17:01 

Николай Клюев

Я люблю цыганские кочевья,
Свист костра и ржанье жеребят,
Под луной как призраки деревья
И ночной железный листопад.

Я люблю кладбищенской сторожки
Нежилой, пугающий уют,
Дальний звон и с крестиками ложки,
В чьей резьбе заклятия живут.

Зорькой тишь, гармонику в потемки,
Дым овина, в росах коноплю...
Подивятся дальние потомки
Моему безбрежному «люблю».

Что до них? Улыбчивые очи
Ловят сказки теми и лучей...
Я люблю остожья, грай сорочий,
Близь и дали, рощу и ручей.

16:59 

Евдокия Ростовпчина

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА...

Не сотвори себе кумира,
У ног бездушной красоты
Не трать высокие мечты!
От воплощённой суеты
Не жди любви, не требуй мира!..

Любуйся блеском чёрных глаз,
Но не ищи в них тайной страсти...
Безумец ты!.. В твоей ли власти
Вдруг заменить мечтой о счастьи
Блажь лёгких шуток и проказ?!.

Каприз пустейшего кокетства,
Тщеславья женского обман
Повергли разум твой в туман;
Слепец, прозри!.. Твой истукан
Утратил сердце с малолетства.

Смотри: ты сохнешь и горишь, -
А ей-то что?.. Ей горя мало!..
Ей нынче зеркало сказало,
Что платье очень к ней пристало, -
Так чем её ты удивишь?..

Дань нежных чувств, дань удивленья,
Намёков, робких полуслов
Она приемлет от рабов
Как долг законных должников,
Как побеждённых приношенье...

Беги приманок роковых!..
Такие женщины не любят,
И если даже приголубят -
Как змей, задушат и погубят
Они в объятиях своих!..

16:58 

Марьяна Высоцкая

Мама, Маша и медведь

Мама стареет…В её песочных часах
Снизу крупинок больше. Как ни крути.
И за то, что мы с ней по разные адреса,
У меня по маме фантомная боль культи.
Мама сжимается…И походка её слегка
Напоминает странствующих бродяг.
Мама смеётся. Я, - говорит,- в стариках
Себя чувствую неуютно, но это так.
У меня презентации, конференции, дел орда.
У мамы работа и постпенсионный день.
Я прощаю ей предрассудки. Не без труда.
Она мне прощает мою рифмованную дребедень.
Я убеждаю себя, что она в порядке.
Так и вижу, как младшему брату корчит гримасы.
Мама смеётся: «Мало кому на шестом десятке
Дано муштровать шестнадцатилетнего лоботряса».
Мама сговорчивей и степенней на виражах.
Весь запал в ней как будто бы замер, осел, остыл.
Говорит, что бренности нужно учиться на муляжах
И только потом отправляться в реальность, имея тыл.
Мама стареет…Утверждает, что жизнь округла.
И никто не заметил, как мы поменялись ролями.

Продавец заговорщицки: «Вашей дочке понравится кукла».
Это не дочке, - ему отвечаю,- Маме.

16:58 

Марьяна Высоцкая

Сорок, а

Тебе сорок. Почти. Или это мне все пятнадцать…
Пора бы тебе заиметь собаку, тумбочку возле кровати.
Жевать не детский, а взрослый орбит, не улыбаться,
По сотому кругу смотря сериалы, а плакать. Хватит
Откладывать деньги и тратить их на зефир в шоколаде,
Купаться в холодном море. Верить в русалок — ложь все.
И юбки пора одевать. И пора разбираться в помаде.
Вот спросят — а ты не знаешь. Позору не оберешься.
Пора называть себе цену. Вслух. Чтобы знали, с кем дело.
И чтобы не даром. Чтоб сто поцелуев. Чтоб розы под двери.
Построить свой маленький трон, говорить, что ты королева.
Не важно, что бред, зато хоть кто-то, но верит.
Тебе только сорок. Будет. Лет через тридцать твой поезд…
Купи себе мусорник — пол в мандариновой шкурке.
Пора одеваться зимой, мотать поясницу в собачий пояс,
Купить молоко. Добавлять его в кофе, варимый в турке.
Тебе… да и мне… нам почти что по сорок. Так странно.
А мои ровесники ходят в ободранных кедах, в ситцевых платьях.
А твои покупают свечи, аромолампы, несут их в ванны.
А тебе только сорок. Без тумбочки возле кровати.

16:57 

Константин К. Кузьминский

ты не пассия
ты опаснее
не упасть тебе
не пропасть тебе
ты как пропасть
пасть
голубой земли
на моих руках
ты на миг замри
ты замри на миг
ты замри как мир
ты мой мир мой мор
ты как моря стынь
на моей груди
ты как снег застынь
ты забудь про стыд
ты забудь про мир
ты меня прости
ты меня прими
этих рук не греть
ты пришла ко мне
несмешной игре
положи конец
коченеть у ног
замирать у губ
как в тебе темно
замерзать в снегу
ты растаешь в грусть
без тебя темно
как свинцовый груз
я пойду на дно

16:57 

Булат Окуджава

ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА

Чувство собственного достоинства -- вот загадочный инструмент:
созидается он столетьями, а утрачивается в момент
под гармошку ли, под бомбежку ли, под красивую ль болтовню,
иссушается, разрушается, сокрушается на корню.

Чувство собственного достоинства -- вот загадочная стезя,
на которой разбиться запросто, но обратно свернуть нельзя,
потому что без промедления, вдохновенный, чистый, живой,
растворится, в пыль превратится человеческий образ твой.

Чувство собственного достоинства -- это просто портрет любви.
Я люблю вас, мои товарищи -- боль и нежность в моей крови.
Что б там тьма и зло ни пророчили, кроме этого ничего
не придумало человечество для спасения своего.

Так не траться, брат, не сворачивай, плюнь на вздорную суету --
потеряешь свой лик божественный, первозданную красоту.
Ну зачем рисковать так попусту? Разве мало других забот?
Поднимайся, иди, служивый, лишь прямехонько, лишь вперед.

16:56 

На подоконнике фикус, кошачий корм и валокордин.

Тот, кто держит более трех мурчащих, как правило, спит один.

Тот, кто носит собакам косточки, сочиняет домики воробьям,

От того, как правило, веет горечью неустроенного бабья.

Вот у Глаши все было. Муж, работа, первенец, младший сын.

Через сорок лет муж проснулся и просто ушел босым.

Дети в дом приходили с парами «мама, благословите».

Всех размазало, раскромсало по дольчевите.

Жизнь показалась ей делом навозного маленького жука.

Ну не искать же за шаг до смерти нового мужика.

Как другие во всем этом держатся?! Боже, как?

Кто-то тучится, словно дрожжи.

Боже, не делай меня одной из седых макак.

Не сидеть же на лавочке, не заштопывать дыры карманами.

Не называть же детей проститутками, наркоманами.

Господи, я поживу еще, только оставь под ногами твердь.

Я посижу тут, понюхаю старость, побегаю в салочки с Леди-Смерть.

Глаша шарится по подвалам, в плетеном кошике тащит домой котят.

Знакомые спишут на старость, соседи поскалятся и простят.

У Глаши в мобильном сплошь номера приютов, ветеринарок, таких же Глаш.

Если кто и думает, что обманет смертушку, — это блажь.

Главное — делать усердный вид, всех хвостатых лечить теплом.

Поднимать глаза, причитать: «Поделом мне, Господи, поделом!»

Глаша знает, что жизнь — это вот сейчас, это быть на мушке и ждать суда.

Глаша всем хвостатым дает свой адрес, объясняет, мол: «Вам сюда».

Каждый ангел на Небе несет отчет, каждый должен держать ответ:

Скольких спустил на Землю, скольких забрал на Свет.

Глаша знает, что на планерках по пятницам ее Ангелу есть чем крыть.

Есть что ответить на «Почему она все еще там?», «Кто сливает ей мощь и прыть?».

Бог подходит к нему, говорит:

— Я считаю, что ей пора уже. Я уверен, старик. А ты?

— Нет, Глафиру мою нельзя. У нее коты.

Марьяна Высоцкая.

16:55 

ИОСИФ УТКИН

Задала любовь задачу
Нам с тобою вместе жить,
Да не вышло нам удачи
Дело трудное решить.

Кто ошибся: ты ли, я ли,
У кого белей виски,—
Не скажу. Но простояли
Восемь лет мы у доски.

Разошлись... И слезы в горле.
Нет, не слезы — это кровь!
Мы, как дети, просто стерли
Нерешенную любовь...

Март 1936

16:55 

Теляков Виктор.

Глаза любимой

Смотрю в твои глаза и слепну,
Будто впервые вижу
милых глаз красу ;
Три раза я умру,
три раза я воскресну,
Но их забыть вовек я не смогу.
Они в кромешной мгле
укажут мне дорогу.
И в летнюю жару они воды глоток,
Теплом своим согреют в непогоду
Они моей единственной любви чертог.
Они не предадут-я это твердо знаю.
И от беды они меня спасут,
Они всю жизнь со мной,
как заклинанье,
Они всегда к себе меня влекут.
В ни столько неги!
Столько искушенья!
В них столько неподдельной доброты!
И, глядя в них, я чувствую волненье,
И кровь кипит, будя в душе мечты...
И каждый день желаю им я счастья,
И чтоб светились радостью всегда,
И в летний зной, и в зимнее ненастье
На всю их жизнь, на долгие года.

16:54 

Нейт Неформальная
ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ - ПТИЦЫ

Есть люди, которые - птицы:
Легки, беззаботны, крылаты,
Им небо чистейшее снится,
Где солнце лучами распято.
Есть люди, которые - ветер:
Поймать их никак не удастся,
Такие не верят в приметы
И могут от боли смеяться.
Есть люди, которые - кошки:
Приходят, когда пожелают,
Еще раздражают немножко,
Следы от когтей оставляют.
Есть люди, которые - звезды:
Им будни людские презренны,
Для них - о бессмертии грезы
И поиск иных во вселенной.
Есть люди, которые - книги:
Подробней иного талмуда,
В них есть озарения миги
И есть иллюстрации чуда.
Еще есть планеты, кометы,
Колючие розы и льдины ,
Есть люди-поэмы, сонеты,
Алмазы, топазы, рубины.
Их много, и в каждом - загадка,
Которая к ним привлекает.
Она, как изюминка, сладкой
Для нас зачастую бывает.
Но, знаешь, средь новых и прежних,
Средь будущих, тех или этих
Есть люди, им имя - надежда.
Их мало на нашей планете...

16:53 

Зельвин Горн

УЛИЦА ПЕРВОЙ ЛЮБВИ

Я сам бы не сделал подобной ошибки,
Но вдруг, оторвав от земли,
Понес меня ветер легко, как пушинку,
На улицу Первой Любви.

Я думал ,что память мою укачали
Бесчисленные поезда,
Что чувство печали, той светлой печали
Заснуло во мне навсегда.

Но кажется вот-вот и смех твой хрустальный
Раздастся в знакомом окне
И взгляд удивленный и жгучий, как тайна,
Рванется мгновенно ко мне.

Не зная о том удивительном лете,
Не зная о девушке той,
На улицу эту принес меня ветер,
Решив подшутить надо мной.

И я ухожу с виноватой улыбкой
По улице Первой Любви
От этой чуть-чуть заскрипевшей калитки,
От этой весенней травы.

Но кажется вот-вот и смех твой хрустальный
Раздастся в знакомом окне,
И взгляд удивленный и жгучий ,как тайна,
Рванется мгновенно ко мне...

16:53 

Научись со мной, пожалуйста, говорить.
Через время, через потоки людей, через встречные магистрали,
Не рассказывай – чем могли стать, и чем мы стали,
Я сама себе казнь придумала – по спирали
Каждый новый виток, каждый встреченный. Нас так тщательно раздирали,
Мы сгорали. Но я пока соблюдаю ритм,
Это значит, что все же что-то отвоевали,
Это значит, что все же что-то мы сберегли.

Научись со мной, пожалуйста, не молчать.
Я смогу не кричать тебе через время и расстояния,
Я умею шептать, я послушная , правда я не
Умею тебя отдать. Не могу отдать. Не хочу отдать.

Если я все никак не уйду отсюда, да и ты все не умираешь,
Я найду тебя из любых глубин, заберу у любых начал,
Я могу, чтоб кричал, я могу, чтоб кончал, чтобы мир весь мал, чтобы обнимал.
Я смышленая, ты же знаешь. А ты ведь знаешь.

Мы ведь целое. Мы единственны, мы одно.
Мы лежим и молчим – мне приснилось в начале августа.
Я смогла б поселить в своей сумке твои ключи,
Я смогла бы прорваться сквозь это двойное дно.
Только ты не молчи.
Я тебя прошу.
Научись пожалуйста.

Лола Льдова, 2013

16:52 

Марьяна Высоцкая

Дочернее

Желаю тебе здоровья крепкого, сына путного и дочку совсем как я.
Такую, чтоб что ни сделала – всё статья.
О чём не подумала чтоб, о чём не смечтала – а всё нельзя.
Чтобы все твои волосы дружным дыбом, одно её имя произнеся.
Чтобы куда ни пошла, в кого бы ни втюхалась – всюду сплетни и пересуд.
Чтобы все, как даосы, сидели на берегу и ждали, когда её пронесут.
Желаю тебе устойчивых цен на валидол, корвалол и всяческий феназепам.
Чтобы ты её узнавал по голосу, а не снимку челюсти, родинкам, шрамам и черепам.
Желаю прочных решёток на окнах и крепких стальных оград,
Чтобы ты удержал её рядом хотя бы на месяц – и этому будешь рад.
Вот ей и рассказывай про хороших и тихих, про то, что такой же и нужно стать.
Про то, что думать сложными предложеньями девочкам не под стать.
Желаю тебе прочных стен и большой такой винный погреб на два подвала,
Чтобы было где спрятаться, если узнаешь где она побывала.
Желаю тебе маячок в её сумках и друга в органах, чтобы было проще её искать.
Если вдруг собственный способ откроешь – запатентуй его, засертификать.
Я желаю ей вырваться из твоего трясинного неустойчивого угла.
Желаю ей смочь хоть четверть того, что сама смогла.
Желаю ей перерасти меня, переплюнуть, переварить как снедь.
Пусть звонит мне по пятницам, когда будет особенно боязно умереть.
_________________

16:52 

Марьяна Высоцкая

Дочернее

Желаю тебе здоровья крепкого, сына путного и дочку совсем как я.
Такую, чтоб что ни сделала – всё статья.
О чём не подумала чтоб, о чём не смечтала – а всё нельзя.
Чтобы все твои волосы дружным дыбом, одно её имя произнеся.
Чтобы куда ни пошла, в кого бы ни втюхалась – всюду сплетни и пересуд.
Чтобы все, как даосы, сидели на берегу и ждали, когда её пронесут.
Желаю тебе устойчивых цен на валидол, корвалол и всяческий феназепам.
Чтобы ты её узнавал по голосу, а не снимку челюсти, родинкам, шрамам и черепам.
Желаю прочных решёток на окнах и крепких стальных оград,
Чтобы ты удержал её рядом хотя бы на месяц – и этому будешь рад.
Вот ей и рассказывай про хороших и тихих, про то, что такой же и нужно стать.
Про то, что думать сложными предложеньями девочкам не под стать.
Желаю тебе прочных стен и большой такой винный погреб на два подвала,
Чтобы было где спрятаться, если узнаешь где она побывала.
Желаю тебе маячок в её сумках и друга в органах, чтобы было проще её искать.
Если вдруг собственный способ откроешь – запатентуй его, засертификать.
Я желаю ей вырваться из твоего трясинного неустойчивого угла.
Желаю ей смочь хоть четверть того, что сама смогла.
Желаю ей перерасти меня, переплюнуть, переварить как снедь.
Пусть звонит мне по пятницам, когда будет особенно боязно умереть.
_________________

16:51 

БОКОВ ВИКТОР "Я ВИДЕЛ РУСЬ..."

Я видел Русь у берегов Камчатки.
Мне не забыть, наверно, никогда:
Холодным взмывом скал земля кончалась,
А дальше шла соленая вода.

Я видел Русь в ее степном обличье:
Сурки свистели, зной валил волов,
На ковылях с эпическим величьем
Распластывались тени от орлов.

Я видел Русь лесную, боровую,
Где рыси, глухари-бородачи,
Где с ружьецом идут напропалую
Охотники, темней, чем кедрачи.

Я видел Русь в иконах у Рублёва -
Глаза, как окна, свет их нестерпим,
Я узнавал черты лица родного,
Как матери родной, был предан им.

Ни на каких дорогах и дорожках
Я, сын Руси, забыть ее не мог!
Она в меня легла, как гриб в лукошко,
Как дерево в пазы и мягкий мох.

1965

16:50 

Александр Вертинский

ДЖИММИ-ПИРАТ

Я знаю, Джимми, - Вы б хотели быть пиратом,
Но в наше время это невозможно.
Вам хочется командовать фрегатом,
Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
Вам жизни хочется опасной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанам
И грабить шхуны, бриги и фелуки,
Подставить грудь ветрам и ураганам,
Стать знаменитым "черным капитаном"
И на борту стоять, скрестивши гордо руки...

Но, к сожалению... Вы мальчик при буфете
На мирном пароходе "Гватемале".
На триста лет мы с Вами опоздали,
И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
Бьет повар за пропавшие бисквиты.
Что эти мелочи, - когда мечты разбиты,
Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
Вы б их повесили однажды на рассвете
На первой мачте Вашего фрегата...
Но вот звонок, и Вас зовут куда-то...
Прощайте, Джимми,- сказок нет на свете!

16:50 

Александр Вертинский

ДЖИММИ-ПИРАТ

Я знаю, Джимми, - Вы б хотели быть пиратом,
Но в наше время это невозможно.
Вам хочется командовать фрегатом,
Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
Вам жизни хочется опасной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанам
И грабить шхуны, бриги и фелуки,
Подставить грудь ветрам и ураганам,
Стать знаменитым "черным капитаном"
И на борту стоять, скрестивши гордо руки...

Но, к сожалению... Вы мальчик при буфете
На мирном пароходе "Гватемале".
На триста лет мы с Вами опоздали,
И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
Бьет повар за пропавшие бисквиты.
Что эти мелочи, - когда мечты разбиты,
Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
Вы б их повесили однажды на рассвете
На первой мачте Вашего фрегата...
Но вот звонок, и Вас зовут куда-то...
Прощайте, Джимми,- сказок нет на свете!

16:49 

Сергей Островский РАЗЛУКА

А я говорю вам: не смейте, не смейте
Играть про разлуку на маленькой флейте,
Играть на валторне, играть на органе.
Разлуку играют на океане,
На звездах, на далях, на осени мрачной,
На туче седой, на любви неудачной,
На самой пустынной и длинной дороге.
А кто-то всю ночь простоит на пороге...

И я говорю вам: не надо, не надо,
Ни вспышек огня, ни скрипичного лада.
Разлука огромнее звука и света.
Когда докричаться нельзя до ответа,
Когда ты повален тоской черноликой,
Разлуку играют на боли великой,
На бурях, в которых не молкнут раскаты -
Два сердца разбиты, две жизни разъяты...

И я говорю вам: не смейте, не смейте
Играть про разлуку на маленькой флейте....

16:49 

Юлия Друнина

Теперь не умирают от любви –
насмешливая трезвая эпоха.
Лишь падает гемоглобин в крови,
лишь без причины человеку плохо.

Теперь не умирают от любви –
лишь сердце что-то барахлит ночами.
Но "неотложку", мама, не зови,
врачи пожмут беспомощно плечами:

"Теперь не умирают от любви

16:49 

Ольга Берггольц

ЧУЖ-ЧУЖЕНИН, ВЕЧЕРНИЙ ПРОХОЖИЙ...

Чуж-чуженин, вечерний прохожий,
хочешь — зайди, попроси вина.
Вечер, как яблоко, — свежий, пригожий,
теплая пыль остывать должна...

Кружева занавесей бросают
на подоконник странный узор...
Слежу по нему, как угасает
солнце мое меж дальних гор...

Чуж-чуженин, заходи, потолкуем.
Русый хлеб ждет твоих рук.
А я все время тоскую, тоскую —
смыкается молодость в тесный круг.

Расскажи о людях, на меня не похожих,
о землях далеких, как отрада моя...
Быть может, ты не чужой, не прохожий,
быть может, близкий, такой же, как я?

Томится сердце, а что — не знаю.
Всё кажется — каждый лучше меня;
всё мнится — завиднее доля чужая,
и все чужие дороги манят...

Зайди, присядь, обопрись локтями
о стол умытый — рассказывай мне.
Я хлеб нарежу большими ломтями
и занавесь опущу на окне...

I’d never seen irises that green.

главная