Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сами виноваты, что прочитали (список заголовков)
16:42 

all of us have a place in history. mine is clouds.
В общем, вот вам предельно жизненная кулстори, от которой я кричу не своим голосом, а голосом как минимум Легиона, состоящего из клонированных Молохов.
Излагаю по порядку о своей наглухо заколоченной деятельности:
Для затравки расскажу о жути и несправедливости (кармической справедливости?) Вселенной. Некоторые преподаватели ВГИКа очень любят драматургов. Ну просто очень. Один из таких учёных мужей, молодой, стильный, умный и ну совсем чуточку голубоватый, определённо работает на Древних Богов, судя по степени изощрённости его по-детски невинного и чудаковато-жестокого злобства. Ну для начала, справедливости ради, стоит сказать, что этот человек выступил этаким Че Геварой, освободившим угнетенные массы драматургов-перваков от сессионного произвола - экзаменов у нас не будет, всего лишь надо 6 зачётов сдать, и каникулы будут дольше этак на недельку. Казалось бы, праздник, и хочется на руках носить этого баламута, гадящего в малиновые кусты охочих до молодой крови преподавателей философии, культурологии и истории. Но... Сам по себе он просто демон во плоти, мечтающий только о том, как бы слизывать слёзы с наших опухших от горя, недосыпа и вечных гулянок лиц. С каким милым, смеющимся видом он приходил три пары подряд к нам с одними и теми же картинами в руках, поочередно меняя их местами, заставляя нас за два часа написать три совершенно разных истории по ним. Затем этот славный человек отменил свои занятия на неделе и сказал всем идти смотреть кино на вгиковский фестиваль. Вроде бы хорошо, и молодец-то какой, но дал в нагрузку списочек фильмов - каждому по одному - к которым надо будет написать драматургический анализ. Всего делов-то, но не тут-то было. Фильмы-то по большей части - просто невыносимый шлак. Ну ладно, господин любитель драматургов, сделали мы всё, хотя это и стоило нам души, но что дальше? А дальше - больше, как водится. Теперь он отпустил нас на две недели, но надо написать историю о том, как мы убеждаем убогого, больного душой и сердцем режиссера, снявшего это богомерзкое пыточное орудие для глаз, умоляем этого выродка снять кинцо по нашему сценарию. Я, конечно, не мог не встрепенуться, и заставил изувера задуматься на 5 минут, и выйти после этого на свет без маски добродетели. Я сказал ему, что мой персонаж, т.е. сценарист, т.е. я - персонаж без мотивации, а значит я не могу о нём писать, ибо в любом случае получится лажа. Окончив раздумья страшный человек сказал просто: "Ваша мотивация - это я. Я так сказал, значит вы должны.". Для пущей убедительности он сослался на то, что в мире куча продюсеров-ублюдков, которые будут капризничать в том же духе, что и он. Ну что ж, вынашиваю я этот кошмар уже довольно давно, и всё никак не разрожусь.
Что у нас дальше... Дневники! Да! То самое, что я планировал делать здесь в виде лютого шитпостинга! Мне нужно 20 страниц творческих дневников к концу семестра. Это значит, что в представлении моих мастеров я всюду должен ходить с записной книжкой и отвисшей челюстью - ведь мир такой прекрасный, удивительный, из него столько всего можно почерпнутьНЕТ. Это так не работает. Записываешь - теряешь потребность держать в голове. Не держишь в голове - не думаешь. Не думаешь - не пишешь. Не пишешь - не драматург. ВСЁ.
Вооот. А дальше у нас моя первая новелла. Точнее планировалось, что она будет первой, но нет. Придумана она натужно и напряжно, через силу, как раз из всевозможных отрывков, которые я вижу вокруг себя каждый день. Подождите, о чем это я, у меня же получается сценарий про подгузники для кота, сумасшедшего воображаемого ветаптекаря и подслеповатого нищего, который рассказывает сказки своей дочери, не умеющей читать, руководствуясь только скудной памятью и названиями книжек, выведенных крупными буквами. Очень жизненно. Браво. Да и не написано, разумеется, ещё ни одной сцены, только синопсис один.
Забудем о том, что я должен написать максимально короткий этюд про старика в траурном костюме, наряжающегося Сантой Клаусом, чтобы радовать детишек - это всё ерунда, идём-ка лучше дальше.
Познакомился с аниматором, которой очень приспичило снимать на диплом короткометражку про фокусника. Фокусник есть, даже актёр, даже из ВГИКа, даже второе место на какой-то там Минуте Славы занял со своими фокусами. Да только не вдохновляет он на трудовые подвиги вот вообще никак. Придётся придумывать его заново, с нуля и делать интересным и крутым. Как и что делать? Откуда ж я знаю, но надо, потому что слабоумие и отвага.
И вот в пятницу сижу я со всем этим, как у разбитого корыта, и под ночь мне звонит мой лучший друг, режиссёр-выпускник и говорит, что решил из борьбы с бездельем снять 10-иминутный фильм. Но вот работы у него, бездельника, столько, что сценарий писать просто некогда, а к своему другу, 40-алетнему сценаристу он не хочет обращаться, потому что тот напишет фигню и будет до последней капли крови доказывать, что это гениально. Как этот человек может написать фигню - для меня загадка загадок, ибо он гений. А потом мой самый лучший друг говорит мне, что он вспомнил, что у него есть я. И к тому же ему нужно придумать легальный повод со мной часто видеться и систематически страшно бухать, хотя сам он по жизни вообще не пьёт. И этот психопат сказал мне, что мой объем ужаса - это безумия для самых маленьких и самых смертных, и что мне нужно срочно выходить на первую космическую. И... и я согласился. Потому что тоже не очень здоровый, наверное. Ах, да! Важный момент. Позвонил мне мой друг в пятницу под ночь, когда я думал, что дальше уже некуда. И сообщил, что первый вариант я предоставляю ему в понедельник. Угадайте, что я сделал следом? Ага, я пошёл на День Рождения незнакомого мне человека, живущего этажом ниже в моей общаге, и выпил там бутылку водки. Часам к 4-м я уже положил спать всех, кто напился, помог имениннику не потерять расположения духа, когда он пошёл блевать, и перезнакомился со всем белым светом. И только потом пошёл спать сам.
Да сего дня меня кошмарило всячески из-за абсолютного бессилия и морального опустошения - ни одной идеи, вообще ни одной. Я цеплялся за каждый попадавшийся мне на глаза предмет и начинал насильно выстраивать из него какую-нибудь историю, я тупил часами и просто смотрел в потолок. Но сегодня наступила зима, и история пришла сама, из ниоткуда, как ей и положено.
Я думаю о пустеющих взрослых, изнашивающих свою жизнь до полупрозрачности. Я думаю о самых живых детях, которым такие родители вполне могут показаться призраками. Я думаю о котах, которые живут вне времени, в головах людей. И всё складывается. Почему бы и нет?
Больше безумия? Нате, ешьте с маслом.

@темы: высокохудожественные говна, сами виноваты, что прочитали

16:41 

Ох...

all of us have a place in history. mine is clouds.
Смотрю на 4 страницы корявого черновика, стараясь не вдумываться в строчки от страха, перевожу взгляд на чистый лист вордовского "Документ 1" и с глубоким судорожным вздохом оглушительно думаю:
"Ё**нный П**дец..."

@темы: высокохудожественные говна, летаргия коллективного сверхразума, сами виноваты, что прочитали

17:55 

Иногда я возвращаюсь.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Вот ведь странная штука, постоянных читателей всё больше, а постов-то нет, да и в былые времена коммента не дождаться было.
Ну иногда я всё же буду возвращаться, говорить о жизни. Литературных изысков ждать не советую, ибо я планирую жить чем-то достойным описания. Вы, должно быть, понимаете, о чём я.
Работа над Клаусом продолжается и выходит на всё новые, доселе недосягаемые уровни. Скажу только, что у меня уже есть почти половина книги, есть весь её хребет, и я планирую закончить работу над ней к сентябрю наступающего года. Кроме того, у Клауса появился сегодня второй Творец. Не у книги - книга только моя, и ничья больше, но у самого Клауса во всех его проявлениях, ибо он заслуживает более одной ипостаси. Ещё кое-кто готовит мне уже первую иллюстрацию на ткани - и это очень волнующий момент для меня, ведь я впервые взгляну на своего мальчика... Друг (новый Творец) очень правильно выразился: "Ты лучше меня знаешь, что у них внутри, но я лучше тебя вижу, что у них на поверхности, каковы они снаружи. Я твой Читатель, первый и самый преданный, и это как бы твоя Сказка, да, но на самом деле она моя." Вот после этих слов и сказал ему: "Твоя сказка? Да? Ну я безумно рад, что это так! Это настоящее счастье для любого Сказочника, но тогда берись за неё и твори..." И он сам Сказочник, он знает, что каждый, кто нашёл сказку своей, каждый, кто считает её настолько близкой, обязан творить её дальше, чем бы он ни занимался в своей жизни. Друг чуть не сошёл с ума, он отбрыкивался даже частью своей души от этого, кричал "Но нет! Нееет! Это же п**дееееееец! Но это же мир Клауса, Господи!", а я спокойно сказал: "Ну что ж, тогда я приглашаю тебя войти в него по-настоящему." На этом споры закончились, и вылился такой буйный поток Безумия, который сдерживался ментальной дамбой "Даже Не Думай Об Этом" больше года. И это значит, что мою тюрьму скоро затопит, и мне надо будет выбираться из неё, благо она в самом деле не заперта, я просто так здесь сидел. Вы, должно быть, понимаете, о чем я.
Помните, всё, что можно назвать "Даже Не Думай Об Этом", требует вашего внимания, и вы просто не имеете право не думать об этом, и ничего не делать с этим.
Я начал админить музыкальный паблик в контаче, вот всем меломанам ссылку: vk.com/52whalefriends
Отпишитесь, если не знаете историю о Ките 52 Герца, я расскажу.
Страшнейший денежный кризис, но мы тут не унываем, ищем работу, ищем деньги и как-то выживаем. Чтобы не сойти с ума, накатал себе Список Желаний с не дешёвыми штуками, которые я обязан себе купить в 2014-м году. Тут вы тоже, должно быть, знаете, почему это необходимо, когда порой даже еду купить не на что.
В общем, иногда я возвращаюсь. Новые ПЧ-шки, не поленитесь рассказать о себе, хорошо?

@темы: высокохудожественные говна, летаргия коллективного сверхразума, сами виноваты, что прочитали

13:54 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Так в несколько дней меняется всё и по нескольку раз.
Вы когда-нибудь пробовали по-настоящему жить с Богом? Чтобы его внимание проходило сквозь все твои мысли, чтобы ты ощущал его реакции. Это непросто, и я склонен полагать, что это не выбирают, к этому нельзя действительно, не иллюзорно идти. С этим нужно однажды проснуться, проклясть, полюбить, смириться.
Так вот, всё, что в нем есть связано любовью, и одна из самых важных черт - любовь к чудесам и сами чудеса. А работает это так. Человек, привлекающий к себе его внимание отвержением канонов продвижения по жизненному пути и пренебрежением к выхоженным тропам (кстати, поэтому его часто радуют атеисты), периодически неосознанно даже, но очень сильно думает, что что-то является невозможным. И тут Бог начинает хохотать безудержно: "Невозможно, да? Ну хорошо, хорошо... - прокашливается, засучивает рукава и говорит свою любимую фразу: Смотри внимательно, сейчас будет офигенный момент." Так он любит людей и чудеса, что отказать себе не может никогда и ни за что. Так что будьте осторожны. Чудеса бывают как Светлые, так и Темные.
В моей жизни было немало чудес, так что можно не сомневаться в том, что я это знаю. Это просто наблюдение, основанное на опыте.
Например эти самые последние несколько дней целиком состояли из чудес.
После того, как я открыл своему лучшему другу самые страшные тайны и получил взамен своё Имя, моя голова на два дня превратилась в сцену жизни, во внутреннюю вселенную. В моем новом имени родился наконец настоящий и целый образ меня, человека с заплаточной душой, всегда бывшего безликим и безымянным - собирательным образом. Но в этом образе, во мне, меняется только возраст. Нашлось, кстати, по случаю быстро восхитительно точное отображение одного из возрастов. (Ага, по случаю, конечно.)


Наконец-то во мне появилось то, что язык не поворачивается назвать местоимением "он". Это "я" и никак иначе.
Но вторая часть имени была мне дана задолго до этого. Это Зверь, это Бесчеловеческое. Разумеется никаких имён я вам не называю, простите мне мнительность, но имя - это Ключ к сути, таким не раскидываются.
И охотник начал охоту за проснувшимся зверем. Он выследил его, догнал и победил, но не убил. В звере охотник нашел свой тотем, а зверь в охотнике нашел любимого хозяина, за которого он может отдать и жизнь.

Словно случайно следом я получаю ошеломительную новость. Тот человек, имени которого я не знал, чей голос я слышал только через статические шумы в телефонной трубке, через тысячи километров. Мой лучший друг, которого я никогда не видел, и чьим единственным другом являюсь я, живущий на обратной от меня стороне земного шара, решает прилететь сюда ради одной встречи. Я совершу жуткое признание, ибо после встречи получил всё таки разрешение говорить о нем самом, что посчитаю нужным. Я никогда не сочинял от начала до конца ни одну историю о Клаусе. Виктор Сэнтжил просто звонил мне и начинал без приветствий и предупреждения рассказывать мне сказки. Моё дело было в том, чтобы бросить всё и сразу же писать их в литературных формах. Я лишь Первый Слушатель и Писатель этого прекрасного Сказочника.
Во время нашей встречи он рассказал мне всё остальное, что касается книги, что касается Рейнхарда, Пьера, Мортимера и Клауса Одда. Теперь завершение её - лишь вопрос времени и моего безрассудства. Он попросил издать книгу под моим именем, а его оставить одной ногой внутри истории, а другой - на титульных листах и обложке, как и положено Сказочнику. И продиктовал мне послание всем, кто возьмет книгу в руки. Предисловие от Сказочника.

После такого вы в праве отвернуться от меня, как от обманщика, но я не мог сказать этого раньше. Понимаете, Виктор Сэнтжил - не тот человек, которому нужна огласка. Я и сейчас могу только назвать его имя, сообщить, что это его сказки, сказать, что он никогда не записывает сказки, а только рассказывает, что живет он где-то в Америке жизнью затворника и "городского сумасшедшего", но больше ничего. И я могу это только потому, что смог ему объяснить, насколько важно зримое присутствие в сказке Сказочника. Думаю он рассказал мне всё это, чтобы на время скрыться ещё лучше, спрятаться дальше и даже мне своему единственному другу и слушателю, не являться в телефонных разговорах голосом из шорохов и шума.

Вот слова Виктора всем вам.


ПРОШУ, ПОГОВОРИ СО МНОЙ СНАЧАЛА...

Да, прошу, не перелистывай. Поговори со мной. Нет, не надо никуда идти, не ищи меня - я за тысячи сказок от тебя и боюсь, что ты можешь заблудиться в них. Поговорим прямо здесь и сейчас. Не бойся, это не займет больше двух-трех страниц твоего времени и внимания. Всего парочку нюансов нам надо немедленно разъяснить, прежде чем ты начнешь читать эту сказку.
Сказку... Видишь ли, это сказка не для всех детей - иногда мне кажется, что все они уже написаны, и мне просто нечего к ним добавить. Но так уж вышло, что я родился, чтобы стать Сказочником. И что же мне оставалось делать?.. Я решил, что напишу сказку, подобных которой крайне мало, одну из тех, которые чаще всего обходят вниманием. Это сказка для самых отважных детей, которым не раз приходилось бывать взрослыми, а порой приходилось даже старыми. Это сказка для Сказочников. Для людей, внутри которых живут Духи историй из всех миров. А вот вы знаете, что все духи - вечные дети? Все ангелы, демоны, все ифриты, сильфы и кетеры - всех их не перечислишь - они все дети. Даже Бог, кем бы он для вас ни был.
И тут я вам хочу сообщить пугающую бытийную подробность. По мировым меркам я узнал это почти что вчера и, понятное дело, поражен такой вестью, так что позвольте заранее извиниться - возможно это вас так же шокирует...
Мы все смертны и рано или поздно с каким-нибудь да Богом встретимся лично. И когда вы немного привыкнете к сиянию, которое волнами, беспрестанно меняющими и настраивающими мир, исходит от него, он обязательно попросит вас рассказать ему 42 истории вашей жизни. Не хочу вас пугать - все справляются, даже если очень не хотят, но и простым делом это не назовешь никак.
Ну вот, теперь вы осведомлены, и я хочу попросить с вас два обещания.
Во-первых, пообещайте мне, что если после первого знакомства с моими любимыми детьми, с лучшими Духами, каких я знаю, вы не ощутите себя тем, для кого написана эта сказка; если в вас самих не проснется ребенок, и желание сказки проиграет чему-то, что в гораздо большей мере присуще вам; то вы закроете эту книгу и подарите ближнему своему.
Во-вторых, вы не станете рассказывать эту историю богу ни при каких обстоятельствах. Это просьба личного характера. Я хочу лично рассказать ему её однажды.
Да, мы едва с вами знакомы, но я уже требую с вас обещания. Конечно наглость, но вы вот когда-нибудь общались с Духами? А я с ними разговариваю больше и чаще, чем с людьми - это навязывает слегка чудаковатые для людей манеры ведения бесед, вы уж простите.
И, если уж на то пошло, я в свою очередь, проходя боевое крещение под вашим взглядом, даю вам клятву Сказочника. Я, Виктор Сэнтжил, обещаю тебе, дитя, что не искушу и не куплю ни капельки твоего внимания ни единым своим словом. Каждое моё слово станет тебе даром или заслужит смерти и забвения.
Думаете, это мало? Кажется не слишком честным? Тогда расскажу ещё один секрет. Дар слова Сказочника, при условии, что мы не ошиблись друг в друге и выполним все эти обещания, научит вас видеть сказку за пределами страниц книги.

Ну и немного о посвящении: Я посвящаю эту сказку лучшим для меня и неё Пишущим Рукам и Самому Чуткому Слуху - Генриху Шпеттеру, Первому Слушателю. Я посвящаю её также Самому Ясному Взору и Самому Отважному Сердцу - Алексею Смирнову, Первому Читателю.

Теперь всё по-честному, и мы можем приступать... Я расскажу вам обо всём, что уже было, и обо всём, что ещё будет, но началась эта сказка именно так, здесь и сейчас...

@темы: сами виноваты, что прочитали, летаргия коллективного сверхразума, высокохудожественные говна

00:14 

Кокон

all of us have a place in history. mine is clouds.
Красивое слово - "кокон".

Возвращаться из мертвых - это уже входит в привычку. Только невозможно привыкнуть к мучительному процессу.

@темы: сами виноваты, что прочитали

16:32 

История о том, чего не может произойти.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Это история о том, чего произойти не может.
Она пришла в мою голову так внезапно, прямо сегодняшним утром, как снег на голову. В буквальном смысле, надо отметить, она пришла с первыми хлопьями снега, легшими на мою голову.

Один молодой человек живет смешную жизнь. Для него в порядке вещей опасливо обследовать все углы своего жилища по утрам и вечерам со знанием, что в одном из них есть нечто, чего вчера не было; он знает, что все его действия, на что бы они ни были направлены, ведут к неожиданностям, даже самые продуманные; он видит вещи, которые многие не видели и за все прожитые в этом (и любом вообще) мире жизни. А все потому, что случайности вьются вокруг него, как вьются вокруг каждого, с одной лишь разницей: он их не гонит от себя. Даже сейчас, после этой истории о том, чего произойти не может, он сидит и радуется красоте стечения обстоятельств, смеется, как малое дитя.
Его не радует ничего, кроме этих случайностей и их последствий. Его не радуют люди, его не радуют всевозможные развлечения, его не радует современное искусство, его не радует наука и тем более его институт с этой нелепой специальностью.
Как и любой молодой человек его возраста, он должен был бы защищать свою родину. Но молодой человек всеми силами старался защититься от своей родины и от её защиты. Ещё в школе, большую часть своего заслуженного летнего отдыха он проводил в тесных коридорах призывного пункта, чтобы обеспечить свое дальнейшее обучение нелюбимым наукам, но это давало мало результатов из-за все тех же случайностей и стечений обстоятельств. Однако, он все таки отвоевал свою свободу на некоторое время. Родина его славилась тем, что не любила сдаваться, и оставила за собой право на реванш.
Реванш случился совсем недавно, тройку месяцев назад. И все эти три месяца молодой человек со смешной жизнью бился не на жизнь а насмерть. Он проломил лбом все необходимые двери своего института и получил львиную долю всех бумажек. Этого не хватило для победы. Он затретировал всех доступных ему врачей и получил несколько справок, каждая из которых была на вес золота, не потратив ни копейки. От бумажек лениво отмахнулись, а затем контратаковали залпом из тяжелой артиллерии: нужна справка об аккредитации его факультета. Юноша было подумал, что это отчаянный ход умирающего противника, последняя подлость, он легко достанет эту последнюю фатальную бумажку.
Случайности ведь на то и случайности, чтобы сходиться красиво, а о результатах они не беспокоятся. Потому-то их и боятся. А молодой человек со смешной жизнью не боялся. И вот, какой красивый узор стечения обстоятельств он теперь видит перед собой.
Последние сроки его отсрочки оканчиваются уже на этой неделе а любое промедление - это серьезное преступление, за которое придется отвечать по всей строгости закона. А ведь ещё на позапрошлой неделе он договорился о том, что фатальную бумажку сделают и отправят почтой его противнику, вынудят супостата капитулировать. В жизни вот-вот должен был воцариться мир, но следом за заявлением юноши пришел приказ от самого главного человека всего злокозненного института: аккредитации у факультета нет до тех пор, пока старшие его ученики не получат свои дипломы. И вот чистенькая, нарядная бумажка, ждущая своего отправления в долгий путь, отправляется в самый короткий и последний - в мусорное ведро. Она больше не существует. Даже если её повесить на самое видное место, её никто не увидит. "Какая злая случайность, ведь все, кто пришел до меня, и все первокурсники, которые придут после, получат эту бумажку." - подумал молодой человек со смешной жизнью, краем в панике бегающего глаза заметив, что случайности к нему по одиночке не приходят, но чуть не ослеп от таких мыслей и постарался хоть что-нибудь сделать. В следующие часы дали о себе знать все прочие злые случайности: в его профессии нельзя иметь те болезни, которые ему смогут сфабриковать; глава его факультета не может ничего сделать и говорит, что послужить годик и вернуться - это ничего страшного, переживать не за что; самый главный человек злокозненного института способен принять юношу только за день до выхода всех сроков, но и в этот день он это не сделает, т.к. уезжает в деловые странствия; единственный человек, которому не всё равно в этом злокозненном институте, на грани того, чтобы самому потерять свое положение; отец молодого человека, будучи старым воякой в отставке, не в состоянии помочь хоть чем-нибудь и даже не знает больше каких бы то ни было решений; брат юноши, будучи врачом пока только в ординатуре и весьма специфической направленности, даже если бы мог помочь, то не стал бы этого делать во благо будущему; нет и никогда не было у семьи юноши со смешной жизнью тех несметных богатств, что нужны для простого решения проблем, негласно дозволенного в уродливой стране. Последним росчерком пера, сковывающим получившееся стечение обстоятельств морозом стала подпись молодого человека со смешной жизнью под документом, входившим в перечень листов договора об обучении, в котором ясно написано, что у факультета аккредитации нет, и все это знают. Шах. Занавес.
Такого действительно просто не бывает, и обстоятельства стеклись и замерзли с невыносимой, неповторимой красотой.

На самом деле, эта история не о том, чего не может произойти. Она о молодом человеке со смешной жизнью, с которым это происходит.
Обо мне. И я, кажется, могу отправиться в армию уже в конце этой недели.

@темы: сами виноваты, что прочитали

15:33 

This is Helloweeeeeeeeeeen!

all of us have a place in history. mine is clouds.
15:06 

Острый апокалипсоз на фоне хронического постапокалипсоза.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Два часа сна, унижения и оскорбления на занятиях, отсутствие результата от прилагаемых усилий, возлагаемые на что-либо или кого-либо надежды гниют и пахнут. Острый апокалипсоз внутренней разрушительной направленности на фоне хронического постапокалипсоза со всеми возможными в таком случае эффектами и направленностями. Внешне - признаки астенического расстройства.
Желание сделать как можно больше для любого, способного дарить тепло и понимание. Вы только обращайтесь, я отчаялся достаточно, чтобы платить не аналогом, а эквивалентом. Хотя я и тут попутал, уже и этого не хочется.

Подходит парень с явными генетическими нарушениями. "Что стоишь одна, скучаешь?" Я не промолвил ни слова, чтобы его не расстраивать, юродивого, просто одел наушники и ушел. Ещё немного, и я откажу себе во всем, разочаруюсь в ненависти, достигну сатори и стану хиккимори-буддой.

@темы: сами виноваты, что прочитали

11:07 

Без Жестокости, Но С Сожалением.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я боюсь, что от меня пахнет так же, как от всех здесь. Ведь я вовсе не член их стаи. Поэтому я мало ем, и морской бриз таки свалил меня с ног. Как назло это вызвало расхожие отклики в местной публике.

Отец приходит 5 раз в день в нашу с ним общую комнату, в шутку грозится кулаком, шутя, называет меня каким-нибудь словом, отображающим отсутствие во мне интеллекта (на неизменный вопрос «А что, собственно, я сделал не так?» он гикает, словно подсказывая, в каком месте его «шутки» на до было смеяться) и чисто шуточно приказывает мне что-нибудь предпринять против болезни. Я смеюсь или, насмехаясь то ли над собой, то ли над ним, то ли над всей этой горестной ситуацией, гикаю его глумливым эхом. Ведь он сразу же поехал и купил все лекарства. Эта миниатюра – прекрасная модель для всей величины абсурда наших с ним отношений.

Бабушка ходит, согнувшись прямым углом в поясе, опирается на страшного вида «палку» и печется обо мне, как о маленьком в силу своих малых и весьма малых возможностей. Она даже пару раз поднялась сюда, на второй этаж, после чего уже мне пришлось в шутку её отчитывать. Постоянно уверяю её, что я сыт и чувствую себя лучше, чем Ленин, который всегда-превсегда жив. Ни разу не видел, чтобы она спала, ела или вообще занималась своими потребностями. Она напоминает безнадежно поломанного робота, который цепляется за свои функции, как за последнее, что дает ему ещё существовать. Я не с жестокостью, я с сожалением.

Почему «как назло»? Потому что меня задевает то, что меня игнорируют, и в то же время я в ужасе от того, что обо мне заботятся. А ведь я и не капризный. От своей матери я бы принял куда большую опеку с великим удовольствием и ни капли бы не обиделся, если б она пропадала на работе или свалила веселиться с подругами к кому-нибудь из них на дачу, предоставив мне тем самым несколько дней раздумий в одиночестве, тишине и спокойствии (странно, но некоторые считают, что вот такие вот раздумья – это нечто само по себе ужасное и чуть ли не постыдное, как срамная болезнь или сексуальное извращение, хотя я и здесь не вижу, чего бы стыдиться, что, согласен, странно). «Как назло» это дает мне понять, что я просто не люблю всех этих людей, они – не моя стая. Я не с жестокостью, я с сожалением.

Наверное, поэтому отец изредка позволяет себе раздражаться из-за меня, потому, что что бы он мне ни давал из того, что у него есть, я ничего не приемлю до конца. Наверное, я не прав. И пусть он всегда будет бесконечно далек от понимания, что мне нужно в принципе куда меньше, но при этом непосильно больше, чем он сможет предложить, а состарившись, ему, как сейчас дедушке, станет абсолютно на все плевать, кроме маленьких радостей жизни вроде пьянства, рыбалки, охоты и бани. И пусть, что моя к нему любовь всегда будет более всего походить на атавизм и причинять болезнь и неудобства нам обоим, главное, что хоть какая-то она есть и, дай боже(!), ему этого будет достаточно, ибо я в свою очередь обещаю это терпеть. И не с жестокостью, а с сожалением.

Честно говоря, я и не об этом вовсе хотел написать. Просто, подводя итоги этой поездки и лета в целом, обнаружил, что в этом месте слог уж больно хорошо складывается. В итогах я могу казать только то, что здесь прожил Книгу. Я всегда рад был с вами поделиться всем, что имею на этом фронте, в основном это была музыка, даже самая сокровенная для меня, близкая сердцу, дающая непозволительно много информации обо мне, делающая меня уязвимым, обезоруживающая перед вашим взором. Здесь стоило бы сказать, что умеющий слушать да услышит, но я верю и всегда верил в вас, люди. Однако, Книгу я намерен держать в секрете по мере моих сил, ибо это СЛИШКОМ. Я не знаю, кто этот автор, кто этот человек такой, но он знает меня с рождения и живет в моей голове и моей головой. Он описал мою мечту и разрушил мой мир, наверное, чтобы смог собрать из него свою мечту. Не знаю, кто «смог собрать», но я привык брать на себя непосильные задачи и не справляться с ними. На ум приходит только одно создание, и даже слегка постыдно по нему скучается. Наконец-то без жестокости с чьей-либо стороны, а с одним только сожалением.

Я прожил Книгу, и мне нравятся обломки моего мира, я вдруг понял, что предсказуемо каждый раз рвался его собирать заново, а теперь вдруг не вижу в этом особого смысла. Я прожил её, но не пережил, для этого мне придется умереть или «уйти совсем». И даже тогда не получится.
Но не так уж критично. Не умею я, в конце концов, хранить свои секреты (а чужие храню только потому, что забываю их)… Куда бы вы потом от меня ни делись. Я решаю только на сейчас, а не на потом. Своей стае. Тем людям, которым могу и подарить и душу. Вместе с новым именем, пожалуй. А всем, кого стороной обойдет, могу сказать только, что это я без жестокости, только с сожалением.

От восторга путаются мысли.

Я прожил Книгу, а у бабушки ноги почернели. Не зря я сюда приехал.
И ни в чем, что случилось этим летом, нет ни толики жестокости, всё только пронизано насквозь и не единожды моим сожалением.

@темы: сами виноваты, что прочитали

14:54 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Вчера я в перерыве между занятиями сидел в сквере на лавочке и смотрел на небо сквозь листья деревьев. Потом солнце исхитрилось ужалить меня прямо в зрачок, и я обратил внимание на землю. По земле ползло нечто. Сначала я никак не мог признать в этом ничего знакомого, никогда не видел ничего подобного. Но чуть позже я заметил на массивном мохнатом зелёном тельце, увлекаемое вперёд тремя парами изогнутых лапок, что-то похожее на голову. Зрительно её невозможно было отделить от туловища, но оно более всего напоминало мордочку совы. На спинной стороне брюшка я заметил складки, влачащиеся по земле чуть позади лапок. совсем крохотные, я, уже догадавшись, что передо мной крайне симпатичный мотылек, по началу подумал, что он ранен. Ему безумно понравились мои ботинки, куда бы я ни отошел он направлялся ровно к ним. Таким образом я отвел его в тень своей скамейки. Он взобрался на теневую сторону её ножки и стал ждать. Мне стало очень интересно, чего же он так ждет, совсем не шевелясь. иногда только перебирая лапками, чтобы удержаться на ветру. Со временем я стал замечать в нем некоторые изменения: Складки на его спине постепенно наливались жизнью и раскрывались в гигантский зелёный аэроплан, расписанный изысканнейшим узором. Меня осенило: я видел первые минуты его жизни после того, как он вышел из куколки...

Всю ночь я не спал. Меня снова преследовало прошлое, но я чувствовал, что оно вроде бы как... окуклилось. К утру мой разум уже не сдерживала никакая оболочка, я чувствовал себя свободным и уснул под монолитный шум дыхания мира, в исполнении моих любимых композиторов. Моё прошлое станет моим аэропланом со своим неповторимым и прекрасным узором...




"Ты можешь обрести своё собственное видение, расцвести и взлететь к горизонту!"

Да, Мастер, я могу.

@темы: сами виноваты, что прочитали

17:29 

This is the strangest life I've ever know...

all of us have a place in history. mine is clouds.
я мечтаю жить на скалистом берегу, в своём домике с гаражом. в котором никогда не будет машины. чтобы не было жары или мороза, только холод и тепло. ездить с фотоаппаратом в местные леса в особо солнечно-пыльные часы, прохаживаться по площадям в поисках случайных людей. с которыми смогу посидеть в баре до ночи. это мои выходные, а по будням я много работаю и мало сплю. до 5-и - 7-и я на работе, я либо владелец маленького книжного магазина. либо всё таки стоматолог. вечером я прихожу домой и, идя по дороге до гаража, спускаясь в прохладу и сырость его подвального помещения думаю о музыке. включаю свет и вижу свою черную Ибанез по прозвищу Элла, акустику Фитца от Мартина, сегодня может прийти товарищ с цифровым пианино. либо виолончелью и скрипкой. В прочем, не надо. иначе всё перельётся в попойку. У меня другие планы на первые часы ночи. Я включаю компьютер и гитарный процессор и ваяю пока не пойму, что пора остановиться. я иду в комнату с большой кроватью, смотрю на часы. наливаю себе стаканчик виски с колой, бросаю три кубика льда, зажигаю самокрутку и сладость разливается по телу. я сажусь за печатную машинку. пишу я только до тех пор. пока не опустеет второй стакан. Но этого достаточно всегда. Сон приходит, как дурман от последней затяжки, я чувствую. что если не лягу, я вырублюсь, но так и должно быть, я долго работал. чтобы добиться такого состояния. поэтому я не сопротивляюсь.


Это просто копипаст после погружения в медитативный транс, ничего не отредактировано. ничего даже дважды не прочитано.
запись создана: 21.01.2011 в 23:13

@темы: сами виноваты, что прочитали

05:40 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я заснул в 2 часа дня.
И проснулся в 4:15, чтобы начать вам писать.

И мне приснился День. Ясный, светлый день нашего будущего, где все мы в своем роде прекрасны.
Даш, ты во главе журнала мод. Иногда пишешь и о нас, смертных, и тайком улыбаешься странной такой улыбкой, натыкаясь в своей статье на знакомое лицо, ведь это совершенно случайно, ты и не подозревала.
Сестренка подписывает детям книги коротким и понятным немногим "Мыш". Великая, но к детям такая близкая.
У Кости в руках пол-мира, но он все ещё выбирает себе новую игрушку на приставку и никак не может выбрать из двух. Ему ж скоро на океанское побережье, надо что-то с собой брать.
Среди молодежи теперь Паланика проходят разве что в школах, все говорят, что если не читал Тони Такс, то не знаешь, где искать жизнь, а если не понял, то и в андерграунд не суйся ногой.
У Енота свой дом, в котором он прячется от всего, что приносят открытия в науке, и ждет то, что эти открытия должны принести на самом деле. Тем более, что теперь у неё комната завалена холстами с незавершенными картинами, когда-нибудь она все доделает. Собака рвется растерзать жалких репортеров у двери, но хозяйка останавливает.
Цахес то тут, то там делает новые записи с молодыми музыкантами, помогает им выйти выше и сделать больше. Но не в ущерб своей семье она этим занимается. У неё, кстати, тоже собака. Большая и дружелюбная, играет с маленькой девочкой с очень мягкими кудряшками, будто сотканными из шелка.
Жуся раздет подзатыльники сценаристам и издевается над молодежью на кастингах, периодически демонстративно вздыхая что-то вроде: "Депп, на кого ты нас покинул!" - и украдкой посмеиваясь над своей же шуткой. Потом носится и почему-то ищет меня, ибо все записи к саундтреку её не устраивают.
О некоторых я воздержусь писать, других не было в моем сне, но я знал, почему, и знал, что это и есть хорошо.

О себе я ничего не знаю, я проснулся в своей комнате с четким знанием, что за следующий день я должен найти вас всех, чтобы просто посмотреть. И не выдать себя, чтобы не останавливаться. времени мало. Потому что этот ясный и светлый день был последним днем нашего Мира. Последнее в моем сне - я отправился в какое-то определенное место, в центре города, похожего на Нью-Йорк. На небе появилась точка и за ней потянулся шлейф. Она летела вниз и в последнее мгновение стала неимоверно большой, а я стоял под ней и улыбался.

Я не планировал спать больше 2х-3х часов.

@темы: сами виноваты, что прочитали

11:04 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я приехал в Москву, и мои ощущения смешались как обычно в неприличного вида клубок противоречий, однако ж малорастворимым осадком выпала какая-то печаль. Она связана с тем, что мой коварный план по продаже никому не нужного сноуборда и покупке нужной, охуенно нужной гитары с не менее нужным усилителем развалился у самого основания. я не успел об этом заговорить, как мне сообщили, что у местных представителей нашей семьи долги в размере более чем пары десятков р. Так что даже, если продать таки эту "ласту", покроет она только половину, ну может чуточку больше. Ну а куда деваться, не могу же я её похитить, да и маме не помочь не могу. А ведь был покупатель в Иваново. Ладно, хрен с ним. Я не об этом.

Парочка фраз, которые можно услышать только дома у психиатра, пришедшего с ночной смены:
"Блять, там такой дурдом!"
"У нас есть пациент, он алкоголик и совершееееенно ебнутый! А есть мальчик, шизофреник, но он ничего, нормальный..."
Кстати, про эту историю, она забавная: "Идут по коридору совершенно ебнутый алкоголик, и навстречу ему - нормальный мальчик-шизофреник с пачкой сигарет в руках. Алкоголик спрашивает: "Дашь позвонить?" Мальчик слегка охуевши, но всё же без сомнений и колебаний даёт алкоголику пачку сигарет, тот прикладывает её к уху. Мальчик: "Ну что, гудки идут?" Алкоголик качает головой - не слышит ничего. На что мальчик невозмутимо: "Значит линия занята." Забирает пачку сигарет и уходит дальше по коридору, хихикая и крутя пальцем у виска."
Дело в том, что как только одни пациенты выходят из психоза, а другие в него впадают, первые сразу забывают, что день назад были абсолютно такими же, как вторые, и начинают над ними, бедолагами, стебаться.)

А ещё вот:


Так и хочется крикнуть: "Дорогая, я морж!" Но тут у меня брат, и я его боюсь.
Это кабарги, они живут в Сибири, Непале и вообще везде, но в малых количествах, и хрен ты, мой читатель, как и я, их вообще в жизни увидишь. А да, я забыл сказать, что они на самом деле некогда были включены семейство оленей (теперь с ними вообще никто не знает, что делать) и едят траву, но вот родственники у них быть должны, при чем похожие, а их не нашли. А тем временем курицы теряют кровь.
Но это шутка.

@темы: сами виноваты, что прочитали

01:02 

В ущерб сну.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Пепельница - голубое трогательное сердце - ощетинилась на меня недотушенными сигаретами. Бокал с вином на самом только дне исходится запущенным в него облачком дыма, принимающим чудаковатые, почти разумные формы, навеянные моим воображением, моим миром, слившимся с каждым кубометром пространства этой комнаты. Там я вижу змей, с любопытством всматривающихся в мои глаза, во избежание гипнотического транса трансформирующихся в вольных драконов, в облики Ветра, Луны и Отчаяния. Там, в бокале, мои сказки, такие незамысловатые и чудаковатые, как нескладные, нерадивые, молодые оборотни, только что обнаружившие, что с ними что-то не так: "Куда делась шерсть, клыки и всё прочее? Куда мне идти теперь? Нет, дудки! Я не могу жить среди людей!" Но потом они тоже смотрят мне в глаза и успокаиваются, зная, что произойдёт дальше. Я улыбаюсь им и выпиваю до дна, втягивая в себя весь дым.

Только бы письма шли.

@темы: сами виноваты, что прочитали

18:54 

Последний штрих.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Привет всем. Гитары тоже не будет. Удачи мне. Пойду за бухлом.

@темы: сами виноваты, что прочитали

18:47 

Гехенна.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Мне надело ворочать горы, чтобы получить призрачный шанс поймать дым голыми руками
.


Давайте, кто-нибудь начнёт хоть что-нибудь делать если не для меня, то хотя бы вместе со мной?
Что? Нет? Но... я же болен, я больше не могу поднять ни камня... Всё равно нет? Тогда заприте меня в диспансер. Что? Для этой болезни нет диспансера? Тогда хотя бы постройте его, чтобы больше никогда меня не видеть, хотя бы одну стену, я не смогу через неё перелезть, я гарантирую. И что? Снова нет? Тогда я ослепну и буду бродить, куда глаза глядят... Вдруг... кто-нибудь дотронется...
Хотя я всё равно не убегу только из благодарности и вежливости. Пока они есть...

@темы: сами виноваты, что прочитали

12:00 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Я просто должен был родиться в Тибете и стать новым Пророком, который бы объяснил яйцеголовым мудрецам, что их стремление к отсечению всех путей обратно в Мир из этой их Нирваны - это бегство, блядство и больное детство. Что к Всепоглощающему Спокойствию нужно раз за разом добавлять разноцветные ядовитые капельки... Капля Любви - Созерцание - Очищение. Капля Страха - Созерцание - Очищение. Капля Ненависти - Созерцание - Очищение. И так далее...
Целая Вселенная спокойствия приходит в неистовство из-за маленькой капельки! Я бы заставил их понять.
А потом я бы ушёл так далеко в себя, что почувствовал, какие бурные потоки Любви, Страха, Гнева, Ненависти, Счастья, Тоски и всего прочего вливаются в того другого меня, который живёт где-то в Москве, разговаривает с каким-то другим богом и становится живой Элементарной Теорией Всего На Свете.
Просто моё разваливающееся сознание проснулось сегодня здесь, в разваливающемся теле, на разваливающейся кровати, в разваливающейся квартире номер ХХ, разваливающегося дома номер ХХ. И ему почудилось, что где-то в Тибете умер мальчик, очень похожий на меня.

@темы: сами виноваты, что прочитали

16:52 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Ваша "свобода" с металлическим привкусом дула револьвера. Как она уже заебала.

@темы: сами виноваты, что прочитали

20:51 

Кто-то точит ложки в углу.

all of us have a place in history. mine is clouds.
Каждый раз, когда мне больно, я боюсь только того, что это последний раз, когда мне так больно.

@темы: сами виноваты, что прочитали

14:17 

all of us have a place in history. mine is clouds.
Последняя вчерашняя мысль перед тем, как вырубиться: "На рентгене была моя левая, а не правая рука! НЕ ТА РУКА!"

@темы: сами виноваты, что прочитали

Life In The Very Odd House

главная