Комментарии
2011-05-10 в 07:10 

Честно, даже не пыталась угадать, чего хотел заказчик.
Конфликт, романс, дэйли лайф, немного ангста, немного эротики.
4613 слов.


Легкие горели огнем, голова гудела, во рту было неестественно сухо, но ног ритмично касалось прохладное покрывало. Покрывало? Георгина с трудом открыла глаза, а потом поднялась, сразу ощутив, что болит все тело – с макушки до лежащих в воде ступней. Рот был полон песка, так что сперва девушка сполоснула его, и только потом осознала, что чудом выжила в том страшном столкновении со скалами, когда штормовые волны смывали людей за борт. В памяти тут же эхом отдались крики ужаса, и болезненно сжалось сердце – Сильвия. Повезло ли столь милой ее сердцу подруге так же сильно? Повезло ли хоть кому-нибудь еще? Словно в ответ на эти мысли неподалеку кто-то судорожно закашлялся, явно не в силах самостоятельно сделать нормальный вдох. Рассиживаться стало некогда, так что Жукова пересилила свое избитое об острые камни тело и бросилась в сторону звуков. Несколько шлепков по спине – и перекинутый через бедро молодой человек с короткими черными волосами откашлял воду, освободив легкие, а потом освободил и желудок, заставив девушку нахмуриться. Повезет, если он просто нахлебался, пока его не вынесло на берег, и это не последствие удара головой.
- Док, ты меня слышишь? – Георгина знала везунчика – придворный доктор, один из лучших, несмотря на молодые годы. Феликс, кажется.
- Где мы? – прислоненный к ближайшей пальме, молодой человек осмотрелся, а потом замер, вспомнив. Его плечи задрожали, а глаза остекленели.
- Ты как себя чувствуешь? – попыталась отвлечь его девушка. Она не знала, что полагается говорить в таких ситуациях. Все внутренности сводило судорожной болью от того же беспомощного ледяного ужаса, что был написан сейчас на лице товарища по несчастью. Но кто знал, какую цену придется заплатить за промедление. – Если нормально, то пойдем со мной, может понадобиться твоя помощь.
Вопреки ожиданиям, Феликс тряхнул головой и поднялся сразу же, оказавшись не только выше на целую голову, но и по-воински широким в плечах и подтянутым. Впрочем, двигался он как человек, не державший в руках ничего опаснее фруктового ножика.
- Госпожа Георгина, правильно? – вежливый тон совсем не вязался с недовольными взглядами, которые доктор бросал на мужские тунику и штаны, в которые была облачена представительница одного из самых влиятельных родов королевства. Теперь, когда в голове прояснилось, он вспомнил завязавшийся на палубе спор именно из-за этой одежды – хоть сам он и не поддерживал мнение консерваторов, но треклятые тряпки спровоцировали тогда чудовищную драку, в которой эта бестия покалечила нескольких мужчин. Пускай он и не слышал разговора, но результаты потасовки видел собственными глазами. Девушка только кивнула, высматривая на побережье и высящихся из воды скалах других людей. – Спасибо, что вы…
- Не за что, - довольно грубо оборвала его Георгина, чтобы не выслушивать еле выдавленных слов благодарности. Она слишком хорошо помнила лицо врача, без слов называющее ее монстром, но не имела ни сил, ни желания объяснять, что обязана была защитить свою честь, пусть даже силой.
- Джо! – жалобный зов раздался от тени деревьев в паре десятков шагов дальше по пляжу. Навстречу уцелевшим выбежала еще одна молодая женщина с растрепанной косой цвета темной меди.
- Сильвия! Слава Безмолвным! – мрачное выражение лица сменило неподдельное неверящее счастье, словно солнечное тепло разогнало грозовые тучи. Феликс с удивлением осознал, что невольно залюбовался заблестевшими глазами, которые подобно хамелеону из тяжелых шоколадных стали глубокими янтарными. Подруги обнялись, и девушка в мокрой ночной сорочке запустила пальцы в короткие каштановые локоны Жуковой, бессистемно расцеловав красивое лицо и наконец дав волю слезам. Молодой человек отвел взгляд и заметил какое-то пятно на одном из камней.
- Кажется, я вижу еще одного человека, – поделился он, обернувшись как раз в тот момент, когда Сильвия натягивала почти сухую тунику Георгины, чтобы прикрыть облепленное ставшей полупрозрачной от воды тканью тело. Жукова стояла лицом к нему, не делая никаких попыток прикрыться – грудь была перетянута полоской белой ткани шириной с ладонь, несколько раз обернутой вокруг стройного смуглого тела.
- Думаю, нужно поторопиться, если мы не хотим, чтобы его съели, - пожала плечами девушка, сразу двинувшись в сторону воды и заставив спутников полузадушено ахнуть. На ее пояснице оказалось два глубоких пореза, забитых песком и запекшейся кровью, а лопатки и плечи украшали синяки.
- Стой! Тебе нельзя! Как ты вообще с такими ранами передвигаешься? - Феликс аккуратно взял девушку за руку, но та выдернула ее, ответив красноречивым злым взглядом.
- За себя беспокойся.
- Джо, но кровь, - на выручку врачу пришла Сильвия. Правда, совсем не так, как тот ожидал. – Она же привлечет хищную рыбу на глубине. Мало ли, что тут водится.
Георгина опять нахмурилась, но сочла довод весомым.
- Пожалуй, я уступлю тебе место приманки для акул, – обратилась она к доктору, обернувшись к нему и сощурившись против солнца, из-за чего выражение ее лица стало сложно прочитать. Тот презрительно фыркнул, всем своим видом говоря, какая она хамка, и стянул свою рубашку. Жилистые грудь и спина тоже были покрыты синяками – очень заметными на его бледной коже.
- Совсем юмора не понимает, - передернула плечами Жукова и обернулась к Сильвии. – Раздевайся, я быстро тебя осмотрю.
- Нашла время шутить, - невольно улыбаясь, откликнулась Есенина, послушно стягивая одежду и вешая ее на склонившийся к воде ствол пальмы. Белое тело оказалось покрыто кое-где кровоточащими ссадинами с прилипшим песком и множественными гематомами разнообразных форм. Так что Георгина скинула повязку и брюки и повела подругу в воду – смывать грязь. Нежно касаясь пальцами, она стряхнула весь песок с Сильвии, а потом повернулась к ней спиной.
- Помоги.
Рыжеволосая девушка кивнула, нерешительно касаясь под соленой водой ран. Ее собственные ушибы щипало, думать же о боли, которую терпит Георгина, не хотелось.
- Ну же, смелее, - ободряюще хмыкнула Жукова, закусив губу.
Когда порезы были промыты, а подол ночной рубашки укорочен на несколько длинных лоскутов ткани для перевязки, к уже одевшимся девушкам присоединился Феликс, помогая идти Штирлицу – управляющему в доме Есениных.
- Отто! Ты жив! – радостно воскликнула Сильвия.
- Госпожа, - с явным облегчением откликнулся молодой мужчина. Прислонившись к стволу ближайшего дерева, он тяжело хватал воздух, видимо, тоже наглотавшись соленой воды.
- Мы видели корабль, - поделился Достоевский, натягивая рубашку на влажный торс. – Возможно, мы сможем найти там еще выживших. Спасти хоть ко…
- Мы найдем там оружие, веревки, вещи, возможно, даже еду, - перебила его Георгина. – А потом отправимся на поиски источника.
- Можно прикатить по дну бочки с водой для начала, - согласился с насущными проблемами Отто, отталкиваясь от дерева и двигаясь в нужную сторону. - И лучше всего спустить на воду уцелевшие шлюпки. Так и перевезем припасы быстрее, и сможем потом рыбачить. Если повезет найти выживших – будь на то воля Безмолвных.
- Очень надеюсь, что кошки не обитают рядом с берегом, - мрачно продолжила Жукова и понимающе переглянулась со Штирлицем – даже вдвоем они не совладают с таким хищником, если не получат в свое распоряжение снаряжение с корабля.
Все они, кроме доктора, были знакомы еще с малых лет, и Сильвия, прекрасно знающая, что отвлекать Георгину и Отто от дела себе дороже, решила обратить внимание на голубоглазого везунчика, умело увлекая его в разговор. Солнце стояло в зените, когда компания дошла до скалистой стороны острова, где словно выброшенная рыба лежал на боку наполовину утопленный раскуроченный военный корабль, окруженный покачивающимися на воде обломками.
- И тебе совсем не страшно? – обратился к рыжеволосой девушке Феликс, уже даже не пытаясь вникнуть в разработанный Жуковой и Штирлицем план действий. Есенина посмотрела на него удивленными серо-зелеными глазами.
- Со мной же Джо, - она произнесла эти слова так, будто они все объясняли. Но потом немного задумалась и добавила, - Только ты подлатай ее, хорошо? Сама она не попросит.
- А что, царапины глубокие? – тут же забеспокоился Достоевский. В конце концов, он врач, без разницы, нравится ему очередной пациент или нет. Сильвия показала примерную глубину ран пальцами.
- Великие Безмолвные!
- А, это для нее пустяки. Однажды она сама вернулась с охоты с пропоротой до кости икрой, хотя могла воспользоваться горном, чтобы позвать на помощь, - махнула рукой девушка. – Она сильная.
- Скорее глупая, - качнул головой Феликс, с легкостью представляя идущую впереди молодую женщину верхом на вороном жеребце или с оружием в руках. Есенина только рассмеялась:
- Нет же! Глупые – это те, кто постоянно полагается на других. Правда, Джо меня совсем разбаловала. По сравнению с ней я абсолютно бесполезная.

URL
2011-05-10 в 07:11 

Когда красный диск плавился и остывал, наполовину скрытый водой, на берегу весело потрескивал большой костер с подвешенным над ним котелком. Сидящие в кругу света уставшие и зверски голодные люди были окружены внушительными горами разнообразных необходимых вещей, включая вытянутые на берег и перевернутые три шлюпки, а так же четыре просмоленные бочки с пресной водой. План был выполнен на день вперед, поскольку и Феликс, и Сильвия тоже работали, не жалея себя, обнаружив недюжинную выносливость.
- Ты дрожишь, - тихо произнес Достоевский, сидя рядом с Георгиной, которая умело натачивала и смазывала добытые мечи, а так же наконечники от стрел, пока Отто готовил ужин.
- Ветер неприятный, - вполне добродушно откликнулась Жукова, вложив, однако, в слова предостерегающие нотки. Тут что-то в фигуре девушки привлекло внимание доктора, и он слегка откинулся назад, еле сдержав изумленный вскрик – вся ткань для перевязи была пропитана кровью на спине, а на лбу блеснули капельки лихорадочного пота. Было совершенно безответственно с его стороны положиться на резкие отмашки Георгины и позволить задетой гордости заглушить голос разума. Стоило признать, что, возможно, он даже восхитился бы такой силе воли – ни разу не пожаловаться и терпеть боль до последнего, – если бы только эти действия не имели столь высоких шансов закончиться трагедией.
- Отто, - обратился Феликс к склонившемуся над котелком Штирлицу. – Наверно, надо принести еще дров, пока не стемнело? Может быть, вы сходите с Сильвией, а я послежу за едой?
Георгина не оторвалась от своего занятия, но одна ее бровь живописно приподнялась. Догадаться, что на уме у этого гуманиста-знахаря было несложно, особенно с учетом нескольких связок ветвей, заботливо заготовленных днем, и того, что варево было готово. Она вздохнула, смиряясь.
- Возьми с собой еду и Сильвию. Прогуляйтесь, пока совсем не похолодало, - перебила Жукова готовые вырваться слова управляющего. – У меня еще полно дел, а так я бы сходила вместе с вами на тот уступ полюбоваться закатом.
Есенина, которая следила за диалогом, рассмеялась:
- О, Безмолвные! Если хотите остаться наедине, так и сказали бы! Феликс, тебе надо поучиться у Георгины – та, хоть и прямолинейно, но все-таки с умом людей спроваживает. Отто, пойдем.
Штирлиц, уже взявший с собой две миски с едой и протянувший красному как рак Достоевскому его сумку, отозвался:
- Да, госпожа.
Не успели они отойти и на пару десятков шагов, как Жукова выронила осилок, сжав зубы и тяжело дыша.
- Дура, - с чувством прокомментировал доктор, расстилая покрывало около костра и доставая все необходимое.
- Я не просила тебя о помощи, - прорычала девушка, тем не менее сдирая с себя все повязки, обнажив и порезы, и крупную, привлекательной формы, грудь. Достоевский протянул ей бутылку с ромом, стараясь смотреть в другую сторону. Пусть и гениальный врач, он все-таки оставался мужчиной, выросшим в королевстве с пуританскими взглядами.
- Зато Сильвия просила, - ответил он тихо.
- Ах, конечно! А я уж подумала… К черту! – с непонятным выражением сплюнула Георгина и, вырвав из его рук емкость, сделала несколько глотков прямо из горла, все же заставив Феликса посмотреть на себя. Блестящая в отсветах от костра смуглая кожа, запрокинутая голова, плавные, но по-звериному сильные линии тела...
- Да к тебе даже подойти страшно, - проговорил он, и вдруг стало понятно ее напряженное, озлобленное выражение лица, когда она приводила тех мужчин с переломами. Настолько рьяно, всей душой тянуться к сильной как сильнейшие из мужчин женщине, что бояться ее. И пытаться уничтожить причину этого страха. Растоптать, унизить, отгородиться. Так просто.
- А ты, док? Тоже боишься меня? – губы растянулись в пьяной улыбке. Уставшая, голодная, с лихорадкой – и ополовинившая бутылку рома. Неудивительно. – Хотя нет. Ты меня презираешь. Поздравляю, ты первый.
- Да. Я презираю тебя, - растоптать, унизить, отгородиться. – Мне противно находиться рядом с женщиной, которая, даже голая, на женщину не похожа. Кровожадное чудовище, неспособное созидательно взаимодействовать с окружающим миром.
Растоптать, унизить, отгородиться.
И все же… В закатанных до колена мужских брюках, с мужским характером, с мужским пойлом в руках, с мужской короткой прической, с мужской силой воли, с мужским охотничьим шрамом на икре, являясь мужским, революционным, вызовом всему миру, она была настолько естественна и женственна, что Достоевский ничего не мог поделать со жгучей волной желания, неожиданно разлившейся по всему телу.
Он так и не сумел потом ясно вспомнить, как уложил ее на покрывало, скользя руками по горячей коже, как вдыхал ее нежный, неповторимый запах, как, направляемая его пальцами, игла создала два замечательных, лучших на его памяти, шва. Травяной компресс, тихие мучительные стоны, сжимающие покрывало руки. Он не извинялся. Она не плакала. Но заснула, поблагодарив.
Для кого она была создана? Для бесстрашных, для тех, кто желает и готов верить, кто готов идти вперед, не оглядываясь? Для таких, как Сильвия? Несколько глотков рома успокоили и тело, и мысли. А от созерцания обнаженных рук, вытянутых из-под туники, отвлекли Есенина и Штирлиц, которые вернулись с прогулки, яростно переругиваясь.

На следующий день Жукова как ни в чем не бывало нагрузила всех работой, ничем не показывая, что вчерашнее происшествие хоть на что-то повлияло. Феликс ощущал неясную, но горькую досаду, смотря, что девушка все так же резка и непреклонна, полна энергии, не обращает внимания на свежие повязки, да только и не пытается заставить его ответить за свои слова. Разве не за что-то подобное она устроила тогда драку?
- Так, прежде чем мы пойдем в лес, все должны вооружиться.
Надеть перевязь с мечом доктору помог Отто, заботливо и терпеливо показав как укреплять подвязки, чтобы ножны висели под самым удобным углом. Георгина же надела оружие как надела бы одежду или заколола волосы – автоматически. Судя по всему, висящий у бедра меч принадлежал ей…
- Ненавижу эти зубочистки, - развеяла это предположение Жукова, проверяя ремни на колчане Сильвии. – Впрочем, меня бы съел на завтрак отец, вздумай я заявиться к тому напыщенному уроду со своим добрым полуторником.
- Представляю, как позеленело бы его напудренное лицо, - захихикала Есенина. – Я тоже не в восторге от этих луков. Но все же лучше, чем с пустыми руками.
- Это ты верно подметила, потому что я хочу сегодня мяса. Обеспечишь? – расплылась в улыбке Георгина.
- Есть, сэр!
Источник, который они нашли, оказался небольшой речкой, но почва была слишком сыпучей чтобы рыть землянку, так что было принято решение строить дом.
- Я видела на корабле лопату, думаю, она нам понадобится, - задумчиво протянула Жукова, меряя шагами свободное пространство. – И топор.
- Нам понадобится весь инструментарий и все корабельные доски, - хмыкнул Штирлиц. – На ближайшие пару недель мы будем заняты от рассвета до заката.
- Разве мы не собираемся отсюда уплыть? – высказала мучившую Достоевского мысль Сильвия.
- Конечно. Но я предпочитаю пережидать дождь и ветер под крышей, - сразу откликнулась Георгина, срубая мечом ветки и размечая землю метрах в пятнадцати от воды. – А если мы первые поселенцы здесь, то остров перейдет во владения королевства, и король будет обязан выдать нам часть земель, не считая положенной компенсации.
- Хорошо, когда хоть кто-то знает, что делает, да? – коснулся плеча Феликса Штирлиц, говоря достаточно тихо, чтобы девушки не слышали.
- А ты разве не знаешь, что делать? – удивился доктор, по-новому взглянув на светловолосого управляющего. Он казался очень похожим на Жукову, только, пожалуй, более дипломатичным.
- Знать-то знаю, но уверенность в своем знании – залог успеха, ты так не считаешь? Если бы не Георгина, одним Безмолвным известно, сколько времени я бы провел в растерянности, оплакивая погибших и топчась на месте. Сейчас я даже жалею, что не ездил на охоту вместе с ними.
- То есть, хотя бы ты не убивал животных ради развлечения? – выдохнул с облегчением Достоевский.
- Хотя бы я? Развлечения? О, помилуй! Господа никогда не убивали просто так. У них богатые угодья, за которыми тщательно ухаживают, разводя великолепные породы оленей, волкодавов, собак, коней, коз, овец, - тепло улыбнувшись, откликнулся Отто. – Убивать их для развлечения – огромная потеря.
- А как же шрам Георгины? – растерянно спросил Феликс, когда они уже возвращались на побережье за инструментами.
- Стая молодых волчат растерзала несколько оленей, и она отправилась вместе со слугами проредить выводок, - ответил мужчина, пожав плечами. – Они тогда потеряли нескольких лучших волкодавов, из леса пришли матерые волки. То, что никого из людей не загрызли, было везением.

URL
2011-05-10 в 07:12 

Строительство продвигалось хорошими темпами, на десятый день уже был готов подвал, в качестве свай были забиты в землю мачты, на них был постелен пол и уже возвышались стены. Сильвия тоже переоделась в мужскую одежду, травя байки, распевая и перекрикиваясь с Георгиной, периодически заставляя мужчин голосить вместе с ними. Спали все еще на берегу около костра, постепенно уничтожая найденные на корабле припасы, иногда разбавляя рацион рыбой или подстреленной Есениной птицей. Порезы заживали на Жуковой с поразительной скоростью, не расходясь и не воспаляясь. Голый по пояс Феликс как раз держал доску, которую распиливал Отто, когда раздался знакомый рычащий возглас.
- Я надеюсь, ты не тянула это в рот?! – Георгина дала подруге обидный увесистый подзатыльник и потащила за руку к Достоевскому. – Док, объясни ей, что можно есть, а что – нет.
Молодой человек посмотрел на горсть ягод в ладонях Есениной и тут же велел их выбросить и всегда спрашивать его, прежде чем срывать что-либо, а потом подозвал девушку, и, думая, что Жукова не видит, осмотрел ее затылок, вызвав удивленное «Я же не ударялась ни обо что».
- Ублюдок, - пнула небольшой пенек Георгина, чувствуя, как к горлу подкатывает ком, а в носу щипет. Как бы она ни старалась быть полезной и сильной, веселой и дружелюбной, как бы ни заботилась о них всех, он продолжал видеть чудовище – в голубых глазах, обращенных на нее, было презрение, жалость, страх, и еще какое-то темное чувство, которое он не то стыдился, не то не считал нужным показывать, видимо, отвращение. С добрым сердцем, чуткими руками и острым умом, он был открыт и легко читаем для Отто, он помогал и поддерживал Сильвию, а ей… А ей оставалось уйти поглубже в лес и обнаружить небольшую залитую солнцем полянку, на которой наливалась рубиновым соком земляника.
- А где Джо? Я думала, что она в кустики, но ее уже полчаса нет, – оглянулась Есенина, подавая молоток стоящему на лестнице Штирлицу. Тот осмотрел все открытое пространство сверху и, не обнаружив знакомой темноволосой головы, спустился вниз.
- Я поищу, - произнес он и отправился в ту сторону, где были красноречиво сломаны несколько веток папоротника. Долго искать не пришлось – Георгина тихо напевала свою любимую балладу и собирала в подол землянику на ближайшей поляне.
- Могла бы предупредить, мы уже забеспокоились, - окликнул девушку Отто, подходя ближе и усаживаясь на траву рядом с ней.
- Мы? – хмыкнула Жукова, и Штирлиц с удивлением понял, что она плачет. – Ты и Сильвия.
О великие Безмолвные, ну и шутки у вас! Управляющий только покачал головой; умудрилась же, глупышка, найти человека настолько же хорошего, насколько неподходящего:
- Он просто совсем не знает тебя. Ты могла бы с ним поговорить.
- Поговорить?! Брось, Отто! Ты хочешь, чтобы я пошла и между прочим сказала почти незнакомому человеку: «Слушай, не смотри на меня такими глазами, пожалуйста, я же хорошая, честное слово»? Лучше признайся уже Сильвии, бедная девочка устала ждать.
- Ждать?! – громко и нервно откликнулся собеседник, - Очень смешно. Да она каждый раз на меня кричит, стоит только спросить, что ей нужно. Не говоря уже о моем происхождении. Не первый раз обсуждаем же, Георгина.
- Дурак ты, вот что обидно, а происхождение – это так, последний вопрос. Ты без пяти минут граф. А если хочешь ей угодить, то перестань пытаться ей угодить, - огорошила мужчину Жукова, продолжая свое занятие, и мысли о радости Сильвии, когда та увидит ягодки, отгоняли мрачные мысли о человеке, который будет при этом выглядеть так, будто она не ягод нарвала, а понадергала пальцев у детей. «Кровожадное чудовище, неспособное созидательно взаимодействовать с окружающим миром». И неспособное ответить на это: «А ты – половая тряпка, ни на что, кроме подтирания чужих жоп и нытья о жестокости окружающих, не годная». Неспособное, потому что видит, как самоотверженно трудится Феликс, как прячет страх, как хмурится во сне, как отчаянно не хочет причинить никому вреда, даже выживая в агрессивной среде. Громкий вопль Сильвии был последним, что желала и ожидала услышать сейчас Георгина. То, как они с Отто кинулись на звук, осталось в памяти смазанным пятном, но девушка запомнила каждую ягоду, выпавшую из подола, когда ее рука схватилась за меч – в сторону Достоевского и Есениной, припадая к земле и утробно рыча, медленно двигалась большая пятнистая кошка. Они не стали делать ловушки, вняв рациональным просьбам Феликса не торопиться с этим и не калечить других обитателей леса. Но винить его было глупо.
- Сильвия, не бойся, - тихо заговорила Жукова, медленно подходя к хищнику и не сводя с него глаз. – Помнишь, как на лагерь напал медведь? Нужен такой же выстрел.
- Руки дрожат, Джо, - всхлипнув, ответила девушка, натягивая тетиву.
- Готова? – и, не дожидаясь ответа, Георгина кинула в кошку камнем, отходя с траектории ее броска и плашмя ударяя по голове мечом. Как оказалось, зверя это не оглушило, а только разъярило. Двигаясь с огромной скоростью и ловкостью, кошка опять напала на Жукову, сбив Есенину с прицела – та боялась попасть в подругу. После выпада зверь остался без глаза, а девушка – всего лишь с несколькими царапинами от зубов, поскольку в самый последний момент все-таки успела убрать руку от открытой пасти. Отто обогнул площадку по кругу и рубанул отвлеченное животное по телу, уже после атаки поняв, что нужно было резать живот или шею, но никак не ребра. Лезвие застряло в костях, раздался дикий визг, хлынула кровь, а обезумевшая от боли кошка прыгнула вперед – на не готовую к этому Георгину. Когда животное завалилось на бок, наконец дав девушке вдохнуть, оказалось, что его тело утыкано стрелами и изрублено мечом.
- Такую шкуру попортили, - досадливо протянула Жукова, поднимая взгляд. Штирлиц держал Феликса, у которого отбирала скользкий от крови меч Сильвия. Голубые глаза, казалось, не видели ничего, кроме изуверским способом, его же руками, убитой кошки.
- Ты в порядке? – обеспокоенно спросил Отто.
- Три царапины, - ответила, поднимаясь, Георгина. – Повезло. Так. Уберите это, ладно?
Она неопределенно махнула рукой, подходя и приобнимая Феликса, чтобы отвести его к реке.
- Пойдем-ка со мной. Умойся.
Когда доктор сел на берегу, его начала бить явственная дрожь, но холодная вода все-таки привела его в чувство.
- Тебя трясет даже сильнее, чем меня на первой охоте, - заметила Жукова, помогая ему смыть оставшиеся капли крови.
- Адреналин, - ответил Достоевский, сделав несколько жадных глотков, а потом расположившись на траве и стараясь успокоиться. – Я думал, она тебя порвет.
- Я тоже. Давно так страшно не было, - хмыкнула девушка, заработав удивленный взгляд. – Дай руку.
Приложив протянутую ладонь к груди, которая сотрясалась от слишком быстрых и слишком сильных ударов сердца, Георгина улыбнулась.
- Я же не камень. Но как все-таки жалко кошку, лучше бы в петлю.
- Хочешь сказать, в петлю – человечнее? Чтобы животное задохнулось? – воскликнул Феликс со злостью, которой сам от себя не ожидал. Чертов организм, нашел выход в гневе.
- Это как же ловить зверя за голову, док? – нахмурилась Жукова, не делая, впрочем, попыток отстраниться и не выказывая удивления от этой вспышки. – Петля ловит за лапу. А потом животное убивают одной стрелой, быстро и чисто.
- Это все равно убийство!
Тут молодой человек заметил красные разводы на тунике.
- Ты ранена? – и, не дожидаясь ответа, задрал ткань, ощупывая плоский живот и не обращая внимания на то, что в этот раз на грудях не было повязки.
- Нет-нет, все в порядке, - запоздало откликнулась Георгина, опускаясь на один локоть и позволяя сильным рукам исследовать свое тело. – Выживает сильнейший, Феликс, либо ты, либо тебя. Как бы больно ни было.
И в этот раз во взгляде, который он поднял на нее, не было холода и презрения – недоверие, попытка понять, знакомый страх, оказавшийся страхом за нее, и все то же темное, тяжелое, заталкиваемое вглубь… желание. Девушка выдохнула.
- Так что же… Ты даже среди людей выживаешь? – тихо спросил Достоевский, уже придя к ответу, уже взглянув на другую сторону медали.
- Странные ты вопросы задаешь, пока трогаешь мою грудь, - издала нервный смешок Жукова, выразительно глядя на его ладони.
- Ох, прости! Я забылся, – тут же отстранился Феликс, уставившись куда-то на другой берег речушки.
- Хорошее качество.
Доктор с непередаваемым выражением лица обернулся, собираясь попросить госпожу не шутить так зло, и сразу был утянут в неумелый, но решительный поцелуй со вкусом земляники.

- Какого черта ты делаешь? – недовольно спросил Отто, глядя, как Сильвия подбирает рассыпанную подругой землянику в большую миску.
- Ягоды собираю, - ответила девушка в лучших традициях глашатая очевидного. – Джо ведь для меня их несла. Жалко.
- Безмолвные, дайте мне сил! – взмолился Штирлиц, бросив попытки в одиночку закинуть труп кошки на устеленную листьями тачку, и опустившись на корточки рядом с Есениной, помогая быстрее закончить.
- Как думаешь, с Феликсом все нормально будет? – спросила рыжеволосая, поправив медный локон и продолжая быстро наполнять миску.
- А что ему? Потрясет немного и отпустит, - пожал плечами Отто, разгибаясь.
- Да я про Джо! – стрельнула глазами Сильвия, ставя миску на ступеньки в дом и помогая переместить тело зверя. – Он же влюбился в нее по уши.
- В Георгину-то? Ну, она тоже потрясет немного и отпустит, - рассмеялся Штирлиц, берясь за ручки и начиная катить тачку по протоптанной дорожке из леса к морю. – Возьми лопату, пожалуйста.
- Отпустит? Это вряд ли, - ухмыльнулась Есенина. Тут ветер донес с речки страстные звуки, и оба смутились, сразу ускорив шаг. – Быстро они…
- До свадьбы, - с категоричным неодобрением отозвался Отто, останавливаясь довольно далеко вдоль берега от их обычного местопребывания и начиная выкапывать яму.
- Да я до свадьбы заплесневею! – не подумав, воскликнула Сильвия, заставив его поперхнуться воздухом. Кажется, Жукова снова оказалась права. Что не могло не раздражать, но и не радовать тоже не могло.
- Я учту, госпожа.

URL
2011-05-10 в 07:12 

Два месяца пролетели незаметно в охоте, рыбалке, учебе фехтованию и врачеванию, а так же исследовании острова. Здесь были даже невысокие горы с козами и баранами, а так же росло множество фруктов, которые они вчетвером ели только на пирах и раутах при дворе. Георгина сделала гарпун и учила Сильвию им пользоваться, стоя в реке. Девушки больше смеялись и плескались, распугивая рыбу, чем занимались делом, но их это совершенно не заботило.
- Вот так смотрю на них и порой забываю, что обе – голубых кровей. Они так отчаянно рушат все, к чему я привык, что хотел бы сохранить. Это больно и раздражает, но мне кажется, что именно из-за таких, как они, мир не стоит на месте, - произнес задумчиво склонный в жаркие дни к философии Отто, жуя какую-то палочку и наблюдая, как Феликс измельчает сушеные лекарственные травы.
- Да уж. Когда высокородная дама бьет морду мужикам – это явно крах стереотипов, - передернул плечами Достоевский. Штирлиц, понявший, что того все еще беспокоит эта тема, произнес:
- Я слышал только обрывки, но поверь, и тех слов, что дошли до моих ушей, было достаточно, чтобы даже ты схватился за нож. Однако она ничем не показывала, что задета, пока ее не начали… хм… трогать. Все-таки она – дочь своего отца, а тот считает, что за честь и убить не грех.
Загорелые пальцы с силой стиснули рукоятку, но больше ничем доктор не выдал своего отвращения – к тем ущербным недомужчинам и к своим ущербным мыслям, что так долго осуждали и оскорбляли невиновную даже сквозь любовь к ней.
- Смотрите! Я поймала радужную форель! – радостно закричала Сильвия, вылезая из воды и неся на гарпуне извивающуюся рыбину. – Сегодня будет вкусный ужин!

***

Три корабля с королевскими штандартами встали на якорь, и множество шлюпок тут же устремилось к берегу. Арбалетчики, лучники, пикинеры, мечники и несколько ученых выстроились перед двумя богато одетыми мужчинами и их дамами в легких шелковых платьях. Слуги быстро переправляли содержимое трюмов кораблей на берег, явно имея приказом построить и полностью обустроить небольшую усадьбу, а так же док.
- Остров, милостью Его Величества нам подаренный, не очень большой, исследования много времени не займут. Оружием пользоваться только в случае крайней необходимости. И не дай вам Безмолвные раздавить какую-нибудь улитку – натравлю на вас мужа, будете час тридцать слушать лекцию о цепочке питания и нанесенном фауне вреде.
- Георгина! – рявкнул Феликс, всеми силами стараясь не покраснеть.
- Ох, простите. Час сорок пять, - поправилась дама, невинно хлопая ресницами под дружный смех солдат. – Так, я серьезно. Идите, чего встали?
- Иногда я готов ее убить, - проворчал Достоевский, обращаясь к стоящей рядом чете.
- Дичаешь, друг, озлабливаешься, - похлопал его по плечу Отто, улыбаясь и вспоминая свои утренние крики на Сильвию из-за того, что та снова попросила слугу разбудить их на два часа позже положенного, и радостный визг той: «Ага! Наконец-то! Я начинаю тебя уважать!».


The end.

URL
2011-05-10 в 08:23 

_синица_
立ち止まるな。歩き続けろ。
Очень занимательная история вышла. Персонажи шикарны.
Автор, большое спасибо за исполнение ♥

*не з*

2011-05-10 в 11:00 

извините, но совершенно не смогла прочитать, не зацепило. Автор, если уж даете имена героям, то не распыляйтесь еще на жуковых и прочее. Иначе не поймешь кто, где и зачем.

2011-05-10 в 12:00 

מה שיהיה יהיה
Очень понравилось! Прочла все на одном дыхании, история просто шикарна)
Особенно стиль понравился, очень легок!
Спасибо вам, автор, огромное!

Хотелось бы побольше прочесть про Есенину и Отто, ну да ладно, понятно что рассказано про них достаточно)
:hlop:
:heart::heart::heart:

А за то что имена связаны с соционикой - спасибо отдельное, никогда не могу запомнить кто есть кто. А так очень удобно было :squeeze:

2011-05-10 в 12:19 

Юрико злобная и с окровавленным топором в руках
Когда я пришёл в себя, было поздно. Я понял, что лежу на траве, и возле меня умерла собака. ©
Вааа, это шикарно!:heart:

2011-05-10 в 17:01 

BlancRouge, спасибо. :goodgirl:
Шельн, Автор, если уж даете имена героям, то не распыляйтесь еще на жуковых и прочее.
Читатель, если уж читаете, то делайте это глазами. Имена и фамилии еще никто не отменял в этом мире. :lol:
Жалко, что не понравилось, но спасибо за попытку.
Chesia, благодарю. =)))
Ну, я со Штирлицами на Вы, поэтому так мало. :с
А так очень удобно было
Вот и я так же подумала, но, оказывается, некоторые совсем забыли про то, что тимы получили имена от людей. =(
Юрико злобная и с окровавленным топором в руках, *реверанс*

Автор.

URL
2011-05-10 в 17:14 

Автор, Вы извините, но если в тексте невозможно разобрать где имя, а где тим, то это ваша вина. Удачи в творчестве.

2011-05-10 в 17:30 

Шельн, мне кажется, что мне никоим образом нельзя вменять в вину то, что люди совсем помешались на соционике и перестали человеческие фамилии воспринимать таковыми. :nope:
Спасибо.

Автор.

URL
2011-05-10 в 17:51 

Every day I'm a star in the city Walk the streets like a loaded gun All the time got my shine lookin pretty(с)
А мне было все понятно) И персонажи прекрасны, история интересна, спасибо автору! :white:

2011-05-10 в 17:55 

מה שיהיה יהיה
Шельн вы ошибаетесь) Мне кажется вы просто не вчитались, раз не можете разобраться, потому что расписано все предельно ясно)
И главное все очень запоминается легко)

2011-05-10 в 20:21 

альднойный коллайдер
(ノσvσ)ノ*:・゚♡
действительно шикарно *п*

2011-05-10 в 20:36 

Manuelle Atataki
The secret side of me / I never let you see / So stay away from me
Оно получилось так здорово!*_____* И настолько нестеретипно, что покорило до глубины души)
Я вас знаю, автор?)

2011-05-10 в 20:47 

~Nana~, спасибо, рада радовать. :3
Kyoko Hizura, *реверанс*

Сплендид, да, у меня не будет ни Дюмок с пирожками, ни Габенов с диванами. Должен же хоть кто-то от этого отойти. PX
Конечно, знаешь. *заговорчески подмигнул*

Автор.

URL
2011-05-10 в 22:51 

Чёртов властелин неопределённости | Руки из шкафа
Замечательное исполнение, очень понравилось. :hlop:

2011-05-10 в 22:54 

LAW
Дорогу осилит идущий...
Отличное исполнение! И, автор, огромное спасибо, что не слеш. :) За одно это лично я готова вас на руках носить. :)

2011-05-11 в 01:27 

Kage Tsukiyama, спасибо. ^___^
LAW, поднадоели пидарасики, ага. =) Всегда пожалуйста.

Автор.

URL
2011-05-11 в 18:56 

Риана
Знаете, бывают такие ящички. Откроешь один, а в нем — другой, а в другом — третий. И всегда остается еще один ящичек про запас, сколько ты ни открывай. (с) Джеймс Барри "Питер Пен"
Автор, а от меня отдельное спасибо за рыжеволосую Есю.
Исполнение очень хорошее и не стереотипное, и еще и не слеш! :heart::heart::heart:

2011-05-12 в 02:13 

Таши
Всему своё тайми-вайми (с)
Вооот, да, конфликтеры тоже могут быть вместе!)
Исполнение шикарное, лучи любви автору

2011-05-14 в 13:42 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Оооочень понравилось!!! Автор, лучи любви вам! :heart::heart::heart:
И очень неожиданная девушка-Жуков. Великолепно! :woopie: И вообще, гет неожиданен, но тем больше замечателен!
*Восторженный Есь*

2011-05-14 в 20:55 

Риана, отдельное спасибо за рыжеволосую Есю
Хах, всегда пожалуйста. :3
Исполнение очень хорошее и не стереотипное, и еще и не слеш!
Спасибо, я старалась.
Таши, конфликтеры тоже могут быть вместе!)
А кто-то утверждал обратное? :laugh:
Исполнение шикарное, лучи любви автору
Благодарю. ^___^
катрин-ангел, *реверанс*
И очень неожиданная девушка-Жуков.
Неужели такая редкость? :smirk:

URL
2011-05-14 в 20:56 

Автор.
Забыла совсем. :laugh:

URL
2011-05-15 в 09:59 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Неужели такая редкость?
Ну.. Чаще всего Жуков мужского рода) Да и её поведение было очень интересным. Порадовало))

2011-05-15 в 22:42 

катрин-ангел
*шепотом* Практически с себя писала.

Автор.

URL
2011-05-15 в 22:46 

LAW
Дорогу осилит идущий...
Автор, я буду голосовать за Вас. Девушка-Жуков и правда великолепна. И мальчик-Дост тоже.

2011-05-15 в 23:26 

LAW, ого! Спасибо большое. =)

Автор.

URL
2011-05-23 в 21:02 

Ликотея
Шикарно! Вот это качество:chup2: И гет, и крах стереотипов :inlove:
Спасибо огромное автору!

2011-05-24 в 02:48 

Chun Sundari, всегда к вашим услугам. =) Я старалась.

Автор.

URL
2011-06-18 в 22:00 

Мышь (серая нелетучая)
Пусть уж лучше слэши пишут, чем котят душат. (с)
:hlop::hlop::hlop:

2013-07-08 в 10:10 

Это потрясающе, несколько раз перечитывал *О*

URL
2013-09-02 в 01:51 

Интересное исполнение, необычное именно тем, что тут две пары квазитождеств, связанных конфликтом и дуальностью. И не скатывается в банальный пвп.

URL
   

инТИМная летопись соционических оргий

главная