Безумный Шляпник и его Алиса
Я даже не помню, как мы познакомились с Алисой. Помню только свое удивленно-восторженое состояние. Она была такая _другая_. Да и осталась.
Моя Алиса настолько настоящая, что я порой боюсь, что она растает, и я снова останусь в окружении таких же ненормальных, как и я. Хотя она тоже по-своему сумасшедшая. Кто бы еще придумал меня, как не сумасшедший?
Алиса умеет успокоить одним своим присутствием. Она просто улыбается, и уже не хочется швырять чайный сервиз о стену и шляпу с балкона.
Алиса меняет меня, да. Я, асоциальный и ничей, упиваюсь своей принадлежностью ей. И готов убить любого, кто думает, что Шляпники – люди миролюбивые и независимые.
Алиса ленива, бесспорно. Но это настолько ей идет, что даже ругаться сил нет. Просто еще одна часть ее, которая воспринимается как нечто должное. Хотя эта ее лень – она деятельна. Просто делает Алиса не то, что от нее требуют, а то, что она хочет конкретно в данный момент. Например, отвлекает своего Шляпника от неотложных дел. Хотя я бы не сказал, что он этим недоволен.
Когда я ждал первой встречи со своей Алисой, я извел себя мыслями, что я ей совсем не понравлюсь, потому что такие ненормальные не нравятся никому. И удивлял ее своим настороженным взглядом и стандартными репликами. Боялся сказать что-то не так, разочаровать.
А потом поймал себя на том, что меня кормят с вилки пельменями/картошкой/чем-то еще и вымазывают мое окно майонезом, а я, вместо того, чтоб возмущаться, любуюсь ее довольными тепло-серебряными глазами и стараюсь делать все, чтоб улыбалась она чаще.
И вообще, из независимого и самовлюбленного, буквально за один день меня превращают в ручного и послушного.
Я никогда не думаю о том, что я люблю свою Алису. Зачем? Тем более, что это и не любовь совсем. Просто мы не можем иначе. А может и можем, но проверять не хочется.

@темы: Он был Питон! Ведь мы — его питонцы., Ой, всё чудесатей и чудесатей!, Если не знаешь, что сказать, говори по-французски!, Я ненормальный. Ты ненормальная.