кошачий принц
meowㅡmeow

monster inc.

Bangtan; Намджун/Сокджин, Юнги/Хосок, Намджун|Юнги; флафф, юмор, драма; monster!AU; R
писалось на кпоп-ау; warning - мат; внешности героев были взяты с арта ennun.


- Ну что, - Сокджин подмигивает Намджуну своим третьим глазом, - завтра тебя переводят в отдел страха?

В кофейне тихо, почти никого нет; Намджун улыбается, поправляя свои белые волосы, Сокджин поправляет воротник своей голубой рубашки, которая лишь подчеркивает его лиловый цвет кожи, и только Юнги стучит карандашом по своему блокноту.

- Нас переводят, - отчетливо проговаривает он, делая заметки на листке. – Мы же команда, всё такое. Завтра последнее испытание, и уже если мы его пройдем, то…

- Да всё вы сможете, ну! – у Хосока улыбка шире лица; он машет хвостом радостно и чуть не сбивает с ног официанта, который приносит им кофе и травяной чай.

- Эй, ты, - фыркает Юнги, шлепая Хосока по затылку, - успокойся, а то все здесь снесешь. Я не готов расстаться со своим любимым местом.

Намджун на это лишь смеется, складывая две руки на груди, а третьей - подпирая голову; он немного устал от экзаменов и вступительных испытаний, но друзья помогают ему отвлечься и расслабиться, а травяной чай - Сокджин наблюдает за чайником и еле заметно улыбается – успокаивает нервы.

- Да ладно тебе, дай ему порадоваться за нас. Был бы у меня хвост, я бы им тоже махал.

- Вот и славно, что у тебя его нет, - Сокджин хмыкает, и на его лиловых щеках проступает еле заметный румянец. – Тебе и так хорошо, с рогами.

- То есть мои четыре руки тебя не впечатляют?

- Я этого не говорил, но, согласись, что хвост был бы перебором.

- Тем более, что в нашей команде за хвост отвечаю я, - ворчит Юнги, не отрываясь от записей. – У него рога, у меня хвост; у него практика, у меня, - он тыкает карандашом в блокнот, - теория.

Намджун цокает языком, сдерживая улыбку.

- Если судить по твоим словам, то я получаюсь каким-то дебилом.

- Хммм, - Юнги морщится, задумываясь, - нет. Просто я гений, и на моем фоне все меркнут.

- Мин Юнги, - смеется Хосок, - сама скромность.

Намджун не знает, случайно ли или специально Хосок задевает стул Юнги своим хвостом, но пока Сокджин держит его четвертую руку под столом, Намджуну, в принципе, ничего больше не важно.

изображение

Испытание они и правда проходят – то, что Юнги несколько дней планировал, высчитывал и записывал в блокнот, оказывается выигрышной комбинацией. Поэтому Намджун показывает самые высокие баллы в симуляторе, поэтому они становятся лучшими из претендентов.

Поэтому Юнги гордо лыбится перед Хосоком, машет кошельком и тащит их всех в ресторан.

- Нужно отметить победу мясом, - говорит он, заказывая бифштексы и алкоголь, на что Сокджин недовольно качает головой, а Хосок восторженно таращит глаза и машет хвостом. Его специально сажают в угол, чтобы он больше не мог ничего уронить, только теперь из этого самого угла доносится приглушенный ритмичный стук, когда хвост сталкивается со стенами.

- И соком, Юнги, - добавляет Намджун. – Сокджин же не пьет.

- Я просто каждый раз надеюсь, что он это дело бросит, - фыркает Юнги. – Апельсиновый же?

- Или чай, - кивает Сокджин. – Или молочный коктейль.

- Тебе же не пять лет, - Юнги чудом удерживается от фейспалма. – Это Хосока нужно коктейлями молочными поить…

- Ну эй!

- …да и то он будет ныть потом около месяца о том, какой я ужасный хён и какой Намджун классный, потому что он когда-то там купил Хосоку пива.

- Ты не можешь вынести его нытья или того, что я лучше тебя? – смеется Намджун, хлопая Юнги по плечу.

Тот лишь молча закатывает глаза.

В ресторане они сидят до закрытия, как когда-то давно, еще в университете; Хосок выпивает слишком много коктейлей и смеется над каждым чужим движением, Намджун просто краснеет, а Юнги делает вид, будто бы он сонный, а никак не пьяный. Сокджин единственный остается трезвым, поэтому именно на его плечи взваливается и ответственность, и Хосок, который не может самостоятельно удержаться на ногах.

- Я его понесу, - ворчит Юнги, грозно хмуря брови. - Он же мой, в конце-концов!

- Тебя самого нести нужно, - смеется Намджун, перед тем, как споткнуться. - Черт, и меня тоже.

Кое-как они доходят до квартиры, где когда-то жили все вместе; внутри всё по старому, и часть полок Сокджина остаются пустыми, потому что все они - и сам Сокджин - на что-то еще надеются, чего-то еще ждут.

- Может быть ты когда-нибудь сменишь работу, - откровенничает Намджун, когда Юнги умывается, а Хосок пытается почистить зубы, сидя в ванной на полу. - Нам без тебя плохо. Мне плохо.

- И мне, - Сокджин закрывает глаза, прислоняясь к двери в ванную. - Никто не курит на кухне, никто не просит приготовить ужин, никто не спрашивает рифмы к словам…

- По такому никто не скучает.

- Ты же говорил, что я странный, - смеется тихо Сокджин. - В нашу первую встречу, прямо мне в лицо.

- Это был комплимент, - Намджун улыбается сам и тянет к нему руку. - Все мы странные немного.

- Говорите за себя, пожалуйста, - встревает Юнги и в разговор, и между ними двумя. - Я вот нормальный.

На плече у него висит улыбающийся Хосок.

- У тебя вообще-то коленки странные, - ворчит тот и машет хвостом еле-еле. - Классные, конечно, но странные. Как у кузнечика. Громадного такого кузнечика с хвостом.

Юнги закатывает глаза.

- Ну почему, почему мои друзья такие дебилы?

изображение

Спустя месяц на них перекладывают работу Монстрополиса. Намджун не уверен, правильно ли запомнил имена тех, кто позволил ребенку проникнуть из людского мира в их собственный, но ему и не до этого – они с Юнги работают дни напролет, потому что основной филиал прикрывают до конца разбирательства.

- Мне приехать? - звонит ему Сокджин в обеденный перерыв. – Вы нормально питаетесь вообще?

Намджун говорит, что да, у них всё хорошо, `выспаться бы, но времени нет, да и вообще я перезвоню потом, а то сейчас пора работать`, на что Юнги хмурится и вздыхает.

- И когда же ты ему перезвонишь? - язвит он, зевая. – В следующей жизни?

- Надеюсь, что хотя бы на этой неделе, - устало кивает Намджун. – Сколько нам еще так работать? Никто не говорил?

- Отец Хосока сказал, что они арестовали директора станции; это всё, что я знаю.

- А я знаю, что сегодня у нас ночная смена, - Намджун трет глаза, наливает себе еще кофе и качает головой. – Ты как вообще, выдержишь?

- О себе бы волновался, - зевает ему в ответ Юнги. – Почему у нас еще не организовали ванны из кофе? Было бы самым популярным блюдом в кафетерии.

Перерыв пролетает моментально, а вот рабочий день тянется медленно, неспешно; Намджун пытается считать напуганных детей и забить свою голову хотя бы статистикой, но его мозг хочет спать, поэтому запоминать цифры отказывается.

- Меня сейчас стошнит от всех этих цветных дверей, - признается Юнги, когда их дневная смена заканчивается. - Можно ли как-то поставить фильтр, чтобы до утра я видел только черно-белые цвета?

- И никаких цветочков, - соглашается Намджун. - Еще по кофе?

- Мне всё еще нужна кофейная ванна, - Юнги кивает и садится на пол. - Может прямо в каски нальем? Я хотя бы утопиться попробую.

- Тебе лишь бы не работать, ага.

Они провожают остальных работников завистливыми взглядами; каждый из старших монстров желает им удачи, кто-то даже рассказывает про литровые кружки для кофе, от чего Юнги тут же оживает и улыбается.

- Не каска, конечно, - говорит он ближе к утру, когда наливает себе целый литр живительного напитка, - но явно больше моей чашки.

- Мы умрем от передозировки кофеином, - подмечает Намджун.

- Если после этого нас не заставят дорабатывать, то я согласен, - Юнги пожимает плечами. - Хотя бы отдохнем.

- После отдохнем, - Намджун проводит карточкой по считывающему устройству, вызывая новую дверь. - Смотри, черная. Почти как ты хотел.

Пока рычаги опускают и закрепляют дверь, Юнги смотрит на неё с недоверием, даже трогает ручку пальцем.

- Это странно, на самом деле. Донхёк с Дверного факультета рассказывал, что у них нет черной краски; используются яркие цвета, жизнерадостные, а темные и тусклые даже не закупают.

- Значит нам попался бонус! - фыркает Намджун. - А что там в карточке?

Юнги открывает файл на экране.

- Шесть лет, боязнь… родителей? Это вообще нормально? Может поменяем дверь?

- Может попробуем? - Намджун потягивается, протирает рога ладонью, поправляет волосы и все свои цепочки. - Импровизацию же никто не отменял.

- Будь осторожен, ладно? - Юнги почему-то морщится. - Не нравится мне всё это.

- Жди меня, и я вернусь, - смеется Намджун, поворачивая дверную ручку.

изображение

Шагать в темноту - дело привычное; в университете их около года учили перестраивать свое зрение за секунды, поэтому Намджун делает шаг из светлого помещения, моргает и даже не щурится.

На кровати тихо посапывает темноволосый малыш. Намджун привычно осматривает пол - вдруг там игрушки, кубики, малюсенькие солдатики; наступишь на что-нибудь, упадешь и разрушишь всё, ради чего вообще пришел. Но на полу ничего не обнаруживается, как и на единственном стуле, и даже на столе кроме пары старых тетрадей ничего нет.

Во всей комнате не находится ничего детского, кроме самого ребенка - как будто бы это и не его комната, а чужая; как будто Намджун и вся корпорация ошиблась, сделав дверь не туда.

- Кто вы? - раздается со стороны кровати, отчего Намджун вздрагивает, хотя сам пугать должен, а не пугаться.

- Эээ… - тянет он. - Твой сон.

- Ты пришел, чтобы спасти меня? - мальчуган трет свои глаза маленькими ручонками, и у Намджуна сердце сжимается, когда он видит темные синяки на чужой коже.

- Может быть, - говорить трудно, как и дышать. - Ты не боишься меня?

Намджун даже разводит все свои руки в стороны и мотает головой, привлекая внимание к своим рогам.

- Нет, - мальчик завороженно смотрит на него. - Я ничего не боюсь, кроме…

- Паршивец, ты там не спишь?! - раздается крик из коридора.

Намджун только успевает спрятаться под стол, когда в комнату влетает мужчина - отец мальчика - держа в руках бутылку с соджу.

- Разве я не говорил тебе спать? - от него буквально несет злобой и ненавистью. - Заткнись и не мешай нам!

До Намджуна долетает запах женских духов, до Намджуна доходит всё.

- Если я услышу еще один звук, пеняй на себя.

Входная дверь закрывается, темнота снова окутывает комнату, Намджун осторожно вылезает из-под стола.

- Понятно, почему твоя дверь такая черная, - выдыхает он чуть слышно. - Ну что, будем тебя спасать?

Ему кажется, что кивок мальчугана он даже слышит.

изображение

- Блять, - говорит Юнги. - Ты ебанулся.

Намджун знает это и сам, но всю дорогу до дома он слушает чужие причитания, которые удобряются матом по самое не хочу.

- Прикиньте, - Хосок открывает им дверь и не дает сказать и слова, - дети, оказываются, не токсичные! А еще теперь монстры будут собирать детский смех, а не крики! Прикиньте, да?

- Блять, - стонет Юнги. - Все ебанулись.

Хосок смотрит на него с недоумением, а чуть позже и вовсе визжит, потому что Намджун расстегивает свой рюкзак.

- Теперь он наш, - улыбается Намджун сдавленно. - Его зовут Чонгук.

Чонгук улыбается до ушей.

изображение

- Ну что, - Сокджин подмигивает маленькому мальчику своим третьим глазом, - здравствуй, Чонгук-и.

Он стоит в дверях с чемоданом; Намджун улыбается, поправляя свои белые волосы, Хосок виснет на Юнги, а тот лишь нервно стучит хвостом по стене.

- С возвращением, - хмыкает он, складывая руки на груди. - Звание главной матери снова возвращается к тебе.

- Признаться честно, - Сокджин улыбается, - я даже рад.

изображение

Чонгук становится их общим монстриком.



@темы: slash, friendly, bangtan