17:37 

Пример работы над текстом

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
(пример из книги Ю. Никитина "Как стать писателем")
Исходный вариант: «Широкая черкеска была кое-где порвана, шапка была заломлена назад по-чеченски, ноговицы спущены ниже колен. Одежа его была небогатая, но она сидела на нем с тою особою казацкою щеголеватостью, которая состоит в подражании чеченским джигитам»
После вычеркивания лишнего: «Широкая черкеска кое-где порвана, шапка заломлена назад по-чеченски, ноговицы спущены ниже колен. Одежа небогатая, но сидит с тою особою казацкою щеголеватостью, которая состоит в подражании чеченским джигитам»
Почуйствуй разницу, как говорится ^_^
Никитин - лапочка.
апд: его книгу хочется конспектировать.
Слова-паразиты: был, было, была, были, он, его, ее, их, мой, моя, мои, все, это, уже, однако, вдруг, внезапно, ибо, только, что-то, который, которые, которая…
А еще он предлагает писать глаголы в настоящем времени. Но это пока слегка выше моего понимания...
А еще я не понимаю, что значит его фраза "любой материал сдается".
апд: этот пример слегка сложнее: больше текста, плюс Юрий Александрович лишь подчеркивает слова-паразиты, не приводя окончательного варианта. Попробую сама.
Исходный текст: «Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь.
Есть прелестный подбор цветов этого времени года: красные, белые, розовые, душистые, пушистые кашки; наглые маргаритки; молочно-белые с ярко-желтой серединой „любишь-не-любишь“ с своей прелой пряной вонью; желтая сурепка с своим медовым запахом; высоко стоящие лиловые и белые тюльпановидные колокольчики; ползучие горошки; желтые, красные, розовые, лиловые, аккуратные скабиозы; с чуть розовым пухом и чуть слышным приятным запахом подорожник; васильки, ярко-синие на солнце и в молодости и голубые и краснеющие вечером и под старость; и нежные, с миндальным запахом, тотчас же вянущие, цветы повилики.
Я набрал большой букет разных цветов и шел домой, когда заметил в канаве чудный малиновый, в полном цвету, репей того сорта, который у нас называется „татарином“ и который старательно окашивают, а когда он нечаянно скошен, выкидывают из сена покосники, чтобы не колоть на него рук. Мне вздумалось сорвать этот репей и положить его в середину букета. Я слез в канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего там мохнатого шмеля, принялся срывать цветок. Но это было очень трудно: мало того что стебель кололся со всех сторон, даже через платок, которым я завернул руку, – он был так страшно крепок, что я бился с ним минут пять, по одному разрывая волокна. Когда я, наконец, оторвал цветок, стебель уже был весь в лохмотьях, да и цветок уже не казался так свеж и красив. Кроме того, он по своей грубости и аляповатости не подходил к нежным цветам букета. Я пожалел, что напрасно погубил цветок, который был хорош в своем месте, и бросил его. „Какая, однако, энергия и сила жизни, – подумал я, вспоминая те усилия, с которыми я отрывал цветок. – Как он усиленно защищал и дорого продал свою жизнь“».

После вычеркивания: «Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь.
Есть прелестный подбор цветов этого времени года: красные, белые, розовые, душистые, пушистые кашки; наглые маргаритки; молочно-белые с ярко-желтой серединой „любишь-не-любишь“ с прелой пряной вонью; желтая сурепка с медовым запахом; высоко стоящие лиловые и белые тюльпановидные колокольчики; ползучие горошки; желтые, красные, розовые, лиловые, аккуратные скабиозы; с чуть розовым пухом и чуть слышным приятным запахом подорожник; васильки, ярко-синие на солнце и в молодости и голубые и краснеющие вечером и под старость; и нежные, с миндальным запахом, тотчас же вянущие, цветы повилики.
Я набрал большой букет, когда заметил в канаве чудный малиновый, в полном цвету, репей того сорта, который называется „татарином“. Его старательно окашивают, а когда нечаянно скошен, выкидывают из сена покосники. Я слез в канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего там мохнатого шмеля, принялся срывать цветок. Но мало того что стебель кололся со всех сторон, даже через платок, которым завернул руку, – он был так страшно крепок, что я бился минут пять, по одному разрывая волокна. Когда, наконец, оторвал, стебель уже весь в лохмотьях, да и цветок не казался так свеж и красив. Кроме того, по своей грубости и аляповатости не подходил к нежным цветам букета. Я пожалел, что напрасно погубил цветок, который хорош в своем месте, и бросил. „Какая, однако, энергия и сила жизни, – подумал я. – Как усиленно защищал и дорого продал жизнь“».

Хм, тупого вычеркивания явно не достаточно, а перефразировать я на ночь гляда слегка не в настроении.
апд 2 (не хочу плодить одинаковые посты): «Он поцеловал ее красивую изящную руку». «Он поцеловал ее руку, взгляд скользнул по изящной и красивой линии….»
«Лесса нашарила в соломе сандалии, встала, машинально стряхнула с волос сухие стебли и заплела нечесаные космы в тяжелый узел на затылке». «Лесса нашарила в соломе сандалии, ее пальцы машинально стряхнули с волос сухие стебли, она заплела нечесаные космы в тяжелый узел на затылке».
«…в помещении послышался негромкий треск»,«…в помещении негромко потрескивало»
Про фразы-гусеницы.
Вот самый знаменитый рассказ Бунина «Темные аллеи», что дал название лучшему сборнику его рассказов: «Приезжий сбросил на лавку шинель и оказался еще стройнее в одном мундире и в сапогах, потом снял перчатки и картуз и с усталым видом провел бледной худой рукой по голове – седые волосы его с начесами на висках…»
Ну, уточнение, что приезжий оказался в одном мундире и в сапогах, навевает на игривые мысли, а где же забыл штаны, но кроме того, если быть точным, здесь прилагательные как раз оказывают медвежью услугу. Если уж смотреть с позиций современного автора, то Бунин «бледной худой рукой» сообщил, что у приезжего вторая рука не бледная и не худая, не зря же уточнил, что провел по голове именно той из рук, которая бледная и худая. И что провел не ладонью и даже не пальцами, а ухитрился всей рукой, от самого плеча.
Кстати, убирайте и такие сорняки, как «потом» и «его». Без них текст все-таки яснее, чище, опрятнее.
И, конечно, фраза безобразна гусеничностью. Сейчас в хорошем издательстве сразу в шею автора, который дает подряд столько глаголов: «сбросил, оказался, снял, провел…» Это даже ниже уровня успевающего школьника. Современные требования не такие уж и строгие, но все-таки даже средний автор знает о третьей точке (не пятой). Т.е. если, к примеру, вместо слов: «и с усталым видом провел бледной худой рукой по голове» это же самое сказать не линейно, а, к примеру, «рука его (!) поднялась к голове, бледная худая ладонь пригладила волосы», то вся фраза станет намного более объемной.
Это, знаете ли, аксиомы. Но известно и то, что во времена Бунина мировой рекорд по поднятию тяжестей был на том уровне, что сейчас повторяют школьники-старшеклассники. Так что вам писать надо получше Бунина. Бунину можно было писать так т о г д а, а сейчас бы уже нещадно правили. А то и вовсе не приняли бы такие тексты.

Об идеях
То ли дело практичнейший Запад: у них все страсти накалялись только ради борьбы за трон, за золото, за стадо коров.
Боги угоняют друг у друга стада коров, Зигфрид убивает дракона ради золота, а потом все нибелунги гибнут, не в силах отказаться от проклятого золота.
Все «Хроники Амбера» лишь о том, кому сесть на трон, ради этого хлещут реки крови, брат брату выкалывает глаза, убивают десятки тысяч людей, горят города, убийства, убийства, убийства…
В США и рыночной России уже не замечают, что, по этим старым меркам, красавец Конан вообще-то редчайшая тварь, сволочь, подлец. Это же паразит, мразь, подонок, это антигерой – но читают взахлеб, ставят фильмы, снимают мультики, делают компьютерные игры… А ведь этот герой идет с окровавленным мечом в руке с одной-единственной целью, которую время от времени повторяет вслух: «Я хочу завоевать для себя королевство». Вдумайтесь! Не создать, как создавали сотни сейчас полузабытых героев, как, скажем, Кий, что пришел на пустое место, выбрал удобную гору и начал строить город, или более ранние Рем и Ромул, что в незаселенной местности вдвоем начали строить город, чтобы пригласить туда жить всех обездоленных, обиженных, беглых рабов… У нас на заре истории Лех, Чех, Рус пришли на пустые земли и создали свои племена, из которых выросли государства, Вятко и Радим сумели из своих семей на пустых просторах вырастить вятичей и радимичей, Рюрик пришел по зову, но Конан стремится именно завоевать готовое! Вторгнуться в королевский замок, убить старого короля и его семью, вырезать всех детей, даже в колыбели, чтобы потом не претендовали на корону, сесть в еще теплое кресло и зажить… на халяву! Не в этом ли вся привлекательность? В халяве? Русское ли это слово – халява?

А ведь я так и хочу. Описать именно вот эту историю Рема и Ромула...

@темы: Посмотреть, почитать, послушать, Коряги красивые и не очень, Интересности, Для памяти, Графоманское, Веселое

URL
Комментарии
2011-07-19 в 20:39 

Ehwas
Слова-паразиты: был, было, была, были, он, его, ее, их, мой, моя, мои, все, это, уже, однако, вдруг, внезапно, ибо, только, что-то, который, которые, которая

У меня какой-то, какая-то еще-))

2011-07-20 в 07:01 

Исфирь
Если не существует начал, значит, не будет и концов (с)
А еще он предлагает писать глаголы в настоящем времени.
он предлагает весь текст и все тексты писать в настоящем времени? :emn:

2011-07-20 в 07:17 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
Исфирь Не совсем все. Просто напирает на то, что для читателя все происходит в тот момент, когда он читает. То бишь сейчас, а не в прошлом. Как-то так.

URL
2011-07-20 в 07:24 

Исфирь
Если не существует начал, значит, не будет и концов (с)
Шенайя тогда это выглядит так, будто скачут времена, нет? и да, отсюда и берутся все эти был-была-были, но их так сложно избежать...

2011-07-20 в 07:27 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
Исфирь Что вы меня спрашиваете? Я ж как раз написала, что это выше моего понимания:)) Это надо брать его книги и анализировать на этот счет - когда какое время употребляет.

URL
2011-07-20 в 07:35 

Исфирь
Если не существует начал, значит, не будет и концов (с)
Шенайя ну, я-то надеялась, что вы это как-нибудь поняли:-D , потому что мне кажется, что это не лучший совет, хотя, наверное, мастеру виднее... :thnk:

2011-07-20 в 07:41 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
Исфирь У него есть очень удобная отмазка: если не понимаете, значит еще не доросли, отложите на потом. И черт возьми, этому веришь, потому что на других вещах это срабатывало:). А еще меня настораживает, что у Веллера я встречала похожий прием, а его я тоже считаю мастером.

URL
2011-07-20 в 07:43 

Исфирь
Если не существует начал, значит, не будет и концов (с)
Шенайя ясно, это интересно)) спасибо)

2012-10-23 в 11:57 

Мохнатая Хрень
Такое странное чувство, что автор немного того... "Бледной худой рукой"... Нормально звучит.
Да и смотреть с позиций современного на стили прошлого... идитизм.

2012-10-24 в 00:18 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
Мохнатая Хрень, "Бледной худой рукой"... Нормально звучит. Он говорит про все предложение. В данном случае да, разница между ними не особо ощутима, но сам принцип обычно работает хорошо.

URL
2012-10-24 в 00:20 

Мохнатая Хрень
Шенайя, общий принцип?

2012-10-24 в 00:27 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
Мохнатая Хрень, он изменяет цепочку из "подлежащее + сказуемое + сказуемое" на "Подлежащее + сказуемое + подлежащее + сказуемое". Т.е. уберает цепочку из глаголов.

URL
2012-10-24 в 00:32 

Мохнатая Хрень
Шенайя, ааа... спасибо за пояснение

   

Черновики для сказок

главная