказал, что возможности примерно равны, хотя на яичники несколько больше надежды, чем на семенники. В том смысле, что успешнее разовьются из зачатков, если проводить вливания гормонов по разработанной для гипоспадиков схеме. Но папа с мамой хотели сына, с первого года одевали дитя как мальчишку - по их слову и вышло. Что до Вивиан, ей удавалось слыть девушкой до первого серьёзного спортивного поединка на эспадронах: исследовали слюну на предмет наркотика и тем подтвердили её смутные опасения.
- Тебе теперь разве что в мужской сборной участвовать, - заявил ей тренер. - Чистый икс-игрек. А что регул по жизни нет - это тебя никак не насторожило?
- Да ни у кого из моих девчонок нету! - возразила она. - Или малы слишком, или от напряженных тренировок крови остановились. Им же всем лет по восемнадцать-двадцать, одной мне двадцать один.
В тот момент куда больше невозможности завести ребёночка от Ивки её волновал факт, что и состязаться с мужиками будет нельзя: сила поменьше стандартной самцовой, а на одной увёртливости не выедешь - эспадрон тебе не рапира, чтоб без удержу колоться и хлестаться.
Разорвать недавний брак с них, по счастью, не требовали: в паспорт Вивы как пришлёпнули жирное чернильное "же", так и держалось. Но диагноз "синдром Морриса" очень резво проник из медкнижки во все амбулаторные карты. Хотя его об этом никто не просил.
И оттого чуть позже ни один интернат не соглашался отдать питомца в "ненастоящую семью". Ивка пил горькую из банок с белой головкой и ругмя ругал своих родителей, принимавших внутрь генно-модифицированную рыбу и мясо, выращенное с помощью гормональных добавок, Вива стаканами глушила чёрный кофе - для стимуляции мозгов.
Избавление пришло как раз вовремя - и неожиданно.
читать дальше

20:16 

Поставь меня на грань

Sin muedo
Звали его примерно так: Кхоломбхи. То есть, в зависимости от обстоятельств, Коломба или Колумбан. То есть крестили. То есть - в честь легендарного монаха-миссионера из земли Эйрин. Нет, снова вру. Звать его в городе не звали вообще никак - просто кричали при большой нужде «Эй» или «Нэсси». То есть «существо с моря», морянин, в отличие от землянца, вертдомца, человека родом с твёрдой суши.
Когда древние ирландские отшельники прошли сквозь Радужный Ореол, они прежде всего увидели множество малых островков, а на самих островках по неистребимой привычке приобщили местное население к своему нохрийскому богу. При этом они едва распознали в жителях взрослых особей, с неким усилием сочли их за людей, а по поводу того, чтобы определить, где мужчина, а где женщина, доверились самим морянам. Даже венчали прелестных и юных (по определению) ба-инхсани с матросами, порядком изголодавшимися по женскому лону, и растолковывали обеим сторонам, что судьба жены с вот этих самых пор - плодить супругу детей и следовать за ним неотступно. Соблюдение первой заповеди породило череду ребятишек, которые выглядели натуральными землянцами: гордость своих отцов, однако! Соблюдение второй - то, что наша Марсалия оказалась переполнена брошенными женщинами странного облика: смуглыми, черноволосыми и пухлогубыми, ростом по плечо готийской девочке-подростку (переростку, ха) и в точности такой же стати. Как в эту компанию затесались мужчины, одному пророку Езу Ха-Нохри известно.
читать дальше

19:00 

Кошачье объявление

Sin muedo
Просто так и без задней мысли.
Сегодня прочла объявление в том смысле, что продаются в добрые руки котята, месяце, сами кушают, приучены к лотку, рыжий, трехцветный, белый с черным... Ну, как всегда.
Мама - очаровательный корниш-рекс.

Папа - сосед.

Воображение моё тотчас разыгралось: какого цвета у него мех? А возраст - подросток, юноша или солидный пожилой мужчина? Семейное положение - женат или холост? Образование: среднеспециальное или высшее? И есть ли надежда получить с него алименты? И не скажется ли подобное межвидовое гибридное скрещивание на наследственности деток?
Да нет. Поняла я всё как надо. Только иногда так хочется понять всё и даже больше...:mcat:

12:30 

О трогательной любви к помойкам

Sin muedo
По поводу сего я уже сочинила новеллу - "Старая мебель".
Чего только не выкидывают люди - начиная от старинного шитья, бабушкиных гобеленов с идиллическими пейзажиками, филейных кружев и кончая мебелью. Ей, бедняге, приходится хуже всего: при переезде слишком накладно с ней возиться (деньги за наёмную колымагу и грузчиков выкладываешь немеряно), легче прикупить на месте. А эту, бабушкину, изрядно-таки потёрханную, выставляют к мусорным контейнерам.

Что горше всего, никто не соблазняется. Возможно, боится ауры: такие вещи помнят не одну контрибуцию, не одного сосланного а лагеря, не одного покойника. Разделываются с ними, как правило, по смерти очередных бабушки с дедушкой.
А потом наступает холокост. Достояние поколений примитивно сжигают туземные дворники.

Возможно, мне стоит гордиться или даже хвалиться, что я спасла для потомков ломаный шкаф-горку Серебряного Века?
Но он меня очаровал. Издали я увидела только возвышенное чело - всё в глубокой резьбе. Подойдя ближе, решила было, что передо мной католическая будочка-исповедальня, хотя по бокам были не решётки, а витринное стекло. Но во всей красе Глубокоуважаемый Шкап открылся передо мной, когда я встретилась с ним лицом к лицу: двойной изгиб окантовки хрустальных дверец, повторяющий очертания княжеского венца. тёмно-каштановый рисунок шпона, латунь дверной скважины, пяток и подпятника, струнная стройность штапика. То, что благородный воин был искалечен в многочисленных битвах, что броня была побита и частично потерялась, не мешала ему обаять дам. Да что там - сам воздух, что струился из щели меж покосившихся дверец, дышал изысканным авантюризмом.
Мы с дочерью и её другом-искусствоведом обыскались дворников, которые могли бы поднять это чудо на пятый безлифтенный этаж. Нашли, устроили. С гордостью и горечью описали для себя протори: потеряна угловая часть резьбы, обе декоративных ножки (одну доброхот подкинул чуть позже), отсутствуют обе хрустальных полок (вполне объяснимо), часть реек, что держат стекло и фанеру.
Но, право, это сущие мелочи. Даже то, что у нас нет денег нанять реставратора, - невелика беда. Сами как-нибудь залатаем раны. (Кроме токарной резьбы, это практически невосполнимо и недостижимо.)
Но, о боги! Сейчас он надо всем довлеет. Где мы найдем ему достойное место в нашей мелкокалиберной квартирке???

19:33 

ОДА ЧЕРНОМУ КОФЕ

Sin muedo

Игривую «Кофейную кантату»
Нам подарил суровый немец Бах,
И, хоть рекламу создавал за плату,
Сработал он за совесть, не за страх.

В крови Бальзака бил фонтан из мокко
Бурливей горных рек, превыше скал:
И хоть с того бедняк погиб до срока -
Комедией творение назвал.

Познал Багрицкий чудное мгновенье:
То кофе сладостный, миндаль сухой,
На белизне чернеют чашек звенья
И мир расчерчен шахматной доской.

Но рушит весь ин-янь незрячий Борхес:
Добавив в кофе пряный кардамон,
Обрёл во взгляде неземную зоркость
И наш Укбар развоплотил во Тлён.

Напиток стойкости - цветёт на круче,
Нектар веселья - душам молодым,
Тому, кто пьёт, он ум даёт могучий
И рой прозрений - кто глотает дым…

21:20 

Римскому Другу

Sin muedo

Что смуглый шёлк струятся между пальцев
Твоя улыбка, кожа и дыханье:
...Натягивать и вышивать на пяльцах
Причудливые руны мирозданья.

Волос твоих темнейших изобилье
Раскинулось по стану гобеленом:
...Основой натянуть для древней пыли
Утка, что свита в вервие для плена.

Так арфою изогнут ты упруго,
Что харфами звенят лады и струны,
На нотный стан ложатся друг за другом
Знаменья, начертанья, солнца, луны.

И ткётся век узорным покрывалом
Из времени, в котором нас лишь двое.
... Понуждены Уробороса жалом
Родить Единое, пребыть в Покое.




10:20 

И ВСЕГДА БУДЕТ СОЛНЦЕ...

Sin muedo

Сначала люди кушали уличных сизарей: птица сорная, тупая, злобная - в общем, никакого сходства с голубками Пикассо. Затем настал черёд лосей и лошадей: заходят на дачные участки, щиплют сочную травку, детей пугают. О диких кабанах вообще чья бы корова мычала (тем более какой уж там крупнорогатый скот, давно истребился): вытаптывают без жалости всю траву, которая куда больше их самих нужна для жизненной биосферы. Собаки и кошки некоторое время удерживались на плаву - они умели встраиваться в сообщество. Все, кроме одичавших и потому составляющих прямую угрозу здоровью и жизни человечества.
А потом покатилось по наезженной колее: особь за особью, вид за видом. Нет, растительности в результате оказалось так много, что вегетарианцы вообще ничего не почувствовали: даже те, кто добавлял в рацион молоко (восстановленное из растительных жиров) и яйца (синтезированные из нефти). Но остальные люди довольно быстро испытали смертельную нужду в мясе. Включая рыбу.
Ювена не застала этого времени - родилась в самый Год Великого Пересмотра. Незадолго до того Землю посетила Макроинфекция - непонятного типа вирус, который целеустремлённо убивал вырожденных грудничков, немногим достигших года. По счастью, неудачных: синдром Дауна, гемофилия, муковисцидоз и всё такое прочее.
Самым любопытным для медиков было то, что под воздействием заразительного агента ноль ноль семь трупики не разлагались, а, в отличие от мяса животных и людей, как бы мумифицировались. Их не приходилось держать в холодильниках, где они вместе с водой теряли необходимые для жизни вещества, переохлаждать или подвергать вакуумной сушке.
- А почему было нельзя их похоронить? - спрашивала маленькая Ювена.
- Врачи хотели выделить заразный агент и попробовать с ним бороться, - важным голосом говорили ма-Нинеля или па-Ивисталь. - Лишь потом их осенило...
читать дальше

10:03 

ДЕВОЧКА И МРАЧНОБОР

Sin muedo

Борил, Борька был типичным альфой. Желанный сын, родился на год позже Светаны и пошёл в рост неукротимо. Она-то всегда была тощей, слабенькой, как все незапланированные младенцы, даже питательную смесь из бутылочки сосала халтурно.
Вообще-то не стоило бы жаловаться на судьбу: родители заботились о Свете как подобает. Из-за дочкиных лёгких ещё до появления вожделенного мальчишки переселились ближе к Заповеднику - посоветовала патронажная сестра. Ближе к натуральному источнику кислорода, хвойно-лиственных и плодово-ягодных ароматов.
Место было, к счастью, не весьма популярное и оттого, в общем, недорогое. После того, как люди научились химически высвобождать кислород из аш два о и це о два, исчезла необходимость высаживать деревья взамен погибших и подтоплять сотни квадратных километров дефицитной почвы. (Наука в своё время категорически высказалась на тему того, что болота, возникшие натуральным путём, дают втрое-вчетверо больше эликсира жизни, чем лесной массив.) Мегабашни, спальные и пищепромышленные, покрывали планету сплошной коркой, но рядом с заповедником были заселены негусто - тем более по сравнению с модным ноу-хау, океаническими домами на далеко выдвинутых в воду платформах. Особенно дёшевы были этажи с первого по двадцатый.
Сам заповедник, один из десятка-полутора, существовал по крайней мере с тех пор, когда все взрослые озаботились - сохранить для детей прежнюю Землю. Хоть какой осколок или шматок.
Поэтому дикую природу отчасти проредили и облагообразили, отчасти укрепили саженцами редких пород, генетически возрождённых в лаборатории, расчистили озерцо-другое, обнесли высоченной изгородью и оставили как есть. Планировалось иногда заводить туда экскурсантов, но в целом человечество не стремилось к такому времяпрепровождению. Даже самый неискушённый инвестор предпочитал возводить новые жилые громады на изрядном расстоянии от массива.
читать дальше

18:02 

ЗДЕСЬ Я ОСТАНУСЬ

Sin muedo


Здесь оазис тёплой земли посреди навсегда опустевших морей,
Непочатая воля, рай для зверья, радужный путь во дворец.
Я лишь гость одинокий с ключом от запретных дверей,
От дрожащих в смятении струн, от хрустальных сердец.

Ухожу весь в слезах - не сыскал для себя обнимающих рук.
Девству и чистоте не причастен, к себе неспособен на жалость.
Хоть не мир, но война и мятеж утвердились во мне и вокруг,
Хоть не ищут меня, не зовут, только - здесь я останусь.


17:22 

Ворон и Вороненок

Sin muedo


Прежнему господину Оде пришёл конец в тот год, когда молодой господин Ода стал на пороге мужества и оттого стремился испытать себя в настоящих сражениях. Отцу следовало бы по такому случаю приискать ему невесту из клана не менее знаменитого, чем их собственный, - глядишь, и успел бы натешиться внуками. Но сватовство - дело непростое, следовало взвесить и расчислить многие обстоятельства. О том же, что ему самому проткнут туловище и отправят на тот свет в самых что ни на есть цветущих годах, господин Игерасу не помышлял. Хотя и говорится, что истинный воин должен быть всегда готов к смерти, но хлопот ближнего мира это вроде бы не касается - идут и идут себе чередом.
Молодой же господин, приняв в руки замок и прилежащие к нему земли, изволил сообщить родичам, что ни в каких советах не нуждается, тем паче по поводу женитьбы. Был он не по годам властен, весьма хорош собою и непрестанно совершенствовался во всех искусствах, приличных юноше из знатного рода: игре на лютне, сочинении стихов, изысканном выведении знаков письма, ритуальном заваривании зелёного и красного чая, владении всеми видами оружия, которые были в ходу в окрестных землях, и верховой езде. Последнее любил он пуще прочего и нередко говорил, что чем больше он узнаёт человечество, тем нежнее любит лошадей. В известной мере эта симпатия распространялась и на конюхов - несмотря на то, что вычёсыватели репьёв и разгребатели навоза относились к самой низшей касте и стояли выше разве что кожемяк, мыловаров и золотарей.
Девочка Мори была самой неприметной из слуг младшего Оды, несмотря на то, что наносило от неё конским духом куда как крепко. Ростом по плечо самому хилому из домочадцев, глаза и брови слишком широки, нос чересчур выступает на лице, ключицы длинны, талия плоска, икры ног мускулисты. К тому же волосы ей вечно отхватывали почти до самого корня - так полагалось рабе, да и всякая вонь меньше прилипала, - и торчали на голове какие-то несуразные клочки цвета сажи. Не то что у господина Оды, который отращивал гладкие чёрные пряди, пока они не достигали пояса, а потом каждый день сплетал их в косу и закреплял на затылке двумя стилетами в тугой узел: причёска благородного воина.
В общем, только и было в Мори доброго, что груди, - широкие в основании, резко сходящиеся к соску и такие маленькие, что обе их можно было обхватить одной мужской ладонью. Считалось, что из таких десятилетних отроковиц, как она, вырастают обильные молоком кормилицы, ибо природа, взращивая их, не тратит усилий на обкладывание женского естества салом.
читать дальше


@темы: любовь самураев

09:56 

ТРИ КНИЖНЫХ ПСА

Sin muedo

(Подражание Редьярду Киплингу)

Крепких ирландцев трое Айрина скелы блюдут,
Рыжих пара и Чёрный на форзаце воплощены.
В кельтском зверином стиле облики сделаны тут,
Выплелись, переплелись, будто небыли древние сны.

Слово о Чёрном Борзом. Браном прозвали его.
Финна Мак Кумала друг, лучший дар королей.
Волка загонит, для вас не пощадит ничего,
Нежен с детьми; но враг не соберёт и костей!

Он долговяз и нескладен, краток Чёрного век,
Сердце нежнее мускулов - храбрый недолго живёт.
Встал на дыбки - и плотью вырос прямой человек,
Только душа поболе твоей - мигом прянет в полёт.

11:29 

ВИНТАЖ

Sin muedo



Родственники девочки, появившейся на свет как раз после великой войны, съездили в оккупированную Германию и привезли ей в подарок куклу. Даже двух - одна была назначена другой племяннице, но там что-то не склеилось: выросла, потерялась в магаданских просторах, в общем, мы не о том.
Одна из кукольных барышень была блондинка, другая - тёмная шатенка, обе с целлулоидными головками и туловищем: натуральный человеческий волос был мелкими прядками вставлен в отверстия и завит на папильотках, глаза сделаны на протезной фабрике и ничем не отличались от натуральных, кроме размера. Может быть, это и были настоящие: грудное дитя после войны нередко оказывалось без глаза. Они вращались и закрывались веками при помощи противовеса, прикреплённого к задней части головки: то была гирька с рычагами, до которых добирались, произведя небольшую трепанацию. Ресницы, тоже сугубая натура, целомудренно опускались на щёчки, круглые и стыдливо румяные. По дороге в Россию кто-то успел изрисовать блондинку химическим карандашом: новая хозяйка, несмотря на малолетство, догадалась протереть куклу столовым уксусом, но естественные краски от того исчезли с лица напрочь. Зато проявились поры, до того забитые румянами. Ротик был навечно сложен в загадочную полуулыбку. показывающую два передних зуба. Тельце, наряженное в натуральный шёлк, темно-синий с белыми разводами у шатенки и светло-голубое у блондинки, было совсем детским - грудной младенчик с пищалкой. Правда, оно было из отличного бежевого целлулоида, каждый ноготок и каждая перетяжечка были видны, а ручки и ножки легко поворачивались - к туловищу их притягивала резинка. Пищик на спине издавал вполне грудничковые вопли, в пинетках из кожи было невозможно ходить - такие гладкие и скользкие были подошвы.
- Как ты их назовёшь, Галюша? - спросил родственник.
- Тёмненькую - Марго, светленькую - Рита, - ответила та без запинки.
- Это же одно и то же имя, - удивился он. - Маргарита.
- Какое красивое. Маргаритка - это цветок. Такие бабуся каждый год высаживает в землю под вишнями. Они ведь сестры, правда?
- То есть пускай поделят одно имя пополам? Ну ладно. Твои. Как хочешь, так с ними и обращайся. читать дальше

19:05 

ДВОЙНОЙ АНКЛАВ

Sin muedo

"Господи, ну что за уродка, - думал отец, развёртывая ноут таким образом, чтобы голография мужчины, плавающая над экраном, во всей красе показалась на той стороне защитного пузыря. Это на случай, если принимающий монитор окажется выключен. - Когтистые птичьи лапы вместо рук, очки вместо изящных корректирующих линз, комки слуховых протезов по обеим сторонам головы, редкие полуседые космы и эта жуткая бугристая кожа в белесых пятнах. Лик льва - или скорее львицы".
Дочь его была заражена, как и почти все женщины на Земле. Особая разновидность вялотекущей лепры, "Белая болезнь", что названа так с лёгкой руки Карела Чапека. Бацилла передаётся через мужчин в результате контактов особого рода, но поражает лишь противоположный пол. Так сказать, гемофилия наоборот. Наследственным заболеванием, однако, в отличие от последней не является и никаким медикаментам не поддаётся в принципе. Женщина до того, как умереть в возрасте, который раньше называли цветущим, успевает зачать от одного до девяти младенцев. Рождённые мальчики по внешней видимости здоровы, девочки уже больны в латентной форме, которая неминуемо даст о себе знать. Но какое-никакое, а продолжение жизни на планете.
- Вот, Машуня, - говорит отец, не поднимая головы и стараясь не видеть то, что находится по другую сторону границы. - Новый претендент на твою руку.
- И свободу, - вставляет она будто бы про себя. Отец невозмутимо продолжает:
- Красив, спортивен, характером покладист. Если не мультимиллионер, то весьма близок к этому. Собственный остров на Средиземном море, девственные леса, разработки поделочного мрамора и кварцитов, уже выправлено разрешение на строительство особняка для тебя, где ты можешь родить и воспитать мне внуков.
читать дальше

12:44 

ПУТЬ К ВЕРЕСКУ

Sin muedo


   Я люблю метро "Маяковская" за то, что туда входишь по ступеням. Их много, их реально много, но они хотя бы никуда из-под тебя не денутся.
   Это во мне давняя шиза говорит. Наверное, никто уже не помнит, как торжественно открывали метровскую ветку до Новогиреево и как там случился крутой обвал подвижных лестниц.
   Советский человек - он как до того инцидента в метро привык ездить? Одной рукой держится за перила, а другим глазом смотрит на гнутое фанерное пространство посерёдке - чтобы в случае аварии мигом туда сигануть.
   Ну вот, когда под Новогиреевым все гармошки сразу сложились в слаломную горку и народ начал по ней скатываться, многие вскарабкались на эти хлипкие разделители с фонарями и решёточками громкоговорителей, по которым как раз не объявляли, что находиться в междурядье - опаснее всего. И через проломы в фанере попадали прямо на огромные вращающиеся шестерни, которые продолжали двигать полотно. Дежурная, тупица, со страху замешкалась дать подземному рабочему люду сигнал к остановке. Те, кто остался в живых, говорили - прямо в шматы мяса людей полосовало. А кто посмелее и посообразительней - те съехали вниз в кучу малу и передавили друг друга до кровавых синяков, попереломали кости, но в общем и целом остались живы.
  
   Вот за такие возникающие в голове мысли я и тянусь всякий раз на Маяковочку. Ностальгия по былым временам. Тем более, что площадь над нею, что сама станция - красоты необыкновенной. Честь и гордость нашей былой родины. Полы из простого мрамора, обводы колонн - из особенного: тёмно-серого уфалейского. По колоннам и потолку широченные дуги - рельсы из дорогущей хромированной нержавейки. Говорят, мальчишки прежних времен по ним медные пятаки на спор катали. У самых удачливых монета пролетала до верха и оттуда спускалась по тем же стальным каналам.
   Но самым заманчивым там, внизу, были две вещи: инкрустация низа колонн из кусков родонита, или орлеца, цвета вечерней зари, что наутро обещает грядущую непогоду, и мозаичные панно художника Дейнеки в глубоких потолочных фонарях-кессонах. Чтобы рассмотреть каждую, надо было опрокидывать голову под прямым углом к спине, а уж полюбоваться на все сутки Страны Советов - это ж никакой шеи не хватит. Свернёшь напрочь.
   Словом, иностранцев всяких наводило сие на мысль: как же богата эта варварская страна, если может бросать деньги на ветер. Тем более что ушлые граждане Страны Советов порядочно-таки наковыряли себе багряных камушков: вместо выкрошенного сиял цемент, выкрашенный в том же стиле.
   ...А ещё здесь, на Маяковке, в годы войны было самое главное парадное бомбоубежище. Теперь про это как-то подзабыли. И никто не догадывается, глядя на доходящие до потолка мощные створы, что перекрывают весь проход, а внизу катятся по узким полукруглым желобкам, что в один непрекрасный день они поедут по хорошо смазанной колее, сминая напирающую извне публику в кровавое месиво, и наглухо запечатают счастливчиков в подземном нутре. Дожидаться конца военных событий.
  
читать дальше

21:37 

ТРИ СВЯЩЕННЫХ ВЛАГИ

Sin muedo

I. Кровь земли (Эрешкигаль в роли Геи)

Не верю, что будут забыты три вещи:
Терпкий запах распалённой женщины,
Дух застоялого жеребца из королевской конюшни,
Ритм, что выбивают они по застывшей от хлада дороге.

Не думаю, что перестанут влечь три вещи:
Молочный запах новорожденной плоти,
Млечный Путь в опрокинутом навзничь небе,
Тёмное серебро бескрайних просторов Галактики.

Не знаю, чем кончатся для людей три вещи:
Пурпурное величие бесконечных сражений,
Смрадная алая липкость земли под ногами,
Острый серп над багряной осенней Землёю.

Тройная жертва мне от живущих:
Мужчина дарует семя,
Женщина дарит молоко,
Оба проливают кровь без счёта.
читать дальше

19:55 

РЕБЕКОТ

Sin muedo

Диспозиция и дислокация таковы. В двух кварталах от нас стояли православная церковь и напротив неё - синагога. Священники первой прикармливали бродячих псов: внутри святыни им, натурально, места не было - поганая тварь. В подвале синагоги во множестве водились кошки - на птичьих правах. Наружу выходили редко: собаки на них охотились. В нашем музее - а это, прикиньте, центр столицы - свирепствовали мыши и крысы. Типа откроешь дверцу холодильника - малые мышенята врассыпную, заглянешь в ларь с войлочными тапками для посетителей - а оттуда глядит на тебя матёрый крысиный барон и не спеша ухмыляется. Это не беда, это всего-навсего бабские страхи, но у нас же ЭКСПОНАТЫ! Ценные! Жирандоли там, шандалы, ломберные столики, фамильный портрет Петра Первого из разноцветных серных спичек...
На счастье, повадился в музей умелый котяра из помоечных: грубый такой пегаш, бело-чёрный, на голове чёрная же шапочка. С ушками. Говорят, что мыши уходят из места, где пахнет кошкой. По поводу крыс сомневаюсь. Питался наш любимец явно не одними вахтёршиными объедками. Раздобрел, размордел, проник в доверие. Однажды напугал: директриса заметила, что у него с чего-то физиономия распухла.
- Вась, покажи бо-бо! - манит.
Он приблизился, вальяжный такой, - а из приоткрытой пасти у него крысиная голова торчит. И выложил это самое перед её ногами.
Убил, типа, и гордится напоказ.
Похвалили, конечно. По-ощрили. Поп-просили з-заходить ещё.
Тут как раз март. Идёт наша директриса, гуляет по проспекту и видит Васеньку. Гладит по головке, нежные слова приговаривает.
На этих словах из дверей синагоги выходит раввин. Классический такой: шляпа, пейсы, холёная борода.
- Ваш? - спрашивает.
Директриса мнётся.
- Навещает, - говорит наконец. - А что?
- Этот исламский террорист всех наших кошечек оприходовал!
Голос у него не сердитый. И отвечает наша старшая ему в лад:
- А вы прикажите, чтобы он им всем гет написал. Разводное письмо. Тогда примем в музей внештатным сотрудником. Только чтобы алименты уплатил.
Вася же сидит, переводит глаза с одного на другую. Что там у него в мозге делается - непонятно.
Разошлись миром.
Но где-то в конце апреля, ранним утром, смотрим - идёт наш кот, в зубах поноску несёт. Кладёт наземь.
Чудесная кошечка, тык в тык он сам: в чёрных пежинах, ясноглазая. Даже кипа вырисовывается на головке.
Лучшая из приплода. Алиментная. Зацепилось в папочке слово и укоренилось. Как он своё дитя тащил за шкирку через все опасности - не знаю. Талантлив, стервец. Мура - тоже. Вот только мышей не ловит: не осталось их у нас в музее совсем. И крыс. Один "китикэт". Мы его по смежности ребекотом называем.

14:36 

Дети Вдовы

Sin muedo
,


Дети Чёрной Вдовы,

что в Виндзоре правит...


С кончиков ног до макушки.
Сначала - цельнотканое гимнастическое трико с отверстием для головы. Кручёный шёлк, натуральная латексная нить: шелкопряд, пьющий сок гевеи, так ей думается. Трикотаж в равной степени податлив и держит форму. Ступня сразу делается узкой, с крутым подъёмом, и маленькой - никаких подагрических шишек, что вы. Икры соблазнительно округлы, живот, бёдра и ягодицы очерчены божественным циркулем, груди мягко колышутся в плену, руки от запястий до самого плеча выточены на токарном станке того же в вышних мастера. Кисти рук... нет, о них позаботимся позже.
Корсет. Ни стальных пружин, ни пластин китового уса: плотная гибкая кожа, которая вмиг делает талию похожей на ствол юного деревца, горделиво распрямляет спину. Двойная чаша лифа принимает в себя нежную млечность грудей и возносит к небесам. Вместо шнуровки спереди ряд плоских крючков. Никакой необходимости в докучной и дорогостоящей прислуге. Внешняя оболочка, которая легко облекает и сохраняет форму сама по себе. Так могло стоять без женщины внутри старинное платье из золотной парчи.
Раковина устрицы. Панцирь майского жука.
читать дальше

15:17 

ЖУРАВСКИЙ И ЧАПЛИНА

Sin muedo


Раз в месяц, в вечер перед "вик-эндом", Игорь Сергеевич Журавский с предельной тщательностью моется в ванной. Кран привычно течёт, попытка принять душ едва не кончается мировым потопом, зато вода - кипяток, до того старательно греют в котельной.
Затем он растирает полноватый торс льняным махровым полотенцем, скоблит седину на щеках и подбородок антикварной электробритвой с сеточкой на плоском рыльце и благоговейно обряжает себя в хлопковое бельё, рубашку и выходной серый костюм. Пиджак отчищен всеми имеющимися в наличии средствами вплоть до керосина. Складка на брюках заглажена так жёстко, будто самого Игоря Сергеевича только что достали из сундука и расправили, чуть надув. Галстук, ради надевания которого воротник рубахи вздёргивается под самые уши, чуть попахивает медовым табаком. Игорь почти некурящий - табак по старинке держит для моли. Чтоб не заводилась, понятное дело. Прыскается одеколоном - не "Шипр", конечно, но чтобы перебить запах любимой "водовки", вполне сойдёт. А то "она" всякий раз нос воротила, наведываясь в холостяцкую конуру, пока не надоело вконец.
Вот теперь полный кавалер. Ботинки и драповое пальто, сандалеты и плащ, а также привычный картуз или берет не так важны - все равно снимать придётся.
читать дальше

Странник по Временам

главная