Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:39 

СВАТОВСТВО К ИРУЙН

Sin muedo

В 697 году н.э. по настоянию аббата Адамнана в Ирландии был принят закон, освобождающий женщин от воинской повинности.
До того и отчасти вследствие того ирландские женщины пользовались практически теми же гражданскими правами,что и мужчины, и участвовали во всех мужских делах.

Историческая справка



Эту повесть мой славный дед по имени Бран рассказывал не иначе как взяв на колени самого крупного из наших дворцовых котов и поглаживая его по ушам и по пузу, а потом слегка приподнимая его с места за большие уши с кисточкой на конце, отчего тот начинал зло урчать без перерыва:
- Мррр-миау-ау-ау-ау-а! Миау-у-рр!
Похоже на боевой клич? Именно так, по словам деда, пели, разъярившись, прекрасная дама Ируйн и кавалер по имени Ирусан, славнейшие из славных. Те, от которых есть пошла вся вертдомская кошачья порода.
И сразу же после этого, откашлявшись, дед начинал говорить.

Был в одной из ирландских земель владыка по имени Эоган. Его любимую дочь Айфе воспитывали двенадцать женщин благородной крови, чтобы привить ей любовь к учености, чувство долга и хорошие манеры. Содержались все эти женщины вместе с Айфе в отдельном доме, красивом и хорошо укрепленном.
читать дальше

18:34 

БЕЛОВЕЖСКИЙ ДУБ

Sin muedo

Июль 1863 года был дождливым. Эти дожди превратили дорогу в подобие знаменитых полесских болот, что простирались ныне по всей здешней земле, захватывали леса и подступали едва ли не к самой пуще, однако старый рыдван ещё кое-как удерживался на раскисших вдребезину колеях. Только раненый, которого мотало из стороны в сторону, то и дело поправлял очочки, фатальным образом падающие с носа, или слегка сжимал левой рукой правое плечо, чтобы уберечь его от столкновений либо со стенкой, либо с молоденькой и хрупкой сиделкой. Обложиться подушками или хотя бы улечься поудобней и вытянуть ноги в присутствии дамы казалось ему непристойным.
- Ничего, пане Ромуальд, - приговаривала она при каждом особо сильном толчке, пытаясь хоть как-то придержать своего подопечного. - Едем не первый день, до границы уж немного осталось.
- Зовите меня лучше кузеном, пани Эльжбета, - сказал он, машинально прихорашивая роскошные чёрные усы. - Надо всё время репетировать, а то невзначай у самой цели проговоритесь, кто я есть на самом деле.
- Да кому тут подслушивать? Вон Апанас вам подтвердит, что тут одни жабалаки нашу речь понимают, а уж они русским не выдадут.
Апанас Телещук был их пожилой кучер, на морщинистом лице которого время как бы отгравировало страдания и муки трёх мужицких поколений, сменивших друг друга на его памяти. Невозмутимый, немногословный и верный - именно потому и взяли с собой именно его, а не кого-нибудь помоложе и лучше умеющего управляться с парой пегих "лесных" коников, попавших в запряжку, кажется, и вовсе по недоразумению. Сфинкс, который хранит загадку многовекового прошлого, тяготеющего над настоящим и опрокинутого в будущее, подумала про него Эльжбета как бы чужими словами, куда более взрослыми, чем она сама.
- Жабалаки? - переспросил "кузен".
- Местные царевны-лягушки, если этот образ вам ближе, - улыбнулась она. - Только до превращения: оттого с виду они не очень-то пригожи.
- Как вся эта земля.
- Как вся моя земля, - акцент на личном местоимении был совсем незначительным. Мелкий дождь барабанил по крыше экипажа, стирая слова, небесная хмарь прятала выражение глаз.
читать дальше

13:50 

МАМАНЯ И ТЕРРОРИСТ

Sin muedo

ПЬЕСА

Фантасмагория из нереального, но очень близкого будущего

Действующие лица:
Анна Васильевна Волкова, по прозвищу Маманя. Лицо без определенного возраста.
Андрей Волков, ее сын, по прозвищу Дрюня, 33 года.
Ольга Волкова, ее дочь, по прозвищу Оль или Хёль, 30 лет.
Лена, дочь Андрея, по прозвищу Ленивка. 6 лет.
Ибрагим Ад-Дауд Абу-л-Фатх Инсани (Инсанов), российскоподданный. Лицо без определенного возраста.
Тяпчик, шенок. 1 месяц. Без отчетливых реплик.

Когда занавес открывается, мы видим перед собой типичную прихожую в пятиэтажке, обреченной на снос. Вся мебель состоит из большого компьютерного стола, естественно, с компьютером на нём, вращающегося компьютерного стула и ниши для верхней одежды, наглухо зашторенной вторым занавесом с помпонами. Дверь направо ведет на кухню, дверь налево - на лестничную клетку. Между столом и нишей расположено окно с балконом - такая же дань сценической условности, как и большой метраж помещения.
Андрей, худой парень довольно обыкновенного вида, бойко стучит по клавиатуре. Из кухни доносится запах слегка подгоревших котлет, практически видимый невооруженным глазом.
Андрей: Оль, у тебя там всё в норме? Обед когда будет?
Ольга (глуховато): Уже. Вовремя перевернула и чаем сбрызнула.
Андрей: Надеюсь, на четверых хватит. Вернее, троих, кое-кто сидит на одной ботве. Кстати, эта... Аннушка где?
<читать дальше

12:34 

ПОХИЩЕНИЕ ИЗ САРАЯ (Продолжение "Мамани")

Sin muedo


ПЬЕСА

Романтический фарс из далекого будущего

Действующие лица:


Леночка Волкова, тощий и нечесаный подросток лет 15-16 от силы.
Багира, темный африканец, 25 лет. Строен, длинноног, изыскан.
Сетанта, ирландский борзой волкодав, 10 лет.

Время действия - лето или поздняя весна. Совершенно необязательно, чтобы это был день Петра и Февронии. Намек на жаркое лето 2010 года случаен.

Картина, предстающая взорам после открытия занавеса, представляет собой забор, который перегораживает сцену по всей длине. По левую руку от зрителей - добротный бревенчатый дом, прямо - ворота и калитка, налево - изящный сарай из вагонки типа блокхаус, который по умолчанию оказывается заглавным героем пьесы.
Леночка выходит на крыльцо сарая и выплескивает на траву помои из большого круглого таза. На ней нечто среднее между вечерним платьем-мини и тренировочным костюмом, ноги босы, светлые волосы нечесаны.
Багира (подходит к забору с левой внешней стороны): Простите, супруги Волковы сейчас на даче?
читать дальше

11:53 

О СМЕРТИ

Sin muedo


Каждый человек, отодвигает в сторону мысль о смерти. Смиряясь с неопределённостью существования - иначе можно сойти с ума. Ситуация моих любимых книг, чужих и собственных: твой жребий уже измерен и определён, ты знаешь, что до поры ничего смертельного с тобой не случится - но и судьбы не обмануть. День уже назначен. Ты можешь рисковать собой во имя своего заветного - любви, чести, справедливости. (Отбросим в сторону ситуации, когда из-за твоей смелости ты проживёшь сколько-то бессмысленным "овощем" или - что куда хуже - страдальцем.) Это и есть свобода, доступная всем, отринувшим экзистенциальный страх.
Говорят, есть на свете люди (по крайней мере, одна женщина в Южной Америке), у которых по физиологическим причинам сохраняется вся эмоциональная сфера - помимо чувства страха. Но это всё-таки не наш случай.

11:42 

О ЦЕННОСТИ ЖИЗНИ

Sin muedo

Если для человека самой большой ценностью на земле является человеческая жизнь, как ныне пропагандируют, - это по умолчанию его собственная, личная жизнь. Вроде эмпатии. Общее рассуждение плавно переносится на себя самого, частное движется в обратную сторону, распространяясь на всё человечество.

Признак цивилизованности.

Только вот, опасаюсь я, подобный человек никогда не отдаст свою жизнь так самоубийственно просто, как отдаёт варвар. Японский самурай, скандинавский викинг.
Для него вскоре не станет ничего более высокого, чем собственное физическое существование. Честь, достоинство, любовная страсть из тех, что способны создать и сокрушить миры... Всё он низведёт до вполне терпимого и безопасного уровня.

Я, разумеется, скептик...

16:53 

СУКИНО ОТРОДЬЕ

Sin muedo

Вначале был ПИСК. Тихий и назойливый, как застарелая зубная боль, визгливый, точно сверло ультразвуковой бормашины, которая набрала обороты.
Библиодевочки, которые вышли покурить у служебного выхода, в темноте не сразу обнаружили источник звука: крошечного щенка, что лежал посередине осенней лужи и как мог возмущался жизнью. Сначала девицы побросали сигаретные бычки в воду рядом с собачонкой, очевидно, желая её согреть. Но тотчас в раскаянии подхватили на руки, кой-как обтерли и затащили внутрь - замдиректора, Виктория Игнатьевна, дама в летах и в теле, слыла закоренелой кошатницей и собачницей.
- А тварь-то мамкина, - деловито вынесла она вердикт. - Животик толстый, кормленый, оттого и лапки подгибаются.
- Неужели выбросили?
- Кто выбросил, а кто и подобрал, - хмуро ответила Виктория. - Или сама родительница подкинула.
- Кто это - мальчик или девочка? - с трепетом в душе спросила Инга, ответственная за щенячий принос.
- Девка, - ответила Виктория, - еще и месяца нет. Хочешь для себя?
- Нельзя, - вздохнула та, - мама кошек не любит.
- Я зато очень, - хмыкнула Виктория, - два сиамца, норовом типичные красные кхмеры, и еще один голимый санкт-петербургский сфинкс. Мигом пустят на закусь. Чётко не хочешь собаку, значит?
И никто не хотел чётко - по всяким разным причинам. Мама, папа, муж, котяра, бультерьер...
А конец рабочей смены уже близился.
читать дальше

15:24 

ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ

Sin muedo

После осени - хотя это вполне приемлемое для моей слегка наигранной меланхолии время года - больше всего я люблю одиночество. Эти две стихии схожи в чём-то, составляющем самое зерно их сути.
С молодости мне были необходимы два часа полного, ненарушимого одиночества, иначе меня постигала странная нервозность на грани психоза. Моим родителям и дружкам это, разумеется, не очень нравилось.
Одиночеству, какое я люблю, возможно предаваться в толпе с тем же успехом, как посреди чистого поля или в пыльном прямоугольнике квартиры. Только надобно позволить людям обтекать твое тело так же безразлично, как это делают воздух или музыка. Можно даже отвечать на вопросы общего характера, дабы не прослыть невежей. Главное - не пускать никого внутрь себя.
Но что такое - "себя"? Что такое "я сам"? Где у него стены?
Может быть, это вовсе не крупица с тяжестью чёрного карлика. Вполне возможно, это - зародыш новой Вселенной.

17:04 

РЫБА-СОЛНЦЕ, РЫБА-ЛУНА...

Sin muedo

Лучить рыбу лучше всего поздней осенью, когда ночь темна, вода светла и погоды стоят самые тихие. Лодка легка, крепка и остойчива, широкие вёсла не плещут, костерок из длинных березовых щеп, что разжигают на чугунной решётке, положенной на нос, даёт бестрепетное, тихое пламя, морозец куёт реку, что кривой сабельный клинок, одевает берега в ледовые ножны, осаживает на дно всякую муть. Дядюшка гребёт, я стою, насторожив острогу: то ли широкие вилы с зазубренными концами, то ли копьё о семи зубьях. На рыбалке говорить не положено, но если слова будут не громче мыслей... Или сами этими мыслями станут...
"Отчего так назвали нашу охоту? - думает дядюшка. - От "лучина" - потому что лучину собираем в пучок или жжём? От "лук" - ведь малую, что копьецо, острогу инородцы на тетиву кладут. Или вовсе от "луч" - потому что тянется глупая рыба к ясному свету, как и сам человек?"
"Лученье - весёлая охота, хоть и нешумная, - думаю в ответ. - Большого умения требует и твёрдой руки. Нерослую, непромысловую рыбу и захочешь - не тронешь. Щуку-обжору, щуку-хитницу, что живых уток на дно затягивает или мальков через зубовный частокол процеживает, - нелёгкое дело добыть и почётное. А жереха, и язя, и голавля, и налима доброму охотнику сама судьба дарит, когда срок им вышел свободно гулять - только и сил осталось, что стоять на дне, ил плавниками мутить".
читать дальше

15:31 

КОБЫЛИЦЫ ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ

Sin muedo

В знак владенья Хиджазом Пророку как дань
Пять кобыл привели бедави:

Хамдани как булат,
Что дамаск - Кохейлан,
злата слиток - Хадбан,
медный щит - Обейан,
Серебро - мою Сиглави.

И теперь они бродят меж райских полян,
Не сминая копытом травы:

Хамдани словно нард,
Что рейхан - Кохейлан,
чистый мускус - Хадбан,
и шафран - Обейан,
роза белая - Сиглави.

В день, когда заклокочет небес океан,
Пять пылающих звезд призови:

Хамдани - как агат,
морион - Кохейлан,
алый яхонт - Хадбан,
сердолик - Обейан
жемчуг рос - мою Сиглави.

В блеске прянут из туч - по ветрам, по горам -
Над землею, погрязшей в крови,


Хамдани словно смерч,
ураган - Кохейлан,
и зарница - Хадбан,
и рассвет - Обейан,
снег чистейший - моя Сиглави.

Через пять континентов, пять варварских стран -
Воплощением гневной любви:

Хамдани словно смерть,
словно суд Кохейлан,
и расплата - Хадбан,
и мольба - Обейан,
и прощенье - моя Сиглави.

...В знак владения миром Мессии как дар
Пять кобыл приведут бедави:
Хамдани, Кохейлан, Обейан и Хадбан,
но прекрасней всех - Сиглави.



14:14 

КХОНДСКАЯ СВАДЕБНАЯ ПЕСНЬ

Sin muedo

(Кхонды - племя высокоразумных волкопсов)

Каждый шаг твой - песня в полнолунье
Пред лицом Владычицы Приливов,
И земля покорно принимает
Царственную поступь лап упругих.

Запахи твои слепят, как солнце
В сердцевине налитого полдня,
И хвоста благое мановенье -
Точно луг цветущий, многотравный.

Очи - жизнетворные озера,
Шерсть твоя - вся в звёздах тьма ночная;
Ряд сосцов - молочное сиянье
Каравана, что сквозь небо протянулся.

В темноте таинственного лона -
Бездна предначертанных рождений.
Дай и мне в нём к жизни возродиться,
Ты, сокрытых помыслов ведунья!



10:19 

ДЕРЕВЬЯ СУТЬ ПОЭТЫ

Sin muedo


И вдохновенная невнятица,
И ритма звон прибойно-пенный
Валами по планете катятся
И прорицают во Вселенной.

Стихи приходят иль приходятся?
Стихии - к месту или мимо?
Весна землёй до слёз набродится,
А лето пламенем палимо.

Сентябрьский воздух кристаллический,
Хрусталь и пух воды декабрьской
В утробе прячут огнь языческий
Листвы - резной тиары папской.

Поют, цветут легенды древние,
Где кроны - строфы, ветви - строки, -
Что есть Гомеры меж деревьями
И в мире мы не одиноки.

10:16 

О СНАХ И СТИХАХ

Sin muedo

Иногда - и даже часто - стихи возникают, как и сны, помимо твоей воли. Некие разрозненные лоскуты,взвесь капель, не желающих слиться, вдохновенная невнятица. Усилие прилагается к тому, чтобы слепить, сметать, сотворить из хаоса слов нечто вменяемое. Истолковать образы по Фрейду, Юнгу, соннику. Но делаются ли оттого наши стихи, наши сны - лучше? Магичнее?

09:50 

МУАЛЛАКА (нанизанная)

Sin muedo

Я разменяю солнечный динар
На тысячу серебряных дирхемов
И буду петь, как рыбка в полнолунье,
Роняя кверху цепи жемчугов.

Когда суровый кипарис весна
Гирляндой из багряных роз овеет,
Я замолчу, как соловей на круче
Ночною безоглядною порой.

Как летний зной на острие клинка,
Звезда на месяце сияет несравненно:
Так я в себе самом не скрою муку
Из хляби водной нерождённых строк.

Закалены в горниле чистом льда,
На волю вырвутся отточенные бейты,
Трубой победной огласив осенний путь,
Как жеребцы, что пущены вдогон.

Когда ж погаснет слов моих накал
И перлами немого красноречья
Нанижется на нитку золотую,
Тогда настанет мой последний год.

18:10 

РАКОВИНА И ЗЕРКАЛО

Sin muedo

Каждый солдат носит в своем ранце маршальский жезл. Любая ракушка, что живет на речном или морском дне, даже на плоской литорали, мечтает вырастить в себе жемчуг, равного которому нет на земле, да и на небе, пожалуй, тоже!
Вот и заглатывают, затягивают в себя всякую дрянь из воды - это я о самых жадных и наглых. Скромницы тоже, хоть и нечаянно, а получают-таки свою занозу, свою язву в плоть; результат в обоих случаях практически один и тот же. И больно, и противно, и мочи нет обволакивать своей слизью - так долой ее, эту соринку со всеми на нее надеждами! Если получится, конечно: но вопреки тому, что знают о раковинах люди, получается такое на удивление часто и просто.
Есть ещё один разряд - хамок, которые сами напрашиваются к человеку на операцию под наркозом и послеоперационный уход. Жемчуг из таких получается, но, выращенный в холе и неге, он дёшев: внедрённое - не добытое, сделанное - не природное!
И только самые терпеливые творят в себе настоящий жемчуг. Оттого и случается это весьма редко. Куда реже, чем догадываются люди...
читать дальше

14:58 

АХ, ПИЦУНДА...

Sin muedo


Забегая назад, признаем, что Тушка была годной девчонкой. Полная беcпризорщина. Отец пахал на кафедре политэкономии как вол и просиживал брюки в Ленинке, стараясь попасть в ногу с требованиями Партии и Правительства на Текучий Момент. Мама разрывалась между кафедрой методики и семью-восемью школами помимо той, куда поступило чадо.
Как результат, учительница младших классов ценила девочку за понятливый характер и удивлялась тому, как легко та щёлкает орех наук. Девочки на перемене недоумевали - отчего она не хочет разгуливать парой, сделав одну руку кренделем, другую калачиком, - а заводит оба кулака под фартук. Продлёнка восхищалась умением сделать из яблока, причитающегося каждому ученику на завтрак, колючего ежа: для этого требовалось стальное перо из ручки-"вставочки" и две минуты напряжённой работы. А те куда более взрослые однокорытники, коим посчастливилось заступить Тушке дорогу по пути домой, потом перешёптывались:
"Кесарница, зуб даю. Оттого не боится ни фига. А ещё у всех девчонок портфеля, а у ней ранец, как у парня. И тяжеленный!"
Наталья появилась на свет вполне прозаическим образом, но и в самом деле не боялась никого и ничего. Ни толчков и пинков. В момент давала сдачи: на гривенник - пару целковых. Ни темноты. В тридцатиградусные морозы к окнам изнутри ставили щиты из горбыля на толстенных шкворнях, продетых в петли, - приходилось бежать к ночному ведру в кромешной тьме, чтобы не будить родителей. Ни чудовищ. Когда-то Натка во сне жутко пугалась людоеда из сказки Перро, но годам к шести он уже не мог её догнать.
читать дальше

14:37 

МАКСИМА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Sin muedo


В чём предательства святая ложь?
Только лишь себя ты предаёшь.

В чём предательства больная истина?
В том, что продаёшься бескорыстно ты.

А сокрытая от мира суть -
В том, что вглубь себя не заглянуть.

19:14 

ПРЯХА ФЛОРИПЕДЕС

Sin muedo


Тогда ещё не родились слова, и каждая вещь имела только Имя.
Имя это было её сокровенной сутью, и вещь непременно отзывалась на него.
Красавица Флор жила в тишине и прохладе близ вершины самой высокой горы своего мира, и ей было совершенно нечем заняться, ибо мир превосходно держал себя сам.
Так длилось годы, века, тысячелетия, пока в жизни Флор и окружающей её среды не настала благая Перемена.
Началось всё с доброго знакомого девушки, Снежнака, что нередко приносил ей мелкие серебристо-серые эдельвейсы с короткими стебельками, сминая тугой букет в тяжёлых, нежных передних лапах. Светло-бурая шерсть Снежнака свалялась и запачкалась до безобразия, и девушке пришло в голову, что гребень из рога погибшего от лавины яка мог бы изрядно помочь делу.
Первый в мире Гребень немедленно явился на зов, шерсть Снежнака была расчёсана и даже выглажена оборотной частью длиннозубого инструмента, на которой сам собой изобразился пейзаж тёплых предгорий. Получился комок очёсков, жутко спутанный и весь в репьях. Через неделю (так как долговязый мохнатый Снежнак полюбил касания Гребня, который не драл живую шерсть попусту, но лишь освобождал от мёртвой) косметическая операция повторилась. Шерстяной Хаос вновь стал Порядком.
Так продолжалось и дальше. Через сколько-то времени снежнацкой шерсти набралось столько, что Флор должна была нацепить её комок на вершину горы Кайлат. Там комок смотрелся преотлично: как огромное облако, полное дождя. Шерсти было так много, что она совершенно скрывала весь снег и лёд, если смотреть на неё снизу - да и сверху, со стороны межпланетного пространства, из шерсти выглядывал лишь кончик жутко любопытного гранитного носа.
Настоящие дожди в этом мире тоже случались: они вымыли шерсть до того первозданного оттенка топлёных ячьих сливок, который и дал имя маленьким детенышам Снежнаков, и обратили ее в подобие войлочных прядей. Солнце, дотрагиваясь своими жаркими пальцами до влажного шерстяного облака, вдобавок ещё и выбелило его до легкой голубизны покрытых льдами вершин.
Флор восхитилась этой совместной работой стихий.
читать дальше


16:23 

МОЁ ЛЮБИМОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Sin muedo


Неужели и вправду осень? Кажется, что слегка кривлю душой для понтов.

В самом деле: совсем немного золота, багрянца, пурпура, охры внизу и берлинской лазури наверху...
А потом слякоть, грязь и мразь, солнце еле улучит момент, чтобы заглянуть в облачную дырку или рыжей бусиной показаться в створках космической раковины типа "земля - небо".
Автомобили буксуют, яростно обдавая тебя слоем грязи, стоит чуть зазеваться.
Сверху падает нечто вроде снега, в ботинки ложится уже дождь.
Ветру тоже холодно - пытается согреться у тебя за пазухой куртки.

Но вот стихов об осени у меня куда больше, чем о весне, о лете, о зиме (типа "пора, красавица, проснись") и о любви к смертным.
Наверное, вдохновляюсь.

Наверное, потому, что каждый выбирает время года в соответствии с собой самим, а я живу в своей собственной осени и своей собственной осенью.
Любопытно, что я буду любить, когда в костях поселится холод, на всю голову выпадет нетающий снег, а сумрачные горизонты сократятся до крошечной комнатёнки, насквозь пропахшей старостью?

16:08 

МОЯ СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА

Sin muedo

Пронзая осени последние пределы,
На юг летит скворцов крикливых стая;
В скупых лохмотьях листьев пожелтелых
Уходит Флора - нищенка босая.

Вослед ей небо кроет пеленою,
Клочками осыпается на землю
Ноябрь застылый; я в немом покое
И холод, и полёт его приемлю.

Сиянье света, сердца устремленье
Там, где мы все найдем успокоенье.


А снег - предвестье ледяного рая -
Всё сыплет из прорехи в мирозданье
И тает вмиг: его преображает
Моей земли последнее дыханье.

Но тут же неуклонно, неустанно
Снег падает, окутывая раны;
И дали, что беременны тоскою,
Любовью он до времени укроет.

В краю легенд, в необозримой дали
Огонь пылает в ледяном кристалле.

Там всё, чем здесь тела людские бренны,
Сотрёшь ты вмиг ресниц единым взмахом,
И я, как некогда Кеведо несравненный,
Развеюсь прахом - но влюбленным прахом!




Странник по Временам

главная