13:01 

socionicfics
T8-32. Есенин|Достоевский. Есенин с отрядом берут штурмом конц.лагерь, в нем находит Доста. Достоевский весь в грязи, очень худой, всего боится. Отмывать Достоевского теплой водой, успокаивать, когда тот боится гула самолетов. На фразу Достоевского: "Скажи, а война правда закончилась?" Дост до последнего не может в это поверить. Есь не размазня.

@темы: выполненные заявки, Т-8, Есенин, Достоевский

URL
Комментарии
2013-04-19 в 23:08 

Дорогой заказчик, хочу заранее извиниться, если не угодила или не совсем точно выполнила заявку. Просто когда я писала получилась именно такая картина... Также хочу извиниться, если кто-то найдёт не соответствующие действительности факты, так этот драббл был навеян совершенно случайно.

686 слов.

Тихо пели под шагами старые половицы, скрип которых не приглушался тонким, изъеденным молью и временем ковром, но это было то немногое, что защищало их от промозглой сырости осени и создавало намёк на уют в этом полуразрушенном, богом забытом месте. Идёт осень сорок четвёртого года, и Львов не приветлив в своей промозглости, как, возможно, никогда до этого. За несколько часов до рассвета они атаковали фашистский концлагерь «Цитадель», потеряв чуть больше четверти от своей дивизии. И каково же было удивление бывшего поэта, а ныне солдата, что можно встретить здесь, так далеко от дома, дорогого, но давно не присылающего весточки друга. Лейтенант Сергей Александрович Есенин, удерживая в свободной руке миску с похлёбкой, осторожно отодвигает занятой куском хлеба рукой занавешивающую койку штору. Пусть она хоть иллюзорно, но создаёт намёк на личное пространство, так необходимое дергающемуся от каждого шороха Достоевскому. Фёдор всё так же не поменял положения: сидит, обхватив себя руками, закутавшись в накинутую ему на плечи куртку, и смотрит в одну точку, изредка что-то беззвучно нашептывая. Сергей осторожно ставит горячую миску на всё ещё крепкий, придвинутый поближе к койке табурет, туда же кладёт по краюхи хлеба и осторожно, словно находится рядом с диким зверем, опускает кончики пальцев на плечо Достоевского лёгким касанием. Тот вздрагивает и вскидывает голову так резко, что Серёжа ели заставляет себя не отшатнуться и продолжить смотреть в эти немного сумасшедшие, напуганные голубые глаза мальчишки, едва дошедшего до необходимого для отправки на фронт возраста.
- Федь,- тихим, ласковым тоном, как когда-то в детстве, шепчет Есенин, ища узнавание на лице младшего друга,- Федь это я, успокойся.
Рука уже смелее ложится на плечо, но не сдавливая, а подбадривая, поддерживая. Лейтенант не переступает им самим очерченных границ и терпеливо ждёт отклика, хоть какой-то эмоции, кроме нервной, мрачной решимости бывшего военнопленного. Казалось, прошла целая вечность, пока Достоевский расслабился под чужим касанием. Его красивое лицо словно озаряется пониманием и неверием одновременно, разглаживаются появившиеся ранние морщинки, глаза приобретают осмысленное выражение. Есенин довольно улыбается и всё так же мягко, пусть и громче, говорит, вкладывая ложку в непослушные пальцы:
- Тебе надо поесть, Федь.
Тот удивлённо смотрит то на ложку, то на лейтенанта, потом переводит взгляд на похлёбку и только сейчас понимает, как же изголодался его организм по сытной тёплой еде. Его руки дрожат, а сам Достоевский ест то быстро, то медленно, словно потерявшись в двух мирах: том, концлагеревском, где такая еда может только присниться, и этом, где есть постель с чистым бельём, вкусная похлёбка, хлеб и привычный и родной старший товарищ, почти брат - Есенин. Сеня. Тот не торопит, не останавливает, просто смотрит, горько и грустно улыбаясь и раздумывая, что война заставляет всех слишком быстро взрослеть. А ещё, что неплохо бы отмыть молодого товарища в бане, как только он поест и хоть немного выспится.

Два года спустя они всё ещё во Львове. Но теперь у Есенина своя комната в общежитии, где они живут вдвоём с Достоевским. Тот не уехал домой в деревню, а, благодаря хорошему знакомому глав. врачу Горькому, проходит реабилитацию в небольшой больнице, ежедневно посещая медицинский кабинет, регулярно питаясь и выпивая травяную настойку для успокоения нервов. Сам бывший лейтенант работает в библиотеке неподалёку от дома, таскает другу новые книги, тихонько по вечерам цитирует свои и чужие стихи, дабы отвлечь Федю от мрачных мыслей. Тот слушает внимательно, не перебивая, искренне радуется, иногда критикует. В его интонациях даже проскальзывают иронические, но совсем необидные нотки.
Но иногда, промозглыми осенними вечерами, когда темнеет рано, а трамвай под окнами немилосердно шумит, на Достоевского налетает старая, словно въевшаяся под кожу дрожь, которую тот никак не может унять. Он цепляется пальцами за простую, но добротную рубашку Есенина, и шепчет, шепчет, постоянно беззвучно что-то говорит, его красивое лицо испещряется мелкими морщинами, а голубые глаза горят безумным страхом. Тогда Есенин крепко его обнимает, укачивая словно дитя в объятиях, прижимает его голову к своей груди, позволяя выплакать застаревший страх и уже привычно прислушиваясь к бормотанию друга. Тот вздрагивает от гремящего по рельсам трамвая, в такие моменты выкрикивая, вглядываясь в спокойное лицо Сергея:
- Сень, самолёты, бомбёжка! В убежище…
На что тот лишь отвечает, успокаивающе поглаживая Федю рукой по отросшим тёмно-русым волосам и шепча на ухо, перекрывая удаляющийся шум и гам улиц:
- Война закончилась, Федь,- и на тихий, словно удивлённый вздох повторяет,- всё закончилось.

URL
2013-04-20 в 17:09 

Ооо! Это именно то, что хотелось! Спасибище за исполнение, а то я уже отчаялась. И написан прочувствованно.
словно потерявшись в двух мирах: том, концлагеревском, где такая еда может только присниться, и этом, где есть постель с чистым бельём, вкусная похлёбка, хлеб и привычный и родной старший товарищ
Вот этот момент особенно понравился
:white:
заказчик

URL
2013-04-20 в 19:10 

Гость, приятно, что смогла угодить автору):goodgirl:

URL
2014-07-30 в 12:14 

Охх, автор, уважаемый, не ожидала Вас тут встретить! Читала уже ранее эту работу на Фикбуке (единственное, прошу прощения, не уверена, оставляла ли комментарий, вот чего не помню - того не помню...) и скажу, что мне безумно понравилось! Как-то оно все очень... живо, что ли? Я понимаю, что на деле никто из нас этого знать не может, но, черт побери, именно в это хочется верить! И все настолько идеально, что... я прям и не знаю даже.
(зы, и отдельная благодарность за то, что без слеша - я вас сейчас молиться готова за то, какие взаимоотношения Вы тут показали. Вот, кроме шуток, я Вас теперь просто почитаю! нуачедостжемынаэтомповернуты)

URL
2014-07-30 в 13:06 

Гость, спасибо за отзыв) Ну, молиться не обязательно, хотя я и не запрещаю) Нап-мод-он, ага хЗ

URL
     

инТИМная летопись соционических оргий

главная