23:12 

Холмс/помирающий Ватсон после ранения от взрыва.

Sherlock!kink
Важен не столько высокий рейтинг, сколько интимная атмосфера и переживания Холмса. Осознания того, что это он виноват, он не уберег няшечку. Секс не обязателен, но ласки/петтинг/ect со стороны Холмса должны быть обязательно. Ватсон в сознании, терпит боль, все слышит, можно даже заставить его поплакать над тем, как Холмс его отчаянно любит.
В качестве кинков: запах Холмса, от которого тащится Ватсон, кусания уха Ватсона. Можно описать, как Холмс обрабатывал ранения Джона и, одновременно, как-нибудь ( ) отвлекал его от боли.
Плачущая и все видящая Мери в коридоре перед палатой приветствуется.

@темы: Dr. John Watson, Sherlock Holmes, Mary Morstan, ШХ/ДВ, пробный раунд

URL
Комментарии
2010-02-03 в 17:52 

Надеюсь, заказчик останется доволен.

Совершать ошибки не страшно. Страшно, когда твой просчет может стоить жизни близкому человеку. Самому близкому. Собираясь на ту фабрику, ты знал, что это ловушка, но тешил свое тщеславие тем, что ты – величайший сыщик современности, гений, подмечающий даже самые мелкие детали и мастер разгадывать, казалось бы, самые неразрешимые загадки. Разгадал? Долго же ты еще будешь кричать во сне “Ватсон, нет!!!” и просыпаться в холодном поту посреди ночи. Как в замедленной съемке наблюдать, как вокруг него взрываются ящики, и он исчезает в пламени, а ты только и можешь кричать, срывая голос “Ватсон, нет!!!” и бросаться к нему на помощь, протягивать руку в уже ненужном бесполезном жесте. А потом лежать отброшенным силой взрыва и гадать, найдешь ли его тело после пожара, понимая, что надежды, в общем-то, мало. И задыхаться от едкого дыма и гнетущей безысходности. От чувства собственной беспомощности. И от острого чувства вины. И почти физически ощущать боль слева в груди, где еще недавно билось сердце, а теперь осталась лишь сосущая черная пустота. И ты не можешь это принять. Ты вспоминаешь десятки, сотни случаев, когда он мог погибнуть. Не погиб. Так почему сейчас? Это слишком даже для твоего совершенного разума и образцовой логики. Это не может происходить с тобой, не может происходить с вами. Не успел. Не добежал. Не уберег. Ошибся. Ошибся. Ошибся. “Ватсон, нет!!!” Ты обессилено шепчешь это снова и снова. И вспоминаешь все те ночи, когда ты вот так же, обессилено, шептал “Ватсон, да!!!”

***
Для меня прошла вечность, наполненная разрывающим душу отчаянием, прежде чем я узнал, что Ватсон выжил после этого пожара. Я думал, что свихнусь от счастья. Это было невероятно. Это…это…что это попало в глаз? А, неважно. Я не медлил ни минуты. Звон в ушах после контузии еще не прошел, но это не стоило моего внимания. Я должен был быть с ним. Подслушав разговор полисменов, я узнал, в какую больницу доставили Ватсона, и отправился туда. Искусство перевоплощения помогло стать врачом, и таким образом я попал в палату, где лежал мой раненый друг. Его левое плечо, шею и область над лопаткой задело шрапнелью, но кости, кажется, не пострадали. К сожалению, недостаточные познания в медицине не позволяли мне извлечь осколки из его ран. В этой области я был скорее теоретиком, чем практиком. Но я мог облегчить его участь, дав ему обезболивающее. И самое главное я мог быть рядом. Дотронуться до него, доказывая себе, что всё это - не галлюцинации, порожденные мои обезумевшим от боли утраты воображением. Я подошел к койке и сел рядом с ним. Он был без сознания, глаза его были закрыты, на правой скуле виднелась глубокая ссадина, на лбу выступили капли пота – последствие начавшегося жара, и я совсем не слышал его дыхания. Я осторожно коснулся его волос, провел тыльной стороной ладони по щеке, и хотя обычно я не был склонен к излишней сентиментальности, на меня лавиной обрушилось чувство всепоглощающей нежности к моему дорогому Ватсону. Под влиянием мимолетного импульса я наклонился к нему и, едва дотронувшись губами до уха, поцеловал его. Он вздрогнул от моего прикосновения, но глаз не открыл. Возможно, находясь в плену боли и лихорадки, он почувствовал мое присутствие. А еще мне стало страшно, а вдруг он пострадал больше, чем это видно невооруженным глазом, вдруг он не очнется и я не смогу сказать насколько он важен для меня. Левой рукой я сжал его холодные пальцы, а правой – провел по его волосам, скорее чтобы ощутить его тепло, чем пригладить их. Склонившись над ним, я скользил губами по его виску, целовал мягкие светлые волосы, насквозь пропахшие дымом, и мечтал разделить с ним его боль. Я не знал, слышит ли он меня, но острая потребность выговориться в какой-то момент стала сильнее меня.
- Знаете, Ватсон, говорят, когда человек умирает, то у него перед глазами проносятся самые яркие моменты его жизни. В тот момент, когда я думал, что Вы погибли, в сознании у меня пронеслись все самые радостные, самые счастливые воспоминания, связанные с Вами. Знаете, Ватсон, раньше я не мог смириться с мыслью, что, женившись, Вы покинете меня, уедете из нашей квартиры и постепенно исчезните из моей жизни, а тогда, лежа под обломками, оглушенный и раздавленный, я вдруг ясно осознал, пусть Вы женитесь хоть на десяти Мэри, только бы Вы жили. Пусть я никогда больше не увидел Вас, не поговорил с Вами, в конце концов, не коснулся смычком Вашей щеки, вызывая бурю негодования, но я бы знал, что где-то Вы счастливы и любимы, хоть и не со мной. Это знание было бы горьким для меня. Да, горьким. И болезненным. Но, по крайней мере, я был бы уверен, что ваше сердце бьется. Мне бы не надо было видеть Вас, чтобы знать, что Вы поднимаете брови и хмуритесь, когда по утрам читаете в Таймс заметки о распоясавшейся преступности, что Вы задумчиво прищуриваетесь, когда пытаетесь отгадать на кого из боксеров сделать ставку, что Вы так потрясающе улыбаетесь, когда наблюдаете за первым снегом, выпавшем на Трафальгарской площади. Знаете, Ватсон, эта трагедия, произошедшая с вами, - я запнулся от подступившего к горлу комка, я всё еще чувствовал свою вину перед ним. Мне никогда еще не было так трудно и так легко говорить, - она дала мне много важных открытий сегодня. Я никогда не верил в Бога и Дьявола, предпочитая научные факты религиозным домыслам, но когда констебль Кларк прокричал мне, что вы живы, я уверовал, что он ангел Божий. – я усмехнулся, снова касаясь губами его виска.

URL
2010-02-03 в 17:53 

***
Что случилось на фабрике у реки, я помнил лишь отрывками. Помню, как зацепился за что-то, а потом всё произошло слишком быстро. Я не ощутил боли, когда на меня упали все эти бочки и ящики, лишь осознал, что бежать уже поздно. Я успел еще оглянуться и встретиться взглядом с Холмсом, который в ужасе смотрел на меня. Он что-то кричал, надрываясь, но я ничего не слышал, оглушенный чередой взрывов. Последним, что я увидел, проваливаясь в темноту, было искаженное отчаянием лицо моего лучшего друга.
Очнувшись в больнице, я порядком удивился, что остался жив. Меня привела в чувство боль где-то в районе шеи, я не знал где точно, но она была такая сильная и безжалостная, что в какой-то миг я подумал, смерть была бы для меня подлинным актом милосердия. Вошедшая медсестра сообщила, что полисмены, прибывшие на место взрыва, нашли меня погребенным под завалом и сразу отправили в ближайшую больницу. Кажется, я спросил, каковы мои шансы, а она с успокаивающей улыбкой ответила, что я не очень серьезно пострадал, что скоро придет мой доктор, а сейчас мне нужен покой. Она уколола мне обезболивающее, и вскоре я заснул, а точнее сказать, провалился в темный тревожный сон, из которого меня вырвал знакомый голос. Боль была вполне терпимой, должно быть, я еще находился под действием морфия. Холмс (а это именно его голос вернул меня в сознание) сидел рядом со мной, на моей кровати, и держал меня за руку. Сначала я подумал, что я еще сплю, или это плачевные последствия моей травмы, потому как всё это совершенно не вязалось с привычным поведением моего друга. Он гладил мои волосы и покрывал поцелуями мой лоб и висок, а я лежал не в силах пошевелиться и лишь изредка вздрагивал, когда он, забываясь, слишком прижимался ко мне. Он наклонился к моему уху, и в нежном прикосновении его губ было что-то такое, что подсказало мне, это не сон и не бред, и Холмс сейчас со мной наяву. А потом его пальцы задрожали, с силой сжимая мою ладонь, и я издал тихий стон. Он замолчал, на секунду отстраняясь. Я чувствовал на себе его взгляд, а потом он снова поцеловал меня в ухо, легонько прикусывая мочку, а потом стал зацеловывать ее одними губами. Я подумал, что самое время показать, что я нахожусь в сознании, но тут услышал его голос. По мере того как он говорил, сердце мое замирало, пропуская удары, а потом снова начинало биться невпопад в ускоренном темпе. Всё во мне переворачивалось от нахлынувших чувств к этому человеку. В его искренних словах и тихом голосе было столько отчаянной любви, столько неразделенной страсти, что я не выдержав, беззвучно заплакал.

***
Я вёл себя, как последний идиот, эгоистично потревожив сон Ватсона своим внезапным проявлением любви. Вероятно, забывшись, я неосторожно задел его, причиняя боль, потому что когда я отстранился, то увидел выступившие на его глазах слезы. В комнату вошла его невеста Мэри и с подозрением уставилась на меня. Я понял, что, оказавшись в плену своих чувств, я мог не заметить ее прихода, и неизвестно была ли она свидетельницей моего признания. Однако это было уже неважно. Поднявшись, я направился к выходу. Мой уход скорее походил на вынужденное бегство. Спустя мгновение она выскочила за мной.
- Доктор… - позвала она меня, - он сказал…что это стоило полученных ран.

URL
2010-02-03 в 18:00 

Уровень сарказма в моем ответе зависит от уровня тупости вашего вопроса.
автор!! браво*хнычет* :weep3: :hlop:

2010-02-03 в 20:23 

в процессе написания оказалось, что наши с заказчиком кинки дивным образом совпадают) Ватсон - плакса еще та)
(автор)

URL
2010-02-03 в 22:52 

Bad
I burn things
- Доктор… - позвала она меня, - он сказал…что это стоило полученных ран.
Хо, мне таки объяснили эту загадошшшную фразу!

2010-02-03 в 23:28 

Автор, браво. Сильно, очень сильно.

URL
2010-02-04 в 00:09 

На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
о, похоже на вырезанную сцену из фильма :)))) очень проникновенно :)

2010-02-04 в 00:18 

Все замечательно, только в фильме Ватсон кричал "Холмс"и вытягивал руку, предостерегая и останавливая его.

URL
2010-02-04 в 00:26 

И вспоминаешь все те ночи, когда ты вот так же, обессилено, шептал “Ватсон, да!!!”
может все-таки Джон? Оо'''

здорово))

URL
2010-02-04 в 01:23 

Bad теперь всё встало на свои места? после объяснения?
danechka, Гость 22:28 спасибо большое =))
Гость 23:18 согласна, но Холмс тоже мог бы покричать Ватсону
Гость 23:26 кстати да, можно и так =)) вы если что кидайтесь тапками, мне полезно...
автор

URL
2010-02-05 в 00:11 

Если кто-то и осмелится кидаться тапками, я буду закрывать автора своим, хоть и тщедушным, но смелым тельцем. Это же прекрасно!!! Соглашаюсь, что это прямо вырезанная сцена из фильма!!!
Спасибо за написание!

URL
2010-02-10 в 11:23 

Соглашаюсь, что это прямо вырезанная сцена из фильма!
+1
так вкусно! :)
Если кто-то и осмелится кидаться тапками, я буду закрывать автора своим, хоть и тщедушным, но смелым тельцем.
еще +1 :)

URL
2010-02-12 в 13:54 

Safri-duo.
дейтсвительно, как вырезанная сцена!
потрясающе написано!
Спасибо! :heart:

2010-02-12 в 21:07 

заказчику понравилось все, кроме слитой темы с Мери))
ну очень хотелось, чтоб она помучалась, поплакала и акцент был на ней :eyebrow:

заказчик благодарствует :friend:

URL
2010-02-15 в 16:20 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
очень очень:heart:

   

Sherlock!Kink

главная