Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:07 

Светлана Кекова

Это — моё прощенье, это — мой дар тебе:
эхо в пустом ущелье, отблеск луны в воде,
шелест листвы осенней, тени летящих птиц,
это — моё спасенье — помнить одно из лиц,
то, где любовь гостила, словно в реке вода…
Да, я тебя простила, да, я простила, да.

Славила милость Божью, тайной судьбы узор,
и осквернённый ложью, ведомый всем позор.
Помнишь, что мир, как танец, рос в глубину и вширь?
Баловень, иностранец, прыгал в снегу снегирь.
И очевидец тайны, брат моего греха
вдруг обрывал случайно тонкую нить стиха.

Да, не могу понять я — кто ты и что с тобой,
Ангел меняет платье в вечности голубой.
Старая ткань слиняла — лёгкий покров души.
Помнишь, как я меняла жизнь на твои гроши?
Стало тепло на свете, ландыши расцвели,
плачут тихонько дети в разных концах земли…

17:06 

Дарья Серенко

Я пью из испуганной чашки,
Привыкшей к его губам.
Должно быть, ей очень страшно:
Чужая
Уронит
Бам
Дрожит, проливает кофе,
Выскальзывает, хоть плачь.
И стол для нее — Голгофа,
И я для нее — палач.
Пришедшая в дом однажды,
Не сможет уйти за так...
Мы квиты с тобою, чашка:
Мы обе в чужих руках.
Чужой
Уронит
Бах

17:05 

У дороги, у самой развилки,
возле самого скрипа колёс,
из-под снега торчала травинка...
Неуютно ей нынче жилось.
Тело травки пружинило ловко.
Не сломал её ветер, не смял.
И торчала на лысой головке
уцелевшая пара семян.
...Я стоял, говоря ей «спасибо»,
и стыдил своё сердце: «Смотри,
одиночество — это не гибель,
это мужество, чёрт побери!..»

Глеб Горбовский

17:05 

* * *

Когда растёт душа, становятся тесны

одежды старые — сомненья и тревоги.

И дни тогда летят, как золотые сны,

и, вольному, тебе открыты все дороги.

Когда растёт душа, нет ни скорбей, ни мук.

Как воздух для крыла — и скорби ей, и муки.

Когда растёт душа, она растёт, как звук.

Зачем нам тишина? В ней умирают звуки.


Анатолий Чивилихин

17:04 

Сергей Левин

НЕ БОЙСЯ ВЫДЕЛЯТЬСЯ ИЗ ТОЛПЫ

Не бойся выделяться из толпы,
Не стой пред ней с безудержною дрожью,
Сойди с прямой, проторенной тропы
Иди своим путём, по бездорожью.

И пусть нелёгок будет этот путь,
Зато он станет нов и интересен.
Постичь попробуй этой жизни суть
И мир тебе тогда не будет тесен.

Поймай попутный ветер в паруса
И смело отправляйся в путь-дорогу.
Не только в детстве встретишь чудеса,
Их и в обычной жизни очень много.

И пусть все крутят пальцем у виска,
Крича повсюду, что твой путь не годен,
Завидуют, в глазах у них тоска,
А ты гордись, что времени не моден.

Пускай они смеются над тобой,
И хоть насмешки эти будут злобны,
Не спорь, и пусть галдят наперебой,
На большее они ведь не способны.

Останься к этим людям слеп и глух,
Не трать эмоций в бесполезном споре,
Ведь у любого стада есть пастух,
Оно же не свободно, априори.

Свободен ТЫ, от догм и суеты,
Ты сам себе изгой и сам же гений.
На свете существуешь только ТЫ,
И в этом нету никаких сомнений.

Не делай, ради Бога так, как все,
Будь Личностью, в своём лишь только роде,
Предстань в своей, особенной красе,
Не отдавая дань дурацкой моде.

И кто бы там чего ни говорил,
Шагать, мол, надо только в ногу с веком,
Лишь тот, кто над толпою воспарил,
Достоин называться Человеком!

17:04 

Виктор Пицман

Я не могу, когда меня не любят, —
Пусть нелюбви немножко, с ноготок:
Мои улыбка покидает губы,
Я вяну, как не политый цветок.

Я не могу, когда в меня не верят,
Как верят в бога или в сатану:
Тогда не все могу открыть я двери
И гор высоких тоже не сверну.

Я не могу, когда в меня при встрече
Не брызнет радость из любимых глаз:
Тогда мои опять сникают плечи,
Как было, к сожалению, не раз.

Я — не могу!.. Я сам такие муки
Не пожелаю худшему врагу!
...Счастливый взгляд, протянутые руки, —
Я всё смогу, я всё тогда смогу!

17:03 

Ольга Мельник

(ПЕРСЕФОНА)

А не будешь расти – заберёт тебя мёртвый бог.
А не буду я здесь расти, ничего не хочу, не люблю никого,

Потому что нет у меня ни ума, ни сердца, ни рук, ни ног,
Потому что Деметра во мне течёт, родниковая кровь.
На порог Деметра выходит с пустым ведром,
Говорит – созревает мир, созревает мир.

А сама я сплетаю слова, расплетаю слова,
Я Деметрина донечка, тоненькая трава,
Я спала, я зерном себя в землю спрятала,
Пела, плакала, ничего не сделала, никого не спасла.

Если станет чёрная ночь глуха, приходи за мной,
Дай мне имя – моя Персефона, гранатовое зерно.
Стебли мои – на ветру, корни мои – в Аид,
Дай мне выключить свет, с мёртвыми говорить.

…Потому что нет меня, нет, потому что нет.

17:02 

Ветер дует, надрывая душу…
Жизнь опять смертельно хороша.
Прислонись к земле и слушай, слушай!
О, оттуда этот шум в ушах.

Из зелёных трав и крови красной
Нам сварили брагу бытия.
Кто сказал, что пили мы напрасно?
Я не знаю лучшего питья!

Радость духа, опьяненье тела
И любви жестокая игра…
Ничему на свете нет предела
И всему, всему своя пора.

Лишь когда иссякнут жизни силы,
Ты утихнуть сердцу повели
И потребуй отдыха у милой
Утомляющей тебя земли.

Николай Шатров

17:02 

Мотылек

Что есть безмолвие боли? -
Этот крик, что застрял в горле,
Костью и между строк,
Сгорел на свету мотылёк.

Из когорты, живущих отчаянно -
Не от самой лучшей раздачи,
Он горел совсем не случайно
И потух, чтобы вспыхнуть иначе.

Будьте там к нему благосклоннее,
Ему тут слишком много досталось.
Разве могут быть покорнее!?
Те, кому короткая спичка попалась.

Вы там с ним посидите вдвоём,
Здесь, с одиночеством был он повенчан.
Ещё один обручился со сном
И обнял его навсегда и нежно за плечи.

И на целую жизнь по ухабам меньше шагов,
На улыбку ту яркую на фото без ярких цветов -
Стало меньше…на целую искренность детства,
Не понарошку, как в детских дворах королевства.

И что-то хрустнуло, вскрикнуло, надломилось
Мой друг! Мне жаль, но ничего не приснилось
И покачнулся свечи фитилёк
Сгорел на свету мотылёк...

© Copyright: Андрей Солодов, 2013

17:02 

Вдыхай

Не приручишь ни зельем, ни вином -
Спи на плече, не трогай мандрагору.
Ведь ты и я, согласно договору,
Наполнены не светом, а огнём.
Высоким жадным пламенем костров -
Вдыхай меня, вдыхай, пока ты дышишь...
Ничьё дыханье мне не будет ближе,
Никто с тобой не будет так суров,
Так нежен на исходе сентября,
Когда Луна взойдёт над диким лесом.
Вдыхай меня, как бог вдыхает мессу,
Как парфюмер движенье вещества.

Пока ты здесь - мне ночь всегда мала,
Как тот пиджак, что носит старый Гёте.
Ни на размер - на город, на слова,
На всех октав несыгранные ноты...
Я так горю, как до меня - никто
/сказал Ромео в сотый раз Джульетте/.
Но ты и я - те выросшие дети,
Воскресшие, Вероне всей назло.
Вдыхай весь мир, а я - тебя одну
/пока я здесь дыханья будет много/.
Цветёт Алголь у нашего порога,
И ангелы возносят тишину.

Спи на плече моём из века в век,
Когда фонарщик улицы обходит.
И зелье и вино уже не в моде -
Я приручён, как в дом внесённый снег.
Нет, обручён - чистейшим серебром
/завидуют мне Гёте и Россетти/.
Дыши ещё... Как дышат только дети,
Уснувшие под меховым плащом.

© Снежный Рыцарь

17:01 

Николай Клюев

Я люблю цыганские кочевья,
Свист костра и ржанье жеребят,
Под луной как призраки деревья
И ночной железный листопад.

Я люблю кладбищенской сторожки
Нежилой, пугающий уют,
Дальний звон и с крестиками ложки,
В чьей резьбе заклятия живут.

Зорькой тишь, гармонику в потемки,
Дым овина, в росах коноплю...
Подивятся дальние потомки
Моему безбрежному «люблю».

Что до них? Улыбчивые очи
Ловят сказки теми и лучей...
Я люблю остожья, грай сорочий,
Близь и дали, рощу и ручей.

16:59 

Евдокия Ростовпчина

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА...

Не сотвори себе кумира,
У ног бездушной красоты
Не трать высокие мечты!
От воплощённой суеты
Не жди любви, не требуй мира!..

Любуйся блеском чёрных глаз,
Но не ищи в них тайной страсти...
Безумец ты!.. В твоей ли власти
Вдруг заменить мечтой о счастьи
Блажь лёгких шуток и проказ?!.

Каприз пустейшего кокетства,
Тщеславья женского обман
Повергли разум твой в туман;
Слепец, прозри!.. Твой истукан
Утратил сердце с малолетства.

Смотри: ты сохнешь и горишь, -
А ей-то что?.. Ей горя мало!..
Ей нынче зеркало сказало,
Что платье очень к ней пристало, -
Так чем её ты удивишь?..

Дань нежных чувств, дань удивленья,
Намёков, робких полуслов
Она приемлет от рабов
Как долг законных должников,
Как побеждённых приношенье...

Беги приманок роковых!..
Такие женщины не любят,
И если даже приголубят -
Как змей, задушат и погубят
Они в объятиях своих!..

16:58 

Марьяна Высоцкая

Мама, Маша и медведь

Мама стареет…В её песочных часах
Снизу крупинок больше. Как ни крути.
И за то, что мы с ней по разные адреса,
У меня по маме фантомная боль культи.
Мама сжимается…И походка её слегка
Напоминает странствующих бродяг.
Мама смеётся. Я, - говорит,- в стариках
Себя чувствую неуютно, но это так.
У меня презентации, конференции, дел орда.
У мамы работа и постпенсионный день.
Я прощаю ей предрассудки. Не без труда.
Она мне прощает мою рифмованную дребедень.
Я убеждаю себя, что она в порядке.
Так и вижу, как младшему брату корчит гримасы.
Мама смеётся: «Мало кому на шестом десятке
Дано муштровать шестнадцатилетнего лоботряса».
Мама сговорчивей и степенней на виражах.
Весь запал в ней как будто бы замер, осел, остыл.
Говорит, что бренности нужно учиться на муляжах
И только потом отправляться в реальность, имея тыл.
Мама стареет…Утверждает, что жизнь округла.
И никто не заметил, как мы поменялись ролями.

Продавец заговорщицки: «Вашей дочке понравится кукла».
Это не дочке, - ему отвечаю,- Маме.

16:58 

Марьяна Высоцкая

Сорок, а

Тебе сорок. Почти. Или это мне все пятнадцать…
Пора бы тебе заиметь собаку, тумбочку возле кровати.
Жевать не детский, а взрослый орбит, не улыбаться,
По сотому кругу смотря сериалы, а плакать. Хватит
Откладывать деньги и тратить их на зефир в шоколаде,
Купаться в холодном море. Верить в русалок — ложь все.
И юбки пора одевать. И пора разбираться в помаде.
Вот спросят — а ты не знаешь. Позору не оберешься.
Пора называть себе цену. Вслух. Чтобы знали, с кем дело.
И чтобы не даром. Чтоб сто поцелуев. Чтоб розы под двери.
Построить свой маленький трон, говорить, что ты королева.
Не важно, что бред, зато хоть кто-то, но верит.
Тебе только сорок. Будет. Лет через тридцать твой поезд…
Купи себе мусорник — пол в мандариновой шкурке.
Пора одеваться зимой, мотать поясницу в собачий пояс,
Купить молоко. Добавлять его в кофе, варимый в турке.
Тебе… да и мне… нам почти что по сорок. Так странно.
А мои ровесники ходят в ободранных кедах, в ситцевых платьях.
А твои покупают свечи, аромолампы, несут их в ванны.
А тебе только сорок. Без тумбочки возле кровати.

16:57 

Константин К. Кузьминский

ты не пассия
ты опаснее
не упасть тебе
не пропасть тебе
ты как пропасть
пасть
голубой земли
на моих руках
ты на миг замри
ты замри на миг
ты замри как мир
ты мой мир мой мор
ты как моря стынь
на моей груди
ты как снег застынь
ты забудь про стыд
ты забудь про мир
ты меня прости
ты меня прими
этих рук не греть
ты пришла ко мне
несмешной игре
положи конец
коченеть у ног
замирать у губ
как в тебе темно
замерзать в снегу
ты растаешь в грусть
без тебя темно
как свинцовый груз
я пойду на дно

16:57 

Булат Окуджава

ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА

Чувство собственного достоинства -- вот загадочный инструмент:
созидается он столетьями, а утрачивается в момент
под гармошку ли, под бомбежку ли, под красивую ль болтовню,
иссушается, разрушается, сокрушается на корню.

Чувство собственного достоинства -- вот загадочная стезя,
на которой разбиться запросто, но обратно свернуть нельзя,
потому что без промедления, вдохновенный, чистый, живой,
растворится, в пыль превратится человеческий образ твой.

Чувство собственного достоинства -- это просто портрет любви.
Я люблю вас, мои товарищи -- боль и нежность в моей крови.
Что б там тьма и зло ни пророчили, кроме этого ничего
не придумало человечество для спасения своего.

Так не траться, брат, не сворачивай, плюнь на вздорную суету --
потеряешь свой лик божественный, первозданную красоту.
Ну зачем рисковать так попусту? Разве мало других забот?
Поднимайся, иди, служивый, лишь прямехонько, лишь вперед.

16:56 

На подоконнике фикус, кошачий корм и валокордин.

Тот, кто держит более трех мурчащих, как правило, спит один.

Тот, кто носит собакам косточки, сочиняет домики воробьям,

От того, как правило, веет горечью неустроенного бабья.

Вот у Глаши все было. Муж, работа, первенец, младший сын.

Через сорок лет муж проснулся и просто ушел босым.

Дети в дом приходили с парами «мама, благословите».

Всех размазало, раскромсало по дольчевите.

Жизнь показалась ей делом навозного маленького жука.

Ну не искать же за шаг до смерти нового мужика.

Как другие во всем этом держатся?! Боже, как?

Кто-то тучится, словно дрожжи.

Боже, не делай меня одной из седых макак.

Не сидеть же на лавочке, не заштопывать дыры карманами.

Не называть же детей проститутками, наркоманами.

Господи, я поживу еще, только оставь под ногами твердь.

Я посижу тут, понюхаю старость, побегаю в салочки с Леди-Смерть.

Глаша шарится по подвалам, в плетеном кошике тащит домой котят.

Знакомые спишут на старость, соседи поскалятся и простят.

У Глаши в мобильном сплошь номера приютов, ветеринарок, таких же Глаш.

Если кто и думает, что обманет смертушку, — это блажь.

Главное — делать усердный вид, всех хвостатых лечить теплом.

Поднимать глаза, причитать: «Поделом мне, Господи, поделом!»

Глаша знает, что жизнь — это вот сейчас, это быть на мушке и ждать суда.

Глаша всем хвостатым дает свой адрес, объясняет, мол: «Вам сюда».

Каждый ангел на Небе несет отчет, каждый должен держать ответ:

Скольких спустил на Землю, скольких забрал на Свет.

Глаша знает, что на планерках по пятницам ее Ангелу есть чем крыть.

Есть что ответить на «Почему она все еще там?», «Кто сливает ей мощь и прыть?».

Бог подходит к нему, говорит:

— Я считаю, что ей пора уже. Я уверен, старик. А ты?

— Нет, Глафиру мою нельзя. У нее коты.

Марьяна Высоцкая.

16:55 

ИОСИФ УТКИН

Задала любовь задачу
Нам с тобою вместе жить,
Да не вышло нам удачи
Дело трудное решить.

Кто ошибся: ты ли, я ли,
У кого белей виски,—
Не скажу. Но простояли
Восемь лет мы у доски.

Разошлись... И слезы в горле.
Нет, не слезы — это кровь!
Мы, как дети, просто стерли
Нерешенную любовь...

Март 1936

16:55 

Теляков Виктор.

Глаза любимой

Смотрю в твои глаза и слепну,
Будто впервые вижу
милых глаз красу ;
Три раза я умру,
три раза я воскресну,
Но их забыть вовек я не смогу.
Они в кромешной мгле
укажут мне дорогу.
И в летнюю жару они воды глоток,
Теплом своим согреют в непогоду
Они моей единственной любви чертог.
Они не предадут-я это твердо знаю.
И от беды они меня спасут,
Они всю жизнь со мной,
как заклинанье,
Они всегда к себе меня влекут.
В ни столько неги!
Столько искушенья!
В них столько неподдельной доброты!
И, глядя в них, я чувствую волненье,
И кровь кипит, будя в душе мечты...
И каждый день желаю им я счастья,
И чтоб светились радостью всегда,
И в летний зной, и в зимнее ненастье
На всю их жизнь, на долгие года.

16:54 

Нейт Неформальная
ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ - ПТИЦЫ

Есть люди, которые - птицы:
Легки, беззаботны, крылаты,
Им небо чистейшее снится,
Где солнце лучами распято.
Есть люди, которые - ветер:
Поймать их никак не удастся,
Такие не верят в приметы
И могут от боли смеяться.
Есть люди, которые - кошки:
Приходят, когда пожелают,
Еще раздражают немножко,
Следы от когтей оставляют.
Есть люди, которые - звезды:
Им будни людские презренны,
Для них - о бессмертии грезы
И поиск иных во вселенной.
Есть люди, которые - книги:
Подробней иного талмуда,
В них есть озарения миги
И есть иллюстрации чуда.
Еще есть планеты, кометы,
Колючие розы и льдины ,
Есть люди-поэмы, сонеты,
Алмазы, топазы, рубины.
Их много, и в каждом - загадка,
Которая к ним привлекает.
Она, как изюминка, сладкой
Для нас зачастую бывает.
Но, знаешь, средь новых и прежних,
Средь будущих, тех или этих
Есть люди, им имя - надежда.
Их мало на нашей планете...

I’d never seen irises that green.

главная