~tabu~
Veda Heather | Веда Вереск

Элис идёт вдоль берега босиком,
подбирая подол, чтобы не пачкать платье -
прилив наползает, быстро и широко.
Отчим ругался: "Ты навлечёшь проклятье,
коль будешь часто тревожить морской народ.
Выпорю, если опять ты у моря пела!"
Тёмные воды - старое серебро.
Элис поёт - тихонечко и несмело,
робко садится на камень у пенных волн.
Голос всё громче - звучит, набирает силу.
Чуть мёрзнут ноги, насквозь промок подол.
"Приходи на заре, приходи же за мною милый" -
вьётся над морем песенка про любовь,
мелькают в воде тела молодых тюленей.
Элис их видит, ей не хватает слов,
песня стихает. Неявные, словно тени,
тюлени плывут, оставив её одну.
Девочка плачет, слёзы роняя в воду.
Она б уплыла, да только пойдёт ко дну -
не угнаться за селки и не познать свободу.

Семь светлых слёз пробуждают морскую глубь -
на прибрежную гальку выходит морская дева.
- Элис, не плачь, не кривь раздражённо губ,
мы любим тебя и звук твоего напева.
Когда тебе будет полных пятнадцать лет,
под треснувшим камнем будет лежать подарок.
Дева-тюлень исчезает в холодной мгле,
лунный свет тает, словно свечной огарок.

Элис бежит вдоль берега босиком,
Элис так счастлива - ей ведь уже пятнадцать.
Пусть прежняя жизнь и катится кувырком,
черноглазой девчонке не надо теперь бояться -
под треснувшим камнем ожидает бесценный дар,
который оставило доброе племя селки.
- Стой же, паршивка! - будто ночной кошмар,
отчим несётся, ломая сухие ветки.
Элис быстрее - вот камень, уж рядом он.
Шарит руками, ищет морской гостинец.
Силуэты тюленей мелькают в узорах волн.
Море бушует, небо - спокойно, сине.
Скинула платье, надела тюлений мех,
В воду нырнула - и поминай как звали.
- Ты продалась им! Ты совершила грех! -
Отчим орёт. Пропадают её печали.
Элис плывёт. Туда, где горит закат,
Где дивные сёстры слагают морские песни,
чтоб успокоить маленьких тюленят.
Элис плывёт туда, где она воскреснет.