• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: автор сообщества ф.логин (список заголовков)
01:49 

Человечность.

Фло,
Send more sentinels!
- Терпеть не могу этих жалких бомжей!
- Как ты можешь так говорить? Они же не виноваты в том, что они слабые люди и просто не смогли найти посильную себе работу, да и то, что она им нафиг не нужна? Мне их так жалко, бедные... они ведь совсем не приспособлены к жизни, их нельзя ненавидеть, Алиса, хотя бы потому, что они люди.
- Но если ты человек, не мешай другим - не воняй на весь вагон, спи себе и дальше в своей помойке!
- Алиса, как ты можешь быть такой бесчеловечной?! Да, они воняют, но на улице холодно, а в метро тепло и они не умрут столь ужасной смертью. Поставь себя на их место.
- Я сильный человек, и если когда окажусь на самом дне без возможности выбраться - лучше я брошусь под автобус, чем буду влачить такое существование.
- Ты ужасна, Алиса, бессердечная. Ну да не важно, во сколько у нас завтра пары?
....
- Ой, какой бедный маленький пушистик...
- Это всего лишь брошенный котенок, да, безумно милый, но не стоит так с него верещать, ей богу.
- Как ты можешь так говорить, Алиса, он же бедный, несчастный, совсем один здесь! Ох, если бы у меня сейчас с собой была колбаса, я бы непременно покормила его, посмотри как он печально смотрит нам в след.
- Да-да, конечно, идем быстрее, мы опаздываем на встречу.
- Господи, это ужасно, вот от тех, кто выкидывает котят на улицы и нужно избавляться, они и есть настоящие изверги!
- Да, конечно... Ты уже прочитала Селинджера?
- Да! Боже, такая потрясающая книга! Одна из моих любимых, ты что!..
Алиса шла и улыбалась, она уважала свою подругу и не хотела бы никак ее оскорбить, хотя та девушка не была особо глубоким созданием. Алиса любила свою подругу и никогда бы не позволила вырваться своим мыслям на свободу: "Но не стоит так верещать, ты же все равно на большее и не способна, ты не возьмешь его к себе домой, не пригреешь, не оставишь у себя. Ты просто покажешь, насколько тебе его жалко и как ты ненавидишь тех, кто его бросил на улицу. Тебе не важно, что мать этого котенка - бродячая кошка вот уже в пятом поколении. Что этот котенок скоро научится убивать подъездных крыс, что он знает тысячу и одно теплое место на случай холодной зимы. Тебе плевать по сути на судьбу котенка."
А у Алисы дома больная бабушка, которая не встает с кровати, которая пахнет практически также неприятно, как и бомжи. Бабушка, с которой Алиса в силу малого количества жилой площади живет в одной комнате. У старушки уже начался старческий маразм, и Алисе стыдно каждый раз, когда она повышает голос в ответ на высказывание бабушки.
Алиса каждый раз слышит от своей подруги "бесчеловечная, жестокая, злая, бессердечная" и еще ни разу не услышала вопроса "как самочувствие твоей бабушки?".

Вы жалеете безработных в метро, замерзающих котят на улице и умирающих от рака детей, у которых нет никакого будущего.
Но человечны ли вы?

@темы: Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Философия

01:06 

Во всем виноват матанализ.

Send more sentinels!
Жили были юноша и девушка. Им нравилось друг с другом общаться, нравилось проводить вместе время. Им было тепло, уютно и приятно вместе.
И однажды юноша сказал девушке:
- Знаешь, а ты меня любишь.
Девушку очень сильно возмутила эта фраза. Не "ты мне нравишься", не "я тебя люблю", а какое-то "ты любишь меня". Она, конечно же, спросила у юноши:
- С чего бы это?..
И тогда юноша ей ответил:
- Предположим обратное и придем к противоречию. Допустим, ты меня не любишь.
Так как понятие "нравится" входит в понятие "любовь", то понятие "не любишь" содержит в себе понятие "не нравится". Понятию "не нравится" эквиваленты следующие понятия: "неприятен", "трудно общаться", "равнодушна".
Если я тебе не приятен, то нам не было бы так приятно проводить вместе время.
Если тебе трудно со мной общаться, то тогда мы бы не смогли столь легко общаться на разные темы.
Если я тебе равнодушен, то ты бы стремилась проводить со мной как можно меньше времени в силу заинтересованности в других. Тогда твоя любовь, а значит и понятие "нравлюсь" стремилось бы к нулю. Иными словами, существовал бы предел нашего общения, при общении стремящемся к нулю, равный нулю. То есть для любого положительного отношения, существует такое понятие, применимое ко мне, что для любого иного понятия, перевешивающего это понятие, выполняется условие: отношение ко мне минус ноль меньше положительного отношения.
Так как все вышеперечисленное нельзя применить к нашему общению. Значит, я тебе не "не нравлюсь", а, значит, ты меня не "не любишь". Как было выше доказано, ты ко мне не равнодушна. Значит, я тебе "нравлюсь" и, следовательно, "ты меня любишь".
И все действительно было бы прекрасно, если бы все действительно было бы так просто.
Девушка ушла.
Ей нужны были цветы и шампанское, стихи и романсы под окном, поцелуи в укромных романтических местечках и прогулки вместе под луной. Ей хотелось романтики. Той самой, фальшивой и лживой, за которой не видна романтичность математических формул, за которой не видна романтика совместного высчитывания интегралов и производных, за которой не видны столь милые попытки перенести свои чувства в знаки, столь прекрасные, и столь незапоминающиеся накануне экзаменов.

читать дальше

@темы: Автор сообщества Ф.логин, Авторское, Любовь, Рассказ

02:54 

Мы болеем за динамо.

Send more sentinels!
В квартиру они ввалились дружно и весело. В сторону шкафа сразу полетели красные кеды сорок третьего и босоножки на шпильке тридцать седьмого. Ключи со звоном плюхнулись на полку, а обе куртки одним легким движением руки оказались повешены на крючки.
Толкаясь и смеясь, они быстро протопали на кухню и поставили на стол пакеты с едой, которую тут же расфасовали по холодильнику, хлебнице и полке. Совершенно не заметно на кнопку включения электрического чайника надавил чей-то палец. Секундой позже из шкафа над умывальником на стол перекочевали две чашки, а с полки оказались утырены банка кофе, сахар и пакетик чая.
- Тебе как всегда? - обыденно прозвучал в этой кухне девчоночий голос.
- Ага, две сахара в кофе, и еще я бы не отказался от бутербродов.
- С меня чай, с тебя колбаса - проблемы?
Еще какое-то время на кухне царила мини-суматоха. Испускал пар электрический чайник, звонко щелкая своей автоматической кнопкой, резались хлеб и колбаса, заливались водой кофе и пакетик чая. И вот, наконец, на кухне все утихомирилось.
Они сели друг напротив друга: он небрежно отпивал свой кофе, а она дула на свой чай, чтобы тот быстрее остыл.
- Ну что, как у тебя с Максом? - он внимательно посмотрел на нее, она многозначительно поставила чашку с чаем на стол.
- Мы расстались. Он не смотрел в глаза при разговоре. Такое ощущение, что вечно мямлит что-то и боится выражать свое мнение, как какая-то амеба. Бе, гадость. - она схватила свою чашку и с удовольствием почувствовала на языке сладкий чай. - А как ты с Марией?
- Похоже, - он поводил глазами из стороны в сторону, держа паузу, - у нас с ней все вроде как идет к свадьбе.
- Воу, так значит я могу начинать пытаться сдать на права, чтоб быть твоим шафером?
- Не раньше, чем мне придется покупать для себя платье, чтоб быть твоей подружкой невесты.
- То есть ты на ней не женишься, пока я не найду себе мужа?
- Читаешь мои мысли. Так что если она начнет намекать, я ее кину. А то свадьба, все эти обязательства, трали-вали. Еще чего не доставало. Если женюсь - видеть не смогу тебя на свободе, обзавидуюсь по самые не балуйся.
Повисла короткая пауза - каждый из них был увлечен своим напитком.
- Послушай, мы оба любим свободу, мы оба прекрасно уже живем четыре года в одной квартире...
- Не начинай. Кажется, это ты сказал, что мы друзья. И мы тогда пообещали обязательно помочь друг другу найти спутников жизни.
- Дурак я был. Знаешь, как я испугался, когда ты приперлась ко мне и заявила, что я тебе нравлюсь? В тот момент меня как током шибануло - если отвечу тебе взаимностью, то привет, клетка. Я был невменяем, никогда не встречал таких девушек как ты.
- Да я тоже была хороша. Мне, думаешь, не страшно было? Тоже не особо хотелось свободу-то терять. Но еще хотелось узнать, что такое быть любимой. Последнее желание и победило. Хорошо, что ты тогда предложил просто быть друзьями. Мы прекрасно сейчас живем.
- Действительно. Свобода и никаких обязательств. И все же?..
- Мне страшно. И уверена на сто процентов, тебе тоже страшно. Если мы сыграем свадьбу - будет семья, придут обязательства и мы оба попадем в капкан. Нам нужно искать тех, кто будет все делать за нас в семье. Чтобы мы оставались свободными. Иначе зачахнем и станем серыми работниками госаппарата. По мне лучше оставить все так.
- Искать потенциальные кандидатуры и каждый раз бросать тех, кто не подходит под описание идеального спутника жизни?
- Да, ты сам это понимаешь. Нам лучше держаться друг от друга подальше. Расстояние "друзья" - идеальное.
Снова пауза. Он допил свой кофе и, оставив чашку на столе, поднялся с места, чтобы уйти в комнату. Замерев на выходе из кухни, он обернулся:
- Но ведь ты меня любишь?
- Конечно люблю, с самой первой встречи.
- Тогда...
- Я не хочу, чтобы мой любимый человек прекратил быть собой из-за семейных обязательств.
Он кивнул и ушел к себе. Ей же осталось допить свой сладкий чай и вымыть грязную посуду.
Завтра он расстанется с Марией и найдет новую девушку, а она найдет себе очередного парня. Возможно, когда-нибудь они образуют свои семьи, а возможно останутся одни навсегда. Две родственные души, слишком свободные, чтобы быть вместе в этом обществе.

@темы: Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Любовь

04:29 

Линия.

Send more sentinels!
- Ты помнишь новый год?
- Когда мы держались мизинцами и я учила тебя загадывать желания?..
Алисия занималась своим любимым делом - рисовала цветными мелками на асфальте. Рисовала радугу, котов, маму с папой, попугаев, домики, ангелов, линии, линии, длинные линии. Ее забавляли эти линии - прижмешь мелок к асфальту и бежишь так, на карачиках или же на корточках, а за тобой тянется след от мелка.
Чуть вдалеке от нее стояли влюбленные - Кэти, старшая сестра Алисии, и Алан. Они о чем-то мирно ворковали, часто бросая взгляды на радующуюся летнему деньку и мелкам девочку.
- Ты тогда что-то говорила про свою сестру, про то, что она волшебница.
- Все девочки были волшебницами в возрасте шести лет, ты разве не знал?
Их разговор прервала Алисия. Малышка подбежала к ним и с неподдельной, искренней добротой и радостью в глазах протянула им одуванчик. Алан, улыбаясь, присел на корточки и со всей силы дунул на большой белый шарик цветка. В один миг почти все вертолетики одуванчика слетели со своих мест и отправились в свободное путешествие. Радости Алисии не было предела: малышка рассмеялась и пошла уже сама сдувать вертолетики с одуванчиков. Алан же снова выпрямился во весь рост и нежно чмокнул Кэти в щеку.
- Она такая забавная, ты была такой же?
- Вряд ли, обычно я гоняла в футбол с дворовыми ребятами. - Кэти улыбнулась и закашлялась. Горло неприятно что-то сдавило, но вроде бы все прошло.
Алисия же снова вернулась к своим цветным мелкам - она старательно выводила еще каких-то двух человечков. У одного из них в руках был, видимо, одуванчик, от которого в разные стороны разлетались белые вертолетики. Малышка крикнула своей сестре, прося ее подойти поближе и посмотреть. Сомнений быть не могло: неровной детской рукой на асфальте были нарисованы улыбающиеся во весь рот и даже больше Кэти и Алан.
- Должно быть, из нее вырастет художник, - с улыбкой заметил Алан и приобнял девушку. Кэти снова закашлялась, но на этот раз приступ длился чуть дольше. В это время Алисия снова решила заняться своим любим делом - рисовать линии, не отрывая мелок от асфальта.
Так получилось, что свое начало зеленая линия брала от изображенных мамы с папой, далее она прошла прямо под радугой, обогнула одного из котов и пересекла второго. Кэти снова сильно закашляла. Алан внимательно посмотрел на свою подругу и отвел ее в сторону скамейки, чтобы та присела. Но на этот раз кашель не проходил.
- Все хорошо? - голос парня звучал обеспокоенно. Кэти неуверенно кивнула и снова закашлялась.
Алисия все еще продолжала весело тянуть зеленый мелок за собой. Вот линия обогнула попугая, а вот уже добралась и до нарисованных Кэти с Аланом.
- Ай! - неудачно поставленная ножка, и вот Алисия уже падает коленками на асфальт, отрывая мелок от земли. Быть может чуть раньше, а может чуть позже, но Кэти перестала кашлять. Оставив девушку передохнуть на скамейке, Алан подбегает к Алисии и помогает малышке подняться, отряхивает ее джинсы и слегка трепет по волосам. Алисия радостно улыбается и снова возвращается к своим мелкам.
- Кэти, она все же крайне милая. - замечает парень, присаживаясь на скамейку и беря девушку за руку. Но Кэти ему ничего не ответила. Кэти не дышала.

@темы: Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Болезнь

03:11 

Убийство.

Send more sentinels!
Убийство - это же всегда плохой конец, разве не так?

Это началось ночью, в то самое время, когда хорошие мальчики и девочки забираются в кроватку и засыпают. Как и все плохое, эта история не могла начаться ни в какое другое время, таковы правила. Убийство не произойдет на кухне среди свежеиспеченных тостов, а труп не будет найден на толстой ветке цветущей яблони. Да и сам убийца вряд ли будет прятаться в ванной комнате, где стены покрыты розоватой кафельной плиткой и витает вкусный запах гелей и шампуней.
Нет, все случилось строго по правилам.
Времени было около часу ночи, и я только-только мирно собиралась засопеть под одеялом, чтобы увидеть сны о тридесятом государстве, волшебных драконах и принцессах. Все бы ничего, но одеяло в эту ночь казалось слишком жарким. Даже при открытом балконе в комнате было слишком душно. Засыпалось с трудом.
И когда мне наконец удалось поймать сон за хвост, я почувствовала въедливую боль, пронзившую мою левую ладонь. Резко дернув рукой, я, казалось, оттолкнула от себя опасность, но не тут то было. Боль стала периодически отзываться с совершенно разных точек тела — будь то высунувшиеся с того конца одеяла ноги или же неожиданно оголившееся плечо.
Это было мягко говоря невыносимо. Я стала крутиться в кровати, пытаясь запрятаться под одеяло так, чтобы боль до меня не добиралась. Пятым чувством я понимала зависимость между одеялом и точечной болью. Это пронзающее тело ощущение возникало лишь в тех местах, что оказались вне одеяла. Ощущение не из приятных.
Засыпать становилось страшно. Потому что во сне ты можешь незаметно для себя повернуться, и тогда ты окажешься в зоне поражения. Но сон тянул к себе. Организм жаждал уснуть и эта тяга все-таки побеждала... я засыпала.
Но, надо отдать должное моей чувствительности. Едва только боль добиралась до меня, я мгновенно просыпалась, начинала ворочаться и кутаться в одеяло, стараясь как можно компактнее спрятаться под ним. Там, в ночи, над моей кроватью витало зло. Большее зло, чем я когда-либо встречала в своей жизни.
К пяти утра терпение мое лопнуло. Я резко вскочила на кровати, забрала в охапку одеяло, пихнула ноги в мохнатые тапочки и потопала прочь из этой комнаты. Неадекватный, рано разбуженный организм мало понимал, что он творил — это были лишь инстинкты. Жажда спрятаться от этого витающего над кроватью зла, желание спастись от назойливой боли.
Не помню какими путями, но я добралась до спальни родителей и безо всяких зазрений совести попыталась устроиться на ней ничком. Разбуженные столь наглым пришествием родители ошарашенно должно быть косились на меня, но, мягко говоря, в тот момент это волновало меня меньше всего. Больше всего меня радовало понимание, что зло не добралось до этой комнаты и я могу спокойно заснуть.
Игнорируя возмущения с той стороны кровати, я мирно сложилась калачиком под своим одеялом и наконец-то уснула с блаженной улыбкой на лице. Мне ничего не снилось, только неясная чернота перед глазами.
Но нет, не думайте, эпопея закончилась только вечером.
Днем зло пропало из моей комнаты и, проснувшись в родительской комнате и прифигев от факта «а че я здесь делаю?», я спокойно перебралась к себе и все оставшееся до вечера время маялась своими делами. Но вечером зло снова вернулось. Правда, это была его самая большая ошибка. Вечером не темно, вечером зажигают свет, а потому я с легкостью могла встретить его лицом к лицу.
Сначала не происходило ничего. И лишь потом в краю правого глаза что-то мелькнуло. Какая-то мелкая черная точка, нагло затесавшаяся в мою комнату и мешавшая мне спать всю ночь. Решив пленных не брать, я бросила все, чем занималась, и стала внимательно следить за этой точкой, ожидая удобный момент. К радости моей он скоро настал и я...
Труп.
Зло умерло от одного хлопка ладоней друг о друга. Толстое зло, напившееся моей крови, зараза. Ненавижу комаров.

@темы: Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Смерть

19:55 

В погоне за мечтой.

Send more sentinels!
Жила была девочка, которая очень хотела путешествовать. Она встретила мальчика, который пришелся ей по душе. Они поженились и объездили весь мир.
Побывали во всех, во всех странах, во многих городах, узнали много интересного, печатали статьи в журналы для путешественников.
Их все знали: они были яркими личностями. Они были счастливы.
У них было много фотографий. Они сделали большой фотоальбом, куда помести все свои фотографии из путешествий.
И когда девочка, уже ставшая бабушкой, лежала в больнице, последним, что она держала в руках, был именно этот альбом.
А после похорон мальчик, ставший уже дедушкой, просмотрел этот фотоальбом. И на последней странице увидел приписку, сделанную рукой его девочки:
"Мне кажется, мы забыли что-то важное".

@темы: Философия, Грустное, Авторское, Автор сообщества Ф.логин

01:37 

Send more sentinels!
Привет!
Прости, я не умею писать письма, я теряюсь в этих буквах, теряю мысль, иногда мне кажется, что и себя тоже теряю. Но, понимаешь, мне нужно написать.
Я не знаю, кто ты. Я не хочу этого знать, поверь, мне это ни к чему, просто я хотел бы, чтобы ты прочитал это прежде, чем предложишь ей встречаться.
Знаешь, всего три дня назад я был безгранично счастлив. У меня была прекрасная девушка, которая понимала и чувствовала меня. Где-то в глубине души я даже подумывал о том, чтобы сделать ей предложение. Но не сейчас, нет, сейчас слишком рано для такой ответственности.
Надо тебе, пожалуй, рассказать, как именно она стала моей девушкой.
Около года назад я написал ей в аську. Мы тогда были просто друзьями, которые всегда рады выслушать друг друга, поддержать, шутливо поддеть. Так вот, я написал ей, а в ответ не получил ничего, кроме сухого "прости". Она тут же вышла из сети и в тот день более не появлялась. Надо отметить, что раньше она тоже бывало так поступала. Этот жест означал, что у нее что-то стряслось в жизни, и она не собирается делиться этим ни с кем. Она считает себя сильной и, надо вам сказать, совершенно права. Все проблемы она переносила в гордом одиночестве и уже на следующий день с ней можно было спокойно общаться, если только тебе не взбредет в голову идиотская идея спросить "а что стряслось?".
На следующий день ее снова не было в аське. Она не появлялась где-то с неделю, под конец я даже начал волноваться.
Но вот, наконец, зайдя в аську, я увидел, что она в сети. Мне впервые было любопытно, что столь страшного произошло в ее жизни. Тем более, что, когда я ей написал, то не получил в ответ уже привычного после "прости" радостного смайлика. Я решил, что безопаснее будет вытащить ее в живую и так поговорить - из интернета легко сбежать, чтобы не продолжать неприятный тебе разговор, а вот из жизни так сбежать не получится. По крайней мере я не позволю, ведь могу же я потешить самолюбие и считать, что бегаю я все-таки получше обычных девушек? Но прежде чем пригласить ее погулять, нужно было просто поговорить о чем-то отреченном. Или придумать себе проблему, чтобы она прониклась к тебе желанием помочь.
Я понимаю, это подло, но это был единственный способ, чтобы она уж точно согласилась прийти. Надо отметить, что обычно ее речь в аське направо и налево пестрит скобками, смайлами и различного рода опечатками, что безумно раздражает. Но в тот раз ее фразы были крайне лаконичны, точны и сухи, что вызывало волнение. Видимо, потрясение в ее жизни на этот раз было слишком серьезным.
Мне удалось уговорить ее встретиться на следующий день, в центре. Там много людей, а именно среди незнакомцев легче вести серьезные разговоры. В толпе ты становишься один. Мы встретились, и я тогда еще поразился ее тусклому виду. Она улыбалась, нетерпеливо спрашивала, что у меня случилось и куда мы пойдем, все хотела расспросить меня о новых книгах и о моей учебе. Она вроде бы была обычной, как и всегда. Только слишком уставшая и более холодная, чем при остальных встречах. Она любопытно взирала на меня своими глазами и ждала, когда же я наконец заговорю о своей проблеме.
Но прежде я вытащил ее на площадь и предложил присесть на лавочках. Она понимающе кивнула и спросила, не хочу ли я воды. Мне резко вспомнились наши с ней прежние встречи - она всегда первая спрашивала, не хочу ли я чего-нибудь, она всегда находила ларечки и мирно щебетала о каких-то новостных проблемах в стране или же о новых фильмах, вышедших в прокат. Она рассказывала всегда, но на этой встрече, сейчас, она была слушателем.
От ее молчания и любопытного взгляда мне становилось не по себе. Я уже подумывал действительно придумать себе какую-то проблему, спросить у нее и на этом расстаться - так было бы проще и легче. Но все же мне удалось взять себя в руки. Пацан сказал - пацан сделал. Надо выполнять свои планы, а я собирался узнать, что у нее произошло.
Мы присели на скамейку и я сходу спросил, по какой причине она отсутствовала неделю. "Инет отрубили, мы забыли заплатить", ответила она мне, улыбнувшись. Но я внимательно изучал ее и заметил, что ее глаза сначала удивились, потом стали нестерпимо тяжелыми, а после приняли какой-то искусственный вид. Потому и улыбка ее показалась мне фальшивой, и я смело заявил, что, пока она не расскажет мне, я не отойду от нее ни на шаг.
- Тебе не стоит по этому поводу волноваться. Это мои проблемы, - она тихо улыбнулась.
- Конечно, твои. Только кто мне всегда говорил, что если ты все расскажешь - станет легче, а? - повисла пауза. Она не отвечала мне около трех минут, и, наверное, это были самые долгие минуты, что я когда-либо переживал. Она собиралась с мыслями, словно решаясь, можно ли мне это доверить. Я почувствовал, что задел слишком личное для нее, и мне стало не по себе.
- Они забрали его. - она провела рукой по глазам. Похоже, только одна мысль об этом вызывала у нее слезы. Мне действительно не стоило этого спрашивать, но было уже поздно. - Они забрали моего брата.
В этот раз пауза была гораздо более долгой. Она не собиралась более ничего говорить, потому как не могла - ее тело содрогалось после каждого вздоха, она уткнулась лицом в ладони и бесшумно рыдала. Она не замечала меня, такое ощущение, что она пыталась сама себя успокоить, но слезы были сильнее ее. А я не знал, что делать. Мы никогда с ней не заговаривали о ее брате. Я только знал, что она его безумно любит, хоть они толком и не общаются. Они не были, как это сказать, счастливыми представителями той семьи, где брат заботится о сестре, а сестра безумно его по этому поводу любит, нет. Они любили друг друга тайно, так, что даже они сами этого не видели. Они не говорили друг другу теплых слов, не спешили помогать друг другу. Они просто знали, что, случись ужасное, другой всегда сможет помочь и поддержать. Они любили друг друга крепче, чем кто бы то ни было. Но это была не любовь, доказываемая действиями, это была духовная связь, которую нельзя разрывать ни в коем случае.
Я молча обнял ее за плечо:
- Ты сможешь идти?
Она кивнула. Мы поднялись со скамейки, и я крепко обнял ее. Ее тело содрогалось от рыданий, и у меня возникло ощущение, что я прижал к себе какую-то большую птичку, сердце которой бешено стучит, а от того все тело трепыхается, чтобы вырваться наружу. Мы стояли так некоторое время, пока она не успокоилась. Потом мы пошли в сторону остановки, и, дождавшись автобуса, поехали в сторону моего дома. Всю дорогу она держалась за мою руку и крепко прижималась ко мне. Она была похожа на какого-то брошенного и голодного зверька, которому срочно требуется тепло, уют и постель. Она молчала, а я и не мог ничего сказать. Только тепло от ее объятий разливалось по моему телу, а в душе росла уверенность, что я должен защитить ее. От чего - непонятно. Просто я понимал, что хочу быть с ней рядом, хочу поддержать ее, хочу видеть ее счастливой.
Она заночевала у меня, а через неделю я впервые поцеловал ее. С тех пор я был самым счастливым человеком на свете, До того ужасного момента, что произошел около трех дней назад.
За день до этого я, по обыкновению зашел в аську и написал ей сообщение. В ответ пришло уже давно не встречаемое мной, но знакомое "прости". И, да, она снова вышла из аськи. Я не стал терять ни минуты, быстро выключил компьютер и мотанул в сторону ее дома. Остановка, дом, подъезд, этаж, лифт, дверь, звонок. Трель в квартире и тишина. Я снова позвонил. Но трель снова утонула в тишине квартиры.
Я простоял минут десять, но, похоже, в квартире действительно никого не было. Мне стало... нет, не страшно, мне стало стыдно. От того, что я, ее самый близкий человек, не знаю, куда она всегда уходит, когда ей плохо. Когда мы встречались, она всегда приезжала ко мне. Но мне и в голову не приходило спросить, кому или чему она рассказывала о своих проблемах, когда мы были только друзьями. С досады я ударил кулаком по двери ее квартиры, вызвал лифт и вышел на улицу.
Я не знал, кто глупее из нас. Но вдруг мне бы повезло?.. Я выхватил из кармана мобильный телефон и набрал ее номер. Удивительно, но она подняла трубку и радостно ответила "привет!". Только я был слишком напряжен по поводу ее душевного состояния, а потому сразу заметил в ее голосе фальшивые нотки.
- Что ты любишь больше всего?
- Качели. - она ответила растерянно, похоже, совсем не ожидав этого вопроса.
- Я люблю тебя.
После чего я тут же бросил трубку и поспешил к детской площадке. В ее районе их было несколько, но во мне была твердая уверенность, что я найду нужные мне качели быстрее, чем она уйдет оттуда.
В тот день мне, видимо, везло. Я нашел ее всего лишь на четвертой по счету площадке. Она мирно покачивалась на качелях, слушая плеер и смотря куда-то вверх, в небо. Конечно же она заметила меня еще кода я только-только шагнул из-за гаражей, но уходить не собиралась. Едва я ее заметил, мое тело пронзило странное чувство холода, хотелось развернуться и убежать как можно дальше, оставив ее одну. Но в одно мгновение с ним во мне возникло и чувство стыда за свою беспомощность. Сжав кулаки, я рванул с места и вскоре уже стоял над ней, мирно сидевшей на качелях.
Она посмотрела на меня и ласково улыбнулась. Только мокрые глаза и щеки выдавали тот факт, что она только что плакала. Но, кажется, сейчас она действительно была рада, что я рядом с ней. Она молчала, а я не знал, как начать разговор. Я вообще ничего не знал.
Только в голове маячило что-то...
- Что случилось?.. - как я жалок. Это были единственные слова, которые я смог из себя выдавить.
- Они написали, что брат.. он... - договорить она не успела, ее тело содрогнулось от подступивших слез.
Впрочем, более ей и не стоило говорить. Что могло случиться с ее братом такое, отчего она столь надрывно плачет? Вариант ответа был только один. И я ничем не мог ей помочь. Я остановил качели и обнял ее. Все, как и в тот раз. Она трепыхается, словно птичка, прижимается ко мне, но... но я уже не чувствую разливающегося тепла. Вместо него - мысль, что я идиот, слабак, никчемный парень. Что она просто теряет со мной время.
Я вспомнил весь это практически год, проведенный с ней. Она всегда заботилась обо мне, всегда куда-то звала, развлекала и все равно продолжала переживать свои проблемы одна. Она рассказывала мне их, а после извинялась, словно только что совершила ужасный поступок. Рассказывала, но никогда не позволяла мне решать их. Да и как бы я их решил?..
- Прости меня, - я смотрел на ее волосы и чувствовал ее лицо, уткнувшееся мне в грудь. - Прости меня, но ведь ты меня не любишь?
Она резко подняла голову и уставилась на меня своими большими и чистыми от слез глазами:
- Люблю.
- Но как брата. Как брата, которого у тебя отняли. Я не оправдывал твоих ожиданий, но ты мне и слова не сказала. Ты мне прощала все только потому, что я заменил тебе брата.
- Люблю.
- Я не достоин тебя.
Она с размаху ударила меня по щеке и возбужденно заговорила:
- Это только отговорка, тупая и глупая отговорка. Ты привязываешь меня ею к себе, ты это понимаешь? Ты можешь спокойно уйти и бросить меня, но пошли мена на три буквы, скажи, что не любишь, скажи, что ненавидишь. Только после этого я спокойно смогу отпустить тебя и продолжать свой путь. Будь честен со мной, не зарождай лишних надежд!
- Я не люблю тебя.
Молчание, пожалуй, самое долгое в моей жизни.
Она смотрела на меня во все глаза, словно пытаясь что-то собрать. Что-то, сейчас развалившееся на самые мелкие кусочки.
Вдруг она резко опустила голову вниз, развернулась и побежала прочь от меня. С каждым ее шагом ее маленькая фигурка становилась все меньше и меньше, превращаясь в темное пятнышко. А я все продолжал смотреть ей вслед, уговаривая сам себя, что поступил правильно. Я люблю ее, действительно люблю, но я в самом деле не достоин ее, а значит должен отпустить. Она должна стать свободной, более не оборачиваясь в мою сторону.
Я люблю ее. А любить - это значит желать человеку счастья. Особенно, если ты уверен, что это счастье не с тобой.

@темы: Любовь, Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Письма

23:12 

Зарисовка.

Фло,
Send more sentinels!
- Я же люблю этот мир! Почему же он так несправедлив ко мне?! - крикнув в небо, Смерть поправила свой черный балахон, взяла в костлявую руку свою косу и снова отправилась выполнять свою работу. Но все равно, она все еще бурчала себе под нос:
- Почему же? Почему?..

@темы: Грустное, Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Смерть

02:13 

Обещание.

Send more sentinels!
- С каждой нашей встречей ты все больше становишься похожа на аниме-персонажа.
- Просмотри еще сотню серий и нарисованные девочки будут видеться тебе за каждым углом.
- Сердишься? Имеешь право.
- Нет, не сержусь! - я зарделась краской и вызывающе заглянула ему в глаза. Все те же, карие, теплые, говорящие о счастье. В них горит превосходство, еще есть что-то от наглости и самодовольства. Он спокоен, смеется надо мной, а я... во мне все трепещет и негодует. Я не могу понять - какое он имеет право считать, что прав исключительно во всем? Какое он имеет право судить взрослею я или нет, умнею или нет, поступаю правильно или?..
- Мне всегда было тебя жалко.
Во мне снова поднялась волна негодования. И снова эмоциональный всплеск, я не выдержала:
- А толку? Толку, что ты только жалеешь, но ничего не делаешь, чтобы помочь? Стоишь в стороне и только качаешь головой, жалеешь, но ничего. Ничего не меняешь, не пытаешься исправить.
Он спокоен. И только глаза его, карие, умные, уже более не смеются надо мной, а смотрят с той же жалостью, которую я всегда ненавидела. Про которую он говорил. На мою голову опустилась его рука, и он слегка потрепал мои коротко стриженные волосы.
- Извини, но я не могу иначе. - в его голосе показалось участие. И, действительно, в нем была доля извинения. - Ты глупая.
- Кто-то должен быть глупым, иначе в этом мире все будут стараться обмануть друг друга. А так хоть я буду доверять всем подряд и честно про все рассказывать.
- И постоянно натыкаться на тот факт, что тебя используют. Ты слишком доверчивая.
- Ты так говоришь, будто готов прямо сейчас пойти и защитить меня ото всех желающих пройтись по жизни за мой счет. Не старайся показать себя героем, ты им не являешься. Все будет как обычно, мы сейчас снова расстанемся и ты снова будешь меня жалеть. Но не более - на помощь ты не способен.
Обиделся. Проглотил обиду и ничего мне не сказал. Вижу же, по глазам вижу, колкость на языке какая-то вертится. Но молчит. Думает.
- Я просто знаю, что ты пройдешь через все сама, без помощи.
Его удивительный голос. Сильный, уверенный, сладкий. Его слова - его вера в мои силы, мой внутренний потенциал, мою нравственность и духовную силу. Тешит самолюбие такая вера. Удивительно. Говорят, самолюбие - один из опаснейших грехов. Нет, я не о грехах христианской веры, а о грехах нравственного закона. Самолюбие заставляет человека замыкаться на одном себе, любимом и прекрасном, пробуждает эгоизм и вконец портит человека. Но мое разнежившееся самолюбие почему-то призывает не любить себя, а продолжать жить как и всегда. То есть отдавать себя людям без остатка, полностью, забывая про собственное счастье.
Но сильный потенциал может иметь и негативные последствия. Кто знает, что произойдет с человеком, если я вдруг его возненавижу? Допустим, он просто преступил ту черту нравственных норм, которую я с такой любовью охраняю. Со своей силой духа и умением остро болтать я превращу этого несчастного в пустое место в своей жизни. Он окажется расплющен и перестанет существовать как для меня, так и для моих близких друзей.
Мои мысли оказались прерваны его голосом:
- Обещай мне, что никогда не будешь сердиться на меня.
Мне тоже становилось страшно лишь при одной мысли, а потому ответ вылетел сам собой:
- Понимаю. Обещаю.
Мы посидели еще немного в тишине над нашим любимым оврагом. Я прикорнула у него на плече. Было тепло и приятно. Жаль, что наши с ним встречи так редки и мимолетны. Потом он поднялся на ноги, отряхнулся и внимательно посмотрел на меня. Снова его рука оказалась у меня на голове. Потрепав меня по коротко стриженным волосам, он молча развернулся и ушел в сторону выхода из парка. Мне захотелось вскочить, побежать вслед за ним и, крепко-накрепко обняв, сказать спасибо. Почему-то после обещания у меня стало легче на душе. Но я не побежала, не вскочила. Я так и осталась сидеть над оврагом, внимательно следя за тем, как из-за ветра шевелится высокая трава.
Я больше никогда с ним не встречалась. И не встречала кого-то, подобному ему. Он был единственным, кареглазым, счастливым.

@темы: Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Друзья

23:50 

Сегодня я умер.

Send more sentinels!
Сегодня я умер.
Знаете, как это бывает - ждешь от смерти чего-то особенного, одухотворенного. Кажется, что тогда, после твоей смерти весь мир поймет - насколько ты был им важен, что именно ты для них делал, насколько ты был незаменим. Кажется - смерть сможет решить все твои проблемы с обществом, с этой гнилой кучей сброда, которая не понимает тебя - единственного, светлого, верного.
Конечно - поможет. Да только ты уже будешь мертв и все окажется без толку.
И вот сегодня я умер.
Я думал, что это будет триумфально, что будет звучать музыка и повсюду на меня будут смотреть печальные лица. Что меня будут просить одуматься - не делать этого, что все вокруг уже осознают - поздно, но постараются меня остановить. Знаете - ведь так всегда и думается. Что наша смерть - это всегда большая трагедия для близких. Да что там близких - для тех, кто всегда тебя ненавидел, кто тебе завидовал. Вот ты умрешь и они поймут - какими идиотами были.
Ах да, конечно же, в несколько предсмертных секунд перед глазами должна пробежать вся твоя жизнь - все то хорошее и плохое, что ты успел сделать. Все твои поступки, глаза матери, первая любовь и все такое... все это конечно должно пробежать перед нашими глазами.
Я уже говорил? Сегодня я умер.
Ведь понимаете - всегда веришь в то, что "по ту сторону жизни" что-то есть. Какое-то продолжение, о котором нет-нет да и задумаешься. Ну не может, не может все вот так вот закончиться - черной пустотой перед глазами и полным отсутствием рассудка. И, несомненно, безумно интересно - что же там? Нам кажется, что там райские сады или же просто очередное перерождение.
Вот так вот - раз! И ты уже таракан. Сидишь себе в норке вместе со своими полутора миллионными братьями и сестрами. Кушаешь, слушаешь сказки матушки-тараканихи. А потом бежишь общей толпой куда-то вперед. Там темно и пахнет крошками хлеба. Холодные кафельные плитки лежат на полу, через окно светил луна и высвечивает белую дверцу холодильника. И так несколько ночей подряд. А потом - раз! Яркий свет ослепляет глаза, ты слышишь девичий визг, удаляющийся топот ног, потом приближающийся топот ног... за все это время ты очухиваешься, но уже поздно - к тебе коварно приближается своей черной подошвой огромный тапочек с бордово-зелеными ромбиками на ткани.
Чпок!
И все. От тебя один этот "чпок!" и остался. А дальше следующее перерождение и так до бесконечности...
И все-таки я умер.
Представляете - это свершилось. Этот загадочный жизненный процесс достиг и меня. И я уже приготовился постичь все его великолепие и пафосный блеск. Я уже был готов слышать крики мольбы о том, что "вернись! не покидай нас, милый!". Я уже представлял себе, как будет сокрушаться весь этот треклятый мир, который так и не смог понять меня. Я уже спал и видел, как моя душа перевоплощается в другое физическое тело... Я уже.
Но в конце-концов - в меня вкололи какой-то непонятный препарат, погладили за ушком и предательски улыбались, пока мое сознание покидало меня.
Сегодня я умер.

@темы: Автор сообщества Ф.логин, Авторское, Смерть

22:33 

?!

Send more sentinels!
Позвольте представить на ваш суд даже не рассказ, миниатюру.

?!

Джеф толкнул Кина в плечо. Слегка, по-дружески.
- ?!
Джеф кивнул в сторону едва виднеющихся в предрассветном небе крыш города. Набрал полную грудь воздуха, зажмурился в предвкушении чего-то сладостного, и снова посмотрел на Кина.
- ?!
Джеф пожал плечами и хмуро осмотрел собеседника. После чего снова кивнул в сторону поднимающегося из-за горизонта солнца. Окинул взглядом саму местность. И крышу, на которой они находились, и опять выразительно посмотрела на Кина.
- ?!
Джеф обеспокоенно осмотрелся. Стало заметно, что он немного нервничает. Солнце выплывало медленно, но оно было таким огромным. Таким огромным. Таким огромным... куда-то звало и манило. Это большое и яркое солнце.
- ?!
- Полетели! - наконец произнес Джеф своим чуть хрипловатым голосым с сильно заметным акцентом. Он уже подошел к краю крыши и обернулся на Кина.
- ?!
- Дурак ты, Кин. - обиженно буркнул Джеф и прыгнул.
- Джеф! - гавкнул Кин. Но филин больше не оборачивался. Он летел на своих огромных крыльях туда, куда манило его солнце, такое большое и теплое. Туда, куда звало его сердце. Ночная мимолетная дружба была забыта. Полностью. Кроме одного-единственного слова, которое Джеф успел выучить на собачьем языке. "Полетели".
А на крыше так и остался сидеть лабрадор с большими грустными глазами. "Эх, Джеф-Джеф..." - дмал про себя Кин. - "Бедолага Джеф. Странная ты собака, Джеф... да к тому же, собаки не летают. Покойся с миром, друг..."
И словно в подтверждение его слов филин непонятной кучкой перьев упал на мокрый от дождя асфальт.

@темы: Автор сообщества Ф.логин, Авторское

Рассказы с плохим концом

главная