Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:40 

Лёша Самолётова

В нашем городе мне не сказать, чтобы было плохо.
Также пахло промокшей сиренью в начале мая.
В старых двориках билась о стены своя эпоха,
да сквозь узкие арки глазела, не понимая –

и куда подевались Валерка с Алешкой, Верка,
что играли до ужина в салки в худых осинах?
Почему открывается просто из детства дверка,
а найти её с той стороны ни один не в силах?

Я гуляла в балетках и с книжкой в холщовой сумке.
Тогда Лурс ещё был. Ну, ты помнишь, у главпочтамта.
Я не знала, что могут замёрзнуть зимой форсунки,
что у взрослых язык – канцелярское эсперанто.

Как-то поздней весной я ходила в кино с подружкой
(из таких, что ты знаешь, со школы, с огромных бантов).
После мы за стаканом какао с ванильной стружкой
разобрали тот фильм на цитаты, а музыкантов

ещё долго крутили в наушниках и колонках.
Я же, в зеркало глядя, себе примеряла образ
умиравшей Катрин. От тоски. Так светло и тонко.
Я запомнила реплики, мимику, жесты, голос.

Я считала, исполнится двадцать (плюс два/три года):
я уеду. Никто никогда не узнает, где я.
И, конечно же, будет, как в фильме, стоять погода.
Никуда без дождя, подоконного лицедея.

Я осталась. И фильм, что понятно, остался фильмом.
В жизни всё по-другому. Взрослеть не даётся просто.
Говорить, что я знаю, как жить - это равносильно
утверждению, что мой IQ триста девяносто.

Точно знаю одно (лучше Блока, молитвы Отче),
может в фильме не главный посыл, но в безумном мире:
не молчи, когда любишь. Будь краток и будь доходчив.

Я люблю. Я люблю тебя. 20:44.

16:39 

Валентин Стопников

ПРЕКРАСНАЯ ЕЛЕНА

Тунику скинув, затянув себя в корсет,
Она и стать меняла, и улыбку.
Вуаль усиливала шансы на ошибку,
И тень ее вливалась в лунный свет.
И таяла, следов не оставляя,
Позванивая ключиком от рая…

И запах. Только тонкий запах снов
Подсказывал мне верную дорогу,
Тропу, ведущую к заветному порогу…
И, отыскав ее, я вновь срывал покров…
И тень ее, в огне свечи сгорая,
Позванивала ключиком от рая…

И снова я пускался в долгий путь
По жизням, по векам, эпохам.
Менял тела и собирал по крохам
Частицы запаха её. Но чуть
найдя - терял. Она - играя,
Позванивала ключиком от рая…

Я поднимался до высот орлиных гнезд
И укрощал стихию океанов,
Спускался в жерла полыхающих вулканов,
Но образ милой в оскудевшем сердце нес.
И там, в безвременье, от боли умирая,
Не забывал звон ключика от рая…

Сменялось всё – планеты, звезды, годы…
Размыты берега материков…
Забыты сотни тысяч языков…
И уходили в забытьё народы…
Лишь красота её была нетленна
И имя…
О, Прекрасная Елена…

16:38 

Владислав Ходасевич

Мои слова печально кротки.
Перебирает Тишина.
Все те же медленные четки,
И облик давний, нежно-кроткий,
Опять недвижен у окна.

Я снова тих и тайно — весел:
За дверью нашей — Тишина.
Я прожил дни, но годы взвесил,
И вот как прежде — тих и весел,
Ты — неподвижна у окна.

И если я тебя окликну,
Ответом будет Тишина,
Но я к руке твоей приникну,
И если вновь тебя окликну —
Ты улыбнешься у окна

16:37 

Татьяна Розина

ПРИДУМАНЫ СТОЛЕТЬЯ РАССТАВАНИЙ...

«Сотворена пустыня для того,
Чтоб человек деревьям улыбался»
Пауло Коэльо

Придуманы столетья расставаний,
Чтоб дорожить минутой краткой встречи,
Лжи во спасенье, долгих лет скитаний
Дано испить... Они врачуют,лечат.

Познать нужду и цепкий плен болезней,
Чтоб цену знать достатку и здоровью,
Погрязнуть в хаосе хитросплетений,
Чтоб распрощаться с ноющею болью.

Придётся испытать нам страх потери,
Чтобы начать беречь, что не хранилось,
Стучаться долго в запертые двери,
В награду чтобы новая открылась.

Шаг к смерти сделать, и,воскреснув снова,
Понять, что жизнь - на раз,хотя и вечный,
Затворником пожить,чтобы простора
Любить размах – широкий,бесконечный!

Пусть не достичь вершин,но знать – во имя
Чего горел,или хотя б пытался...
...Ведь для того сотворена пустыня,
Чтоб человек деревьям улыбался.

16:35 

Алексей Вронский

КАК ТЯНЕТ К ОТКРОВЕННОСТИ ПОРОЙ...

Как тянет к откровенности порой…
Вы мне и друг, и добрый гений разом.
Души моей лирический настрой
Всецело Вашей нежности обязан.

Неповторимому звучанью слов
Тончайшему журчанью интонаций,
Волнующему откровенью снов,
Участливым советам без нотаций

Вы словно излучаете тепло…
В нём согреваясь, тайны Ваши вижу:
Всё то, что тенью на душу легло,
Не трону, не замечу, не обижу.

Укрывши щёки в мех воротника,
Волнующую дарите улыбку.
Так робкое движение смычка,
От долгой спячки пробуждает скрипку.

Не родилась мелодия ещё,
Но тишина холодная уходит.
И розовеет кожа нежных щёк,
И тёплый взгляд глаза мои находит.

В нём глубоко, на самом-самом дне,
Ваш интерес мерцает еле-еле…
Я с Вами целый час наедине,
Но даже не подумал о постели.

Так интересен мыслей Ваших круг,
Забавны и наивны рассужденья…
Любовниц много. Не было подруг,
И потому в душе моей смятенье.

Я не готов свою оформить мысль,
Чтоб после внятно выразить словами…

И кажется, что в этом жизни смысл –
Быть рядом, просто следовать за Вами…

16:34 

Александр Галич

ЗИМА ВЕРНУЛАСЬ...

На Петербург спустилась вдруг зима,
Ломая все календари и сроки,
Преподнося холодные уроки.
В снегу сады и старые дома.

На Петербург вернулась вновь метель,
Блуждая в незнакомых переулках,
Где раньше тосковала грязь и скука,
И лила с крыш весёлая капель…

На Петербург вернулись вдруг ветра,
Недалеко уйдя от побережий.
Нева теперь волнистей и враждебней,
И ночью заливает острова.

И снег идёт пушистый и большой,
Но это нас с Тобою не тревожит.
У Петербурга зимы так похожи,
Что , иногда, их путаешь с весной…

16:33 

Андрей Широглазов ЛЮДИ ИЗ ДОМА НАПРОТИВ

Мы славно живем, мы забыли о битой посуде,
И в комнате нашей отныне покой и уют…
А в доме напротив живут очень странные люди:
Они нас не любят и в гости к себе не зовут.

Они, на работу спеша, никогда не смеются
И прячут озябшие руки в карманах пальто.
И в сторону смотрят, чтоб с нашим окном разминуться:
Они нас не любят, и сами не знают – за что…

На общих пирах мы поврозь на одной фотопленке,
И в общих делах по уборке родного двора
Мы вечно метем тротуар друг от друга в сторонке
И листья ссыпаем по разные точки костра.

Мы любим весь двор, да и двор нас по-своему любит:
Юнцы не грубят и кивают в ответ старики…
Но в доме напротив живут очень странные люди:
Они нас ужасно не любят, всему вопреки.

И долгой зимой, и коротким засушливым летом
Нам грустно, что все не кончается наша вражда.
Но люди из дома напротив не знают об этом
И нас не полюбят, наверно, уже никогда.

Они наблюдают за нами с позиции судий
И думают, глядя, как мы создаем свой уют,
Что в доме напротив живут очень странные люди:
«Они нас не любят и в гости к себе не зовут»

16:32 

Вероника Долина

МОЛВА

Когда услышу эхо той молвы,
Едва ли удержусь не разрыдаться.
Не то беда, что отвернётесь вы,
А то беда, что мне не оправдаться.

И всё-таки запомните, молю,
Хотя разлука сердце мне и гложет,
Никто не любит вас, как я люблю,
Никто, как я, любить не может.

Да, вы не подадите мне руки,
А пальцы ваши так смуглы и нежны,
Не то беда, что встречи коротки,
А то беда, что речи безнадежны.

И всё-таки я издали скорблю,
Изгнание надежду приумножит,
Никто не любит вас, как я люблю,
Никто как я, любить не может

Не достигает вас моя мольба,
Не сократить разрыва, не измерить.
Не то беда, что в мире есть молва,
А то беда, что вы могли поверить.

А всё-таки я вас не уступлю,
Пусть солнце жжёт, а ветер сердце студит.
Никто не любит вас, как я люблю,
Никто, как я, любить не будет.

16:31 

Наталья Полянская

ОДНАЖДЫ ТЕПЛЫМ ВЕСЕННИМ УТРОМ...

Однажды, теплым весенним утром, Господь проснулся излишне рано.
Он встал, встряхнулся, повел боками, нектара выпил Он из-под крана,
Потом умылся (да-да, нектаром) и в форточку посмотрел немножко.
Затем вздохнул и пошел работать: сегодня нужно придумать кошку.
Вчера был заяц. Отличный заяц! Вот этим зайцем Он был доволен:
Такие уши, такая попа, и нос - улыбчивый поневоле.
А в прошлый раз был, конечно, ежик. Куда ж без ежиков в мире этом.
Но кошка - это в разы сложнее. Не просто зверь, а мечта поэта.
Она должна быть пушистой, мягкой, с когтями - когти ей пригодятся,
Она должна работать урчалкой и на полу вверх собой валяться.
Куда там свиньям и дикобразам, куда лисицам и капибарам!
У кошки должен быть дух победы и девять жизней - почти задаром.
Бог долго клеил хвосты и лапы, ругался, дергал, свистел и правил,
Приклеил гребень, потом отклеил, приклеил уши и так оставил,
Усы повтыкивал, селезенку, ну там сердечко, конечно, печень,
Полоску в шкурку, потом урчальник - чтоб кот хозяина обеспечил
Отличным муром. Потом глазищи, язык шершавый, и нос получше,
И уж последней, безумно нежно и аккуратно он вклеил душу.
Она была бесконечной. Да ведь все души, в общем-то, бесконечны.
Местами - твердой, местами - мягкой, и самую чуточку - человечной,
Чтоб у человека, когда он смотрит в глаза кошачьи - паденье, тайна! -
Осталось чувство: он с кошкой вместе, и вместе, в общем-то, неслучайно.

Спустился вечер. Луна смотрела в окно тигриным искристым взглядом.
В зеленой чашке чаинки спали, остывший чайник приткнулся рядом.
Бог спал, укрывшись цветастым пледом. В окне дрых аист, под стулом - заяц.
Под боком Бога лежала кошка и мир мурлыкала, не моргая.

16:29 

Татьяна Кузовлева

НЕ ЗАБУДЬ МЕНЯ

Всё пройдёт - И к прощаньям привыкнет
Сердце то, что не знало разлук.
- Не забудь меня! - Ласточка крикнет,
Мне прощальный даря полукруг.

Не забудь меня!
Как заклинанье,Как мольба, прозвучит на ветру.
Я судьбу отдаю на закланье.
Не забудь меня - я не умру.

Отдаю в омутовую толщу
Всё, что молча на сердце ношу.
Не забудь, Не забудь меня! - больше
Я тебя ни о чём не прошу.

Не забудь! - Всё равно не забудешь,
Даже если захочешь забыть,
Даже если ты сердце остудишь,
Даже если устанешь любить.

Годы сменятся, Ветры отсвищут,
Тыща вьюг отрыдает, скорбя.
- Не забудь меня! - Всюду отыщут
Три молитвенных слова тебя.

Над притихшей вечерней водою
Срежешь ты серебристый тростник.
- Не забудь меня! - Рядом с тобою
То ли плач прозвенит, то ли крик.

Всё - пройдёт - Ничего нет нелепей,
Чем удерживать птицу разлук.
Черно-белая ласточка в небе
На прощальный зайдёт полукруг.

Вздрогнет женщина, Смолкнет мужчина,
О внезапный ударившись крик.
- Не забудь!.. - Это я научила
Понимать тебя птичий язык.

16:29 

Павел Покровский

В ЭТОМ БОГОМ ЗАБЫТОМ ГОРОДЕ

В этом Богом забытом городе
даже дворник выводит прописью…
ты сейчас не такая гордая,
только замуж уже не просишься…

Ты всё та же, в пальтишке драповом,
в меру милая, в меру странная...
по-кошачьи внутри царапаешь
маникюром своим шафрановым…

Заколдованный этим голосом,
я всё больше сижу и слушаю…
сколько лет, сколько зим, а волосы
всё такие же непослушные...

Расскажи – сколько ж мы не виделись…
лет пятнадцать, а может, около…
мне сейчас очень нужно выдержать –
не влюбиться в тебя как чокнутый…

Слышал – всё у тебя налажено,
столько всяких стелилось под ноги.
Ну ещё бы. С такой мордашкою
ты почти не была свободною…

Твой в отъезде?! К тебе?! Так что же я?!…
Ты прости, что застыл как чучело…
просто есть на тебя похожая…
без которой давно бы скрючило…

16:28 

Наталья Абрамова

ОНА ПИСАЛА ДЛЯ МЕНЯ СТИХИ...

Она писала для меня стихи,
И без причин сто раз на дню надоедала,
Мне нравились ее духи, а не она сама,
Но ей, о Боги, было совершенно мало.

Ей так хотелось стать чуть-чуть родней,
Мне - не хотелось становиться ближе.
Потом она исчезла в череде безликих дней,
Печально, но ее я больше не увижу.

Так странно...так спокойно стало и тепло,
Я вновь один, она своей заботой больше не тревожит.
Но иногда за снежной пеленой зимы
Я слышу ее запах, и морозно дрожь пронзает кожу.

Не вспоминал о ней давно - сто долгих, длинных лет,
Жил, как привык, себе лишь в целом мире доверяя.
Но каждый день я ждал,что вдруг напишет мне "Привет",
А время шло, минуты на года отчаянно меняя.

И лишь однажды в адскую метель
Мне показалось, что ее я встретил на перроне,
В груди кольнуло, в сердце заиграл озноб потерь...
Не подошел. Она уехала одна в пустом вагоне.

Она уехала, а я остался тосковать,
Вдруг вспомнилось - она писала для меня стихи...
Печально глядя ей во след, вдруг стал осознавать -
Мне нравилась она, а не ее духи.

16:24 

Я на солнечном восходе
Про любовь пою,
На коленях в огороде
Лебеду полю.

Вырываю и бросаю —
Пусть простит меня.
Вижу девочка босая
Плачет у плетня.

Страшно мне от звонких воплей
Голоса беды,
Все сильнее запах теплый
Мертвой лебеды.

Будет камень вместо хлеба
Мне наградой злой.
Надо мною только небо,
А со мною голос твой.

Анна Ахматова

16:23 

Юрий Левитанский

Ну что с того, что я там был

Ну что с того, что я там был. Я был давно, я все забыл.
Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных рек.
Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.
Я меткой пули недолет. Я лед кровавый в январе.
Я крепко впаян в этот лед. Я в нем как мушка в янтаре.

Ну что с того, что я там был. Я все забыл. Я все избыл.
Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не могу.
Я топот загнанных коней. Я хриплый окрик на бегу.
Я миг непрожитого дня, я бой на дальнем рубеже.
Я пламя вечного огня, и пламя гильзы в блиндаже.

Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.
Я это все почти забыл, я это все хочу забыть.
Я не участвую в войне, война участвует во мне.
И пламя вечного огня горит на скулах у меня.

Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.
Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.
И с той зимой, и с той землей, уже меня не разлучить.
До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.

16:23 

Уедем в Иннердален в сентябре.
Там вековые камни в серебре,
опаловое озеро в долине,
там ясность мыслей, совершенство линий,
святая пустота в календаре.

Вода жива, прохладна и свежа,
она с души смывает, не спеша,
отравленное временем прощанье.
Уедем в Иннердален, обещай мне.
Там никого из тех, кто нас держал.

Мы будем жить и соблюдать режим,
и по ночам тихонько ворожить,
случайным путникам подыскивать дороги.
Мы будем - наконец - одни из многих,
устанешь притворяться - расскажи.

Открой окно, достань веретено,
оберегай все то, что не должно
быть рождено до истинного срока,
и те сердца, которым одиноко,
вплетай волшебной нитью в полотно.

Лесные духи, горная трава,
бери немного, больше отдавай,
спускайся к фьордам сотнями дорожек,
и научись пророчества не множить,
и никогда любить не уставай.

Уедем в Иннердален в сентябре.
Там вековые камни в серебре,
опаловое озеро в долине.
Там ясность мыслей, совершенство линий.
Святая пустота в календаре.

© Copyright: Кот Басё
Светлана Лаврентьева, 2016

16:22 

Александр Микеров

Лучше тебе не знать из каких глубин
добывают энергию те, кто отчаянно нелюбим,
кто всегда одинок словно Белый Бим
Черное ухо;
как челюскинец среди льдин -
на пределе слуха -
сквозь шумной толпы прибой
различить пытается хоть малейший сбой
в том как ровно, спокойно, глухо
бьется сердце в чужой груди.

Лучше тебе не знать из каких веществ
обретают счастье, когда тех существ,
чье тепло столь необходимо,
нету рядом; как даже за барной стойкой
одиночество неубиваемо настолько,
настолько цело и невредимо,
что совсем без разницы сколько
и что ты пьешь -
ни за что на свете вкуса не разберешь,
абсолютно все оказывается едино;
и не важно по какому пути пойдешь,
одиночество будет необходимо,
в смысле — никак его не обойдешь.

Лучше тебе не знать из каких ночей
выживают те, кто давно ничей;
как из тусклых звезд, скупо мерцающих над столицей,
выгребают тепло себе по крупицам,
чтоб хоть как-то дожить до утра;
лучше не знать как им порой не спится,
тем, кто умеет читать по лицам -
по любимым лицам! -
предстоящий прогноз утрат.
Тем, кто действительно будет рад,
если получится ошибиться.

Лучше тебе не знать тишины, говорить, не снижая тона,
лишь бы не слышать в толпе повсеместного стона:
чем я ему так нехороша?
чем я ей столь не угоден?
Громкость — самая забористая анаша,
лучшая из иллюзий, что ты свободен;
и ещё — научись беседовать о погоде,
способ всегда прокатывает, хоть и не нов,
чтоб любой разговор вести не спеша,
лишь бы не знать из каких притонов — самых безрадостных снов -
по утрам вытаскивается душа.

Лучше тебе не видеть всех этих затертых пленок,
поцарапанных фотографий -
потому что зрачок острее чем бритва;
лучше не знать механизм человеческих шестеренок,
у которых нарушен трафик,
у которых не жизнь, а сплошная битва -
и никто не метит попасть в ветераны:
потому что их не спасет ни одна молитва,
никакой доктор Хаус не вылечит эти раны.

Лучше тебе не знать ничего о них, кроме
факта, что те, кто всегда живут на изломе,
отлично владеют собой и не смотрятся лживо,
если хохочут, будто закадровым смехом в ситкоме;
что те, кто всегда веселы, и ярко сияют, и выглядят живо —
на деле
давно
пребывают
в коме.

16:21 

Veda Heather

она строит стену - незыблемый монолит,
полирует камни, прячет свою печаль,
старательно тушит то, что еще горит,
разбавляя болью несладкий холодный чай.

он является к ней с промежутками в пару лет,
шепчет на ухо "а знаешь, ведь я скучал".
в эти мгновенья для неё затухает свет,
а он шепчет "не бросай меня, обещай,
что останешься рядом, не отпустишь моей руки,
что заполнишь собою звенящую пустоту".
слова вонзаются в кожу, как отточенные крюки,
и она отвечает "конечно, я не уйду".

у них будет день, ну максимум, будет два,
потом он решит, что ошибся и поспешил.
Из неё будут рваться недоказанные слова,
играя на струнах натянутых ниток-жил.
она будет смеяться, словно ему на зло,
будет сдерживать чувства, хорохориться и язвить.
он сбежит далеко, оставляя в стене разлом,
кружево трещин и колотый в пыль гранит.

но потом, по прошествии пары десятков лет,
он придёт к ней опять, волоча непомерный груз,
будет пьян в драбадан и чёрт знает во что одет,
будет ныть "я люблю тебя, но боюсь,
что опять всё испорчу, сломаю и отравлю,
ты осилить не сможешь всю тяжесть проклятых бед.
я люблю тебя, слышишь? я только тебя люблю!"
... только гладкие камни будут молчать в ответ.

16:19 

Сергей Решетнев

ПОРОЧНАЯ СВЯЗЬ

Казалось, наша связь была так прочна,
Хотя была, как водится, - порочна.
Но ангел нежности – вкруг дерева вьюнок,
Скрывал за листьями от глаз чужих порок.

Друг другу подходили мы так точно,
Как словосочетание двух тел,
И если что-то вдруг один захочет,
Другому кажется – он этого хотел.

Но смертен человек, и смертны чувства,
Границу эту все проходят в срок,
И не спасло любовное искусство,
Когда в любви наметился порок.

Слова уже не заплетались в косы,
И распадался на молчанье разговор,
Один всё время задавал вопросы,
Другой смотрел задумчиво во двор.

И так, казалось бы, с утратой этой связи,
Исчезли и порочность и порок,
Но жизнь полна сюрпризов и оказий,
Душа непредсказуема, как рок.

У сердца наступили перебои -
Спешит, волнуется невестой у венца,
А то - споткнется и невидимо заноет,
Застонет словно пьяный у крыльца.

И мне сказал знакомый кардиолог,
Да, батенька, у вас теперь порок,
Вас не спасут таблетки и уколы,
Нужны вам – операция и Бог.

Но не хочу я этого леченья,
Тошнит от медицинской суеты,
Меня влечет порочное влеченье,
И равнозначны: жизнь моя и ты.

Я равнодушен к сердца перескокам,
Пусть может быть смертельным миг любой,
Готов отдать все знания пророка,
За то, чтоб быть порочным, но с тобой.

10:31 

Александр Кушнер

Там, где тщеты и горя нет,
Свет невечерний нам обещан.
Но я люблю вечерний свет
И в нем пылающие вещи,
И в нем горящие стволы,
И так ложится он на лица,
Что и прохожие милы,
И эта жизнь как будто снится.

И горький вздох, и жалкий жест,
И тьма, нависшая над нами...
А вечный полдень надоест
С его короткими тенями.
И жаль тщеты, и жаль забот,
И той крапивы у порога,
Что в Царство Божье не войдет.
И в том числе – себя, немного.

10:20 

Сергей Михалков

ЗАВИСИТ ОТ ХОРОШИХ РУК

На свете множество собак
И на цепи и просто так.
Собак служебных - пограничных,
Дворовых Шариков обычных,
И молодых пугливых шавок,
Что тявкать любят из-под лавок,
И тех изнеженных болонок,
Чей нос курнос, а голос тонок,
И ни на что уже не годных -
Бродячих псов всегда голодных.
В любой момент готовы к драке
Псы-драчуны и забияки.
Псы гордецы и недотроги
Спокойно дремлют на пороги.
А сладкоежки-лизоблюды
Всё лижут из любой посуды.
Среди собак любой породы
Есть и красавцы и уроды.
Есть великаны - это доги!
Коротконогие бульдоги,
И жесткошёрстные терьеры,
Одни - черны, другие - серы,
И на иных смотреть обидно:
Так заросли, что глаз не видно!
Известны всем собачьи свойства:
И ум, и чуткость и геройство,
Любовь и верность, и коварство,
И отвратительное барство.
И с полуслова послушанье,
И это всё - от воспитанья!
Ленива сытая хозяйка,
И такса-кнопочка - лентяйка!
Бесстрашен пограничник - воин,
И пёс Руслан его достоин!
Хозяин пса кулак и скряга,
Под стать ему репей-дворняга!
Не зря собака тех кусает,
Кто камень зря в неё бросает.
Но если кто с собакой дружит,
Тому собака верно служит!
Но верный пёс - хороший друг
Зависит от хороших рук.

I’d never seen irises that green.

главная