Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:17 

Я не люблю ее. Она меня бесит. Я знаю ее насквозь, я вижу ее всю – от способа мысли, от событий, повлиявших на ее взгляды, до мелких черточек, вроде привычки покусывать в задумчивости ноготь большого пальца. Мне знакомы изнутри слишком многие вехи ее биографии. Я знаю, что значит "цвет свежего каштана", вижу, как одновременно можно быть рыжей, каштановой и золотистой. Ее страхи, надежды, воспоминания... Смешливость, улыбчивость, открытость. У самых близких мне женщин всегда одни черты – неуклонный характер, слишком сложный, чтобы с ним ужиться, мужчинам рядом с ними сложно от их несгибаемости. У моих подруг, которые как и ей были мне нужнее мужчин, гипотетически способных между нами встать.

Я слишком хорошо ее знаю. В каждом повороте повествования, спрашивая себя ни о том, как бы я хотела поступить, но о том, как бы поступила на самом деле, я вижу, как мы сближаемся, неотвратимо совпадая, как лепесток боярышника, медленно падающий в канал, совпадает со своим отражением в темной воде и становится неотличим.

Впервые читая Сагу я думала, что знаю, кем буду на ее страницах. В те годы мне легко было казаться себе равной этим золотистоволосым девушкам с пламенным сердцем, остававшимся вечной тенью на фоне предназначенной их возлюбленному дочери Старшей крови. Эсси для меня стояла в одном ряду с Эовин, и даже разница в лютне и мече в их руках не добавляла им хоть какого-то различия.

Чтобы быть ими нужно быть чище. Нужно быть проще, односторонее и глубже, как это умеет только Легенда. В наше время ироничность, умение видеть во всем неоднозначность, бросать тень на светлое, находить светлые порывы в темных проявлениях, стала признаком интеллектуальности и полноценности личности. Я научилась этому, и теперь планка легенды от меня далеко, до нее не хватает этой упрямой, упертой чистоты, этой недопустимой для взрослого и образованного человека бескомпромиссности.

Я знаю, чьи черты приобрела бы в той истории, и оттого не люблю ее вдвойне...


– Ты слышала, Трисс?
– Прости меня, – глухо сказала Трисс Меригольд. – Прости, Йеннифэр.
– О нет, Трисс. Никогда.


URL
   

записки на обрывках тишины

главная