Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:33 

Лиссет - Завернусь я в зелёный бархат...

Завернусь я в зелёный бархат
и напьюсь, как вином, слезами.
Ты остался в моих ладонях
недосказанными словами.

Ты остался касаньем грубым
и улыбкой немного льстивой.
Среди львов ты остался лисом,
чёрным лисом, лжецом красивым!

Ты слова свои ткал из злата,
но казались они стальными.
Иногда были лестью, мёдом,
но потом стали дерзко злыми.

Всё равно, как нектар, вкушала
каждый звук, с твоих губ слетевший.
Ты был пламенем, диким, ярким,
но теперь... огонёк истлевший...

Ты ушёл, не оставив нитей.
Все простили тебе пороки.
Но шепчу каждый вечер тихо:
"Возвращайся скорее, Локи".

июль 2014

21:03 


23:49 

18:27 

Время не лечит. Лечит не время.
Лечат поездки и новые люди.
Лечит весна. Лечит вал впечатлений,
Сны и предчувствия: то ль ещё будет!

Стрелки пушистые от самолётов
В небе, и шпалы бегущие лечат.
Лечит надёжный и преданный кто-то,
В нужный момент обнимая за плечи.

Таня Весёлкина

17:27 

Быть...

звать бы тебя по памяти, знать бы тебя по имени -
этого, самоценного, не находя любимее.
подслеповато щуриться, тихо входя в бетонное
здание и уменьшиться в тепло твое наладонное.
быть в тебе левым берегом империи, что украдена,
небом, к утру расстеленным до ломких ключиц исландии.
домом с покатой крышею, капли перебирающей.
открытым и перечитанным, запомненным со вчера еще -
письмом. для цветов расчищенным, зияющим подоконником,
на полке, прибитой в комнате, забытой фигуркой слоника.
к груди прислоненной книгою, распахнутой по наитию.
бытием ли, деталью быта ли -
только быть в тебе,
быть с тобой,
быть тебе...

Лина Сальникова ©
15.11.15

17:19 

Здравствуй, милая подружка, белокурая зима.
Раскрасавицей - снежинкой снова в гости ты пришла.
Снова рада нашей встречи, как же долго я ждала,
Чтоб свои мне пела песни говорливая пурга.

Чтоб метели завывая, заметали санный путь,
Наплясавшись, укрывались под берёзками уснуть.
Чтоб трескучие морозы детворе щипали нос.
Обещая потепленье, ошибался чтоб прогноз.

Чтобы первая звезда на прогулку выходила,
И дразнила бы меня, за собою в даль манила.
Чтобы месяц озорной освещал мне путь- дорожку
И спешила я домой, чтоб согреется хоть немножко.

В этой зимней кутерьме невозможно разобраться.
То так хочется плясать, то с любимым повстречаться,
И так хочется любить, в небе звёздочки считая,
О плохом скорей забыть. Здравствуй, милая, родная.

© Copyright: Гюрза -Югра, 2006

19:30 

Л. Татьяничева

Гордым легче - гордые не плачут
Ни от ран, ни от душевной боли,
На чужих дорогах не маячат,
О любви, как нищие не молят.

Широко расправлены их плечи.
Не гнетет их зависти короста.
Это правда - гордым в жизни легче.
Только гордым сделаться непросто.

18:33 

ЛИТВАК НАТАЛИЯ "ВЫ - АНГОРСКАЯ КОШЕЧКА..."

Вы - ангорская кошечка, статуэтка японская.
Вы - капризная девочка с синевою очей.
Вы такая вся хрупкая, как игрушка саксонская.
Вы - Мадонна из мрамора в ореоле кудрей.

Я люблю Ваши пальчики... О, какими усталыми
Они кажутся в этом блеске колец...
Почему Вы вся грустная, и улыбка увялая...
Вам, как бледной принцессе, не под силу венец...

И меха Ваши белые, в них Вы зябко закутались,
Они шепчут Вам ужасы про холодную сталь...
В том углу хризантемы, как-то странно запутались
В темный сумрак, как в странный лиловый вуаль...

Вы мне шепчете, бледная, - "я устала, безсильна я...
Если б знали, как больно мне"... В темноте гобелен
Нас окутала мгла роковая, могильная,
И не выйти из этих заколдованных стен...

18:32 

Арсений Тарковский

Отнятая у меня, ночами
Плакавшая обо мне, в нестрогом
Черном платье, с детскими плечами,
Лучший дар, не возвращенный богом,

Заклинаю прошлым, настоящим,
Крепче спи, не всхлипывай спросонок,
Не следи за мной зрачком косящим,
Ангел, олененок, соколенок.

Из камней Шумера, из пустыни
Аравийской, из какого круга
Памяти - в сиянии гордыни
Горло мне захлестываешь туго?

Я не знаю, где твоя держава,
И не знаю, как сложить заклятье,
Чтобы снова потерять мне право
На твое дыханье, руки, платье.

18:32 

Приходите в мой дом. Он не слышал давно разговоров
опьяневших друзей, подставляющих в грусти плечо.
Оставляйте пальто, и снимайте улыбку актера.
Приходите с добром - и не будьте моим палачом...

Приходите, когда во дворе разыграется ливень.
Забывайте тот час все обиды, несчастья и ложь.
Деревянный мой дом, как ребенок, - открыт и наивен:
не входите в него, спрятав лезвием кухонный нож...

Не ведите мужчин, чьи глаза - на кошачьи похожи.
И завистливых женщин - пусть в нем не ступает нога.
Не пытайтесь надеть на меня удила или вожжи.
Я накрою вам стол. И отрежу кусок пирога...

Приходите в мой дом. Если нужно - просите защиты!..
Вспоминайте меня... Приносите с собою вино...
Приходите. Я жду. Только если все двери закрыты, -
не ломайте замки. Постучите тихонько в окно...

Алена Васильченко

18:31 

* * *

Не начинайте издали, когда
Хотите сообщить о чем-то важном.
Идут минуты, капает вода -
Вода, взглянув в которую однажды,
Вы ощутите лезвие тоски,
И возопит душа под слоем пыли:
«Как молоды мы были, как близки!»
Но эхо повторит лишь слово «были».
Одно оно теперь имеет вес,
Когда на троне сумрак и обида.
Тот мир, что так любили Вы, исчез.
Ушла под воду ваша Атлантида.
Летят мгновенья, месяцы, года
Камнями в спину, слёзы счет ведут им.
А слёзы — та же самая вода,
Они идут, и капают минуты...
Спешите жить, живите на бегу.
Ни слов, ни слёз не тратьте, вбейте в память,
Что, набросав убогую строку,
Изысканную точку не поставить.
Воды не лейте в море, ведь вода
Придёт за нами всеми - это страшно.
Не начинайте издали, когда
Хотите рассказать о чем-то важном.

* * *

(с) Константин Быстров

18:31 

Инна Гофф
И меня пожалей

Для чего ты сказал
Среди ясного дня,
Что её ты жалеешь,
А любишь меня?
Пусть минуют её
И сомненье, и боль,
Пусть страдает и терпит
Лишь наша любовь.

Ты сказал, что любовь
Не боится разлук,
Говорить о любви
Не положено вслух…
Ты сказал и ушёл
К той, кто ждёт у окна.
Ты ушёл, и осталась
Я снова одна.

Для чего ты сказал
Среди ясного дня,
Что её ты жалеешь,
А любишь меня?
То ли снег за окном,
То ли пух с тополей…
Об одном я прошу:
И меня пожалей…

1973

18:31 

ОТЪЕЗД

Забудутся ссоры,
отъезды, письма.

Мы умрем, и останется
тоска людей
по еле чувствуемому следу
какой-то волны, ушедшей
из их снов, из их слуха,
из их усталости.

По следу того,
что когда-то называлось
нами.

И зачем обижаться
на жизнь, на людей, на тебя, на себя,
когда уйдем
от людей мы вместе,
одной волной,

когда не снега и не рельсы, а музыка
будет мерить пространство
между нашими
могилами.

1958

18:30 

Тихий шум

Когда в приморском городке,
средь ночи пасмурной, со скуки
окно откроешь, вдалеке
прольются шепчущие звуки.

Прислушайся и различи
шум моря, дышащий на сушу,
оберегающий в ночи
ему внимающую душу.

Весь день невнятен шум морской,
но вот проходит день незваный,
позванивая, как пустой
стакан на полочке стеклянной.

И вновь в бессонной тишине
открой окно свое пошире,
и с морем ты наедине
в огромном и спокойном мире.

Не моря шум — в тиши ночной
иное слышно мне гуденье:
шум тихий родины моей,
ее дыханье и биенье.

В нем все оттенки голосов
мне милых, прерванных так скоро,
и пенье пушкинских1 стихов,
и ропот памятного бора.

Отдохновенье, счастье в нем,
благословенье над изгнаньем.
Но тихий шум не слышен нам
за суетой и дребезжаньем.

Зато в полночной тишине
внимает долго слух неспящий
стране родной, ее шумящей,
ее бессмертной глубине.

В. Набоков

18:30 

НАДЕЖДЫ МАЛЕНЬКИЙ ОРКЕСТРИК

Когда внезапно возникает еще неясный голос труб,

Слова, как ястребы ночные, срываются с горячих губ;

мелодия, как дождь случайный, гремит; и бродит меж людьми

надежды маленький оркестрик под управлением любви.

Надежды маленький оркестрик под управлением любви.



В года разлук, в года смятений, когда свинцовые дожди

лупили так по нашим спинам, что снисхождения не жди,

и командиры все охрипли... тогда командовал людьми

надежды маленький оркестрик под управлением любви.

Надежды маленький оркестрик под управлением любви.



Кларнет пробит, труба помята, фагот, как старый посох, стерт,

на барабане швы разлезлись... Но кларнетист красив, как черт!

Флейтист, как юный князь, изящен. И в вечном сговоре с людьми

надежды маленький оркестрик под управлением любви.

Надежды маленький оркестрик под управлением любви.
_________________

18:29 

ЛИТВАК НАТАЛИЯ "НА ВАШИХ БЛЕДНЫХ, ПРОЗРАЧНЫХ РУЧКАХ..."

На Ваших бледных, прозрачных ручках
Блестят сапфиры и бриллианты...
В столовой долго и однозвучно
Десять ударов пробили куранты...

Вы так устали, моя маркиза!
Глаза закрыли, и на диване
С улыбкой легкого полукаприза
Вы задремали в ночном тумане...

Прощай, маркиза!.. Сейчас вернется
Маркиз твой старый, сухой и скучный...
Маркиза встанет и засмеется,
Но как-то странно и однозвучно...

Вы не забудьте, что там, в столовой...
Пока прощайте!.. Ах, да... Вы спите...
Но ровно в полночь авто готовый...
"Ах, я все слышу... Сегодня... Ждите..."

18:29 

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,
Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,
Оттого что я тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты —
О проклятие! — у тебя остаешься — ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

Марина Цветаева

18:29 

СЛЕПАКОВА НОННА "НЕУЖЕЛИ"

Неужели никто
никогда не натрет скипидаром
С этим самым
свиным, облегающим, ласковым салом?
Ерунда, ерунда!
Если столько профукано даром,
Так чего ж я жалею о малом?

Неужели никто
не подарит мне белою ночью
Самой белой любви
в самом белом букетике алом?
И цепляюсь за эту -
суровую, равную, волчью,
Со всезнающим трудным оскалом...
Так чего ж я жалею о малом?

Может, скоро никто
не предложит и чашечки чая,
А не то что уж там
приголубит, пригреет, обнимет...
И спасибо на том, что до самого крайнего края
Мудрой дури моей
уж никто у меня не отнимет!
Я укрою ее
под последним своим одеялом...
Так чего ж я жалею о малом?

1975

18:28 

Там, где у Сфинкса кончаются лапки —
Там начинается всё остальное,
Там иудейки, они же арабки,
Прутся от шмотки с кровавым подбоем,
Там начинается всё, что я помню:
Снег почерневший лежит и не тает,
Чудище обло, озорно, огромно —
Сволочь стозевная — лает и лает...
Там начинаются эти могилы,
Эти родильныенахердома,
Где не проходят потуги вполсилы,
И акушерка орёт, чтоб — “сама”...
Крестная сила, клыкастые бабки,
Вечная карма и грехЪ, что на “ять”...
Там, где у Сфинкса кончаются лапки,
Лучше не нужно подолгу стоять.


===Екатерина Горбовская===

18:28 

София Парнок

Без оговорок, без условий

Без оговорок, без условий
Принять свой жребий до конца,
Не обрывать на полуслове
Самодовольного лжеца.

И самому играть во что-то —
В борьбу, в любовь — во что горазд,
Покуда к играм есть охота,
Покуда ты еще зубаст.

Покуда правит миром шалый,
Какой-то озорной азарт,
И смерть навеки не смешала
Твоих безвыигрышных карт.

Нет! К черту! Я сыта по горло
Игрой — Демьяновой ухой.
Мозоли в сердце я натерла
И засорила дух трухой, —

Вот что оставила на память
Мне жизнь — упрямая игра, —
Но я смогу переупрямить
Ее, проклятую!.. Пора!

I’d never seen irises that green.

главная