Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:57 

ГЛАВА I. ДРЕВНИЕ БРИТАНЦЫ

History UK
История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.
То было наукою древних племен:
Оттачивать копья, щиты украшать,
И девы красе наносили урон,
Малюя лицо, чтоб врагов устрашать.

Шенстоун


В доримские времена Британия была мало известна остальному миру. Ее побережье, обращенное к Галлии3, часто посещалось купцами, которые торговали на материке товарами, производившимися британцами, и, как полагают, селились на тех приморских землях, где им было позволено. Сочтя эти земли плодородными и многообещающими, они освоились здесь и принесли с собой передовую практику земледелия. Однако обитатели внутренних районов страны, считавшие себя законными хозяевами земли, избегали контактов с пришельцами, которых они рассматривали как посягателей на их собственность и неоднократно беспокоили войнами и набегами.

Жители внутренних районов острова были, как полагают, весьма многочисленны, жили в домах, крытых соломой, и пасли огромные стада крупного рогатого скота. Они питались, в основном, молоком и мясом, добываемым на охоте. По свидетельству Плутарха, "древние британцы были настолько умеренными в еде и вели такой здоровый образ жизни, что начинали стареть только в возрасте 120 лет". Они одевались в шкуры животных, оставляя не прикрытыми руки и ноги до бедер, раскрашивая их обычно в голубую краску. Они носили длинные волосы, струившиеся по их плечам на спины, однако бороды стригли накоротко, оставляя только усы. Одежда первобытных племен, вероятно, повсюду имела много общего и имела целью внушать скорее страх, чем любовь и уважение.

Что касается их управления, то существовали несколько небольших княжеств, каждое со своим вождем. По-видимому, это — древнейшая форма правления, известная человечеству и вытекающая из естественных привилегий патриархальной власти. Перед лицом надвигающейся опасности собиралась генеральная ассамблея, где с общего согласия выбирался главнокомандующий, которому поручалось отстаивать общие интересы и предоставлялось право вести войну, заключать мир и осуществлять управление и суд.

Их вооруженные силы состояли, главным образом, из пехотинцев, однако в случае необходимости они могли собирать и крупные отряды конницы. Они использовали в бою также и колесницы с короткими косами, прикрепленными к колесной оси, которые наносили противнику ужасные ранения, сея страх и опустошения там, где они проезжали. Цезарь дает живое описание мастерства британцев в управлении боевыми колесницами, которое он объясняет неустанными упражнениями и постоянным употреблением, имея в виду непрерывные войны между самими британцами. Пока колесницы делали свое страшное дело, воины, управлявшие ими, также не оставались без работы. Они то забрасывали врага дротиками, то соскакивали на землю и бежали рядом с колесницей, то снова вскакивали на нее. Они могли остановить колесницу, повернуть ее, а иногда обращались в мнимое бегство, чтобы завлечь врага в ловушку и расстроить его ряды.

Религия британцев играла очень важную роль в их управлении, а друиды, составлявшие "религиозную гвардию", пользовались большим авторитетом у населения.

Друиды подразделялись на три класса: 1) барды — героические историки и поэты, 2) уэйты — религиозные музыканты и поэты, претендовавшие на роль пророков, и 3) прочие друиды, осуществлявшие остальную часть религиозной службы. Третий класс, наиболее многочисленный, носил то же название — друиды, что и все братство друидов. Верховный вождь друидов титуловался Архидруидом. В число духовенства входили также и женщины друидессы, которые также подразделялись на три класса. Представительницы первого класса давали обет вечной девственности и жили все вместе изолированно от всего остального мира. Это были главные жрицы, ворожеи, предсказательницы, претендовавшие на способность творить чудеса и в высшей степени почитаемые народом. Ко второму классу принадлежали фанатичные друидессы, которые, хотя и могли выходить замуж, но большую часть времени проводили вместе с друидами, помогая им в отправлении религиозной службы и лишь изредка возвращаясь к своим мужьям. Друидессы третьего, самого низкого класса прислуживали друидам, отправляя наименее почетную часть религиозной службы.

Не было суеверия более страшного, чем связанного с друидами: помимо сурового наказания, которое они могли наложить в этом мире, они внушали своим прихожанам мысль о переселении и вечном существовании душ, простирая таким образом свою власть столь далеко, сколь был велик страх, внушаемый ими приверженцам их религии4. Они приносили человеческие жертвы, сжигая обреченных на них в огромных идолах, сплетенных из прутьев. Размеры этих идолов позволяли предать огню одновременно великое множество людей. К этим обрядам, призванным поразить воображение невежественных соотечественников и привить им благоговейный страх, следует прибавить суровый аскетизм и простоту образа жизни друидов. Они жили в лесах, укрываясь в пещерах и дуплах деревьев, питаясь желудями и ягодами, и пили только воду. Таким образом они завоевывали не только уважение, порожденное страхом, но и благоговейное почитание со стороны народа.

Цезарь сообщает, что друиды учили также "многим вещам относительно звезд и их движения, размеров Земли и природы вещей", однако судить о том, насколько велики были их познания в области астрономии или натуральной философии, не представляется возможным, так как их доктрины не записывались, а формулировались в виде стихов, которые они заучивали наизусть путем неоднократных прослушиваний и бережно хранили в памяти. Предполагается, что религия друидов возникла в Британии, ибо те галльские юноши, которые жаждали приобщиться к тайнам друидов, направлялись в эту страну, чтобы получить там "законченное образование". Одним из наиболее значительных памятников эпохи друидов является круг, образованный каменными глыбами на равнине Солсбери Плэйн, называемый Стоунхендж. По-видимому, это был великий национальный храм.

Можно с уверенностью предположить, что обычаи этих людей складывались под большим влиянием суровой дисциплины их учителей. Их жизнь отличалось простотой, но вместе с тем и жестокостью, граничившей со свирепостью. Их мужество было велико, но лишено милосердия и упорной настойчивости.

Британцы долго пребывали в этом примитивном, но независимом состоянии, когда Цезарь, покорив после ряда блестящих побед Галлию и желая распространить свою славу еще далее, решил предпринять завоевание Британии, что, казалось, обещало ему легкий триумф. Погрузив войска, предназначенные для этой экспедиции, на корабли, он отплыл в Британию около полуночи и пристал к побережью Британии близ Дувра, где он увидел скалы и утесы, на которых стояли люди, готовые к отпору.

Британцы выбрали своим вождем Кассибелана (иногда это имя пишется Кассивеланус), однако более мелкие князьки, находящиеся под его началом, одни — из зависти, считая себя более достойными командирами, другие — подвергая сомнению его полководческие способности вообще, отказались ему повиноваться. Некоторые из них увели свои войска во внутренние районы страны, другие покорились Цезарю сразу. Наконец Кассибелан, ослабленный таким дезертирством, решил начать переговоры, пока он еще имел достаточно сил, чтобы удерживать поле боя. Условия, предложенные Цезарем, были не очень обременительными: Кассибелан должен был признать подчинение Риму и послать на континент определенное число заложников. Цезарь, однако, был вынужден вернуться еще раз, чтобы заставить британцев выполнять заключенный договор.

Ко времени вторжения римлян Англия, включая Уэльс, подразделялась на следующие семнадцать княжеств:


Великая Боадицея, Британии и британцев слава и честь!
Позор врагам твоим, которых было не счесть!
В пылающем воображении моем навеки осталась
Каждая из битв, где женская доблесть за права Альбиона сражалась.
Само твое поражение увековечило твою славу,
И увяли с позором победителя Светония лавры

Диббин


Когда императором Рима стал Август, он изъявил желание посетить Британию, но ему помешало неожиданное восстание в Паннонии. Третий император Рима, Тиберий, справедливо считавший, что его империя стала слишком большой, даже и не планировал таких попыток. Тем временем жители Британии стали преуспевать в ремеслах, способствующих прогрессу.

Неуемное сумасбродство Калигулы (четвертого императора Рима), который угрожал Британии вторжением, скорее сделало его посмешищем, чем представило серьезную опасность. Наконец, во время правления Клавдия римляне стали серьезно подумывать, о том, не снизойти ли им до ревизии своего доминиона. Экспедиция, предпринятая с этой целью, возглавлялась Платием (а затем другими командирами) и сопровождалась успехом, обычно сопутствующим римскому оружию в ту эпоху.

Карактакус был первым британским князем, предпринявшим энергичную попытку освободить свою страну и прогнать унижающих ее хищных завоевателей. Это был неотесанный солдат, тем не менее, он с малыми силами в течение более 9 лет успешно противостоял римлянам, беспокоя их набегами, пока, наконец, не был окончательно разбит и захвачен в плен Осторием Скапулой, который отправил его с триумфом в Рим. Когда Карактакуса проводили по улицам Рима, он вовсе не был смущен при виде толп римлян, сбежавшихся посмотреть на триумфальное шествие, но был так изумлен окружавшим его великолепием, что невольно воскликнул: "Ну и ну! И как же это народ, обладающий таким богатством, зарится на наши ничтожные хижины в Британии!" Император был тронут несчастьем героя и покорен его смелым поведением. Он приказал тут же расковать Карактакуса и дал ему свободу вместе с другими пленными.

Жестокое обращение с Боадицеей, королевой Исени побудило британцев на еще одно открытое восстание. Прасатагус, король Исени перед смертью завещал половину своего королевства римлянам, а половину своим дочерям, надеясь спасти таким способом хотя бы часть своих владений для своей семьи. Однако все произошло иначе: римский прокуратор немедленно захватил все королевство, а когда Боадицея (вдова покойного) попыталась протестовать, он приказал высечь ее плетьми как рабыню и изнасиловал ее девственниц-дочерей. Это надругательство всколыхнуло весь остров и привело ко всеобщему восстанию. Первыми за оружие взялись исенийцы, оскорбленные больше других. За ними поднялись на борьбу и все остальные княжества. Боадицея, женщина замечательной красоты и мужества, была поставлена во главе восставших, число которых составило 230 тысяч человек. Доведенные до отчаяния притеснениями римлян, они атаковали многие римские поселения и колонии и вначале имели успех. Паулинус, командующий римскими войсками, поспешил на выручку Лондону (который тогда уже был цветущей колонией). Однако по прибытии туда он обнаружил, что безопаснее покинуть этот город, где ярость восставших не знала жалости. Лондон вскоре был обращен в пепел, а все его население вырезано. Число римлян и других чужеземцев, преданных мечу, превысило 70 тысяч человек. Воодушевленные этим успехом британцы больше не старались избегать решительного сражения и смело устремились к тому месту, где их поджидал Паулинус, весьма удачно расположивший свое войско, насчитывавшее 10 тысяч человек. Битва была упорной и кровавой. Боадицея собственной персоной вместе с двумя дочерьми появилась перед своими войсками на боевой колеснице и обратилась к ним с напутствием, исполненным мужества и величия. Однако отвага ее необученных, недисциплинированных войск не смогла противостоять холодному упорству римлян. Восставшие были разбиты наголову; 80 тысяч их пало на поле боя, а еще больше попало в плен. Боадицея, не желая попасть в руки рассвирепевших врагов, приняла яд.

Полководцем, установившим твердую власть римлян в доминионе на острове, был Юлий Агрикола, который управлял им во время правления Веспасиана, Тита и Домициана и отличался не только мужеством, но и гуманностью. В течение нескольких лет после правления Агриколы в Британии воцарился мир. По крайней мере, ни один историк не упоминает о каких-либо восстаниях на острове.

Наконец Рим, который веками диктовал народам законы и распространял рабство и угнетение по всему известному ему миру, начал приходить в упадок, изнеженный своим богатством. Человечество, как по единому уговору, поднялось на борьбу за свою свободу. Почти все народы отстаивали свою независимость, которой они так долго и так несправедливо были лишены.

Во время этой борьбы различные претенденты на императорский трон то и дело мобилизовывали британских юношей в Галлию. Однако этого было недостаточно: попытки переворотов проваливались, а от их зачинщиков оставались только имена (по данным "Летописи Империи", не менее 12 британских корпусов пехоты и кавалерии находились постоянно в различных удаленных провинциях империи, тогда как в соответствии с неизменной политикой римлян, в Британии постоянно находились иностранные войска). Тем временем силы римлян в Британии все убывали и, по мере этого убывания, северная часть страны наводнялась пиктами и скоттами5,которые на легких суденышках, сплетенных из прутьев и обтянутых кожей, отважно пересекали узкие проливы и заливы, истребляя население и сея ужас. Римляне были не в силах сдерживать этот натиск.

Во время правления императора Валентина римляне, видя невозможность сохранить свои позиции в Британии, решили покинуть этот остров, на котором они хозяйничали более четырех веков, и предоставить британцам возможность самим выбирать королей и способ правления. Однако они дали им лучшие инструкции (насколько это было возможно в то бедственное время) относительно того, как пользоваться оружием, строить и ремонтировать крепостные валы. Они помогли британцам воздвигнуть новую каменную стену поперек острова, поскольку британцы в то время не имели мастеров, достаточно искусных для того, чтобы восстановить старую, построенную при императоре Северии. Руины этой стены и крепостей, защищавших римские колонии, представляют собой наиболее интересные памятники того времени.

КОРОЛИ БРИТАНИИ от нашествия Цезаря до отделения от империи (указан год начала царствования):

@темы: история

URL
   

История Англии с древнейших времён

главная