16:14 

Чак Паланик. Бойцовский Клуб. Глава 1.

Хитрый план, такой хитрый
Глава 1.


Тайлер находит мне работу официанта, потом он же суЈт мне в рот
пистолет и говорит: "Первый шаг к бессмертию - это смерть". Хотя долгое
время мы с Тайлером были лучшими друзьями. Меня всегда спрашивают - знаю ли
я Тайлера Дердена.


Ствол пушки уперся мне в глотку, Тайлер говорит:


- На самом деле мы не умрем.


Языком я чувствую дырочки глушителя, которые мы насверлили в стволе
пистолета. Шум от выстрела почти полностью возникает из-за расширения газов,
плюс лЈгкий звуковой хлопок от пули - из-за еЈ скорости. Чтобы сделать
глушитель, нужно просто насверлить дырочек в стволе пушки, много дырочек.
Тогда газ выйдет через них, и скорость пули упадЈт ниже сверхзвуковой.


Насверлишь дырочек неправильно - пистолет разорвЈт тебе руку.


- Это не смерть на самом деле, - говорит Тайлер. - Мы станем легендой.
И мы не состаримся.


Я отпихиваю ствол языком за щеку и говорю, - "Тайлер, это как про
вампиров".


Здания под нами не станет через десять минут. БерЈшь одну часть
98-процентного концентрата дымящей азотной кислоты и смешиваешь ее с тремя
частями серной кислоты. Делать это надо на ледяной бане. Потом пипеткой
добавляешь глицерин, капля по капле. Получаешь нитроглицерин.


Я знаю это, поскольку это известно Тайлеру.


Смешиваешь нитроглицерин с опилками - получаешь милую пластиковую
взрывчатку. Многие мешают его с хлопком и добавляют горькой соли - в
качестве сульфата. Тоже работает. Некоторые - используют смесь парафина и
нитроглицерина. Как по мне - парафин вообще никогда не срабатывает.


И вот, Тайлер и я на верхушке Паркер-Моррис Билдинг, у меня во рту
торчит пистолет; и мы слышим, как бьется стекло. Заглянем через бортик.
Облачный день, даже на этой верхотуре. Это самое высокое в мире здание, и на
такой высоте всегда холодный ветер. Здесь настолько тихо, что возникает
чувство, будто ты - одна из тех обезьян-космонавтов. Делаешь маленькую
работу, которой обучен.


Потяни за рычаг.


Нажми на кнопку.


Никакого понимания своих действий, - и потом умираешь.


Сто девяносто один этаж в высоту, заглядываешь через бортик крыши, - а
улица внизу покрыта мохнатым ковром стоящих и смотрящих вверх людей. Стекло
бьется в окне под нами. Окно взрывается осколками сбоку здания, потом
появляется шкаф для бумаг, большой, как чЈрный холодильник, - прямо под нами
этот шкаф с картотекой на шесть ящиков вылетает из отвесной грани здания и
падает, медленно вращаясь, и падает, уменьшаясь вдали, и падает, исчезая в
сбившейся в кучу толпе.


Где-то, на каких-то из ста девяносто одного этажей внизу, буйствуют
обезьяны-космонавты из Подрывного Комитета Проекта Разгром, уничтожая
историю до кусочка.


Старая поговорка, про то, что мы всегда причиняем боль тем, кого любим,
- так вот, знаете, у этой палки два конца.


Когда во рту торчит пистолет, и его ствол воткнут между зубами, речь
сводится к мычанию.


У нас осталось десять минут.


ЕщЈ одно окно в здании взрывается, и разлетается стекло, сверкая в
воздухе, как стая голубей, потом тЈмный деревянный стол, подталкиваемый
Подрывным Комитетом, выдвигается из здания дюйм за дюймом, вдруг
наклоняется, соскальзывает, и, в конце концов, став на время сказочным
летающим предметом, теряется в толпе.


Паркер-Моррис Билдинг не станет через девять минут. Когда берЈшь нужное
количество гремучей смеси и наносишь на опоры фундамента чего угодно - можно
свалить любое здание в мире. Нужно только тщательно, плотно обложить и
затрамбовать это дело мешками с песком, чтобы сила взрыва ушла в опоры, а не
рассеялась по подвальному гаражу вокруг них.


Такие технические тонкости не найти в каких-нибудь там учебниках
истории.


Три способа изготовить напалм. Первый: можно смешать равные части
бензина и замороженного концентрата апельсинового сока. Второй: можно
смешать равные части бензина и диетической колы. Третий: можно растворять в
бензине размолотый кошачий кал, пока смесь не загустеет.


Спросите меня, как изготовить нервно-паралитический газ. О, или эти,
бешеные автобомбы.


Девять минут.


Паркер-Моррис Билдинг опадет, все сто девяносто и один этаж, медленно,
- так дерево валится в лесу. Бревно. Можно свалить всЈ, что угодно. Странно
подумать, что место, где мы стоим, станет лишь отметкой в небе.


Тайлер и я у бортика крыши, пистолет у меня во рту, и я с интересом
думаю, насколько он грязен.


Мы полностью забываем обо всей убийственно-суицидальной затее Тайлера,
и смотрим, как еще один шкаф для бумаг выскальзывает сбоку здания, и его
ящики в воздухе выкатываются наружу; стопки бумаги подхватываются воздушным
потоком, и их уносит ветер.


Восемь минут.


Потом дым, - дым начинает валить из разбитых окон. Команда подрывников
пустит в ход первичный заряд примерно через восемь минут. Первичный заряд
взорвЈт основной, опоры фундамента рухнут, и серия фотографий Паркер-Моррис
Билдинг попадет во все учебники истории.


Серия снимков из пяти фиксированных картинок. Вот - здание стоит.
Вторая картинка - здание будет снято под углом в восемьдесят градусов. Потом
угол в семьдесят градусов. Здание под углом в сорок пять градусов на
следующей картинке, когда каркас начинает сдавать, и башня образует
небольшую дугу по линии его сгиба. Последний снимок - башня, все сто
девяносто один этаж, обрушится на национальный музей - вот истинная цель
Тайлера.


- Сейчас это наш мир, и только наш, - говорит Тайлер. - А все эти
древние - мертвы.


Знай я, как все повернется - сейчас я тоже с огромным удовольствием был
бы мЈртв и на небесах.


Семь минут.


Высоко, на вершине Паркер-Моррис Билдинг, и пистолет Тайлера у меня во
рту. Столы, шкафы-картотеки и компьютеры метеоритным дождЈм летят на
окружившую нас толпу, дым клубится из разбитых окон, в трЈх кварталах ниже
по улице команда подрывников смотрит на часы, - и в это время я подумал, что
всЈ это, - пистолет, анархия, взрыв, - как-то связано с девушкой по имени
Марла Сингер.


Шесть минут.


У нас тут что-то типа треугольника. Мне нужен Тайлер. Тайлеру нужна
Марла. Марле нужен я. Мне не нужна Марла, а Тайлер больше не нуждается в
моЈм обществе. Тут речь не о любви, как о пристрастии. Тут речь о
собственности, как о владении.


Без Марлы Тайлер остался бы ни с чем.


Пять минут.


Может, мы станем легендой, может, не станем. Хотя нет, я скажу,
погодите.


Где и кем был бы Иисус, если бы никто не написал евангелия?


Четыре минуты.


Языком отпихиваю ствол пистолета за щЈку и говорю: "Ты хочешь стать
легендой, Тайлер, дружище, - так я сделаю тебя легендой. Я был неподалЈку с
самого начала".


Я помню всЈ.


Три минуты.

15:55 

Хитрый план, такой хитрый
Not Alone
I break down, fear is sinking in
The cold comes, racing through my skin
Searching for a way to get to you
Through the storm you...

Go, giving up your home
Go, leaving all you've known
You are not alone

With arms up, stretched into the sky
With eyes like, echoes in the night
Hiding from the hell that you've been through
Silent one, you....

Go, giving up your home
Go, leaving all you've known
You
Go, giving up your home
Go, leaving all you've known
You are not alone

You go, giving up your home
Go, leaving all you've known
You
Go, giving up your home
Go, You are not unknown
You are not alone

You are not unknown
You are not alone

English Summer Rain

главная