Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2011-05-07 в 16:57 

847

Есть такие тесты на смелость, когда от человека много не нужно. Разве что не колебаться в своем выборе.
Достоевский печально улыбнулся своему отражению в окне, наблюдая, как за стеклом копошатся полуживые мухи. Май настал, такой ветреный и теплый. Солнце светило во всю, охватывая лучами-руками каждую голову. Все радовалось: птицы, яркая молодая зелень, торопливые прохожие, которые сновали туда и сюда. Вот это жизнь! Как будто забираешь ее в грудь огромным вдохом или глотком, а отпускать так не хочется…
Всю радость уничтожало присутствие одного человека, который с видимой ленью расположился в кожаном кресле и вертел сигарету в пальцах. Он хотел покурить, и в другой бы ситуации закурил, но сейчас нужно было наступить на горло своим желаниям. Тонкий, будто вырезанный из пергаментной бумаги, юноша стоял неподалеку. Хозяин жилища, хозяин положения. И гостью нужно собрать всю свою скудную дипломатию, чтобы склонить его к твердому ответу.
Пергаментный юноша, сиречь Достоевский, должен взять на себя два убийства, избавив истинных виновников от наказания, а после – убить себя, чтобы поставить в тупик следствие. Конечно, ни о каких убийствах речи не пойдет, а то этот студент не вынесет зла и собственной морали, да, пожалуй, откажется быть орудием в таком грязном деле. Поэтому гость скажет о листовках, об организации демонстрации, обнажая лишь малую вину убийц. Больше такому этику знать нечего, Жуков и не скажет. Вот так и делается революция в России.
- Жуков, - тихо позвал Достоевский, отворачиваясь от окна. Тот встрепенулся, отрываясь от собственных мыслей, и почти любезно улыбнулся.
- Я не уверен, что моя теория… она сработает. Все-таки с Кирилловым* нехорошо получилось.
Жуков нахмурил брови, так что над переносицей образовалась тяжелая складка:
- Ты не увиливай. Сделаешь? – надавил опять он. Метод кнута и… передышки без кнута. Вот и вся стратегия убеждения.
- Не знаю. Нужно как-то объяснить… в письме, - Достоевский пожал худыми плечами. Он был такой слабый, такой болезненный на вид именно потому, что добрую зиму сидел за книгами и напряженно думал. А потом у юноши возникла идея. Она грызла его, как червь яблоко, подбиралась к самому сердцу. Так что если Достоевский себя не убьет, это сделает его идея.
-Оставь эти разговорчики… для женщин, - в последний момент смягчил фразу гость. В голове у него мелькали простые расчеты: убить самому паренька, если не хочет сам. А что с запиской? Вот в ней была вся штука.
- Да, для женщин, для женщин… - эхом отозвался самоубийца.
-Завтра. Пути назад нет, - еще раз напомнил организатор, сцепляя руки с толстыми сильными пальцами. Сам он был точно выточен из скалы, немного грубо, но все-таки восхитительно мощно. Такие делали скульптуры в Советском Союзе, когда хотели поставить дюжего рабочего с молотом.
Достоевский тихо засмеялся:
- Чтобы было, если бы я пошел назад? – жгучая мысль зажглась в его глубоких, печальных глазах. Тонкие губы растянулись в подобие улыбки.
- Смерть. И предательство. Сам знаешь, - неохотно буркнул в ответ гость, всматриваясь в первую жертву грядущей революции. Жертва была не жертва, потому что странным образом не боялась. И, возможно, погибая, достигла бы того, о чем говорила.
- Я смогу преодолеть страх смерти. И Бога смогу преодолеть, - очень уверенно, но без хвастовства, заметил Достоевский, прикрывая ладонью глаза.
-Да хоть что. Ты напиши главное. «В преступлениях относительно Иванова и Нечаева повинен. Сообщников не имел», - теряя терпение, Жуков даже поднялся с кресла навстречу. Но спокойствие, спокойствие. Нельзя раздражать смертника.
- Это все равно моя воля. Моя, - с усилием поставил точку Достоевский. В этом худом теле было больше огня, чем в мощном теле Жуковского.
__
Когда Достоевский исполнил свою роль, Жуков впервые с наслаждением закурил. Хлопот с этой «барышней» было немерено, а всего-то только и нужно, что два имени да его почерк.
Тело самоубийцы еще не успело остыть, а все уже было готово для его смерти. Никакого вскрытия, только скандальный мотив.
Маршал с удовольствием вспоминал ночь накануне. Юнец был так напряжен, так трясся, что зубы отбивали веселую дробь. Поход в бар немного успокоил его нервы. Алкоголь вообще помогает забыть, что было, а для следствия нормально находить самоубийц под градусом. Мол, перепил, бедняга. Дальше все сделало майское свежее утро, когда было часа четыре, не больше. Жуков давно не мог расслабиться, не до женщин как-то, а этот женоподобный мальчишка был приятным. Все из-за проклятых глубоких, понимающих глаз. Он не сопротивлялся, был вялым, хотя от стыда не знал, куда смотреть и что делать. Потом он заснул, а Жуков внимательно следил за ним.
В Японии есть традиция: перед смертью человек должен закончить все свои дела и испытать все радости, какие не успел получить от этого мира живых.
Достоевский спал не более полчаса, а потом даже как-то бодро встряхнулся, посмотрел ясным взглядом на Жукова и потребовал бумагу. Без вопросов и споров написал, что нужно. А потом дописал эту самую «лирику».
Писал полчаса, периодически брал новые листы бумаги. Что-то зачеркивал, что-то сминал и снова писал. Наконец получилось небольшое письмо, четыре страницы. Жуков достал для Достоевского конверт, купленный на почте, с отпечатками девушки- оператора. Он был в мультифоре, аккуратный в своей страшной белизне. Самоубийца спокойно взял его, сложил письмо, а потом заклеил.
Выстрел прозвучал оглушительно, отдаваясь эхом во дворе спящего дома. Тогда было воскресение. А вчера – праздник.
Все было по плану. Жуков щелкнул зажигалкой.


*«Бесы» Достоевского. Оттуда позаимствована идея и Кириллов.

URL
2011-05-07 в 18:50 

Очень лирично и почему-то светло. Не думал, что напишут ТАК, но мне понравилось.
Заказчик.

URL
2011-05-07 в 19:07 

Oksumoron [DELETED user]
Рада, что нравится. Хотя у Достоевского лучше и комичнее еще.

(исполнитель)

2011-05-07 в 19:32 

Под доведением до самоубийства я сперва подумала, что один из них, не выдержав другого, полезет в петлю.
Но это здорово и необычно.
Спасибо.
Не заказчик, но тоже ждавший исполнения.

URL
2011-05-07 в 19:34 

Ликотея
надо же, ожидала ангстового такого ангстища, но в исполнении действительно как-то светло, а после прочтения - спокойно. понравилось:yes:
просточитатель

2011-05-07 в 19:44 

Oksumoron [DELETED user]
Спасибо, Гость)

Chun Sundari, рада, если так))

2011-05-07 в 21:48 

I'm alone. Not lonely. // No Care, All Responsibility.
Понравилось :hlop:
Под доведением до самоубийства я сперва подумала, что один из них, не выдержав другого, полезет в петлю.
Если честно, я тоже. И полезет Жуков х)

2011-05-07 в 23:39 

Икар Монгольфье Райт
I'm the mirror to your mood
светло? спокойно?
*трясется*
ну вы, господа, скажете тоже.

2011-05-07 в 23:43 

Икар Монгольфье Райт, а как оно для вас?

URL
2011-05-08 в 00:23 

Икар Монгольфье Райт
I'm the mirror to your mood
очень страшно. я боюсь революционеров, видите ли.

2011-05-08 в 09:14 

Oksumoron [DELETED user]
И полезет Жуков х)
Вот же несхожесть взглядов. Я такой картины до сих пор представить не могу)) Но думаю, что это повод второй раз выполнить заявку с таким сюжетом.

светло? спокойно?
По-идее, должно быть тоже страшно) Но раз многим не страшно, значит и такое возможно)

2011-05-08 в 12:06 

Икар Монгольфье Райт
I'm the mirror to your mood
Oksumoron
Вот же несхожесть взглядов. Я такой картины до сих пор представить не могу))
А Владимир Маяковский? Не уверена, убийство там было или самоубийство, но он-то "полез в петлю", а значит, это возможно. И как раз из-за любви ведь своей этой. Хм...повесился ли он *вспоминает судорожно* а, нет, выстрел в сердце.

Очень страшно.

2011-05-08 в 15:42 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Икар Монгольфье Райт, ну с Маяковским тоже всё сложно...
И вообще могу сказать, что это очень атмосферно... Страшное такое спокойствие. Слишком правильное и логичное...
В общем, автору браво!

2011-05-08 в 22:42 

И полезет Жуков х)
Вот же несхожесть взглядов. Я такой картины до сих пор представить не могу

А я тоже сразу подумал, что Жукова в петлю.

Другой гость.

URL
2011-05-09 в 14:02 

Аннгел
Кнута нет. Буду пороть пряником.
тяжело читается, но все очень естественно, сразу во все верится. спасибо.

2011-05-09 в 15:37 

Тангор
Этика? Нет, не слышал.
Автор, вы небанальны, это такое счастье! Я не заказчик, но откройтесь в личку, пожалуйста.

2011-05-09 в 16:05 

Oksumoron [DELETED user]
катрин-ангел, спасибо))

Другой гость., убедили)

Аннгел, вам спасибо)
Райдо, да я не скрываюсь)

2011-05-09 в 16:19 

Тангор
Этика? Нет, не слышал.
Oksumoron, вот черт, старость - не радость, проглядела )))))

2011-05-09 в 22:59 

969 слов, имеющих весьма сомнительную литературную ценность. Ангст, пичаль, шиза и Любовь, однако.

Наверное, я был сам во всем виноват. Даже не наверное – я точно во всем был виноват сам. Кого же еще можно винить в собственной смерти, если это не было убийством? Хотя лучше бы меня убили. В самом раннем детстве. А лучше всего было бы, если бы я вообще не родился, от меня одни проблемы…
В то утро я рыдал, душа всхлипы подушкой, свернувшись калачиком на кровати. Маршал опять ушел спать в гостиную на диван. После этого у него неизменно болела спина, и он полдня ворчал. Но снова и снова уходил из спальни, зло хлопнув дверью, не желая слышать ничего, из того что я ему говорил. Игнорировать мои слова он не мог, они задевали, словно я наступал на болезненную мозоль. Маршал понимал, что все мои обвинения в бесчувственности и черствости правдивы, но не мог этого признать, слишком било по самолюбию. Поэтому он кричал на меня, спуская пар. Называл меня тряпкой, неспособной настоять и добиться своего. Находился угрожающе близко, нависал, занимал собой все пространство. Хотелось просочиться в какую-нибудь щель, сбежать, скрыться. А потом он уходил из комнаты, делая вид, что не слышит моих всхлипов.
И…нет, мне не стыдно за свои слезы. Тогда это было единственным, что помогало выплеснуть эмоции. Пусть их никто не видел, и никто меня не утешал, мне становилось легче.
Он никогда не пытался меня ударить. Потому что знал, что я не смогу ответить, а бить сирых и убогих как-то нехорошо. Поэтому он не мог меня бить. Он мог бы драться с равным, а меня он считал ниже себя. Но любил.
В том мире эта любовь была какой-то неправдоподобной. Я не верил Маршалу, тот не верил себе… А здесь, между мирами, где я временно застрял, я вижу нашу Любовь. Она тонкой, матово-белой нитью соединяет нас. Нить тонкая, но очень крепкая, и я не могу ее разорвать.
Маршал даже после моей смерти не может меня отпустить.

Знаете как устроена моя жизнь? Я словно стал невидимым. Я все еще на земле, но в каком-то другом измерении, не знаю. Я могу ходить по тем же улицам, что и он. Могу сидеть рядом с ним за столиком в кофейне. Могу подуть на кофе в его стакане, оно мгновенно остынет, мое дыхание очень холодное. Могу дотронуться до его руки – он почувствует легкое покалывание и вряд ли обратит внимание, потому что уже выясняет отношения с официантом, который принес холодный кофе. И да, выяснить отношения с официантом, который якобы принес холодный кофе – это принципиально.

Сейчас Маршал настороженно вглядывался вдаль. Ему показалось, что по аллее кто-то шел. А потом вдруг исчез. Люди не исчезают ни с того ни с сего, не так ли?
Шорох листьев за спиной, хотя не чувствуется ни малейшего дуновение ветра. Маршал оборачивается, вероятно, слишком резко для спокойного и рассудительного человека.
На какое-то время он замирает, озираясь вокруг. Покачивает головой, не соглашаясь с чем-то, о чем знает только он. Достает из пачки сигарету, пытается нашарить в карманах зажигалку. Стоит небольшому огоньку загореться, по алее проносится ветер. Он поднимает в воздух листья, гасит огонь зажигалки. Маршал, под нос матерясь, снова пытается прикурить.
Фонари, мигая, гаснут. Один за другим. Остается гореть единственный, тот, возле которого стоит Маршал. Тот уже порядком растерян – что за ерунда творится?
И вдруг из темноты в круг света шагаю я. Почти видимый, почти осязаемый, почти живой.
- Извини меня, - произношу я едва слышно, - я многое делал не правильно. Знаешь, я только сейчас, наконец, увидел, как был не прав. Я мог бы промолчать в абсолютном большинстве ситуаций.
Маршал стоит, бессильно опустив руки. Он не верит моим словам, не понимает, почему я говорю так спокойно, не может осознать, какого черта я вообще стою сейчас перед ним. Он ничего не отвечает, а я считаю возможным продолжить.
- И я не виню тебя в моей смерти – это же был мой выбор. Но, пожалуйста, смирись, наконец, что меня уже нет. Отпусти меня… - последние слова я говорю почти шепотом, в горле стоит ком. Это не я, не мои слова, нет! Но я хотел наконец уйти и успокоиться, я не хотел принадлежать.
- Ты… Как? – такое ощущение, что Маршал пропустил мои слова мимо ушей.
- Так. – я пожимаю плечами. – Я, кстати, почти все время был рядом с тобой, ты просто не обращал внимания. Но я устал, понимаешь? Поэтому я тут, пытаюсь поговорить с тобой.
- Я понял. И что тебе нужно? – Маршал насупился. Деловой разговор с трупом, как же.
- Чтобы ты меня отпустил. Ты меня буквально привязал к себе. – когда он нервничает, начинает соображать очень медленно. А еще я поймал себя на мысли о том, что мне мучительно хочется прикоснуться к нему. Делаю шаг вперед.
- Я? – он пытается возразить, не находит аргументов. – Как?
- Просто смирись, что я не твой, не с тобой, и вообще что я умер. Совсем, понимаешь? Это был мой выбор – уйти. И я сам довел ситуацию до того, что единственным выходом было самоубийство. – и делаю еще один шаг к нему. Протягиваю руку.
Не только его любовь и желание обладать держат меня привязанным к земле. Любовь не может быть односторонней. Я люблю его, он – меня, и поэтому нас соединяет тонкая, матово-белая нить.
Маршал не отвечает ни слова. Молча игнорирует протянутую руку. Я что, надеялся, что он будет извиняться? Нет, конечно, да ему и не за что.
Он просто обнимает меня, прижимает к себе. Нежно – Маршал что-то может делать нежно? – целует в висок. Ничего больше. Никаких слов. Это лишнее.
И я чувствую, что нить между нами становится все тоньше и слабее. Раньше она шла из его солнечного сплетения в мое. Сейчас ее уже совсем нет.
У него получилось. Я добился того, чего хотел. Мучительно трудно принимать решения, но раз я смог уйти из жизни, ничего не зная о том, что будет после смерти – смогу и отправиться в дальнейшее путешествие.
Маршал один на аллее, все фонари горят, и ни малейшего ветерка. Странный мужчина, разговаривающий с пустотой, обнимающий воздух. Потерявший, не сумевший сохранить дорогого человека.
Но нет, я ни в чем его не обвиняю.

URL
2011-05-10 в 10:04 

Отчего опять во мне прошла война, а мира нет?
Могу подуть на кофе в его стакане, оно мгновенно остынет Кофе мужского рода. =_=

2011-05-10 в 10:34 

Юрико злобная и с окровавленным топором в руках
Когда я пришёл в себя, было поздно. Я понял, что лежу на траве, и возле меня умерла собака. ©
Kage Tsukiyama Уже нет) Кофе и среднего может быть согласно одной из последних реформ русского языка)

Автор 2, это очень трогательно и весьма хорошо написано. :flower:

2011-05-10 в 10:40 

Отчего опять во мне прошла война, а мира нет?
Уже нет) Кофе и среднего может быть согласно одной из последних реформ русского языка) Простите, конечно, но плевала я с высокой колокольни на реформы министерства образования, оно давно из ума выжило. А в русском языке кофе - "он", а не "оно".

2011-05-10 в 10:41 

Silvertongue
Hey, brother, it's time to get up and let go
Если кофе плохой, это может оно =)

2011-05-10 в 10:42 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Silvertongue, ага) и начинаться, в таком случае, будет не с "К", а с "Г"

2011-05-10 в 10:44 

Hey, brother, it's time to get up and let go
=)

2011-05-10 в 10:48 

Отчего опять во мне прошла война, а мира нет?
Если кофе плохой, это может оно =) Это да. :)

2011-05-10 в 13:37 

der des dem den
das macht Spaß.
Kage Tsukiyama справедливости ради - возможный средний род для кофе в словарях дается уже лет 20 как.

2011-05-10 в 13:46 

Fuehrer
In the cold light of morning, while everyone's yawning, you're high.(c)
красиво...но для Доста уж очень...резко, что ли, имхо.

2011-05-10 в 17:04 

kuro shinigami Ну, он по идее должен был поумнеть после того, как умер)
А.

URL
2011-05-10 в 18:48 

Natarius~
Ну это вообще пушка!
Срыв покровов про кофе: если говорим о напитке, то - "он", ибо "напиток" - слово мужского рода. Если же о растении, то будет уже "оно". Так-то!
Автор 2, мне очень рассказ понравился =)

2011-05-10 в 21:24 

der des dem den
das macht Spaß.
MonMon, то есть, по-вашему, все деревья (или даже можно круче - все растения, в т.ч., например, крапива) - среднего рода, бо соответствующие слова - сами среднего рода?)

2011-05-10 в 21:28 

О бог мой. Я приношу свои извинения тем, чьи чувства оскорбил, сказав о кофе в среднем роде. Давайте, господа, вы больше не будете это обсуждать?)
А.

URL
2011-05-10 в 21:34 

angry dandelion
(ノσvσ)ノ*:・゚♡
:weep: прослезился

2011-05-10 в 21:37 

Kyoko Hizura Вас тоже расстроиЛ (не расстроило, ога) кофе?)
Или вы про первое исполнение?
А-2.

URL
2011-05-10 в 21:58 

der des dem den
das macht Spaß.
Давайте, господа, вы больше не будете это обсуждать?)
чем же ж вас так тема кофе не радует?)

ах да, автору первого исполнения спасибо за хороший текст, да.)

2011-05-10 в 22:18 

Fuehrer
In the cold light of morning, while everyone's yawning, you're high.(c)
чем же ж вас так тема кофе не радует?)
она не в тему) автор хочет отзывы а кофе уже и видеть, наверное, не может хд

2011-05-10 в 22:20 

Заказчику кажется, что во втором исполнении тема не расскрыта, самоубийство да, а вот доведение не очень.

URL
2011-05-11 в 01:22 

Natarius~
Ну это вообще пушка!
Паоло, мрачный и с Завьяловой Это не по-моему, это я читала об этом -_-

2011-05-11 в 01:56 

angry dandelion
(ノσvσ)ノ*:・゚♡
Автор2, нет! меня это так тронуло что прослезилась. а кофе? ну кому он нужен этот кофе, когда он(о) тут не самое главное)

2011-06-20 в 11:03 

Seilas
Первый шаг ВСЕГДА за тобой...
Мя в Восторге! от обоих Авторов!
Давно не читал настоящих Драм (психологических)
... спокойно... холодно... страшно...
... но вредно для здоровье... ибо череповато...

2012-06-09 в 02:45 

Ян Ричард Григ
Практически с первых строк прочтения первого исполнения строила планы мести Жукову. И все решала убить его сразу и быстро или помучить (именно в психоэмоциональном плане) доведя до параноидальной шизофрении (так как совесть будить бесполезно). Для второго варианта лучше использовать Есенина. Интересно как отреагирует Жуков на труп Есенина найденный в том же месте и в той же позе, что и тело Доста? Естественно перед этим Жукову уже немного расшатают нервы. Труп Еся - финальный выстрел.


Второе исполнение неожиданное, но довольно любопытное.

Странный Дон (или Джек)

   

инТИМная летопись соционических оргий

главная