Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:53 

Зельвин Горн

УЛИЦА ПЕРВОЙ ЛЮБВИ

Я сам бы не сделал подобной ошибки,
Но вдруг, оторвав от земли,
Понес меня ветер легко, как пушинку,
На улицу Первой Любви.

Я думал ,что память мою укачали
Бесчисленные поезда,
Что чувство печали, той светлой печали
Заснуло во мне навсегда.

Но кажется вот-вот и смех твой хрустальный
Раздастся в знакомом окне
И взгляд удивленный и жгучий, как тайна,
Рванется мгновенно ко мне.

Не зная о том удивительном лете,
Не зная о девушке той,
На улицу эту принес меня ветер,
Решив подшутить надо мной.

И я ухожу с виноватой улыбкой
По улице Первой Любви
От этой чуть-чуть заскрипевшей калитки,
От этой весенней травы.

Но кажется вот-вот и смех твой хрустальный
Раздастся в знакомом окне,
И взгляд удивленный и жгучий ,как тайна,
Рванется мгновенно ко мне...

16:53 

Научись со мной, пожалуйста, говорить.
Через время, через потоки людей, через встречные магистрали,
Не рассказывай – чем могли стать, и чем мы стали,
Я сама себе казнь придумала – по спирали
Каждый новый виток, каждый встреченный. Нас так тщательно раздирали,
Мы сгорали. Но я пока соблюдаю ритм,
Это значит, что все же что-то отвоевали,
Это значит, что все же что-то мы сберегли.

Научись со мной, пожалуйста, не молчать.
Я смогу не кричать тебе через время и расстояния,
Я умею шептать, я послушная , правда я не
Умею тебя отдать. Не могу отдать. Не хочу отдать.

Если я все никак не уйду отсюда, да и ты все не умираешь,
Я найду тебя из любых глубин, заберу у любых начал,
Я могу, чтоб кричал, я могу, чтоб кончал, чтобы мир весь мал, чтобы обнимал.
Я смышленая, ты же знаешь. А ты ведь знаешь.

Мы ведь целое. Мы единственны, мы одно.
Мы лежим и молчим – мне приснилось в начале августа.
Я смогла б поселить в своей сумке твои ключи,
Я смогла бы прорваться сквозь это двойное дно.
Только ты не молчи.
Я тебя прошу.
Научись пожалуйста.

Лола Льдова, 2013

16:52 

Марьяна Высоцкая

Дочернее

Желаю тебе здоровья крепкого, сына путного и дочку совсем как я.
Такую, чтоб что ни сделала – всё статья.
О чём не подумала чтоб, о чём не смечтала – а всё нельзя.
Чтобы все твои волосы дружным дыбом, одно её имя произнеся.
Чтобы куда ни пошла, в кого бы ни втюхалась – всюду сплетни и пересуд.
Чтобы все, как даосы, сидели на берегу и ждали, когда её пронесут.
Желаю тебе устойчивых цен на валидол, корвалол и всяческий феназепам.
Чтобы ты её узнавал по голосу, а не снимку челюсти, родинкам, шрамам и черепам.
Желаю прочных решёток на окнах и крепких стальных оград,
Чтобы ты удержал её рядом хотя бы на месяц – и этому будешь рад.
Вот ей и рассказывай про хороших и тихих, про то, что такой же и нужно стать.
Про то, что думать сложными предложеньями девочкам не под стать.
Желаю тебе прочных стен и большой такой винный погреб на два подвала,
Чтобы было где спрятаться, если узнаешь где она побывала.
Желаю тебе маячок в её сумках и друга в органах, чтобы было проще её искать.
Если вдруг собственный способ откроешь – запатентуй его, засертификать.
Я желаю ей вырваться из твоего трясинного неустойчивого угла.
Желаю ей смочь хоть четверть того, что сама смогла.
Желаю ей перерасти меня, переплюнуть, переварить как снедь.
Пусть звонит мне по пятницам, когда будет особенно боязно умереть.
_________________

16:52 

Марьяна Высоцкая

Дочернее

Желаю тебе здоровья крепкого, сына путного и дочку совсем как я.
Такую, чтоб что ни сделала – всё статья.
О чём не подумала чтоб, о чём не смечтала – а всё нельзя.
Чтобы все твои волосы дружным дыбом, одно её имя произнеся.
Чтобы куда ни пошла, в кого бы ни втюхалась – всюду сплетни и пересуд.
Чтобы все, как даосы, сидели на берегу и ждали, когда её пронесут.
Желаю тебе устойчивых цен на валидол, корвалол и всяческий феназепам.
Чтобы ты её узнавал по голосу, а не снимку челюсти, родинкам, шрамам и черепам.
Желаю прочных решёток на окнах и крепких стальных оград,
Чтобы ты удержал её рядом хотя бы на месяц – и этому будешь рад.
Вот ей и рассказывай про хороших и тихих, про то, что такой же и нужно стать.
Про то, что думать сложными предложеньями девочкам не под стать.
Желаю тебе прочных стен и большой такой винный погреб на два подвала,
Чтобы было где спрятаться, если узнаешь где она побывала.
Желаю тебе маячок в её сумках и друга в органах, чтобы было проще её искать.
Если вдруг собственный способ откроешь – запатентуй его, засертификать.
Я желаю ей вырваться из твоего трясинного неустойчивого угла.
Желаю ей смочь хоть четверть того, что сама смогла.
Желаю ей перерасти меня, переплюнуть, переварить как снедь.
Пусть звонит мне по пятницам, когда будет особенно боязно умереть.
_________________

16:51 

БОКОВ ВИКТОР "Я ВИДЕЛ РУСЬ..."

Я видел Русь у берегов Камчатки.
Мне не забыть, наверно, никогда:
Холодным взмывом скал земля кончалась,
А дальше шла соленая вода.

Я видел Русь в ее степном обличье:
Сурки свистели, зной валил волов,
На ковылях с эпическим величьем
Распластывались тени от орлов.

Я видел Русь лесную, боровую,
Где рыси, глухари-бородачи,
Где с ружьецом идут напропалую
Охотники, темней, чем кедрачи.

Я видел Русь в иконах у Рублёва -
Глаза, как окна, свет их нестерпим,
Я узнавал черты лица родного,
Как матери родной, был предан им.

Ни на каких дорогах и дорожках
Я, сын Руси, забыть ее не мог!
Она в меня легла, как гриб в лукошко,
Как дерево в пазы и мягкий мох.

1965

16:50 

Александр Вертинский

ДЖИММИ-ПИРАТ

Я знаю, Джимми, - Вы б хотели быть пиратом,
Но в наше время это невозможно.
Вам хочется командовать фрегатом,
Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
Вам жизни хочется опасной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанам
И грабить шхуны, бриги и фелуки,
Подставить грудь ветрам и ураганам,
Стать знаменитым "черным капитаном"
И на борту стоять, скрестивши гордо руки...

Но, к сожалению... Вы мальчик при буфете
На мирном пароходе "Гватемале".
На триста лет мы с Вами опоздали,
И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
Бьет повар за пропавшие бисквиты.
Что эти мелочи, - когда мечты разбиты,
Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
Вы б их повесили однажды на рассвете
На первой мачте Вашего фрегата...
Но вот звонок, и Вас зовут куда-то...
Прощайте, Джимми,- сказок нет на свете!

16:50 

Александр Вертинский

ДЖИММИ-ПИРАТ

Я знаю, Джимми, - Вы б хотели быть пиратом,
Но в наше время это невозможно.
Вам хочется командовать фрегатом,
Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
Вам жизни хочется опасной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанам
И грабить шхуны, бриги и фелуки,
Подставить грудь ветрам и ураганам,
Стать знаменитым "черным капитаном"
И на борту стоять, скрестивши гордо руки...

Но, к сожалению... Вы мальчик при буфете
На мирном пароходе "Гватемале".
На триста лет мы с Вами опоздали,
И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
Бьет повар за пропавшие бисквиты.
Что эти мелочи, - когда мечты разбиты,
Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
Вы б их повесили однажды на рассвете
На первой мачте Вашего фрегата...
Но вот звонок, и Вас зовут куда-то...
Прощайте, Джимми,- сказок нет на свете!

16:49 

Сергей Островский РАЗЛУКА

А я говорю вам: не смейте, не смейте
Играть про разлуку на маленькой флейте,
Играть на валторне, играть на органе.
Разлуку играют на океане,
На звездах, на далях, на осени мрачной,
На туче седой, на любви неудачной,
На самой пустынной и длинной дороге.
А кто-то всю ночь простоит на пороге...

И я говорю вам: не надо, не надо,
Ни вспышек огня, ни скрипичного лада.
Разлука огромнее звука и света.
Когда докричаться нельзя до ответа,
Когда ты повален тоской черноликой,
Разлуку играют на боли великой,
На бурях, в которых не молкнут раскаты -
Два сердца разбиты, две жизни разъяты...

И я говорю вам: не смейте, не смейте
Играть про разлуку на маленькой флейте....

16:49 

Юлия Друнина

Теперь не умирают от любви –
насмешливая трезвая эпоха.
Лишь падает гемоглобин в крови,
лишь без причины человеку плохо.

Теперь не умирают от любви –
лишь сердце что-то барахлит ночами.
Но "неотложку", мама, не зови,
врачи пожмут беспомощно плечами:

"Теперь не умирают от любви

16:49 

Ольга Берггольц

ЧУЖ-ЧУЖЕНИН, ВЕЧЕРНИЙ ПРОХОЖИЙ...

Чуж-чуженин, вечерний прохожий,
хочешь — зайди, попроси вина.
Вечер, как яблоко, — свежий, пригожий,
теплая пыль остывать должна...

Кружева занавесей бросают
на подоконник странный узор...
Слежу по нему, как угасает
солнце мое меж дальних гор...

Чуж-чуженин, заходи, потолкуем.
Русый хлеб ждет твоих рук.
А я все время тоскую, тоскую —
смыкается молодость в тесный круг.

Расскажи о людях, на меня не похожих,
о землях далеких, как отрада моя...
Быть может, ты не чужой, не прохожий,
быть может, близкий, такой же, как я?

Томится сердце, а что — не знаю.
Всё кажется — каждый лучше меня;
всё мнится — завиднее доля чужая,
и все чужие дороги манят...

Зайди, присядь, обопрись локтями
о стол умытый — рассказывай мне.
Я хлеб нарежу большими ломтями
и занавесь опущу на окне...

16:48 

Марьяна Высоцкая

ПЫЛЬЦА

Кроме меда у пасечников еще продается пыльца.
Знаешь, она вот такими гранулами. Чистая-чистая.
И, должно быть, она состоит из книг Гришковца,
Дневников Анны Франк и всех, кто сумел выстоять.
Знаешь, так хочется взять и купить целый пакет.
Принести домой, позвонить друзьям и позвать их в гости.
…И, зажав с надеждой пыльцу в дрожащей руке,
Слушать рассказы о выживших в Холокосте.
А продавцы говорят, что она помогает при пневмонии
(Или каких-то там разных других болячках).
Мол, приходят ее покупать слепые-больные,
А отходят уже и здоровые, мол, и зрячие.

…Так вот:
стоишь ты и пыльцой угощаешь пришедших в твой дом.
И делишь ее на всех. Как апельсин на дольки.
И от будущей сладости хочется потолок продырявить лбом...
Хотя, знаешь, я ее пробовала. Она оказалась горькой.

Вот представь, что где-то есть целый амбар,
В котором лежат мешки с пыльцой. И пыль на погосте.
Такой неходовой, но такой приятный товар.
Гранулировать лето – это, должно быть, не просто...
А еще, представь себе, они различают сорта.
Майская, ранняя, поздняя, полевая.
Какая мне разница…Главное, что у тебя изо рта,
Когда ты смеешься, выпадает кусочек рая….

16:47 

АНТОН "ПУХ" ПАВЛОВ
"ВОЙНА"

Когда понимаешь, что смерть может быть так близка,
Жизнь обретает свой незабываемый вкус,
Воспоминанья свистят у виска, так тяжело нести этот груз,
И некому даже сказать о том, как ты устал.
Предательства раны так долго и нудно болят,
И кажется непроходимым сомнений туман,
Но один теплый и ласковый взгляд станет тебе бальзамом для ран,
Секундной надеждой - однажды вернуться назад.

Но этой земле нужна твоя кровь, этому небу - твоя душа.
Что движет нами - любовь или война?
И повторяет себя вновь и вновь фильм без начала и без конца.
Кто в главной роли - любовь или война?

Азарт видеть солнце толкает сквозь страх темноты,
И легче идти, когда знаешь, - назад пути нет,
Только в глазах тают капли вины, только на сердце тяжесть побед,
И горечь за тех, кто не встретит рассвета живым.
Но что наша жизнь, как не пламя ночного костра?
Он ярче горит, чем больше ему отдаешь.
Он может стать огнем маяка, кого-то, возможно, ты им обожжешь,
А, может, согрея, спасешь - выбираешь ты сам.

Этой земле нужна твоя кровь, этому небу - твоя душа.
Что движет нами - любовь или война?
Мир повторяет себя вновь и вновь: фильм без начала и без конца.
Кто в главной роли - любовь или война?

16:47 

Ты рождена ночною птицей —
глазастой,
храброй,
смуглолицей.
Над лесом каменных строений
зигзаг твоих
возникновений.
Ты рождена ночною рыбой.
На дне.
Под сумрачною глыбой.
Ты в море пляшешь полосою,
как сталь,
как лезвие косое.
Ты рождена от света — светом,
от тьмы — таинственным предметом.
Поэтом — от вселенских мук.
Ты — луч.
Все остальное — круг.

Глеб Горбовский

16:46 

Елена Данилина Курочкина

ЗВЕЗДОПАД

На завтра обещали звездопад –
Один лишь раз за тысячу столетий.
Представь, что с неба звезды полетят,
А на земле возьмут и не заметят.
Представь, что будет ветер и темно,
А звезды – будто снег на подоконник,
Или на пол, в раскрытое окно,
А так хотелось, в теплые ладони.
Я выбегу на крышу ввечеру
И простою всю ночь под звездопадом,
Чтобы поймать горячую звезду,
Одну звезду! И больше мне не надо.
Назавтра обещали звездопад.
А на земле возьмут и не поверят,
И зря по крышам звезды простучат,
Слепые звезды, в запертые двери.
И чудаки на крышах с высоты
Увидят, как в чернильном океане
Погибнут нерожденные мечты
И сотни незагаданных желаний...

16:45 

Прекрасен язык,
на котором говорят деревья.
Он похож немного на детский.
Когда-то
постигали его наравне
с родным языком.
Но теперь в моде
английский, немецкий, французский...

Приходим в лес
и чувствуем себя
иностранцами.

Николай Година

16:44 

Был трудный бой. Всё нынче как спросонку...
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, - забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый.
Из тех, что главарями у детей.
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас, как дорогих гостей.

Машины обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами не труд.
Выносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют...

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен.
Мы прорывались к площади вперёд,
А он гвоздит, - не выглянуть из башен, -
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишком
Он примостился - столько всяких дыр!
И вдруг к машине подбежал парнишка:
«Товарищ командир! Товарищ командир!

Я знаю, где их пушка... Я разведал...
Я подползал, они вон там, в саду»...
«Да где же? Где?» - «А дайте, я поеду
На танке с вами, прямо приведу!»

Что ж, бой не ждёт. «Влезай сюда, дружище...»
И вот мы катим к месту вчетвером,
Стоит парнишка, мимо пули свищут, -
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. «Вот здесь!» И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём,
И эту пушку заодно с расчётом
Мы вмяли в рыхлый жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть.
От дома к дому шёл большой пожар.
И помню, я сказал: «Спасибо, хлопец...»
И руку, как товарищу, пожал.

Был трудный бой. Всё нынче как спросонку.
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, - забыл его спросить.


Александр Твардовский
"Рассказ танкиста"

16:44 

Здравствуй, Бог! На небе тоже лето?
Скажи, а Ты – учился на отлично?!!
Пишу Тебе, чтоб попросить совета -
Не знаю, как вести себя прилично.
Брат рассмешил сегодня за обедом,
И я на скатерть опрокинул суп…
Почистил кошке зубы “бленд-а-медом”,
А он сказал, что я как пробка туп…
Ты не подумай, он большой и сильный,
И мама говорит, что в папу весь…
Пишу Тебе сейчас его мобильный
Ты позвони – докажем, что Ты есть!!!
А как там бабушка моя и такса Тоша?
Сказали мне, что Ты забрал их в Рай.
Ты береги их, Боженька, хороший!..
Скажи, что любим, и привет передавай!
И сделай так, чтоб звери говорили!
Я речь их очень понимать хочу!
Хочу, чтоб все они меня любили.
Я знаю – занят Ты. Я кошку сам учу…
Еще, чтоб папа с мамой не ругались…
И чтобы дедушка не кашлял по утрам…
Чтоб люди на войне не убивались,
А хочешь – ролики Тебе свои отдам?..
За девочкой одной скучаю крепко,
Ее родители отправили на дачу!
С моими мы теперь гуляем редко…
Я взрослый. Я почти уже не плачу.
А Ты такой печальный на иконе!!!
Что сделать мне, чтоб улыбнулся Ты?
Письмо Тебе оставлю на балконе
И эти белые, для бабушки, цветы…

Сергей Петров.

16:43 

Галина Артамонова ТРИДЦАТЬ ЛЕТ И ТРИ ГОДА

На Любовь надышаться бы впрок,
До звонка, до исхода,
Для неё это вовсе не срок-
Тридцать лет и три года.

Нам спасибо сказать ей одной-
Берегла, защищала,
И стояла щитом и стеной,
И за всё нас прощала.

Помнишь, как нам читала стихи
Под дождём на скамейке,
И как тратила всё на звонки,
До последней копейки.

И в больницу несла виноград
И смешные записки,
Вытирала нам слезы утрат
Над могилами близких.

В дальний путь провожала и в храм,
И по праздникам пела.
Лишь однажды почудилось нам,
Что она надоела.

Гнали в дверь, возвращалась в окно-
Не нужна ей свобода.
И живет она с нами давно-
Тридцать лет и три года....

16:42 

Владимир Луговской

Та, которую я знал

Нет, та, которую я знал, не существует.
Она живет в высотном доме, с добрым мужем.
Он выстроил ей дачу, он ревнует,
Он рыжий перманент ее волос целует.
Мне даже адрес, даже телефон ее не нужен.
Ведь та, которую я знал, не существует.
А было так, что злое море в берег било,
Гремело глухо, туго, как восточный бубен,
Неслось к порогу дома, где она служила.
Тогда она меня так яростно любила,
Твердила, что мы ветром будем, морем будем.
Ведь было так, что злое море в берег било.
Тогда на склонах остролистник рос колючий,
И целый месяц дождь метался по гудрону.
Тогда под каждой с моря налетевшей тучей
Нас с этой женщиной сводил нежданный случай
И был подобен свету, песне, звону.
Ведь на откосах остролистник рос колючий.
Бедны мы были, молоды, я понимаю.
Питались жесткими, как щепка, пирожками.
И если б я сказал тогда, что умираю,
Она до ада бы дошла, дошла до рая,
Чтоб душу друга вырвать жадными руками.
Бедны мы были, молоды - я понимаю!
Но власть над ближними ее так грозно съела.
Как подлый рак живую ткань съедает.
Все, что в ее душе рвалось, металось, пело,-
Все перешло в красивое тугое тело.
И даже бешеная прядь ее, со школьных лет седая,
От парикмахерских прикрас позолотела.
Та женщина живет с каким-то жадным горем.
Ей нужно брать все вещи, что судьба дарует,
Все принижать, рвать и цветок, и корень
И ненавидеть мир за то, что он просторен.
Но в мире больше с ней мы страстью не поспорим.
Той женщине не быть ни ветром и ни морем.
Ведь та, которую я знал, не существует.

16:42 

Иван Храмовник

ЭТОТ ГОРОД БЕЗ ТЕБЯ ПУСТ...

Этот город без тебя пуст,
Этих улиц без тебя нет,
Лишь соленых облаков хруст
Да прокуренный чужой свет.

И в безлюдии толпы - вниз,
На коленях - тех молитв след...
Но в ответ им - только злой свист,
Из пробитых куполов - вверх.

В небе золота ищу крест,
Только ангелы молчат. Им
Сверху виден лишь один срез -
Тень твоя в плену немых зим...

Ты однажды прилетишь вдруг
И, сияние стряхнув с крыл,
Спросишь ласково: Ты как тут?
Я отвечу: Да никак... Жил...

I’d never seen irises that green.

главная