Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:10 

Аморальная тьма

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright

Название: Аморальная тьма
Название оригинала: Immoral Darkness/Fudoutokuna Yami

Автор: Мию Матсуда (Miyu Matsuda)

Иллюстратор: Yukariko Jissohji

Дата выпуска: 2006
Переводчик: я
Статус: в процессе
Жанр: яой
Рейтинг: NC-17
Саммари: история запретной любви между учителем и учеником

Дисклеймер: все герои и произведение принадлежат их авторам и правообладателям. Моих прав на них не было, нет и не будет.


Данный перевод не преследует целью получение материальной выгоды.


Глава 1

В своей комнате он осмотрел отображение собственной стройной фигуры в зеркале во всю длину. Тонкие пепельно-каштановые волосы были зачесаны назад гелем, две верхние пуговицы рубашки расстегнуты, а светлый в желто-черную полоску галстук небрежно завязан. Пиджак выглядел настолько формально, что вместо него он надел удобный жакет. Он просунул ремень сквозь петли серых брюк. Носки были ярко черного цвета. После водружения на глаза темно-зеленых очков образ обычного школьника был полностью закончен. Смотря на свое отражение в зеркале, Сиина медленно глубоко вздохнул. Все будет хорошо. Он выглядит так же, как и вчера.

Чтобы посмотреть в лицо врагу, он должен выглядеть сильным с виду, в первую очередь. Черные глаза блестели за стеклами очков, которые имели только косметическое предназначение. В глазах одновременно отображались ум и добродушие. Сиина посмотрел на себя долгим строгим взглядом. Не важно, что было, он не отступит. Не прольет ни слезинки. Он пройдет через это. Если не сможет, мир окутает мрак. Губы сжались, когда он мысленно подготовился к длинному, тяжелому дню.

Через год ему исполнится 18 лет. Осталось всего несколько месяцев до окончания старшей школы. Еще чуть-чуть подождать. Каждую трудную ночь и день он держался, зная, что этот день постепенно приближается. Это наполняло его силой; было его единственной надеждой, за исключением того факта, что он все еще жив.

Выйдя из комнаты, он спустился по лестнице. В гостиной встретил брата на два года младше себя. Тот завтракал в прилегающей к кухне столовой. Отец сидел лицом к младшему сыну и спиной к Сиине.

– Хаято, съешь зелень тоже, – предупредила их мать, стоящая у раковины, на миг отрываясь от мытья посуды.

Когда Хаято ткнул вилкой в зелень, оставленную на дне салатницы, на его лице появилось сердитое выражение.

– Зачем? – заныл он. – Ты же знаешь, я не люблю зеленые продукты.

– Ты должен сбалансировано питаться. Верно, папа?

Услышав слова жены, их отец собрал газету, разложенную на столе.

– Все верно. Если будешь правильно питаться и много работать, вырастешь большим и сильным.

Такую утреннюю сцену мог видеть каждый и где угодно. Но только Сиина не подходил этой сцене. Как давно это длится? Как давно семья отдалилась от него, старшего сына? Они совершенно не походили друг на друга. Его брат хорошо учился и любил баскетбол, у него загар не сходил круглый год. Вся любовь и внимание родителей были направлены на Хаято. Не то чтобы Сиина сделал что-то, чтобы заставить их разлюбить себя. Он привык к пренебрежению, игнорирование родителями стало для него привычным явлением. Сиина оказался в ловушке этого дома и был не кем иным, как соседом по комнате для них. Они были и не были семьей одновременно. Родительская кровь струилась по его венам, но он был дальше от них, чем любой незнакомец. К счастью или нет, его лицо унаследовало все лучшие черты обоих родителей – нечто, что утешало его, хотя все дразнились из-за этого.

Жалость к себе была непростительной. Поэтому он никому никогда не говорил, как плохо с ним обращается родная семья. Наливая себе кофе, Сиину стало подташнивать от этой картины идеальной семьи. Естественно, мать никогда не готовила ему еду с собой, она оставляла это на самого Сиину. Раньше он много говорил об этом, но она так и не прислушалась к его словам. Единственное, что ему оставалось, как можно скорее привыкнуть к этой ненормальной обстановке. Между его семьей и им была огромная пропасть. И только принятие этого факта могло его уберечь.

Он даже мусор сам выносил и как-то услышал, как мать говорила, что соседи хвалят ее за это. Ему стало интересно, как мать ответила на это, и услышал гордое: "У нас дома принцип невмешательства, поэтому мы учим их быть ответственными за самих себя". Эти слова заставили все его тело напрячься, а сжатый кулак задрожал. С тех пор он начал питать искреннее отвращение к своей бесчувственной матери.

Сиину звали Джун с иероглифом "возвращаться" в основе. Родители назвали его так в надежде, что счастье будет возвращаться к нему снова и снова. Хотя они уже очень-очень давно не звали его этим именем.


– Эй, Сиина.

– А?

Даже несмотря на то, что тонкий девичий голос пробился сквозь его дрему, сознание Сиины все глубже и глубже погружалось в сон.

– Следующая математика, помнишь?! Если Сасагава застукает тебя спящим, он точно к тебе прицепиться. Так что лучше проснись.

Вконец разбуженный ее писклявым голосом Сиина вспомнил, что сидит за партой в классе. Шум вокруг становился яснее, возвращая сонный мозг к реальности.

– Ах, да. Спасибо.

Он опустил голову на скрещенные на парте руки, и на какое-то время очки искривились на переносице. Поправив их пальцем, он поблагодарил девушку. Она сидела рядом с Сииной и определенно таращилась на него. Когда их взгляды встретились, она нервно улыбнулась.

– Ой, да не за что, – девушка зарделась, качая головой. Ее женственная, смущенная улыбка выглядела мило.

Сиина усмехнулся про себя, в реальности нацепив на лицо маску учтивости. Возможно, это воодушевило ее, потому что хотя они никогда особо не общались, пока это не было необходимо, сейчас она стала возбужденно болтать.

– Сасагава такой несправедливый. Он может прицепиться, даже если ты слегка вздремнешь. Он будил уже меня. И еще его белый халат такой мерзкий даже с близкого расстояния! Думаю, он надевает халат, только чтобы стряхивать пыль от мела на него.

– Да неужели? – ответил он, притворяясь заинтересованным. Он одарил ее отрешенной улыбкой и достал из кармана брюк мобильный, начав копаться в нем в поисках чего-то, хотя у него не было для этого никаких причин – только бы отвязаться от нее. Если он запирался в собственном мире, никто не мог преследовать его. Сиина целенаправленно отталкивал людей, вероятно, чтобы казаться грубым.

Аи была привычна к холодному обращению Сиины. Она не просто не рассердилась на него из-за внезапного прерывания разговора, а, наоборот, повернулась на стуле лицом к сидящей позади нее девушке и восторженно пробормотала: "Ты видела это? Он улыбнулся. Он очень классный с близи!"

– Так не честно, Аи, – раздался за спиной девушки недовольный голос.

После этого сидящий за Сииной парень раздраженной вздохнул. Парни из класса всегда раздражались, когда девушки так восторгались им. Так было всегда. Что в младшей, что в средней, что в старшей школе – девочки всегда бегали за ним, звали в уголок и признавались в своих чувствах. Кто бы это ни был, он всегда отказывал, и по школе расползлись слухи, что он ни с кем не встречается. Но все равно каждая девушка считала себя особенной и способной справиться с этой задачей. Это стало таким надоедливым, что он просто перестал ходить, если девушка звала его поговорить. Пока приглашения не стали уменьшаться. Он просто не был заинтересован в девушках своего возраста. И все же он не старался быть совсем уж холодным. О нем ходили дурные слухи, а ревнивые взгляды не прекращали преследовать. Сиина был одинок везде – и дома, и в школе.

– Так ты очень классный с близи, да?

При звуках этого уничижающего голоса Сиина поднял глаза на стоящего у парт мужчину в халате, который, как казалось, никогда не мыли. Учитель математики Сасагава. Парта Сиины была второй спереди и, наверное, Сасагава услышал разговор при входе в класс. Цепкий взгляд учителя был направлен не на Аи, а на Сиину.

– Я завидую, хотел бы, чтобы кто-нибудь так обо мне отозвался, – сказал он.

Возможно, из-за раздраженности, что в классе стоял шум даже после звонка, голос Сасагавы прозвучал как-то по-ребячески, и если бы пришлось принимать его словам всерьез, это было бы смехотворно.

– И чего ты один улыбаешься? – спросил он.

– Простите, – по лицу Сиины пробежала улыбка. Сасагава покосился на него, Сиина продолжал улыбаться, прикрыв рот рукой.

Сасагава был старше их всего на девять лет, но носил сандалии, которые вышли из моды годы назад. Он широкими шагами достиг учительского стола и открыл журнал. Он по одному называл фамилии учеников тихим
недовольным голосом. Сиина уперся рукой в щеку и уголками глаз следил за учителем. Сасагава был восемьдесят сантиметров ростом и имел крепкое телосложение. "Вот кто вблизи смотрится классно, а не я", – подумал Сиина.

Как и сказала Аи, Сасагава носил халат, который был грязным год напролет. Особо хорошей репутации среди учеников у него не было, хотя он не выглядел дурно. У него были двойные веки [1], блестящие черные волосы зачесаны назад, что подчеркивало четкие черты правильной формы. Переносица была без изъянов, а уголки рта смотрели вверх, что придавало заносчивое выражение лицу. Если бы он лучше следил за собой, девушки-школьницы, несомненно, сходили бы по нему с ума.

Сиина поймал себя на том, что смотрит на Сасагаву с сожалением, что было более чем нежелательно. Он уныло усмехнулся про себя. Он сам прекрасно понимал, насколько не воспринимает девушек, что не хочет даже флиртовать с ними. Наверное, Сасагава был таким же и не думал о девушках старшей школы как о предмете вожделения. Совсем как Сиина. Поняв это, Сиина грустно опустил глаза. Даже если и так, причины-то у них совершенно разные. Он вытянул руки и тяжело выдохнул. Обернувшись по сторонам, он понял, что пылкие взгляды Аи то и дело останавливаются на нем. Если бы он проявил хоть малейший признак того, что увидел ее взгляды, весь класс один за другим понял бы это. Он был сыт по горло преследованиями своих сталкеров, но другие могли подумать, что он просто набивает цену, поэтому Сиина колебался.

Ему стало интересно, каким его видят холодные глаза Сасагавы. Пока он списывал с доски формулы, в нем начали расти сомнения. Он подумал, что у них с Сасагавой один путь, но понял, что учитель диаметрально отличается от него. Для Сасагавы он был тихим учеником, с которым трудно найти общий язык. Примерно так, наверно, думал о Сиине учитель.

Одно только то, что он смотрел вперед, заставляло думать, будто он в чем-то провинился. Но Сиине приходилось держать голову прямо. Он вздохнул. А чего он ждал? Если ждать чего-то, в конце обязательно предадут. В нем начало формироваться знакомое чувство разочарования. Он больше никогда не хотел проходить через эту боль. Если доверять себе, больше никто не нужен. Никто не ранит. И если допущена ошибка, то винить можно только себя. Именно поэтому, он никогда никому не откроет своего сердца.

Он выгравировал эти слова глубоко внутри себя и в очередной раз примерил холодное выражение. Его взгляд встретился с глазами Сасагавы, но он не знал, как долго учитель наблюдал за ним. Он ощутил непреодолимую дистанцию между собой и этим буравящим взглядом. В конце концов с нервным выражением лица Сиина увел глаза в сторону.


1. разговор об особой складке на верхнем веке. У европеоидов и негроидов она есть почти у всех, а вот у монголоидов только в редких случаях. Если она есть, такое верхнее веко называется двойным (double eyelash), и это на дальнем востоке считается очень красивым



Глава 2


На железнодорожной станции начало моросить. Было около четырех часов дня. Сиина в одиночестве сидел на скамье, без мыслей наблюдая, как прибывали и уезжали люди. Шум окружающего мира он заглушал громкой музыкой в наушниках. Когда он так делал, казалось, весь мир вокруг был фальшивым. Музыка в его ушах превращалась в музыкальное сопровождение его наблюдений за пассажирами. Все, что он видел, было в действительности, и все же в этом была толика нереальности. Много людей существовало в этом нереальном бытие. Но по эту сторону "реального мира" Сиина был одинок. Ему было интересно из-за этого ли, несмотря на привычку быть одному, он иногда так жаждал тепла других людей.

Автомобиль развернулся на дороге и несколько раз бибикнул. Подняв глаза, он увидел приближающийся к станции "Мерседес-бенц". Отражающийся в дождевых каплях свет фар ослепил его, когда он обернулся на звук.

– Джун-кун.

Окно с водительской стороны на половину открылось, и красивая женщина поманила его сесть в машину. Она вцепилась в руль, и он видел ноги, накрашенные в мягкий розовый цвет. На одном из нее тонких пальцев было надето тяжелое бриллиантовое кольцо, а на изящном запястье поблескивала часы от Фрэнка Мюллера. Она была очень женственной, начиная с парфюма, заканчивая макияжем.

– Извини. Давно ты ждешь?

Она повернулась к Сиине, когда он опустился на пассажирское место, говоря ласково, словно чувствуя его настроение. Сиденье было мягче, чем у местных автомобилей и он устроился поудобнее, получая удовольствие от роскоши.

– Не особо, – ответил Сиина, улыбнувшись.

Еще с детства он привык быть милым мальчиком для всех, но когда он по-настоящему улыбался, был просто сногсшибательным. Как он и ожидал, женщина задержала дыхание и посмотрела на него с зачарованным выражением лица. В зеркале заднего обзора замигали огни. Следующие за ними машины начали толпиться. Сиина намеренно тихим голосом понукнул ее.

– Канако-сан, поехали.

– Ох, точно, извини, – Канако быстро развернулась и влилась в уличный поток. – Я только собралась выходить, как муж позвонил. Я запаниковала, думая, что скажу, если он заявит, что возвращается, – угрюмо рассказывала она, вглядываясь в лобовое окно.

Сиина приложил локоть к окну с пассажирской стороны.

– И что случилось? – спросил он, не глядя на нее.

– Ах, он просто позвонил предупредить, что опять до полуночи не придет домой. Он в последнее время, кажется, очень занят. Всегда так.

– Как дочери? Ничего, что они остались одни?

– Все в порядке. Обе в подготовительной школе. Старшая собирается сдавать вступительный экзамен в старшую школу, и муж настоял, чтобы она пошла в частную школу, так что она как безумная занимается каждый день. Я даже смотреть на это уже не могу, – Канако посмотрела на него, и во взгляде светилась мольба о сочувствии.

Сиина думал, как она может жаловаться на мужа, когда сама предавала его самым худшим способом, заведя интрижку. Сиина окинул ее презрительным взглядом, но она не заметила. Какая бесстыжая женщина. Может, поэтому она была идеальной для него. Она слегка улыбнулся и его взгляд вновь скользнул на окно.

"Мерседес" затормозил на красный свет на перекрестке. Автомобили по обе стороны от них издавали шум, когда шины соприкасались с влажным асфальтом. Они ждали, пока сменится цвет светофора. Сиина впал в транс под звук дождя, но Канако нарушила тишину, разомкнув алые губы и произнеся:

– Слушай, Джун-кун, я знаю, ты очень занят из-за школы и работы, но, как думаешь, сможешь уделять мне немного больше времени?

– Хм, я подумаю.

На самом деле с работы на полдня он был уволен, а новую пока не нашел, но было слишком неприятно говорить ей об этом. Он посмотрел на ее профиль и мог с полной уверенностью утверждать, что она прекрасно поняла, что никаких намерений выполнять ее просьбу у него нет. И все же она отчаянно настаивала.

– Даже если ты работаешь ежедневно, это же всего пару часов, верно? Если ты мало зарабатываешь, я могу платить тебе столько, сколько ты хочешь.

– Что?! Ни за что. Если ты так сделаешь, ты станешь моей "сахарной мамочкой", – рассмеялся Сиина, как ребенок, обнажая зубы.

Явно успокоенная тем, что его взгляд вернулся к ней, Канако ответила флиртующим голосом:

– А разве это не так? – изящная рука опустилась на колено Сиины. Рука с поблескивающими ногтями просунулась под джинсы.

– Не слишком ли вы торопимся, Канако-сан? – он искоса взглянул на нее, уголки губ дернула шаловливая улыбка.

– Но я так давно этого хочу. Просто позволь дотронуться до него, пока не доехали до отеля, – в отличие от сладкого тона рука двигалась резко, непристойно.

– Пока не доедем до отеля? То есть, ты остановишься, когда мы доберемся туда? – спросил Сиина дразнящее. Канако кокетливо хмыкнула.


Спустя три часа Сиина в одиночестве смотрел вслед за удаляющимся к центру города автомобилем. Он заметил, как Канако несколько раз посмотрела в зеркало заднего обзора, скорее всего проверяя, там ли он еще. Он не мог расслабиться, пока автомобиль Канако не скрылся из виду. Не потому что он беспокоился за нее, а потому что такие взгляды заставляли его чувствовать себя неловко.

"Мерседес" постепенно скрывался за силуэтами зданий, как и другие автомобили. Он скорчил кислую мину и тыльной стороной ладони стер алую помаду. "Черт, эта женщина, настойчивая во всем", – подумал он с горечью, отворачиваясь.

Даже душ не смыл ощущение ее рук и ног, обвивающихся вокруг него как змеи. Он не знал было ли дело в малом внимании мужа или чисто из-за похотливости натуры, но Канако использовала его для снятия стресса, когда ей этого хотелось. Для Сиины это было более досадно, чем что-либо еще. Он направился к станции и сверился с расписанием поездов с все еще недовольным выражением лица. Перед маленькими магазинами и киосками сидели группы учеников старшей школы. Кто-то был одет в униформу, кто-то – нет. У некоторых были спортивные сумки, они скорее всего, возвращались с тренировок. Некоторые выглядели как парочки. Тут конечно же были и усталые бизнесмены и пожилые люди, но их присутствие затемнялось шумным гвалтом молодых тинейджеров.

Эта железнодорожная линия не была основной, но проходила около ряда престижных школ, так что чаще всего ею пользовались ученики, которые торопились на занятия и не выглядели особо крепкими. Станция имела дурную репутацию среди студентов, которым приходилось отдавать деньги "гиенам", появляющимся после школы. "Гиенами" были в основном непутевые ученики из близлежащих технических школ – "школ для идиотов" и известных частных высших школ. Если бы этим ребятам не попадались глупые ученики, у которых можно было стащить что-нибудь, они, вероятно, воровали бы у кого угодно. Взрослые обычно игнорировали их поведение.

Сиина разглядывал расписание, краем глаза следя за парнем – явная гиена.

– И что мне теперь делать? – пробормотал он сам себе, придерживая ноющий бок рукой. Благодаря Канако зажатое в заднем кармане портмоне теперь было намного толще. До следующего поезда оставалось еще полчаса, его дом находился всего в двух станциях. "Легче пройтись до дома", – подумал он. – "К тому же все скамейки были заняты гиенами". – Попросить о помощи было бы проблематично, потому что гиены всегда нацеливались на одинокую жертву. "Шанс оказаться их сегодняшней жертвой очень велик".

После недолгих колебаний Сиина опустился на скамью в комнате ожиданий в самой заполненной ее части. Он был уверен в своих физических способностях, но после двух раз с Канако не верил, что долго продержится в драке. Он хотел только немного отдохнуть.

Он измученно вздохнул. Его глаза остановились на заносчивого вида мужчине, присевшем у стены. Его бейсболка была спущена на один глаз, а поверх рубашки с длинными рукавами была надета еще одна с короткими. На солдатских камуфляжных брюках красовался ремень, на ногах ботинки от Тимберленда. Его глаза словно излучали опасность. Ждущие поезда девушки тоже заметили его присутствие. Неожиданно глаза незнакомца встретились с взглядом Сиины. Сердце Сиины гулко забилось. Он молча просил незнакомца смотреть куда-нибудь еще, но тот и не думал отводить взгляд. Он продолжать буравить Сиину взглядом. Словно начал с Сииной игру. В то же время Сиину раздражало, что именно он должен отвести взгляд первым, поэтому он отвечал незнакомцу таким же красноречивым взором. Несмотря на то, что они были незнакомцами, он чувствовал странную близость с этим мужчиной.

В этот момент кто-то по-дружески хлопнул его по плечу.

– Эй, приятель…

Парень с мертвенно светлыми волосами стоял сбоку и криво улыбался. Гиена. Сиина раздраженно приподнял бровь. Сразу же перед ним появился брюнет. Еще пара парней присела на скамейку слева от него, пути отхода у Сиины не было.

– Не мог бы одолжить нам немного денег? Это пачинко нас обобрало как липку. У нас не хватает денег на поезд. А живем мы далеко и реально попали в трудную ситуацию, – сказал блондин, обнажая кривые зубы. Он наклонил лицо ближе к Сиине. Это определенно был маневр, чтобы напугать его еще сильнее.

– Почему бы вам у полицейского в будке перед станцией не спросить? Он обязательно снабдит нас наличными, – беззаботно ответил Сиина, не сводя глаз с парня. Естественно, не будь у них денег на самом деле, они бы сразу согласились с предложением.

Сиина полагал, что его сарказм до них дошел. Выражение лица обоих парней изменилось под презрительным взглядом Сиины. Губы поджались, а в глазах появился жестокий блеск. Они обменялись взглядами, и один из них произнес со злобным выражением на лице:

– Мы не очень-то ладим с копами. Как насчет пойти с нами и попросить за нас?

Сиина посмотрел на них. "Будто они и вправду к полицейскому собрались. Скорее всего, хотят выманить меня и стащить бумажник". Он безразлично оглядел их, парни были минимум на пять сантиметров выше его ста семидесяти сантиметров роста. Но вероятнее всего под балахонами скрывалось не слишком мускулистое тело. Сиина не знал от большого ли употребления сигарет или наркотиков, но их лица были бледными и нездоровыми. "Никаких причин, что я не одолею их, я побью этих парней", – подумал Сиина и, не сводя с них глаз, медленно начал подниматься со скамьи. Блондин усмехнулся и произнес:

– Спасибо, приятель.

Они схватили его по обе стороны за руки и потащили к выходу. Люди вокруг смотрели с жалостью, но никто и пальцем не шевельнул помочь. Многие просто бросили взгляд, избегая зрительных контактов. Желая заставить их острее чувствовать вину, Сиина кротко опустил голову, идеально изображая жертву.

Выйдя из комнаты, парни направились не к полицейской будке, а к стоянке велосипедов. Как и предполагал Сиина, они собирались угрозами и насилием отобрать его деньги.

– Эй, парни, а разве будка не там? – спросил он, прекрасно зная об их намерениях. Его голос дрожал, так как он старался сдержать смех, но парни явно приняли это за признак страха. Один из них мягко сказал:

– Так напряжно идти туда и просить. Если ты нам дашь деньги, все будет прекрасно. Мы хорошие парни, так что если отдашь деньги добровольно, мы не надерем тебе зад. Понял?

Брюнет с энтузиазмом кивал на слова блондина.

"Значит главный у них блондин, а брюнет его шестерка, так? Сколько ни умножай слабость на слабость, силе это никогда равняться не будет". Сиина внимательно изучил их, но сделал это так, чтобы они не заметили.

– Гони свой бумажник, – раздраженно сказал брюнет и все же не решился ничего предпринять. Он протянул руку, которая наверняка никогда не сталкивалась с трудностями, но была запачкана в грязных делишках. Сиина тихо вдохнул, оперся ногами о землю и сжал кулаки.

– Эй, пошли прочь! – неожиданно раздался громкий озлобленный голос.

"Где-то я слышал этот голос…" Сиина обернулся посмотреть, кто вмешался. Перед ним стоял высокий дикого вида мужчина, которого он видел в зале ожидания. Девушка в униформе старшей школы стояла за парнем. На лице ее отобразилось нервное выражение.

– Мы заняты. Исчезни, – щелкнул языком блондин, раздраженный вмешательством.

Мужчина свирепо взглянул на него.

– Я сказал, вы ублюдки, стоите на пути! Я хочу забрать велосипед! Если собираетесь кого-то обчистить, делайте это в другом месте, – сказал он тихим, но угрожающим голосом. Сделав шаг, он толкнул блондина в плечо. Блондин зашатался и упал. Вытянув руки больше нужного он снова встал на ноги. Он так неуклюже свалился, что почти упал на ряд велосипедов. Сиина просто не смог сдержать смех. Он отвернулся и сжал рот рукой, но было поздно. Блондин заметил его, он развернулся для большего обзора и заметил, как его же друг кусает губы, чтобы не рассмеяться. Этот позор был слишком велик для панка-любителя, он залился пунцовой краской.

– Ублюдок, ты драки хочешь? – гаркнул он, схватив мужчину за воротник.

– Нет, драки я не хочу, это было бы слишком просто, – ответил мужчина с недобрым выражением.

– Что ты сказал, сукин сын? – блондин приблизил лицо, мужчина ударил его головой, парень издал короткий стон. Он схватился за голову, полностью выставляя тело. Мужчина больно ударил его в живот. Парень упал на колени, а велосипеды рядом с ним упали в эффекте домино, издавая грохот.

Парень вытянул руку, чтобы найти опору и подняться, но мужчина с безразличным видом наступил на нее. Велосипеды свалились в кучу рядом с блондином. Его рука застряла меж шпицами колес. Даже смотреть на это было больно. Сиина отвернулся, а девушка издала громкий тонкий крик, скорее всего, увидев ту же картину.

" Молоденьким девушкам лучше такого не видеть". Когда эта мысль мелькнула в голове Сиины, он понял, что мужчина продолжает бить парня, который был намного младше него. Звук ударов смешался с приглушенными всхлипами. Оторопевший брюнет стремглав бросился к дороге. Он был так привязан к своему другу, однако в подобной ситуации оказался бесполезен. "Вот почему я не доверяю людям", – холодно подумал Сиина, смотря вслед убегающему парнишке.

– Извини, они упали. Который твой? – спросил мужчина у девушки. Блондин попытался воспользоваться шансом и улизнуть. Увидев это, мужчина угрожающе открыл рот. Сиина быстро схватил его за руку.

– Отпусти его. – Их взгляды встретились, но он отвел глаза.

"Я определенно знаю этого человека…" Даже понимая это, он не мог вспомнить, от кого же его сейчас мутит. Он начал думать о людях, с похожими чертами. Наконец, все концы сошлись с концами, и Сиина удивленно распахнул глаза. Мужчина смотрел на него со слегка приподнятыми уголками губ. Его выражение лица, казалось, говорило: "До тебя наконец-то дошло?".

– Который велосипед твой? – переспросил мужчина у девушки, которая словно примерзла к месту.

– Ах… тот перед вами, красный. Он мой.

Мужчина выхватил велосипед из кучи и протянул ей, а девушка снова и снова повторяла искренние слова благодарности.

Сиина и парни, вероятно, заняли стоянку, и она попросила его помочь. Но к несчастью, этот мужчина оказался много хуже бандитов, встречи с которыми она хотела избежать. Ее глаза были полны страха и не встречались с взглядом мужчины. Казалось, она не может сказать ему, что хочет уже уйти домой. Поняв ее состояние, Сиина обратился с ней успокаивающим тоном:

– Извини, ты не смогла добраться до велосипеда, потому что я загораживал дорогу, да? Раз уж тебе пришлось ждать, ты наверно, опаздываешь. Будь осторожно по дороге домой.

Его мягкая, убеждающая улыбка заставили девушку робко поднять на него глаза и кивнуть. После она села на свой велосипед и отъехала. Сиина смотрел ей вслед, а мужчина за его спиной присел на корточки. Заинтересовавшись, что тот может предпринять, Сиина взглянул вниз. Мужчина достал из переднего кармана рубашка пачку сигарет.

– Тебе без очков лучше, Сиина, – произнес он негромко с сигаретой меж зубов и только потом разжег ее. Сиина ясно видел, что костяшки его рук разбиты.

– Сенсей. Что вы тут делаете? – грубо спросил Сиина.

Сасагава со скучающим видом посмотрел на него.

– Я пытался предотвратить преступление. Все учителя-мужчины поочередно делают это на станциях. Я не хотел этого, но если бы не сделал этого, люди со станции сообщили бы директору, так что пришлось.

Его лицо было скрыто козырьком кепки, так что Сиина не видел выражения.

– Сенсей, что с вашей рукой?

Неосмотрительность по молодости. Смешно, да? – Сасагава не стал ничего добавлять, так что Сиина решил не давить.

Он участвовал во многих драках с парнями, которые ревновали к нему, но никогда не доходил до такой степени самозащиты. Он хотел заняться карате или другими видами боевых искусств, но семья и слышать не хотела о дополнительных занятиях и кружках, так что пришлось попросить натаскать себя шпану по соседству, с которой дружил в детстве. Возможно, все дело было из-за того, что они были старше него, но ребята проявили большое желание обучить его всей известной им технике. У одного из этих парней были такие же руки, как у Сасагавы. Он знал, что такое получалось от частых занятий армрестлингом и битьем о таблички при занятиях боевыми искусствами. Словом, некогда Сасагава был одним из таких парней. Сиина стоял молча, скрестив руки и вперив взгляд в пол. Сасагаву словно окружала аура бунта.

"Поэтому он так спокойно стоял перед гиенами. Для него побить их было легче, чем отнять конфетку у ребенка". Подняв глаза, Сасагава встретился с взглядом Сиины. Время, проведенное вместе без других учеников, явно повысило их схожесть. В классе взгляд учителя всегда был холодным, но сейчас излучал своего рода тепло.

– Вы выглядите совсем не так, как в школе, я немного удивлен, – заявил Сиина. На лице Сасагавы появилось угрюмое выражение.

Несмотря на всю свою гордость, Сиина был слегка застенчив и вел себя холодно, чтобы держать других подальше. Он просто хотел избежать боли. Но Сасагава не походил на робкого Сиину и был наверняка сильным и внутренне, и внешне. Опасность и дикость словно исходили из Сасагавы, создавая негативную ауру. Возможно, он надевал тот грязный халат и держал учеников на расстоянии, чтобы скрыть это, запрятать истинную суть. В Сиине начал просыпаться сильный интерес к таинственному учителю. Может быть, Сасагава был похож на него даже больше.

Чувство надежды медленно начало подниматься в его душе. Сасагава отвел взгляд и встал. Он бросил сигарету на асфальт и надавил каблуком ботинка. Сиина хранил молчание и не мог отвести глаз от Сасагавы. Он не знал, что Сасагава также смотрит на него, пока их глаза вновь не встретились. Иногда в классе они также обменивались взглядами, но этим вечером они казались такими близкими, что было трудно вынести это. Сасагава протянул большую руку с холодным взглядом. Сиина не понимающе уставился на нее. Сасагава взмахнул рукой, словно погоняя к чему-то. Казалось, он чего-то хочет. Сиина откинул голову.

– Что? – уточнил он.

– Ты не поблагодарил меня, что я избавил тебя от этих ребят, – прямо ответил Сасагава.

Сиина молчал. Сасагава конечно же помог ему, но он был уверен, что и без вмешательства учителя справился бы сам. Но даже при этом, все это прозвучало бы как оправдание.

– У меня нет денег. Вы что с ума сошли? – отрезал Сиина сердито. Естественно, он не собирался никого премировать. И все же Сасагава вынул портмоне из заднего кармана Сиины и достал десять тысяч йен[1]. – Вы точно учитель? – спросил Сиина с сомнением, забирая бумажник обратно.

– А ты? Ты точно в старшей школе? У какого ученика старшей школы есть такие деньги? – Сасагава свел брови вместе и усмехнулся, прикрыв один глаз.

Кошелек Сиины был полон деньгами, заплаченными Канако за секс. Сасагава без слов понял, что это были грязные деньги. Сиина в свою очередь подозревал, что тот может спросить об их происхождении. Сасагава же сложил деньги и засунул их в передний карман. Сиина мог поклясться, что он был серьезен на 100%, в его действиях и намека на шутку не было. Он удивленно наблюдал за происходящим, когда Сасагава неожиданно сменил тему.

– Ты на следующем поезде поедешь?

– Э… да, – тихо ответил Сиина и обернулся. Пассажиров на платформе он не увидел. Казалось, время еще оставалось. Он обернулся обратно. Глаза Сасагавы были сужены, и он проследил за его взглядом.

– В какую сторону? – спросил учитель.

– На юг.

Сасагава перевел взгляд с платформы на Сиину. Глаза Сасагавы имели влияние на людей, возможно оттого, что он мало мигал. Когда он вот так смотрел, Сиина чувствовал себя дичью на охоте. Он начал чувствовать себя так, словно попал в ловушку, в воздухе повисло напряжение. Стараясь справиться с ситуацией, Сиина опустил глаза. Он все равно чувствовал пристальный взгляд Сасагавы.

– Сиина, составишь мне компанию до приезда поезда? – несмотря на то, что предложение совместно убить время было произнесено тихим голосом, что-то нежное прозвучало в нем.

Сиина выпрямил подбородок и посмотрел из-под каштановой челки.

– А разве я не этим занимаюсь?

– Нет, я имел в виду по-настоящему составить мне компанию.

Сиина понятия не имел, что подразумевает Сасагава и что задумал. Он наклонил голову и молча смотрел на учителя. Он был побежден прямым взглядом Сасагавы и почувствовал, что сам перестал часто мигать. Он узнал лицо Сасагавы, но этот мужчина совсем не походил на его учителя. Они не проводили вместе много времени, и он плохо знал Сасагаву как личность. Парень не имел представления, о чем думает этот мужчина, что выбивало из колеи. Сиина не знал, что делать и сводило попытку отвести глаза от Сасагавы к нулю. Он сильно сконцентрировался и не понял, что попал в ловушку Сасагавы.

– Я устал ждать гиен, – произнес Сасагава. – Это скучно. К тому же ты намного лучше, чем эти грязные парни. Так ты поможешь мне убить время до приезда поезда?

– Думаю, да… но чего вы от меня хотите? – спросил Сиина.

– Это секрет, – ответил учитель с ухмылкой.

– Это глупо, – холодно отрезал Сиина.

Сасагава настаивал, так что Сиина согласился, но определенно мужчина просто насмехался над ним. Сиина резко развернулся и зашагал к станции. Игнорируя зовущий его голос, он шел вперед.

– Стой! – позвал Сасагава с прерывающимся от смеха голосом.

Сиина все еще не отзывался, и Сасагава схватил его за руку и развернул лицом.

– А вы упрямый. Ну чего? – скучающе спросил Сиина.

– Если составишь мне компанию, не буду вызывать тебя неделю. Как тебе это? – Сасагава старался сговориться с Сииной, но тихий голос и ясный взгляд были более чем серьезны.

"Что же он так настаивает? Чего хочет от меня?"

Сасагава ничего не объяснял, и Сиина был слегка смущен, но все же предложение учителя звучало заманчиво. Он слегка обдумал его и выдвинул условие.

– Добавьте еще в список, что мне ничего не будет, если я усну посреди занятии. Тогда договоримся.

Получив согласие, Сасагава улыбнулся, а Сиина посмотрел перед собой. Они перешли с остановки велосипедов на станцию. Казалось, гиен в окрестности не осталось. У всех ожидающих были одинаково умиротворенные лица. Сиина следовал за Сасагавой сквозь шум вокруг них. Сасагава снял кепку, всунул в карман камуфляжных брюк и открыл дверь мужского туалета.



Дальше в комментариях

@темы: ранобэ, перевод, miyu matsuda, NC-17

URL
Комментарии
2011-10-25 в 00:15 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
Продолжение

URL
2011-10-25 в 00:17 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
Продолжение 2

URL
2011-10-25 в 10:18 

delfinia
Лучший способ приободриться — подбодрить кого-нибудь другого.
Feyza, спасибо. Интересная история.

2011-10-25 в 18:03 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
delfinia, на здоровье

URL
2011-10-25 в 21:38 

Al-san
Спасибо за перевод новой истории! :flower: С нетерпением буду ждать продолжения.

2011-10-25 в 21:55 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
Al-san, спасибо, что читаете, постараюсь не тянуть с продолжением

URL
2011-10-26 в 12:27 

infiniti-7x
Тупо уставившись в одну точку, приобрёл себе точку зрения
Вот и чУдно! Спасибо :)

2011-10-26 в 19:05 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
infiniti-7x, не за что

URL
2011-10-28 в 14:13 

Krisstti [DELETED user] [DELETED user]
Ура=))радость то какая=) Спасибо за труд и время=))

2011-10-28 в 20:33 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
britney.b.s, не за что

URL
2011-11-12 в 02:55 

спасибо за перевод)) оч понравилась история

читать дальше

URL
2011-11-13 в 01:13 

Feyza
I'm so gay that can't even drive stright
Гость, Стилистика, честно говоря, у автора самой немного неровная. Это отражается и в переводе. Что касается огрехов, перед соединением в пдф текс будет еще раз вычитан. Но в любом случае пригодятся любые замечания. Так что спасибо, постараюсь все учесть

URL
   

Heiwa

главная