22:23 

1.11

ST-kink
Первая брачная ночь Кирка и Спока (пост-Виджер, есссьесьно). Спок будет вести себя довольно странно, ибо все его представления о поведении Кирка в постели довольно туманны и основаны на его наблюдениях за молодым Кирком... Когда это было - очень давно... В общем, с тех пор Кирк стал уже не таким жеребцом, готовым от одного вида юбки/платья/хитона на ратные подвиги... Теперь вид юбки его не заводит и нужно что-то более изощренное. Не килт

@темы: первый тур

URL
Комментарии
2009-09-15 в 11:35 

Первой брачной ночи, к сожалению, не вышло. А вышло вот так:

Адмирал Джеймс Т. Кирк вел себя странно.

Спок прекрасно понимал, что после возвращения из Гола ему придется заново учиться понимать и принимать людей. Что после нескольких лет, проведенных вдали от цивилизации, в ежедневных медитациях, ему заново придется привыкать ко всем эксцентричностям человеческого поведения. Он помнил, как долго этот процесс занял у него в первый раз, когда он пришел в Академию, а затем в Звездный флот. Но он был готов на это ради Джима. И, если быть честным, ради самого себя.

Однако, поведение адмирала выходило даже за весьма широкие рамки того, что люди считали нормой. И главной странностью было то, что у них до сих пор не было секса. Конечно, у них и раньше его не было, но тогда им мешали обстоятельства, а еще то, что Джим считал себя любителем женщин, а также то, что Спок считал эмоции и физическую близость недостойными вулканца. Но после Виджера они оба признали, что ошибались. И Спок полагал, что хотя они и не обсуждали в деталях эту тему, Джим прекрасно понимает, куда ведут их отношения. И что адмирал тоже хочет их развития.

В этой уверенности вулканец пребывал первый месяц. После четырех недель противоречивых сигналов и действий адмирала, который то принимал Спока с распростертыми объятиями, то отталкивал его, последний начал сомневаться в своем понимании мотивации Джеймса Кирка. Возможно, пребывание в Голе повлияло на него сильнее, чем он полагал. Возможно, он полностью утеря способности к пониманию людей и чудовищно ошибся. Возможно, он зря надеялся на какое-либо развитие отношений и ему стоило удовольствоваться дружбой?

Через четыре недели и пять дней Спок погрузился в двухдневную медитацию, чтобы, как ни иронично это звучало при сложившихся обстоятельствах, очистить разум от мешающих логически мыслить эмоций и принять решение. Но и медитация не помогла ему лучше понять ситуацию. Было ясно только одно – перед вулканцем было только два пути, по первому из которых ему идти не хотелось, так как это подразумевало, что Спок оставит ситуацию как есть и не будет предпринимать никаких действий. А это грозило потерей того, что вулканец еще не вполне обрел, но очень надеялся получить. Чего он совершенно не по-вулкански желал всей душой.
Второй путь предполагал откровенный разговор с Джимом и тоже не казался Споку очень приятным. Обсуждение собственных чувств, их демонстрация, даже перед таким близким Споку человеком, как Джеймс Кирк, была для вулканца не очень приятным занятием. Но было очевидно одно - если ничего не предпринять, ситуация сама не улучшиться. Поэтому Спок провел еще одну медитацию, на этот раз не отвергая свои чувства и эмоции, а исследуя и каталогизируя их, чтобы понять их и быть в состоянии выразить вербально, а затем отправился к адмиралу.

Тот был в одном из своих открытых настроений, что должно было помочь разговору.
- Спок! – тепло поприветствовал Джеймс Кирк вулканца, улыбаясь. – Заходи, я рад тебя видеть! Партию в шахматы?
Спок покачал головой.
- Джим, - сказал он, - я бы предпочел просто поговорить.
- Поговорить? О чем-то конкретном?
Спок кивнул, усилием воли заставляя себя расслабиться и дать симпатии, которую он испытывал к адмиралу, проявиться в еле заметной полуулыбке. Затем он подошел к дивану и сел. Джеймс Кирк заинтересованно посмотрел на него и сел рядом.
В комнате повисла тишина, потому что Спок читал про себя короткую вулканскую мантру, позволяющую побороть страх и нерешительность, а Джим ждал, когда вулканец начнет разговор.
Наконец, Кирк не выдержал.
- Спок, - сказал он проникновенно, - что-то случилось? Ты хотел что-то обсудить?
Спок глубоко вздохнул, посмотрел на открытое лицо бывшего капитана и, наконец, почувствовал, что в стоянии начать разговор.
- Джим, - начал он тихо. – Я хоте бы обсудить наши отношения. Наши чувства.
- Чувства, - повторил за ним адмирал Кирк и ощутимо напрягся. – Спок, вот уж чего я не ожидал от тебя, как это желания обсуждать…
- Джим. – Твердо перебил его Спок. – Позволь мне договорить? Тридцать восемь дней и семь целых, пять десятых часа назад, в медотсеке корабля «Энтерпрайз» между нами состоялся разговор, во время которого, как мне казалось, я достаточно ясно признал, что испытываю к тебе… некоторые чувства. Полагаю, Джим, что ты понимаешь, о чем я говорю?
Джеймс Кирк кивнул, выглядя все более неуверенным и несчастным.
- Да, Спок, - сказал он. – Ты полагаешь правильно. Я не забыл на разговор после встречи с Виджером.
Спок кивнул.
- Более того, Джим, я знаю, что тебе известно о функции, которую играет прямой контакт между ладонями и пальцами рук вулканцев в их личных отношениях.
Адмирал вздохнул и посмотрел на бывшего первого помощника с плохо скрытой тоской.
- Да, и на этот раз ты не ошибся. Когда я пожимал тебе руку, я прекрасно понимал, что делаю.
- То есть, ты был в курсе, что активно и добровольно участвуешь в вулканском поцелуе?
- Да, Спок. – Кивнул Адмирал удрученно. – Я прекрасно это понимал.
- В аналоге французского поцелуя? Причем, в присутствии свидетеля? – уточнил Спок.
- Да, Спок, я знал, что за нашим развратным поведением наблюдает доктор Маккой, - с горечью подтвердил адмирал.
Спок поднял одну бровь, полностью озадаченный реакцией Джима. Странные эмоции человека во время разговора все больше и больше его озадачивали. И напрягали, потому что, хотя Спок и не видел логики в проявлении именно этих эмоций, он прекрасно видел, что все они были негативными. А значит, что-то пошло не так. Могло ли так случиться, что тогда Джим находился в состоянии эмоциональной экзальтации и не понимал, что делает? И что потом он раскаялся в своих действиях? Нет, здесь что-то не сходилось. Адмирал и после прилета на Землю не раз демонстрировал свою заинтересованность в Споке. Совсем не дружескую заинтересовалось.
- Адмирал, - продожил вулканец, - прав ли я, полагая, что своими действиями на борту «Энтерпрайз вы сознательно продемонстрировали свою заинтересованность во мне, как в партнере для… более близких отношений? Включающих такие аспекты, как интимную близость и… сильную эмоциональную привязанность, называемую землянами… любовью?
- Да Спок, ты все понял правильно, - почти прошептал адмирал.
- И что впоследствии вы не раз невербально подтверждали свое желание вступить в такие отношения со мной, уже здесь, на Земле. В частности, пять раз приглашая меня на просмотр голографических фильмов, семь раз – на ужин в обстановке, которую земляне охарактеризовали бы, как романтическую, и более десяти раз – на игру в шахматы, во время которой вы продолжали оказывать мне знаки внимания, включая постоянные прикосновения, в том числе к рукам…
- Да, Спок, ты все правильно понял! – перебил его адмирал Кирк. – И ты прав, нам нужно поговорить.
- Я слушаю, адмирал, - кивнул Спок, мысленно готовясь к худшему.
- Спок, ты мне очень дорог. Ты – мой лучший друг. Больше, чем друг! Но мне нужно тебе кое-что сказать.
Может быть, Спок и отвык от человеческого общества в Голе, но некоторые вещи он видел достаточно часто, чтобы без проблем узнавать их при любых обстоятельствах. Служа на «Энтерпрайз», он бы другом Джеймса Кирка и успел повидать множество инопланетных пассий капитана. А их отношения очень часто заканчивались вариацией одной и той же речи, которая обычно начиналась словами «ты чудесная женщина…» и заканчивалась традиционной фразой, «но нам лучше оставаться друзьями». Вероятность того, что сейчас он услышит вариант такой речи, за время беседы существенно возросла и приближалась к критичному порогу. Спок внутренне собрался и начал читать мантру, помогающую избежать эмоционального срыва.
- Спок, - повтори адмирал и тяжело вздохнул. – Тогда, на «Энтерпрайз», я был так счастлив, что ты снова со мной! Что ты готов… как ты сказал, «к более близким отношениям, включающим интимную близость и эмоциональную привязанность». Спок, боюсь что твое признание тогда сделало меня слишком счастливым и я перестал адекватно оценивать реальность.
- Я не вполне понимаю, адмирал?
- Спок! Боюсь, что я о кое-чем умолчал. Тогда, после окончания пятилетней миссии… когда я понял, что потерял тебя навсегда по собственной глупости, что все эти бесконечные блондинки в миниюбках лишили меня единственных отношений, которых я действительно хотел…
- Капитан! – шокировано перебил его Спок. – В том, что наши отношения не сложились, виноват я! Я был совершенно не готов признать, что тоже обладаю эмоциями, а когда все же был вынужден это сделать, вместо решения проблемы убежал…
- Спок, я не могу тебя в этом винить! И это уже не важно. Важно лишь то, что я чувствовал себя виноватым. И… в общем, поэтому мы не можем быть вместе.
- Адмирал, - нахмурился Спок удивленно, - но я все еще не понимаю…
- Да, да, я как раз подошел к сути… проблемы. – Джеймс Кирк видимо собрался с силами и, глубок вздохнув, продолжил:
- Доктор Маккой говорит, что моя импотенция вызвана именно чувством вины.
- Импотенция? – спросил Спок, поднимая одну бровь.
- Да, - еле слышно подтвердил Джеймс Кирк, выглядя смущенным и расстроенным. - Импотенция, Спок. Как я сказал, я чувствовал себя виноватым. И… ну, в общем… то есть, я хочу сказать, у меня произошел негативный импринтинг или что-то вроде, и сразу после того, как ты отправился в Гол, чтобы избавиться от эмоций, я понял, что больше не могу заниматься сексом ни с кем, напоминающем мне о былых сексуальных похождениях.
- Но Джим, - осторожно спросил Спок, чувствуя иррациональное облегчение оттого, что проблема оказалась не в нем, а… в земной биологии. – Разве я похож на тех женщин? Начнем с того, что я вулканец, а ни одна из твоих… подруг не была похожа на вулканку! Помимо этого, я не женщина. И тем более не блондинка!
- Спок, - еще раз вздохнул капитан Кирк, - боюсь, что чувство вины у меня было… очень сильным. И поэтому… поэтому я не могу заниматься сексом ни с кем, хоть отдаленно напоминающим гуманоида! Спок! Ты не представляешь, как я хотел бы, чтобы наши отношения имели будущее! Как я мечтал об этом! Но, поверь мне, все потеряно. При виде любого существа гуманоидного типа, любого существа с четырьмя конечностями и одной головой, у меня… в общем, у меня не встает.

URL
2009-09-15 в 11:35 

...Спок глубоко вздохнул и перестал читать мантру. Конечно, ситуация была сложной, но, на его взгляд отнюдь не безнадежной. Просто здесь нужен был научный подход.
- Джим, - спросил он, - ты сказал, что тебя более не возбуждают гуманоидные формы. А что ты можешь сказать о негуманоидных?
Джеймс Кирк заметно покраснел и ничего не ответил.
- Джим, - настойчиво произнес Спок, касаясь плеча адмирала, - я понял твою проблему, но ты сам всегда говорил, что безвыходных ситуаций не бывает. Проблема сложная, но я уверен, вместе мы сможем ее решить! Как ты сам не раз повторял, «мы выбирались и не из таких переделок».
Джеймс Кирк едва заметно улыбнулся и немного расслабился.
- Спок, - сказал он, и сейчас его голос уже не был таким безнадежным. – Возможно, ты прав! Спасибо, что напомнил мне об этом! Что касается негуманоидов… - адмирал снова замялся, но посмотрел на Спока и нашел в себе силы продолжить, - есть одна вещь… нет, существо, в общем, с ней я могу…, ну, ты понял, Спок! Только я совсем не уверен, что нам это поможет.
- Кто это, Джим? – спросил Спок.
- Это… ну, думаю, ты не будешь сильно удивлен… Спок, надеюсь, если ты все же будешь удивлен, то не будешь думать обо мне слишком… плохо… но Спок… это «Энтерпрайз»!
- «Энтерпрайз», – повторил Спок ошарашено.
- «Энтерпрайз», - кивнул Джеймс Кирк. – Пойми, Спок, после того, как ты ушел, у меня осталось только одно близкое существо, мой корабль. Наши отношения начались не сразу, мы оба вначале были против, из-за обстоятельств, ну, и она ревновала к тебе,.. но тебя не было, а она была здесь…
- Джим, - спросил Спок, все еще пытаясь побороть шок. Кажется, о сексуальных привычках землян он знал меньше, чем ему казалось. – Но ведь ты больше не был капитаном? И как тогда…
- Мы встречались тайком. – Горячо прошептал адмирал. - Иногда я устраивал внеочередную инспекцию, а иногда она просто звала меня по ночам, ну… и я приходил. Конечно, мы хранили отношения в тайне, я уничтожал все видеозаписи системы наблюдения…
- Но Джим, - спросил Спок, все еще не до конца поборов изумление, - я не могу понять одного. Как?
Джеймс Кирк бросил на вулканца загадочный взгляд и улыбнулся, будто погрузившись в приятные воспоминания.
- По-разному, Спок, - сказал он, - по-разному. Иногда на мостике, иногда в машинном отделении. Это было трудно и совсем неудобно, но я любил ее, Спок. Конечно, не так, как люблю тебя, но она была всем, что у меня оставалось! Мы находили пути. Ты меня понимаешь, Спок?

Спок осторожно кивнул, хотя совсем не был уверен, что все понимает. Он принял решение вечером просмотреть несколько изданий по человеческой анатомии и сексуальным привычкам. А также инструкцию к «Энтерпрайз». Возможно, это помогло бы понять… использованные технические решения. Но вулканцу абсолютно ясно было одно - перед ним и адмиралом стояла чисто техническая проблема, а решить такую проблему было, на взгляд вулканца, гораздо легче, чем разобраться в чувствах и эмоциях. И он уже видел несколько возможных путей решения. Если проблема была в том, что адмирала смущали гуманоидные части тела, их можно было замаскировать. Здесь вполне мог помочь костюм, имитирующий делали космического корабля, а именно, «Энтерпрайз». Спок достаточно люби Джим для того, чтобы надеть такой костюм на себя, если это обещало помочь ситуации. И это был не единственный путь решения проблемы, в конце концов, всегда можно было перенести их… общение с Джимом в привычную тому обстановку, на «Энтерпрайз» и включить в их интимные отношения корабль. Спок не был уверен, как это осуществимо технически, но, в конце концов, если Джиму удавалось делать это без Спока, значит, возможно было повторить то же самое и с ним.
- Джим, - сказал вулканец, беря адмирала за руку, - ты зря нервничал. Вероятность того, что мы сможем решить проблему, высока, 3241 к 1.
- 3241 к 1? – повторил Джеймс Кирк.
- Подтверждаю, адмирал, 3241 к 1. – Серьезно кивнул Спок.

Впервые с начала их разговора адмирал Джеймс Кирк с надеждой улыбнулся.

URL
2009-09-15 в 13:29 

itzpapalotl
Муа-ха-ха-ха-ха!!! Ужасно смешно! )))))))))

2009-09-15 в 15:55 

Кажется, должно быть продолжение! И, между прочим, то, что Джим не способен заниматься сексом в кач-ве активного партнера, слава Сураку не избавляет его от необходимости лишает его возможности играть пассивную роль! ;)

2009-09-15 в 16:33 

Sage Но представлял он себя в роли героя-любовника, вот и страдает ;=)

URL
2009-09-15 в 17:51 

Офигеть! Мне такое даже в голову не приходило! Спасибо! А продолжение было бы очень кстати:)

URL
2009-09-15 в 20:45 

Впервые читаю серьезный стеб :-D
Спок: "Я не блондинка" :lol:
При виде любого существа гуманоидного типа, любого существа с четырьмя конечностями и одной головой, у меня… в общем, у меня не встает.
а раньше значит вставало при виде любого :-D
Весело то как!

URL
2009-09-17 в 13:48 

аццкий ад :-D
начиная с импотенции и заканчивая Кирком, предающимся страсти в машинном отеделении))) Куда смотрит Скотти?!
спасибо, автор)

URL
2009-09-17 в 14:52 

Первой брачной ночи, к сожалению, не вышло Мдя.... Это не моя заявка, а вот эта, данная ранее "ST TOS, Кирк/Энтерпрайз или Кирк/Спок/Энтерпрайз рейтинг - чем выше, тем лучше".

URL
2009-12-01 в 15:10 

ыыыыыыыыыы!
Спасибо, автор! Просто ухихикалась, читая фик.
Особенно представляя, как Кирк тайком уединялся с Энтерпрайзойом во время инспекций. :laugh:

И Спок очень трогательный вышел! Спасибо! :hash2: :red:

URL
   

STAR KINK

главная