Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: все мы монахи (список заголовков)
23:52 

с любовью и всяческой мерзостью
В поезде (туда и обратно) читала сборник эссе Бродского. Если согласиться с его мыслью о взаимодействии автора и читателя, как исключительно интимном диалоге, то я от этого диалога предельно устала. Напишу об этом когда-нибудь позже, сейчас о другом.
В эссе "Об одном стихотворении" (о "Новогоднем" Цветаевой) он пишет:

"Дело в том, что Цветаева исповедуется не перед священником, но перед поэтом. А по ее табели о рангах поэт примерно настолько же выше священника, насколько человек - по стандартной теологии - выше ангелов, ибо последние не созданы по образу и подобию Божьему".

дальше только об ангелах

@темы: все мы монахи

16:15 

с любовью и всяческой мерзостью
22:37 

не в обзоры

с любовью и всяческой мерзостью
22:36 

с любовью и всяческой мерзостью
02:03 

с любовью и всяческой мерзостью
Толкин в эссе "О волшебной сказке" пишет о главном правиле fairy tale: волшебство не должно осмеиваться; никогда, никак. Если правило нарушить, сказки не будет. Современная фэнтези-индустрия - не суть важно, в фильмах ли, в книгах - очень часто пренебрегает этим. Они не дают почвы для сакрализации; а если и дают, то фактическая подоплека до того смехотворна, что тянет разве что на сотню фанфиков.
Вы, может быть, напрягаетесь от перспективы сакрализовать продукт искусства (тем более современного). Могу утешить разве что тем, что Льюис и Толкин как-то пришли к выводу, что все мифотворчество - это путь к Богу. "Наши мифы могут заблуждаться, но тем не менее они, хотя и непрямыми путями, направляются в истинную гавань - в то время как материальный "прогресс" ведет лишь в зияющую пропасть, к Железной Короне силы зла".

Да, fairy tale - это сказка именно о фэйри, о Волшебном Народе, об эльфах.

Мне тут вспомнился рассказ Генри Каттнера "Самая большая любовь", который к концепту толкиеновских эльдар не имеет никакого отношения.
Каттнер в основном писал вещи ироничные, но умел и жуткие. Эта - очень жуткая. Там речь о гноме, который никак не мог забрать у вора-человека свой браслет.

– Под Холмом ждут. Позволь ему потанцевать с нами. Пусть узнает нас, увидит нашу красоту (с)

@темы: все мы монахи

01:27 

с любовью и всяческой мерзостью
У Проппа в "Исторических корнях Волшебной Сказки", обряд - средство борьбы с природой. Он исходит из утверждения Энгельса, согласно которому вся религия - это борьба человека с природой.
Во мне столько внутреннего протеста и сопутствующего перепева с "Любовью" Льюиса (он там говорит, что бессмысленно искать в природе глубокий смысл; она - иллюстрация "всемогущества божьего", то есть трансцендентности), что я уже воображаю свой грядущий побег к известно какому эссе Толкина.

@темы: все мы монахи

22:15 

с любовью и всяческой мерзостью
Начала читать "Второй пол" Симоны де Бовуар.
Как всегда, цитаты.

+

@темы: все мы монахи, цитаты

23:06 

с любовью и всяческой мерзостью
Цитаты из "Искусства любить" Эриха Фромма.
Вполне могу их потерять, так что пусть лучше будут здесь.

+
запись создана: 14.10.2012 в 23:00

@темы: цитаты, все мы монахи

01:16 

с любовью и всяческой мерзостью
Цитаты из статьи В. С. Семенцова "Проблема трансляции традиционной культуры на примере судьбы Бхагавадгиты".

+

@темы: все мы монахи, цитаты

14:57 

с любовью и всяческой мерзостью
Под конец статьи Семенцова "Проблема трансляции традиционной культуры на примере судьбы Бхагавадгиты" меня вдруг пронзило.
Он там пишет, что индийские мыслители и советские ученые сходятся в одном: личность определяется деятельностью. Поэтому брахмачарина, ученик, живший вместе с учителем и повторявший за ним священные тексты слово в слово, перенимал личность своего учителя. То есть, это "культура, условно говоря, «словесного» типа, транслирующая личность учителя путем постоянного проговаривания, рецитации определенного числа текстов".
И тут я побежала к книжной полке, потому что "In India, for God's knows how many centuries, it's been known as japam. Japam is just the repetition of any of the human names of God. Or the names of his incarnations - his avatars, if you want to get technical. The idea being that if you call out the name long enough and regularly enough and literally from the heart, sooner or later you'll get an answer. Not exactly an answer. A response" (с)

Все это до черта соотносится с "Бхагавадгитой", где Кришна передает Арджуне собственную личность "через головы" сотен учителей (потому что за это время традиционная культура уже успела перейти к упадку), но я не о том. Меня поразило, что джапам может действовать в обратном направлении. Не ученик движется к Абсолюту, а Абсолют начинает транслироваться через него. Тут самое время понять, что в отношении Абсолюта направлений не может быть в принципе, и уйти читать дольше.

@темы: все мы монахи, salinger

00:37 

с любовью и всяческой мерзостью
00:05 

с любовью и всяческой мерзостью
URL
03:12 

Новый сезон - новое переосмысление.

с любовью и всяческой мерзостью
Я знаю не много о людях вообще. Разве что то, что все они страдают от особого рода тоски, которую мне нравится называть трансцендентной. Тоска о чем-то большем. Тоска о Боге. О друге, которого у вас никогда не было; или все-таки был? О прекрасной даме. О её колене. О старшем брате. О том, кому можно помахать рукой или позвонить по неработающему телефону, - в этом мире бесконечной чужести.
Это очень человеческое чувство. Его сложно заметить, если сами вы не принадлежите к роду людскому.

Я прилежно смотрела первые четыре сезона "Доктор Кто", переживая за его персонажей и резкие повороты сюжета, но полюбила всю историю desperately только в тот (вот парадокс) момент, когда она немного уняла мою тоску. Одиннадцатый Доктор вылез из перевернутой ТАРДИС в саду семилетней Эмилии Понд, сообщив ей: он упал в библиотеку; да, там был бассейн; но ещё и библиотека; есть у неё яблоки?..

Вот в чем суть: Четвертый любил говорить о своем нежелании взрослеть, но был при этом скорее ребячлив, инфантилен. Девятый вышел из Временной Войны солдатом, который очень надеялся функ-ц-и-о-н-и-р-о-в-а-ть нормально. Десятый вырос во взрослого человека, который невероятно любил жизнь.
Но только Одиннадцатый - девятисотлетний Одиннадцатый - оказался достаточно старым для того, чтобы быть "как дети" в евангельском смысле. Меня это поразило. Это было так смело и так... наивно, что я вдруг обнаружила себя способной "дышать воздухом" (как это просила булгаковская Маргарита у Мастера). Конечно, с самых первых серий пятого сезона драму предугадать было несложно. Но она звучала на мотив "I will drink your cup of poison...", а этот мотив я всегда любила больше других.

И вот Эми в темном саду произносит: "I need to talk to the Doctor, but I can't now, can I?" (я ищу отсутствующего на коленях Блумберга)
И вот Одиннадцатый гладит Понд по рыжим волосам, уговаривая:"It's time to stop waiting".
И вот Эми в сине-белом свитере произносит в пространство, остановившись у телефона с пустующим списком сообщений : "I need you, Raggedy Man. I need you".

Видите ли, дело не только в том, что Эми тоскует по Доктору, а я понимаю её чувства. Дело в том, что и Доктор страшно тоскует по Эми - и его чувства знакомы мне не менее. Он не-человек, понимающий главное (конечно, это мое определение "главного") в людях.
"I believe in her" - лучшее, что Десятый сумел передать Одиннадцатому.

@темы: doctor who, все мы монахи

02:07 

(всё для тех же внутренних нужд)

с любовью и всяческой мерзостью
1-е послание Петра:

цитаты

2-е послание Петра:

цитаты

Послание к римлянам:

цитаты

@темы: все мы монахи, цитаты

01:41 

с любовью и всяческой мерзостью
Стойкое ощущение, что христианские апостолы и богословы пишут намеренно проще своих коллег по восточным религиях. При этом они вполне сознательно говорят полуправдами: с благородной целью, конечно, но все равно привкус какой-то паршивый (особенно заметно, когда начинаешь перечитывать послания Петра после сутр).
Одна только Нагорная проповедь не оставляет у меня такого привкуса.

@темы: ...и всяческой мерзостью, все мы монахи

00:30 

с любовью и всяческой мерзостью
Читать "Алмазную Сутру", понимая, что понимаешь - что-то вроде бесконечного восхождения на гору, о точной высоте которой понятия не имеешь. Страшно горд тем, что поднялся на новый уступ, но боишься, что следующий уже не поддастся.
Мой мозг. О, мой мозг.

цитаты (лучше не воспринимать отдельно от целой сутры; я сохраняю для внутреннего пользования)

@темы: все мы монахи, цитаты

13:58 

Доступ к записи ограничен

с любовью и всяческой мерзостью
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:33 

с любовью и всяческой мерзостью
23:41 

с любовью и всяческой мерзостью
Я как-то решила, что люблю высоких и худых (мужчин). Но тут не было уточнения. Высоких - настолько, что они вначале приближаются, а только потом с удивлением обнаруживают тебя где-то внизу; и обезоруживающе-приветливо улыбаются при этом. Худых - настолько, что ты не понимаешь толком, корректно ли шутить по этому поводу (ведь ты, пожалуй, уже сотый по счету шутник), или лучше сразу тащить худосочного друга на кухню.
Мне нравится то, что режет глаз. Слишком синие глаза на неправильно сложенном лице. Слишком красивые стихи при пожизненном полит.заключении. Слишком смелый поступок при отсутствии каких-либо реверансов от природы. Невозможно любить, если в любимого не хочется бросить камень. Мы ведь любим совершенство, транцендетность. А оно часто невыносимо до жути.

@темы: все мы монахи

22:12 

с любовью и всяческой мерзостью
Перечитываю "Эрос и личность" Бердяева (теперь в полном обьеме). Воспринимается куда осмысленней, чем раньше.
Вот он пишет о "христианском эросе", который в эпоху Средневековья вылился в культ поклонения Прекрасной Даме. Мужчины очень эротично относились к образу Святой Девы, женщины - к образу Христа. Я вспоминаю некоторые средневековые гравюры и тексты, которые казались мне раньше нелепыми как раз по причине такого эротизма, и всё становится яснее. В православии я такого не помню. Вот, разве что, Врубель, решившийся срисовать Марию со своей любовницы. Мы все знаем, чем это для него закончилось, но действительно ли в этом есть что-то плохое? Когда человек через свою возлюбленную видит Бога? Только так ведь и может быть.

А вот параллели с украинской литературой.
"...форма любви, направленная на всех людей без исключения, самых далеких, самых немилых, есть узнавание и в них любимой, божественной природы, влечение к вечному образу каждого существа в Боге, признание в каждом далеком потенции близкого" (у Бердяева)

"— От хоч убий мене! — а не можу їх зненавидіти справжньою ненавистю. У кожного з ближніх — навіть найбільших моїх ворогів — буває така, знаєш, людська усмішка й таке, знаєш, миле й гарне обличчя, наче на тебе прекрасна Богоматір дивиться. Я кажу й підкреслюю, у кожного, бо навіть у суворих і злих з природи людей я бачу цю усмішку й це обличчя" ("Вальдшнепи").

Похоже, среди длинного списка причин любви к Хвильовому наметилась ещё одна. Он - интуитивно, а может и вполне осознанно - невероятно хорошо понимал христианский эрос.

@темы: Микола Фітільов, все мы монахи

почему в кино люди целуются боком?

главная