Комментарии
2014-06-28 в 21:28 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Ночь длинна; и тем она кажется длиннее, чем сильнее Чунмён сам себя запутывает в её тенетах, туго оплетающих даже не руки или ноги - сердце, которое всё больше устаёт биться, помогая вставать по утрам, делать свою работу и мысленно разбивать себя на части, чтобы заново собирать - стараясь пропускать целые куски, ведь так - иллюзорно легче.

Во сне он тоже не может представлять, что всё это происходит не с ним; бесконечно прокручиваемый один и тот же фильм - мозаика, собранная из самых страшных моментов его жизни, что раз за разом давали поводы ощутить бессилие - противное, надрывное, на последнем дыхании. Хотел бы он чувствовать себя хотя бы вполовину таким бесстрашным, каким пытается казаться, да не получается. Ошибка ложится на ошибку, самоуважение растоптано, а самонаказание будет длиться до момента последнего вздоха, который не так уж и далёк.

Чунмён твёрдо для себя решает, что вся эта кутерьма с Избранным ему побоку; когда все мосты сожжены, даже благополучие целого мира для него неважно, только Сехун, ведь если и идти теперь, то до самого конца.

Ночь длинна и темна; сколько всего в ней скрыто? Сегодняшний одержимый был очень ловким, а Чунмён пошёл на "охоту" один. От рукопашной - присохшая кровь на губе и прихрамывающая нога. От неудавшегося на него воздействия - пульсирующие татуировки, подкатывающая к горлу тошнота и периодически накатывающая перед глазами темнота. Он может думать только о том, чтобы завалиться в кровать прямо в грязной одежде, но незапертая дверь путает его мысли, и не только - в секунду провоцирует упавшее к ногам сердце.

Чунмён не понимает пока, что произошло, но отзвуки паники в его теле - как раскаты приближающегося грома.

Защита вокруг их жилища не тронута, но почему так неспокойно?

Первое, что бросается в глаза - отсутствующее на стене фото.

Второе - много хуже.

Несколько капель крови - её Чунмён не перепутает ни с чем другим никогда, - что дорожкой тянутся до порога из ванной комнаты. Сердце действует наперегонки с разумом; боль в ноге не мешает мгновенно оказаться у раскрытых дверей; затапливающий всё естество до самых краёв ледяной ужас, изморозью покрывающий обнажившиеся нервы, примораживает к полу.


Осколки зеркала и рамки покрыты тёмным; порванная бумага - судорожный вздох. Чунмёну не нужно подтверждений; он знает, чья это кровь, он чувствует её запах, от которого его собственная стынет в жилах. Пряди волос в раковине - последний штрих, после которого хочется взвыть раненным зверем, так по-глупому молотя стену кулаком. Он оседает на колени, прямиком в осколки, не глядя на содранные костяшки, но чувствуя, как рука немеет. Мысли несутся вскачь, как табун диких лошадей, но одна, громогласная, пылающая, перебивает их всех.

Не уберёг, неужели не уберёг?

В глазах снова мутнеет, но по иной причине; проблеск здравого смысла приказывает взять в руки мобильник, но в ответ - ожесточающе равнодушные слова о том, что телефон абонента не отвечает. Хочется разбить телефон о стену, но нужно держать себя в руках, хоть и трясёт - так, как трясло в детстве, когда он за раз потерял двух самых дорогих для себя людей.

Он не может, просто не может потерять ещё и Сехуна!

2014-06-28 в 21:37 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Исин дожидается тихого размеренного дыхания и только тогда осторожно поднимается с постели, на которой наконец-то заснул Сехун. Луна заглядывает в открытое окно желтым сырным огрызком, лукавая, заставляя ребенка зарыться носиком в подушку, чтобы спрятаться от ее неверного света. Син улыбается невольно и поправляет коротко остриженные прядки, стараясь не разбудить. У него глухо ноет где-то внутри - пережиток чужой боли, но это все ерунда по сравнению с тем, через что сейчас должен проходить Сухо...

- Прости, малыш... - тихо вздыхает Син, поднимая со стула свой мобильный и бесшумно покидая спальню.

Сехун не знает, о чем просит. Сухо должен узнать, что с его драгоценным братишкой все в порядке.

Исин зажигает в кухне свет и тут же включает кофеварку. И только когда нутро согревает вторая по счету кружка горько-сладкого, убийственно черного кофе, он набирает знакомый номер.

- Только не психуй, - бросает отрывисто, пропуская приветствие. - Он у меня.

2014-06-28 в 21:48 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Когда мобильник взрывается тревожной трелью, Сухо как током долбит, все 220. Он дёргается, но на дисплее имя не Сехуна, что вновь заставляет откинуться назад, ударяясь головой о стену. Колени кровоточат, а сердце танцует дикий танец; Сухо истово молится - как никогда не молился, давно уже утратив веру, - о том, чтобы Исин успокоил его.

И младшему удаётся это на все сто процентов.

Он у меня.

Ни одни услышанные им за всю жизнь слова не дарили такой радости; слёзы льются по щекам уже безо всяких попыток их обуздать. Он хрипло дышит в трубку, не зная, что и сказать. Но тревога никуда не девается. Что с Се, в каком он состоянии, как он оказался у Исина? Десяток вопросов, что разъярёнными пчёлами жалит горло изнутри.

Сухо понимает, что затянул с ответом, когда осознаёт, что Исин встревожённо зовёт его.

- Я... - он закашливается, - я сейчас приеду.

И сбрасывает, поднимаясь и подхватывая выроненные ранее ключи от своего шевро.

2014-06-28 в 22:03 


URL
2014-06-28 в 22:12 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Сухо, разумеется, срывается к нему, не дослушав объяснений. Исин так и думал, потому и не распылялся особо. Надо будет только перехватить старшего на пороге, не дав ему своими криками разбудить спящего младшего...

Все, что произошло сегодня с Се, - его личное дело. Только его. И никто, в том числе и его старший брат, не в праве вмешиваться в это.

Ведь Сехун - уже не ребенок...

Син допивает кофе одним большим глотком, обжигая язык. Решение принято - он ничего не расскажет Сухо. Это не его тайна, в конце-то концов, так что не ему и делиться ею.


К появлению нервного гостя Исин успевает заварить жасминового чая, потому что не стоит Сухо в таком состоянии еще и кофе кружками хлестать. Правда, на одну долю секунды задумчивый взгляд Сина все-таки обращается к кухонному шкафчику, где у него хранится пара бутылок "Джека"... Но потом виски приравнивается по своему убийственному эффекту к кофе и вычеркивается из меню.

Когда в дверь часовни несколько раз со всей силы прилетает кулак, медиум с тяжелым вздохом отодвигает изящный чайничек и неторопливо идет открывать.

Это будет непростой разговор....

2014-06-28 в 22:24 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Удача хоть в мелочах, но не покидает Чунмёна; ему невероятно везёт, что по дороге к часовне ему удаётся никуда не врезаться и не убиться вместе с машиной, хотя, казалось бы, бешеная скорость и подкравшееся нервное расстройство очень тому способствовали.

Ругательства прожигают язык, но он упрямо молчит, прикусывая его до крови; непонятная мешанина эмоций бурлит, будто в адском котле: гнев не гнев, страх не страх - уже однородная масса, тягостно давящая на голову. Всё, что он сейчас понимает с отрезвляющей ясностью - он подвёл Сехуна.

Подвёл, несмотря на все жертвы, чертям проданную душу и желание защитить во что бы то ни стало. Выходит, правильно ему все указывали на промахи; Бэкхён, Тао... кто там ещё? Он бесполезен, потому что его никогда нет рядом, когда он нужен. Так уже было; тогда рядом оказался Чондэ, а Чунмён пожертвовал Крисом, чтобы страшное не повторилось.

Чем же ему жертвовать сейчас?

Он шипением реагирует на тело, которое сигнализирует о боли; оказывается у дверей и стучит, желая и страшась узнать о том, что же произошло.

2014-06-28 в 22:49 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Едва дверь открывается, Сухо тут же заносит ногу над порогом, но Исин оказывается быстрее - легким толчком в грудь он выпихивает старшего на улицу и аккуратно прикрывает за собой дверь.

- Не торопись, - хмурится, цепляя на лицо самое свое серьезное выражение и старательно придерживаясь менторского тона. - Я знаю, ты в бешенстве. Но пожалуйста, возьми себя в руки. Мальчик ужасно вымотался и едва смог заснуть. Я не позволю тебе войти, если ты сейчас не поклянешься мне, что не станешь его беспокоить.

Он смотрит строго, хотя убитый вид старого друга буквально разрывает сердце. Сехун порой бывает слишком жесток... Не стоило ему оставлять брата в стороне от всего этого... Ведь Сухо, очевидно, максимально близок к смерти именно тогда, когда Се рядом нет...

Старший смотрит недоверчиво, явно ни в чем клясться не собираясь. Что ж, вполне предсказуемый поворот. В обычное время Син наверняка разрешил бы ему ворваться наверх, сгрести непослушного мальчишку в охапку и прямо так, в одеяле, сонного, запихнуть в машину, сдавленно ругаясь сквозь зубы. Но не сегодня...

- Ты и правда должен меня услышать, Мённи, - вздыхает Син, осторожно касаясь напряженного плеча друга, пытаясь пробиться сквозь затопившие его разум эмоции. - Я не позволю тебе его забрать. Он не в том состоянии, чтобы возвращаться домой или выяснять с тобой отношения. И ты тоже, - он красноречиво оглядывает поросшее щетиной лицо, запавшие, нервно блестящие глаза, трясущиеся руки. - Просто... оставайся, ладно? Вы оба переночуете здесь, а завтра спокойно обо всем поговорите. Поверь мне, так будет намного лучше...

2014-06-28 в 23:00 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Слова Исина доносятся мало того, как будто издалека, так и теряют смысл, не добираясь до сознания Чунмёна. Он просто не понимает, почему его толкают назад, не давая войти, почему Исин смотрит так, будто он может навредить Сехуну, почему не даёт его увидеть - сейчас, немедленно, чтобы убедиться, что всё действительно в порядке, почему, почему, почему...

Десятки "почему", сверлящих череп.

Чунмён отшатывается от прикосновения, нервно обхватывает себя руками.

- О чём ты вообще? Что с ним? Как он? Вот, о чём я действительно должен услышать!

Губы постыдно дрожат, и Чунмён еле сдерживается, чтобы не сорваться на крик.

2014-06-28 в 23:27 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Исин терпеливо следит за еле сдерживающимся старшим и мысленно перебирает все варианты, которые могут его успокоить. Но на ум не идет ничего, что могло бы заставить Сухо перестать беспокоиться за брата.

Пожалуй, это и правда из области фантастики...

- Он в порядке, правда, - снова начинает Син, чуть повышая голос, надеясь все же привлечь его внимание. - С ним все отлично, никаких травм, крохотная царапинка на щеке, которую он сам себе нанес по рассеянности. Ну и прическа несколько чудная - тебе придется привыкнуть. Он настолько в порядке, что даже уснул, Сухо. Вот что самое главное, правда?

Исин знает, и Сухо знает тоже, о том, какие у Се проблемы со сном. Кошмары, бессонница, даже приступы лунатизма... Ребенок многое пережил - это не могло не оставить свои шрамы.

2014-06-28 в 23:37 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Крохотная царапинка на щеке? Сухо хмурится, не скрывая недоверия. Исин это серьёзно? Крови в ванной было больше, чем могло бы быть от "крохотного" пореза.

Он понятия не имеет, что всё это значит, но намерен выяснить - пусть даже немного позже, не сейчас. Сейчас самое важное - увидеть Сехуна и во всём убедиться самому. Сухо не понимает, как ему удаётся стоять на месте; даже Исин в такой ситуации не действует на него успокаивающе.

- Я хочу видеть его.

Исин протестующе открывает рот, чтобы возразить, но Сухо поднимает на него твёрдый взгляд.

- Мне кажется, за последние полчаса я пережил больше, чем за последние десять лет, Исин. Ты не можешь мне запретить увидеть его. - Внутри, запертая в темницу, разъедает организм отчаянная злость на весь долбаный блядский мир. - Я должен его увидеть, неужели ты не понимаешь?

2014-06-28 в 23:45 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Сдаться оказывается так легко. Ведь они же братья... Эта связь крепче дружбы, вернее, лучше...

Сухо нуждается в Сехуне, и тот нуждается тоже, хоть и строит из себя взрослого, избегая помощи старшего и его внимания.

- Хорошо, - выдыхает Син тихо и протягивает другу руку. - Ты будешь вести себя так тихо, как только умеешь. И не произнесешь ни единого звука, пока мы не выйдем из спальни. Идет?

Сухо не торопится соглашаться, но по-видимому, желание попасть внутрь пересиливает даже стыд за откровенную ложь ему в глаза. Син все равно берет его за руку, пусть старший и проигнорировал этот жест намеренно. Так ведь куда проще его контролировать - когда есть телесный контакт, пусть и минимальный.

Пустой зал часовни, утопающий в полумраке, за ним прикрытая дверь и деревянная лестница наверх. Сухо следует за ним молча, не поднимая взгляда от пола, что не может не тревожить, и все-таки Син чувствует, что поступает правильно.

Узкий коридор, несколько дверей и, наконец, его спальня. Темнота внутри все также неподвижна, посеребренная лунным светом, в ореоле которого спящий на постели ребенок кажется настоящим ангелочком.

Исин отступает к стене, давая старшему дорогу, больше не пытаясь помешать. Кажется, сердце Сухо не вернется на место, пока он не убедится, что с его братом все в порядке.

2014-06-29 в 00:08 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
Только тогда, когда Чунмён видит лежащего на кровати брата, значительная часть терзающей его тревоги ослабляет когтистую хватку на сердце. Значительная - но далеко не вся, потому что она как безбрежный океан, слившийся с небом, в котором он тонет, не имея никакого даже подобия плота.

Сехун здесь, всего в паре метров; шаги Чунмёна нетвёрдые, будто он вот-вот упадёт. До кровати он добирается кое-как - но бесшумно, помня слова Исина, - и опускается перед ней на колени, жадно всматриваясь в лицо младшего, хотя лунный свет кажется ему таким недостаточным... Сехун спит беспокойно, хмурит во сне брови, сжимает губы. Чунмён невесомо касается царапин на нежной коже и зажимает рот ладонью, чтобы не выпустить из себя и стона. Он не хочет думать о том, что произошло, хотя кое-какие мысли уже обретают довольно чёткие очертания; он хочет прикасаться к Сехуну, обнимать его, шептать ободряющие слова, хочет каяться...

- Прости... - неслышно, одними губами, - прости, Сехун-а, прости меня...

Но даже если Сехун его простит, сам он себя простить не сможет; это непозволительно.

Чунмён с неизбывной нежностью гладит чужое запястье, наклоняется, целуя продолговатую царапину, оставшуюся, по всей видимости, от осколка, и чувствует солёный привкус - на глазах вновь становится влажно. Он упирается лбом в подушку, на которой лежит голова Сехуна, и продолжает держать его за руку, закрывает глаза и смиренно принимает болезненные ощущения, которые теперь, когда он немного успокоился, накинулись на него с удвоенной силой.

Ему совсем не хочется двигаться; только сидеть вот так вот рядом - всю ночь.

2014-06-29 в 00:19 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Син наблюдает за ним со смесью удовлетворения - от их соединенных рук - и тревоги - от всего, что рассказал ему Сехун сегодня. Это был сумасшедший месяц, и впереди их тоже не ждет ничего хорошего.

А значит, надо наслаждаться моментами спокойствия, когда их все-таки удается поймать...

Он пересекает комнату в три шага и осторожно наклоняется к обессилевшему Сухо.

- Я разрешу тебе спать здесь, - шепчет ласково, аккуратно касаясь его опущенных плеч, - если ты переоденешься и примешь душ. Прости, но в таком состоянии, как сейчас, ты точно заразишь мальчика какой-нибудь гадостью с улицы. И простыни мне испачкаешь тоже.

Сухо не реагирует на его слова, погруженный в себя и свои невеселые думы, поэтому поднять его на ноги удается без особого сопротивления. Правда, лишь только безвольная ладошка Се выскальзывает из его руки, старший мгновенно оживает.

Взгляд его полон гнева и не сулит вмешавшемуся Сину ничего хорошего.

Но он все равно решает рискнуть.

- Ты слишком грязный, - втолковывает он снова. - Сначала переоденься и приведи себя в порядок, а потом уже хватайся за ребенка! Где твои манеры?!

Шутки Сухо не воспринимает тоже, но логика его слов до старшего все-таки доходит. А может, тут свою роль сыграла обыкновенная усталость... Как бы то ни было, Сухо все же позволяет увести себя в ванную и даже не упирается, когда сам Син и начинает его раздевать, то и делая цокая язычком при обнаружении очередной раны или ушиба.

- Ты должен поберечься, - хмурится медиум, хватаясь за пуговицу на чужих джинсах. - Хотя бы ради брата, если не ради себя. Да, я пообещал, что останусь с ним, но с тобой ему будет намного лучше... Нам всем будет лучше...

2014-06-29 в 00:35 

RedSamhain
Если бы эта дверь вела не в коридор, то вела бы еще куда-нибудь...(с) Мариам Петросян "Дом, в котором..."
В голове - мутная сумятица; сил на сопротивление не остаётся - совсем.

Сухо подчиняется рукам Исина в большей степени, чем словам. Усталость погребает под собой, и он потяжелевшими руками - будто весящими целую тонну - раздевается, после чего встаёт под душ. Глаза закрываются сами собой, но он хочет как можно скорее вернуться к брату.

Он поворачивается к Исину спиной, потому что не хочет, чтобы тот смотрел на его лицо. Он сам на него смотреть не хочет; теряет человеческий облик, от которого в нём меньше с каждым днём.

Делает всё на автомате; смывает с себя грязь этого вечера вместе со всем тягостным гнетом. Вода, что льётся под ноги, с красноватым оттенком, но он смотрит на свои колени бездумно, а боль запирает в самом тёмном и труднодоступном уголке сознания.

Это не имеет значения.

Позже, он принимает из рук младшего чистую одежду и так же молча одевается. Поднимает взгляд, без слов прося отвести его обратно.

К Сехуну.

2014-06-29 в 00:42 

Misusu*s_Dreams
Dreams feel real while we're in them (с)
Сухо выполняет все, что требуется, совершенно бездумно, едва ли вообще осознавая, что делает. Син неодобрительно качает головой, но все-таки провожает его обратно в спальню.

Чуть-чуть пододвинуть Сехуна к краю постели - и места для старшего брата вполне достаточно. Исин отгибает одеяло, приглашающе улыбаясь Сухо, и внимательно следит за лицом спящего Се, пока тот укладывается рядом.

К счастью, Сехун спит крепко, не потревоженный ни капли появлением в постели еще одного человека. И даже больше - как только Сухо аккуратно перекладывает коротко остриженную голову брата на свое плечо, на бледных губах младшего появляется слабая, но вполне различимая улыбка. Ребенок чуть ерзает, устраиваясь поудобней, обвивая талию Сухо тонкими руками, привычно закидывая на него ногу, а потом затихает окончательно, уже не мучимый ни кошмарами, ни своими тревогами.

Исин поправляет одеяло, поочередно целует в макушку сначала младшего брата, а потом притихшего старшего, и тихо выходит.

Пожалуй, когда эти двое проснутся, их разговор будет уже не таким напряженным, каким мог бы быть...

2014-06-29 в 00:45 

Пост закрыт.

URL
     

World of Sodom

главная