23:56 

male!Драйзер/male!Джек, NH!, можно рейтинг. Джек - шизофреник, страдающий вдобавок от лекарственной зависимости, Драйзер - медбрат, ошибочно попавший на практику в дом скорби.

@темы: выполненные заявки, Т3, Драйзер, Джек Лондон

URL
Комментарии
2011-05-07 в 21:39 

По хорошему надо было это продумать, вычитать, но автора понесло.

727 слов


За окном шумит молодая листва и покачиваются белые соцветия черемухи.

Тед думал, что с наступлением весны ему станет легче. Исчезнет давящая безнадежность зимы, и дни до третьего мая потекут быстрее. Глядишь – и останется позади ужасная, медленно, но верно сводящая с ума практика в этих белых стенах.

Был исход апреля.

По другую сторону коридора быстро прошел санитар, прижимающий левой рукой поднос с аккуратными порциями таблеток.
Белые, желтые.

В тишине залитого светом прохода едва слышен щебет птиц.



Возле этой двери Тед, как всегда, замер в нерешительности. За два с половиной месяца все лица стерлись для него в одну безрадостно-серую маску отрешенной скорби. Но это лицо с каждым разом всё отчетливей и отчетливей отпечатывается в его памяти, оставляя оттиск на радужке молодого медбрата. Как иначе объяснить, что Драйзер видит эти черты даже когда закрывает глаза, тщетно пытаясь уснуть после очередной смены?

Агонизирующий взгляд впился в него тут же, стоило ему толкнуть бесшумную дверь. Уставился куда-то в район груди, и метнулся ниже, к руке, судорожно сжимавшей баночку с маленькими, бледно-салатовыми капсулами.
Мощнейшими транквилизаторами.

До прошлой пятницы было легче. Но шесть дней назад соседа перевели в отдельную палату, где он мог громко кричать несуществующим демонам, не тревожа остальных больных.
Теперь Тео остается с этим парнем один на один. Каждый вечер.

Сухая тонкая рука резко хватает таблетки с протянутой ладони, действуя автоматически, потому что мыслями парень уже шагнул за порог медикаментозного успокоения.

Глаза – беспокойные, с лихорадочным блеском, подернулись пеленой ещё до того, как старый матовый стакан с водой коснулся искусанных тонких губ.
Взгляд умирающей рыбы.

Теодор быстро опускает взгляд и закрывает дверь, не оглядываясь.


* * *


«Диагноз: биполярное аффективное расстройство циркулярного типа течения.
Причины: сильнейший стресс (пациент стал свидетелем взрыва своей семьи), генетической предрасположенности не имеет.
Дата поступления: 13 апреля 20** года»


Безучастные черные буквы сложно связать с этим безумным взглядом, нервными движениями узловатых пальцев, взволнованными обрывками фраз, что режут эту реальность скальпелем, не вписываясь в неё.

Больной полулежит на кровати спиной к окну, бездумным взглядом скользя вдоль белой, с мелкими трещинками у потолка стене. Действие успокоительного почти сошло на нет.

Теодор неловко переминается с ноги на ногу, прежде чем порывисто вздохнуть и приблизиться к кровати.

- Джек…

Парень недоуменно моргает, переводя мутный взгляд на робеющего практиканта. Собственное имя почти стерлось с подкорки его сознания, смылось с берегов его «я».

- Джек…посмотри туда… - Драйзер неуверенно, но осторожно берет бледную ладонь и слегка тянет в сторону окна, за которым торжествует юность природы.
Потухший взгляд натыкается на окно и замирает.

Секунды вытягиваются в бесконечность, солнечные блики мелькают на стенах, и спустя вечность в потухших глазах зажигается искра.

И в этот короткий, похожий на грань тонкого до невидимости лезвия миг Драйзер видит этого молодого ещё парня таким, каким он был до всего этого кошмара.

Веселым, безбашенным, не лишенным лисьего лукавства. Везунчиком, перед которым все неудачи торопливо отступали в тень.

Бездонные зрачки зеленых, с охровыми вкраплениями глаз зачерпнули горсть солнечного света, и тот так и остался там, постепенно растворяясь.


* * *


Фазы маниакальной рассредоточенности сменялись фазами депрессии, но живучая, непокорная натура всё ещё бурлила в нем, постепенно отступая перед прогрессирующей болезнью. Острый, гибкий ум переживал свой закат, такой же матово-багряный, как и за окном.

Пальцы цепко хватают развернувшегося к выходу Драйзера за правую кисть, больно впиваясь ногтями в кожу.

- Дай!.. – в безумном взгляде сквозит такая одержимость, что медбрат невольно отшатывается.
Ещё никогда Тед не видел его таким. В широко распахнутых, с сужеными зрачками глазах он читает окончательную капитуляцию разума.

Его солнце зашло.


- Нет, - голос твердый, а внутри все рушится, погребая под собою всю надежду.

- Ну отдай! Отдай! – хриплый голос переходит на помешанный невменяемый крик, Джек пытается вырвать заветный флакончик из рук силой, оставляя на тыльной стороне ладоней багровые полосы, которые буквально на глазах распухают, и сквозь покрасневшую кожу выступают мельчайшие капельки крови.


Прибежавшие на крик санитары привычно выкручивают сумасшедшему руки, натягивая смирительную рубашку.

В последнем взгляде, который Джек бросает на Драйзера, нет ни капли солнца.


* * *


Когда-то Тед услышал, что весной обостряются все хвори, как физические, так и душевные. Вопреки расхожему мнению, весной смерть как никогда беспощадна и коварна, просто на фоне всеобщего цветения умирание не так заметно.

Драйзеру кажется, что он теперь будет ненавидеть весну до конца своих дней.

В старом, обшарпанном кабинете, где он оставляет свои вещи, висит старомодный отрывной календарь. Перекинув через плечо рюкзак, Тед подошел к нему, и исцарапанной рукой решительно сорвал лист прошедшего дня.


Наполненные болью глаза невидяще уставились в надпись «Третье мая».

URL
2011-05-07 в 22:02 

Fuehrer
In the cold light of morning, while everyone's yawning, you're high.(c)
прочитал всё на одном дыхании....очень понравилось **
не з.

2011-05-07 в 22:11 

kuro shinigami
Спасибо вам огромное! :-)

URL
2011-05-07 в 22:14 

подлиннее бы, но момент пойман здорово, как мне кажется**

URL
2011-05-07 в 22:15 

E.z.i.o
прочитал всё на одном дыхании...
Подписываюсь.
Очень ненавязчиво, но чётким таким пунктиром, который выбивает где-то в подсознании эти образы...
Чётко, но, в тоже время, немного дёргано, что очень хорошо отражает суть - сумасшествие.
Очень понравилось!:hlop:

2011-05-07 в 22:15 

Гость
Насчет подлинности не знаю, никогда в психушках (хвала небесам!) не была.
момент пойман здорово
Спасибо!))

URL
2011-05-07 в 22:17 

Phoenix~A.A.L
Ого, какой образный вкусный отзыв!
Спасибо вам огромное за такие теплые слова! :heart:

URL
2011-05-07 в 22:34 

лучше никому не стало, но хоть поебались
Аах...
Вот вам букет цветов и вагон шоколадок, автор! Просто прекрасно, спасибо, а за Теодора - отдельное спасибо. Понял, оценил, откройтесь мне.
Агонизирующий от щастья заказчик.

2011-05-07 в 23:21 

E.z.i.o
Вам спасибо, за такой хороший фанфик!

2011-05-08 в 00:14 

Phoenix~A.A.L
Работаю за еду такие вкусные отзывы как ваш :-D

URL
2011-05-08 в 00:16 

Автор, это офигенно! Я давно не получал такого удовольствия от прочтения чего-либо.
Согласен со всеми - это было на одном дыхании и это было восхитительно.

URL
2011-05-08 в 00:52 

Гость
Ох, ну вы меня засмущали, я прямо не думала, что во мне есть талант захыватывающе писать :-D

URL
2011-05-08 в 07:23 

Юрико злобная и с окровавленным топором в руках
Когда я пришёл в себя, было поздно. Я понял, что лежу на траве, и возле меня умерла собака. ©
Нифига не трепетная няшка, но почти что рыдала. Здорово)

2011-05-08 в 07:47 

_синица_
立ち止まるな。歩き続けろ。
Здорово написано. Автор, спасибо за исполнение.

2011-05-08 в 11:15 

Юрико злобная и с окровавленным топором в руках
почти что рыдала - дада, коварный автор достиг желаемого! х)

BlancRouge
Вам пожалуйста за отзыв!))

URL
2011-05-08 в 15:37 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Это так роскошно... и атмосферно.
Чем-то (по атмосфере) похожена Пауло Коэльо «Вероника решает умереть». Но это ОГРОМНЫЙ плюс!)
Браво! :woopie:
:red::red::red::red::red::red::red::red::red:

2011-05-08 в 17:00 

катрин-ангел
атмосферно - старалась))
Спасибо за цветочки! :-D

URL
2011-05-08 в 22:25 

Котик-идиотик
Очень понравилось.

2011-05-08 в 23:05 

Kage Tsukiyama
Рада:-)

URL
2011-05-09 в 00:23 

Len. Smile.
Класс, ты приносишь людям несчастье, а они ничего не могут с этим поделать! Прямо как Боженька.
Прямо-таки ах. Понравилось, но закрадывается ощущение, что чего-то не хватает. Но и так хорошо.
Но, одно меня смущает. Я так и не понял, когда Драй успел понять истинную сущность Джека.

2011-05-09 в 11:37 

но закрадывается ощущение, что чего-то не хватает - автор мучается тем же. Но мне не терпелось поскорее уже опубликолвать его, хоть оно и сырое.
Но я думаю довести его до ума.

Я так и не понял, когда Драй успел понять истинную сущность Джека.
Интуитивно догадался. Он же всё-таки белый этик, и, как у меня там сказано, шизофреники не всегда бешеные. Хотелось показать, что такая яркая и живуча натура Джека какое-то время делала его более стойким перед окончательным помешательством и прорывалась наружу. Джеки они же такие... живчики :-)

URL
2011-05-09 в 13:54 

Я не на чьей стороне, потому что на моей стороне нет никого.|Поражение неминуемо ждет лишь того, кто отчаялся заранее.
Автор, вы - чудо. :hlop:

2011-05-09 в 13:58 

T. Howell
Спасибо! :heart:

URL
2011-05-09 в 17:21 

Len. Smile.
Класс, ты приносишь людям несчастье, а они ничего не могут с этим поделать! Прямо как Боженька.
Он же всё-таки белый этик,
Ага, экстрасекс.
Ну, будем считать, что Вы меня почти убедили.)

2011-05-09 в 20:02 

2870 слов говорит Ворд)



Сначала всегда появлялась Тишина.
В последнее время особенно часто. Слишком непозволительно часто. Он боялся этого и желал одновременно. Бороться уже не было сил, да и были они у него? Он не знал, да и хотел ли знать? Раньше он никогда бы не опустил руки, до последнего гнал бы от себя Тишину, сопротивлялся и до крови царапал бы руки, лицо - только бы снова не Тишина.

Но она снова была здесь. Он оглянулся, почти ощущая ее дыхание. И мир поплыл, тут же становился другим - совершенно белым, чистым - почти стерильным. И пустым. Его хотелось наполнить звуками, может даже раскрасить в яркие цвета, раз за разом выливая на стены потоки краски. Но Тишина протягивала к нему свои длинные руки и накрывала холодными ладонями глаза. И мир уплывал вместе с этими прикосновениями. Она всегда выигрывала почему-то.
Он считал это несправедливым и обидным, словно его лишали возможности дышать. И тогда он начинал говорить: громко, чаще всего бессвязно, пытаясь отыскать на дне памяти хоть что-то, что было в его мире яркого до того, как появилась Тишина.

А было многое: головокружительные прыжки с парашютом, подъемы на снежные вершины, полная авантюр и приключений, недосягаемая теперь яркая, наполненная эмоциями и впечатлениями жизнь. Кажется, тогда у него еще было имя. Джек. Но в кругу таких же, любителей приключений, баловней удачи его звали Лондон. А почему - он уже и не помнил. Или постарался забыть, вычеркнул из искореженной памяти, чтобы в моменты, когда Тишина обволакивал его своими мрачными объятиями, он не старался вспомнить о том, что когда-то жил на свете.

Тишина ласково баюкает его, и он плывет у нее на руках, забывается на какое-то время, сам не замечая, как все сильнее и сильнее вжимается спиной в стену, как до боли (хотя о какой боли можно вообще говорить, когда он знает, что такое Настоящая Боль?) впивается пальцами в свои же плечи, и он слышит свой крик словно со стороны, и мыслью по краю воспаленного сознания вспыхивает только одно - это не может быть его голос, не может, не может, не может!!! Он не такой жалкий, не такой сиплый и нет в нем этого устрашающего надрыва. Нет, нет, нет!


Звук резко открывающейся двери разрывает Тишину, она белоснежными звенящими лоскутами расползается по белым стенам, впитывается в забранное решеткой окно, позорно сбегает под кровать, чтобы потом опять возникать из пространства и лезть, лезть в его сознание, издеваться, мучить, а потом, когда сил сопротивляться больше не останется, приносить облегчение. Но есть и еще что-то, что прогоняет Тишину, тайная сила, способная с ней бороться. И Джек знает, что тот человек, который сейчас вошел, нет, почти вбежал к его камеру? комнату? (он не знает, считать ли это своим домом), как-то связан с этой силой.
- Дай! - приказывает он, сидя в своем углу, натягивая дрожащими руками на себя простынь, и из-под растрепанной челки смотрит на него.

Этого человека зовут Драйзер. Он появился здесь недавно, почти случайно - Джек это сам не раз слышал. Сначала он ходил в паре с врачом, смотрел, как тот разговаривает с Джеком, смотрел, как он ловко вгоняет Джеку шприц, когда Джек себя плохо ведет по какому-то странному абсолютно нелогичному мнению (а как еще можно себя вести в такой ситуации, когда ты снова, раз за разом падаешь с большой высоты, когда по спине огнем разливается боль, а перед глазами - мутная пелена? И плевать, что ты знаешь, что находишься в комнате, но тело помнит, помнит все.. Или помнит разум?) Этот Драйзер, которого Джек для себя знал Драем, было что-то в этом сокращении лихого, словно это имя пришло сюда из его прошлой, яркой жизни, этот Драйзер был другим, не таким, как обычные практиканты. Он не округлял глаза от ужаса, не пытался как можно скорее покинуть камеру? комнату?, а в его спокойном взгляде серых глаз было сочувствие. И желание помочь. Это Джек знал точно. Для "Драя" он не был просто психом. Для него Джек оставался человеком.


Для него Джек оставался человеком. Умным начитанным собеседником, который многое что видел и знал. В редкие минуты, когда к нему возвращались воспоминания, он переставал прятаться в углу, садился на стул верхом, ставил острый подбородок на скрещенные руки и длинными тонкими, слегка иссушенными пальцами, барабанил по деревянной спинке. Он говорил, почти захлебываясь эмоциями, иногда размахивая руками, иногда притоптывая ногой в момент сильного возбуждения. Его зеленые глаза горели тогда ярким огнем, и Драйзер был готов слушать, слушать бесконечно. И не всегда замечал по первому времени, как внезапно на его худое с болезненными кругами под глазами лицо падала тень, и он весь как-то скукожившийся, подбирал под себя ноги и смотрел на собеседника невидящим взглядом. А потом в зеленых глазах появлялась неудержимая паника, и его трясущаяся рука оказывалась совсем рядом от лица Драя.

- Таблетки, - всегда требовал он. - Скорее, дай. Пока она не заползла в уши, пока она не проникла сюда...

Рука тряслась, пальцы загибались, и он как завороженный смотрел на него, на эти пальцы, и не понимал - как таблетки могли помочь этому человеку. Драйзер не хотел верить, что Джек сумасшедший, спятивший в результате несчастного случая. Просто в один момент он сорвался с большой высоты. Кома, потом длительный процесс реабилитации, и тогда, если судить по выдержкам из истории болезни Джека, которую он знал почти наизусть, пришли сильные головные боли, которые со временем заглушались только сильнодействующими таблетками. А когда в дело пошли сильнейшие антидепрессанты и другие не менее отвратительные препараты, Джек оказался здесь.

Драйзер хорошо помнил, как в первый раз зашел в его палату, и был сильно удивлен, когда с кровати на встречу ему поднялся высокий парень, слишком худой и несколько дерганный, с широкой ухмылкой он пожал ему руку и протянул с какой-то очаровательной хрипотцой в голосе:
- Я неплохой парень, и хорошо себя вел сегодня. Так что мне положена награда. - И протянул руку таким жестом, который для Драйзера показался слишком наглым для душевнобольного. И в первую минуту ему показалось, что Джек просто притворяется. Он ухватился за эту мысль, словно за спасительный круг, только бы не думать, что это красавчик (а он не сомневался, что Лондон до болезни был красавцем, и у его ног были все девушки мира) действительно сумасшедший.

И это ощущение нереальности происходящего, этот улыбающийся Джек и его рука, довольно сильная, и озорство в зеленых прищуренных глазах - все это спасало Драйзера в те моменты, когда его пациент становился на самом деле буйным. Было все: и смирительные рубашки, и привязывание к кровати, и еда внутривенно, и самое ужасное, что больше всего пугало Драйзера - пустой, ничего не выражающий взгляд Джека. Он просто уходил в свой мир, уходил так, как ему было не положено - без боя и сопротивлений. Видеть Джека таким Драйзер просто не мог. Других - спокойно, а вот как Джек час за часом, день за днем смотрит в одну только точку, а потом кричит от отчаяния, от того, что медленно разъедает его изнутри - не мог. Потому что он помнит другого Джека, того, что умеет смеяться. И того, что умеет чувствовать и понимать.

Раз за разом перелистывая бессонными ночами выписки из истории болезни Джека, Драйзер приходит к неутешительному выводу: если бы тогда, после несчастного случая были бы вовремя проведены сеансы реабилитации, ничего бы этого не случилось. Но Джек жил один, и как понял потом Драйзер - был одинок. Всегда и везде один, он просто не понял, когда сошел с ума. Просто в один из дней он услышал Тишину, а через три дня оказался здесь, в состоянии крайнего возбуждения, почти никак не реагировавший на внешние раздражители. Он ушел в свой мир, мир черно-белых воспоминаний, с каждым часом становившимися все более нечеткими, где балом правила Тишина. И тогда из этого состояния его могли вынести только таблетки.
Джек сам это знал, боялся Тишины, и потому в его воспаленном сознании красной нитью шла одна лишь связная мысль: Таблетки. Таблетки. Таблетки. Они заменяли ему все, его жизнь, его воспоминания, его мир. Без них он становился буйным, опасным, его привязывали к кровати и держали так несколько дней подряд, его мучили уколами, а потом врачам это все надоело - и ему исправно приносили таблетки. Джек пил их и надолго затихал, пустым взглядом изучая потолок своей палаты. Драйзер с этой покорностью своего подопечного мириться не собирался. Было в Джеке что-то такое, что притягивало, манило, и интерн просто не мог позволить гнить ему тут и дальше.
Где-то там, на самом дне зеленых глаз он иногда видел неудержимую жажду жизни, так долго подавляемую препаратами. А еще там плескалось тщательно скрываемое одиночество и страх одиночества. В тот момент, когда от Джека отвернулся его Ангел-Хранитель, Драйзер со всем ужасом осознал, что готов стать для него не ангелом, но Хранителем. Помогать, поддерживать, молчаливой силой быть рядом, только бы Джек снова ожил, опять стал улыбаться и рваться на поиски новой авантюры. Но не сидеть в углу кровати и невидящим взглядом смотреть куда-то внутрь себя. Только не так. Драйзер не знал, чего именно достоин Джек, но понимал, что это - не его судьба. Не их судьба.

Он скрипел зубами, когда снова и снова давал Джеку таблетки, сдерживал ярость и гнев, когда Джек снова уходил в Тишину, а потом не спал ночами в своей квартире, понимая, что где-то на другом конце города этой же ночью безмолвно страдает Джек, сам того не понимает, но страдает. Дни шли за днями, Драйзер все думал, взвешивал, решал, а Джек все так же пил таблетки, а в минуты сильного душевного безумства буйствовал в своей палате, рвал в клочья страницы журналов о путешествиях, старательно подсовываемые Драйзером, и усердно царапал руки ногтями, стараясь унять Тишину тогда, когда ее безмолвие становилось просто невыносимым.

URL
2011-05-09 в 20:09 

Но сегодня, когда он ночью влетает к нему в палату и видит скорчившегося в дальнем углу постели Джека, который тянет на себя простынь и хрипло кричит то ли от страха, то ли от боли, то ли еще неизвестно от чего, Драй не может быть не предвзятым.
Он садится на край кровати, решительным жестом сгребает Джека в охапку и прижимает к себе. Жест выходит неуклюжим, каким-то топорным и жалким. Но он замирает, разом отпуская простынь и неловко цепляется пальцами за белый халат своего спасителя.
- Страшно, - почти подвывает Джек и тянет на себя Драйзера, поднимает на него взгляд и тянет, тянет на себя, хотя ближе уже и быть не может. - Она опять здесь... Вокруг... Повсюду... Ест меня... Дай... Таблетки... Они прогонят...
Его голос срывается, последние слова он уже шепчет, и Драйзер скорее читает по губам, чем слышит его слова. Джеку не нужна забота - ему нужны только таблетки. Не спасение, не избавление, а привычные капсулы, в которых заключается сейчас весь его смысл жизни. И это злит, раздражает, а зеленые глаза зовут, просят, умоляют. И это тоже бесит.

Образовавшуюся тишину разрывает звук хлесткой пощечины.

Джек дергается, неловко разжимая пальцы, но взгляд все еще отсутствующий, он не понимает, что происходит сознанием, но тело реагирует на удар. Драйзер зло трясет его за рубашку, словно стремясь вытряхнуть из него безумие и снова бьет по щеке, на этот раз сильнее и жестче. Но Джек не думает вырываться из крепкой хватки, он просто смотрит в серые глаза, в которых сейчас разрастается негодование, и глупо улыбается. А потом смеется, все ниже и ниже опуская голову, и его длинные грязные волосы неопределенного рыжеватого оттенка почти полностью заслоняют его лицо.
Драйзер резко поднимается с кровати, Джек все еще смеется, все тише и тише, а потом поднимает голову и смотрит как-то по-особому искоса на врача, и тянет руку.
- Дай...
Драйзеру кажется, что все повторяется, опять, снова. Волна омерзения, смешанная со жгучим отвращением, сменяется неожиданным желанием. Он смотрит на Джека, на его осунувшееся лицо, вечные черные круги под глазами, на его длинные тонкие, и от того кажущиеся словно переломанными, пальцы, чувствует горячие сумасшедшее дыхание пациента, и это сводит с ума.
Он толкает Джека обратно на кровать, наваливается сверху, лишая возможности сопротивляться, и чего-то ждет. Джек дышит тяжело, но не стремится сбросить с себя Драя. Он молчит, покусывая губы, он смотрит и смотрит, почти не моргая, в серые глаза, и Тишина снова забирает его к себе. Но на этот раз забирает как-то неправильно, неторопливо, он только открывает рот, чтобы сообщить об этом всему миру, а особенно этого такому живому, слишком отличающемуся от другого персонала, интерну, но Драйзер стремительно накрывают его губы рваным поцелуем, вгоняет так и не вырисовавшиеся слова обратно, и Тишина, Тишина вроде отступает... Рваными кольцами расползается по углам, и вместе белесой пелены он видит серые глаза, в которых тоже полыхает огонь безумия.

Руки интерна гладят, скользят, а его сильное тело вжимает в кровать все сильнее и сильнее, так, что сердце под ребрами заходится в диком ритме. Джек стонет, выгибается, сам не понимая, что творит сейчас. Это тоже сумасшествие, но какое-то другое, из той прошлой жизни, где есть цвета и звуки. Тишина все рвется и рвется и когда вместо звенящих звуков в его мир врывается горячее дыхание Драйзера, Джека словно бьет током. Он смотрит прямо в глаза интерну и говорит первое, что приходит в голову, говорит как-то скомкано, смято, так, как будто во рту вата, но говорит, иначе Тишина снова может заявить на него права. Слова слишком хлесткие, слишком оскорбительные, и он понимает это только тогда, когда безумие в серых глазах сменяется отвращением.
- Если хочешь меня поиметь, давай, вперед. Но сначала таблетки...

Драйзер дергает щекой, как от удара, и почти вскакивает с кровати. Вытирает о белый халат руки, и Джек в душе торжествует. Он добился своего, пусть так криво и некрасиво, но добился. Оскорбил, обидел его, и в его еще затуманенном Тишиной разуме бьется только одна мысль - он его больше не увидит! Никогда не увидит, никогда после его визитов не будет болеть что-то, что врачи называют сердцем, а черно-белые воспоминания о его яркой жизни больше никогда не будут его преследовать, стоит только посмотреть в эти серые глаза, почувствовать легкий запах его дорогого парфюма и услышать его немного тихий, но всегда твердый и ясный голос. И все будет как раньше. Тишина-таблетки-Тишина-таблетки. И больше никакой боли. Хватит с него страданий! Хватит! Хватит! Хватит!
На всегда спокойном лице Драйзера сейчас ходят желваки. Он судорожно вдыхает воздух через нос, стараясь успокоиться и не вмазать пациента прямо в стену. Это ему кажется, или Джек, и правда, его провоцирует? Сам напрашивается на продолжение только что начатого? Или ему все равно, с кем спать, только бы получить таблетки? Весь смысл его существования - таблетки? Насколько же Джек сейчас жалок, но и он не лучше. Идея приходит в голову моментально.
Он протягивает руку и рывком поднимает Джека с кровати. Тот недоуменно на него смотрит и улыбается все той же шальной улыбкой от уха до уха. Рыжие пряди падают на лицо, но он знает, как блестят сейчас зеленые глаза пациента.
- Что же ты? - шепчет Джек и делает неловкий шаг к Драйзеру. - Боишься или я недостаточно для тебя хорош?
- Мразь! - Он бьет его по лицу, чувствуя себя при этом последней сволочью, и грубо хватая Джека за руку чуть выше локтя, тянет по направлению к двери. Джек пытается сопротивляться, но интерн достает из широкого кармана заветную коробочку с таблетками и издевательски машет ею перед лицом.
- Или ты идешь со мной, или я смываю это в унитаз. И твоя Тишина снова придет тебя навестить. Твой выбор?
- Что б ты сдохнул, такой весь правильный и чистый! - Джек кричит ему в лицо. - Ты здесь не один! У тебя нет права!
- Ошибаешься! - Он ногой распаивает дверь и тянет пациента за собой по темному коридору. - Врачам нет до тебя никакого дела.
Ночью коридор выглядит угрожающе. Яркие пятна света чередуются с чернильной темнотой, и когда Джек наступает на такие полосы, ему кажется, что он исчезает, растворяется во Тьме. И неизвестно, что страшнее - Темнота или Тишина. Но рука Драйзера жестко и больно держит его, одобрительно сжимая каждый раз, когда Джек вздрагивает всем телом. И сейчас интерн ненавидит себя еще сильнее. Он намеренно заставляет Джека испытывать страх, но сердце бьется как безумное, и пока это кажется ему единственно верным решением.

Он со всей силой дергает на себя дверь служебного входа и с такой же силой толкает Джека вперед, в летнюю темноту ночи. Джек падает лицом вперед, неловко вытягиваясь на подстриженном газоне, жадно вдыхая прохладный воздух, пальцы сами скрючиваются в попытках забрать в кулаки невысокую траву, а в глазах становится невыносимо горячо. Слезы быстрыми дорожками стекают по щекам и теряются в темноте. Он плачет беззвучно, растерянный, оглушенный ночными звуками, подавленный и сломленный. Жалкий.
- Живой, - звучит в ушах холодный голос Драя. - Ты живой. И если ты еще раз попросишь у меня таблетки...
Я не знаю, что с тобой сделаю. Может, убью. Ты должен, нет, даже можешь жить без них. Это трудно, но возможно. А ты решил сдаться в самом начале, позволил кому-то другому решать твою судьбу, ты не заслуживаешь ни капли уважения.
- Так убей, - хрипло требует Джек, открывая глаза. - Давай, вперед. Ты видишь, в каком я состоянии. Убей. Уничтожь. Будет легче всем.
- Нет, - он слышит, как Драйзер опускает перед ним на корточки и изучающе смотрит сверху вниз.
- Тогда не говори, что делаешь это из жалости. Мне она не нужна.
- Я не терплю жалость.
- Тогда что это?
- Допустим, привязанность, - признается интерн почти сразу, не раздумывая. - Желание помочь.
- Обманывать сумасшедших - мерзко и отвратительно, Драй. Мы же верим...
Он пытается сесть, но почему-то ничего не получается, поэтому он поднимает голову и смотрит на своего мучителя злым взглядом, в глазах стоят еще невыплаканные слезы, но где-то там разливается странное тепло. Он ведь сейчас поверит, как идиот, как сумасшедший, но поверит, что есть в этом мире человек, которому не все равно.

Драйзер едва улыбается уголками губ и на раскрытой ладони протягивает Джеку таблетки. Он привык держать свое слово. Джек тоже улыбается, тревожно прислушиваясь к звукам внутри своей головы. Тишина отступала.

URL
2011-05-09 в 20:21 

Автор, Хеллечка вас нежно любит, в чём чистосердечно признаётся, ибо это офигенно. Да.

URL
2011-05-09 в 20:36 

Fuehrer
In the cold light of morning, while everyone's yawning, you're high.(c)
автор 2, это шикарно :heart:
потрясающий Джек

2011-05-09 в 20:59 

Len. Smile.
Класс, ты приносишь людям несчастье, а они ничего не могут с этим поделать! Прямо как Боженька.
Второй автор, вот, вот оно! Вы прекрасны.
Хотя ошибок и очепяток выше крыши.
а в глаха становится невыносимо горячо
Мне так нравится слово "глаха"**

2011-05-09 в 21:09 

Хотя ошибок и очепяток выше крыши
Второй автор не имел Ворда под рукой, чтобы вовремя заметить опечатки, но текст будет отбечен в ближайшее время.

URL
2011-05-09 в 21:27 

Котик-идиотик
:inlove:

2011-05-09 в 21:41 

Captain T. Howell
Я не на чьей стороне, потому что на моей стороне нет никого.|Поражение неминуемо ждет лишь того, кто отчаялся заранее.
Автор 2, Я хочу вас в у-мыл и проды.
:crzdance:

2011-05-09 в 22:21 

Аннгел
Кнута нет. Буду пороть пряником.
Автор2, спасибо! Это великолепно! :hlop:

2011-05-09 в 22:40 

Len. Smile.
Класс, ты приносишь людям несчастье, а они ничего не могут с этим поделать! Прямо как Боженька.
Второй автор не имел Ворда под рукой, чтобы вовремя заметить опечатки, но текст будет отбечен в ближайшее время.
2870 слов говорит Ворд)
Хм-м... Сдается мне, что где-т подвох :Д

2011-05-09 в 22:59 

Len. Smile.
Это я подсчитала слова в Ворде и сообщила автору по его просьбе.

URL
2011-05-10 в 08:24 

Человек из тирамису
Самое вкусное в зеленом чае без сахара — это чувство собственного превосходства.
первое очень зацепило, прям очень :hlop:

на второго автора готова была молиться вплоть до: Волна омерзения, смешанная со жгучим отвращением, сменяется неожиданным желанием.
а потом все, никаких эмоций

2011-05-10 в 11:51 

Автор два как бэ откровенно палится, но Ворда нет, интернет лагает, но вообще спасибо всем. Потому что когда писал, дико боялся, что никому относительно автобиография автора не будет интересна. ==

За беттинг буду благодарен.

Kitty Maks
я рад, что текст понравился хоть бы до какого-то момента. *пожал плечами*

URL
2011-05-10 в 14:10 

Fuehrer
In the cold light of morning, while everyone's yawning, you're high.(c)
автор 2, откроетесь в умыл??)

2011-05-10 в 14:15 

kuro shinigami
*ушел открываться*

URL
2011-05-10 в 14:44 

лучше никому не стало, но хоть поебались
Автор два, заказчик посылает вам лучи любви! Прошу пожаловать ко мне в умыл!

2011-05-10 в 18:36 

Kitty Maks
Рада, того и добиваюсь :-) Спасибо))
автор1

URL
2011-05-11 в 12:12 

~юки-юки~
Оба текста классные!! Только во втором все портит яой!!

2011-05-11 в 12:55 

~юки-юки~
в заявке прописано "можно рейтинг". Хотя я не и отрицаю, что, возможно, не удалось донести до читателей, то, что я хотел этим показать.

Автор2.

URL
2011-05-12 в 17:09 

Кэль
«Но если право любить - показатель двуличности, Дай же мне тысячу лиц.» ©
Автор2, это великолепно!!! :woopie:

2011-05-12 в 17:17 

катрин-ангел
спасибо, приятно слышать.

Автор2

URL
2011-05-12 в 18:22 

Поправила опечатки и немного пунктуацию. Если найдутся ещё косяки - значит я не заметила, пинать меня, а не автора :)

URL
2011-05-12 в 18:23 

socionicfics
автор всячески благодарствует.) Спасибо.

URL
2011-05-13 в 15:37 

второе до дрожи пробрало. спасибо! :heart:

URL
2011-06-16 в 20:28 

змей-победитель.
There's always gonna be another mountain, I'm always gonna wanna make it move (с)
Автор 2, вы донесли все и даже больше! Огромное вам спасибо за вашу прекрасную работу:heart:

2011-06-16 в 20:30 

Спасибо. Очень рад.)

Автор2

URL
2011-07-22 в 14:10 

Aurora, wake up!
Мое сердце остановилось, мое сердце за-мер-ло!
Большая просьба к автору второго исполнения открыться мне в у-мыл до 19:00

2011-10-25 в 19:54 

Vampire_Deiko
Tempora mutantur et nos mutantur in illis
Автор 2, это просто божественно!)Дайте-ка на вас посмотреть,откройтесь в умыл))

Джек)

2011-10-25 в 20:49 

Akiko-no-dana
Каждый выбирает исходя из своих приоритетов.
Второй автор)*___________________*
Эмоции после прочтения зашкаливают, не читала ни одной работы, чтобы так ярко, живо, глубоко и ёмко было уделено внимание всему) Всё точно в психологическом плане. я поверила в эту историю)) Очень профессионален язык добавляет колорит))
Замечательная работа, мои бурные овации)

2011-10-25 в 21:03 

Тони рыжий и пушистый
.в любой непонятной ситуации дави и накатывай.
Vampire_Deiko, да я сюда откроюсь. Как бэ тур-то уже закрыт))

Akiko-no-dana, всегда приятно, когда тексты вызывают такие эмоции, и спасибо "за проф.язык", я польщен. Хотя мне до него и далеко)

2012-04-17 в 21:59 

Блин, пока читала первое исполнение чуть не заревела, на втором не сдержалась... Оба автора замечательны т.т

     

инТИМная летопись соционических оргий

главная