Записи с темой: мое и наше (список заголовков)
13:05 



похоже на иллюстрацию к "Быть тварью" www.artstation.com/artwork/bgZva

@темы: картины, мое и наше

13:45 

Фрагменты из романа "Лица и маски"



К ним подошел очередной подросток ― лет пятнадцати с пухлым блокнотом.
― В лотерее участвовать будем? ― осведомился он, глядя куда-то себе под ноги. Но тут взгляд его зацепил номерок на конце пояска, он улыбнулся и, подняв глаза, сказал уже весьма благодушно: ― Только между нами говоря, сударыня, выигрышный билет уже продан.
― Но это ведь нечестно! ― воскликнула герцогиня. ― Вы лишаете нас удовольствия играть!
― Главное ― не выигрыш, главное ― участие, ― промолвил Кастер, вынимая кошелек. ― Но раз билеты не выиграют, я буду платить только половиную цену, молодой человек, ― предупредил он.
― Да чего уж, ― согласился подросток. Он взял двенадцать империалов за два билетика, кинул их в объемистую амфору-копилку, которую тащил за собой на колесиках, и открыл блокнот: ― Только дамы почему-то предпочитают садовников, а господа поваров, так что садовников и поваров уже не осталось. Вам кого? ― смотрел он при этом исключительно на даму
У Кастера было искушение назвать младшего помощника ассенизатора, но при Прекрасной Герцогине он не осмелился.
― Даже не знаю, ― пробормотал он, потом вспомнил давешнюю даму с «сумочкой» и спросил: ― А на чиновника, который принимал нас в Мытне, уже поставили?
― Одним из первых, ― улыбнувшись, словно понимая, ответил мальчик и тут же вновь обернулся к герцогине: ― А вот не угодно ли сударыне выбрать трубочиста? Великолепно подойдет к вашему платью. Черное и белое, а, сударыня?
― Почему бы и нет! - согласилась юная дама. ― У вас, юноша, отличный вкус.
Юноша со всеми признаками дамского угодника даже чуть зарделся от похвалы.
― А вам, сударь, я могу порекомендовать кого-нибудь из музыкантов. Искусство сейчас в моде. Хотите арфиста?
― О нет, только не это! ― Кастер даже передернул плечами. ― Куда я арфу дену, если он мне ее подарит?! Мне бы подошло что-нибудь поближе к науке. Нет ли у вас какого завалящего алхимика?
― Алхимиков не держим. А что до химии… ― он полистал блокнот. ― Не хотите ли «грибного человека»?
― А он здесь есть? ― искренне удивился Кастер.
― Как же! ― не менее искренне ответил подросток.
― Мне его воистину жаль, ― сказал Кастер, припомнив недавний завтрак, который «грибной человек» обязан был отведывать. ― Но какое же отношение он имеет к химии?
Подросток с сожалением посмотрел на непонятливого господина:
― Но ведь яды ― это же химия!
― Логично, ― допустил Кастер. ― Хорошо, давай «грибного человека»!
― Прекрасный выбор! Товар первый сорт, сударь и сударыня, не пожалеете! ― подросток с серьезной миной отметил что-то в своем блокноте и, вырвав две квитанции, протянул Кастеру: ― Прошу вас: трубочист для дамы, отведыватель пищи для кавалера.

раз , два , три

@темы: мое и наше

09:23 

На земле чикасо



(из романа Д. Миллера "Уйти на Запад" )

— До войны паром прибыль тысячу долларов в год давал, — вспоминал ирландец, — а ведь там не только Кольбер, там еще и миссис Лав Кофе около Престона. В арканзасские газеты объявления давали, что, мол, паромы женщин и детишек переселенцев перевозят бесплатно, кузня около парома, то да се... Один техасец, — МакБрайд, не слыхали? — пытался перед войной конкуренцию составить, но ему живо доказали, что по договору девятнадцатого года с Испанией паромы через Ред-ривер имеют право устраивать только чикасо!

Причем, как сказал ирландец, пользуешься ли ты лодками, или пересекаешь реку вброд — все равно плати.

До войны каждый свободный человек в возрасте от шестнадцати лет до пятидесяти у чикасо и чокто должен был отработать шесть дней в год на благоустройстве дорог, а если не мог, то платил пеню в полдоллара за день. Если у него было два негра — одного негра он был обязан привести с собой. Ну и лопату должен был иметь, или кирку, или какой-нибудь инструмент. От этой повинности освобождались только лицензированные учителя, проповедники, врачи и школьники, да еще фермеры...


далее на дзене

@темы: мое и наше

09:56 

На Ред-ривер, лето 1865 года

(глава из романа Д. Миллера "Уйти на запад" )
Норман взял напрокат лошадь и отправился доделывать проект линии до Шермана, Техас, а я остался над кучкой наших вещей — не столько караулить это барахло, как поджидать и в случае чего удерживать отход парохода. Пароход вот-вот должен был покинуть Престон-Бенд и пройти мимо пристани Кольбера вниз по течению. Поскольку навигация на Ред-ривер заканчивалась (по крайней мере, на отрезке реки выше Шривпорта), упускать последний пароход было опрометчиво.
Я сидел под навесом на пристани Кольбера, смотрел, как негритянские детишки ловят рыбу на глубине под крутым берегом, и поглядывал то направо, в сторону Престон-Бенда, то вперед, не видать ли там вдали за рекой Нормана. Мальчишки наловили рыбы разве что на ужин кошке, Норман вернулся еще засветло и успел к вечернему рейсу парома, а пароход так и не показался вдали, хотя дым над далекими деревьями висел. Мы уж было решили, что пароход там сел на мель и навигация на Ред-ривер таки закончилась, но миссис Кольбер была абсолютно уверена, что пароход придет, и он появился как раз тогда, когда нас позвали к столу. Ужинали на веранде, где от реки чувствовался ветерок — не скажу, прохладный, но все же не такой горячий, как воздух над сушей. Я откусил было кусок пирога, и тут на крыльце появился негритенок лет семи и без слов замахал руками. Миссис Кольбер выглянула:
— Не спешите, господа, он еще не скоро сюда придет, — сказала она, и оказалась права. Мы успели поесть, а потом еще с полчаса ожидали на пристани, когда с неторопливо подошедшего парохода наконец перебросили сходни.


больше на дзене

@темы: мое и наше

10:11 

Дорога на Денвер-сити, лето 1865



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад" )

— В Денвер-сити, — вслух поразмыслил Норман и полез в фургон искать тубус с картами.
Мы разложили карты на земле, сели вокруг и начали думать, ибо думать было о чем. Денвер-сити, Колорадо, и то место, где мы сейчас находились, разделяло приблизительно 650 миль — по прямой. Только самолетов пока еще не изобрели, а самым быстрым транспортом были паровозы. Которые, вот как нарочно, из Техаса или Индейской территории в Денвер-сити не ездили. Да в Денвер-сити сейчас вообще никаких паровозов не ходило, потому что трансконтинентальную дорогу туда еще не достроили. Следующим по скорости транспортом был почтовый дилижанс — примерно 125 миль в сутки. Проблема была в том, что южнее Канзаса работа почты была нарушена. Она и в Канзасе была не бог весть какой, но дилижансы там все-таки старались придерживаться расписания, невзирая на всяких бушвакеров.
— Как бы не вышло, что самый быстрый маршрут — это на восток до Миссисипи, по реке до Сент-Джозефа, а только потом за Запад, — сказал Норман.
— Ты еще через Никарагуа предложи двинуть, — возразил Джейк.
— Нет! — воскликнул Фокс. — Быстрее всего — это через Индейские территории на Канзас, а в Канзасе сесть на дилижанс.
— А на Индейской территории тебя будут ждать подменные лошади, да? — спросил Норман. — Это же тебе не Пони-Релай. Загонишь лошадь — новой тебе никто не даст.
— Зато для Индейской Территории есть бумага, — напомнил Фокс. — Чтоб содействие оказывали.
Норман достал из кармана бумагу и в очередной раз прочитал, что там написано.
— Да, — согласился он, — должно подойти. Тут не написано, что Джейкоб Шерман и Фокс Льюис — всего лишь рабочие. Все тут перечислены без званий: Ирвинг, Миллер, Шерман, Льюис, служащие компании. И подписано не только военными, но еще и некоторыми вождями, которые случились в Форт-Смите и кого удалось уговорить. — Он хмыкнул: — Как бы еще не аукнулось вам это уговаривание. Уж не знаю, получили ли они кукурузу. Наши ведь любят — пообещать и не исполнить.
— Давай сюда, — протянул руку Джейк. — Все равно эту бумагу вряд ли какой индеец читать будет.
— Читать, может, и не будут, — рассудительно сказал Фокс, разглядывая бумагу, — а подписи вождей как-нибудь разберут. Вон, по-черокски ихними буквами написано...
— Может, ругательство какое, — с подозрением заметил Джейк. Тем не менее бумагу он бережно сложил и осторожно засунул за обложку зеркальца-книжки.

больше на дзене


для иллюстрации использована картина Ховарда Роджерса

@темы: мое и наше

10:32 



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад")

Как мне говорили, этот самый лагерь Форд стал крупнейшим лагерем для военнопленных к западу от Миссисипи: через него прошло около пяти с половиной тысяч военнопленных. Впрочем, об условиях содержания северян в этом лагере нельзя рассказать никаких особых ужасов, потому что заключенные в него люди страдали, похоже, в основном от скуки.
По здешним представлениям пять тысяч человек – это уже довольно большой город, а делать жителям в нем было нечего, разве что благоустраивать свои жилища. К концу войны лагерь Форд некоторые остряки обзывали «вигвамный мегаполис». Одним из развлечений было копание подкопов из лагеря. Пленные выкапывали ход, убегали, стража ловила и водворяла пленных обратно, а ход закапывали подневольные негры.

далее на дзене

@темы: мое и наше

08:15 

На земле чокто



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад" )

— Прошу прощения, сэр, — ляпнул я, — но индейцы тоже пришли в эту страну из России.
Все уставились на меня, даже Норман. А кто не уставился — так, наверное, английского языка не знал.
— Примерно двенадцать тысяч лет назад, — объяснил я. — Так считают ученые. Правда, тогда еще России не существовало. Из Сибири, через Берингов пролив.
— Мистер Миллер склонен к несколько экстравагантным научным гипотезам, — в пространство сказал Норман.
Офицер, поразмыслив, спросил меня:
— Вы хотите сказать, что являетесь нам родичем по крови?
— Нет, сэр, — отозвался я. — Россия — большая страна, и в ней много народов.
— Вот как, — сказал офицер. — Интересная гипотеза, сэр. Наши предки пришли в эту страну из-за Большой Воды, но я всегда полагал, что имеется в виду Атлантический океан или Мексиканский залив.

далее на дзене

@темы: мое и наше

08:43 

Индейская территория, май 1865



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад" )

— Это станция? — спросил я, показывая на сгоревшие дома чуть в стороне от дороги.
— Это Форт-Кофе, — ответил Фокс и привстал, пристально разглядывая развалины. — Пожгли все нахрен, — заключил он. — Там в войну казармы были, Стэнд Вайти со своим полком стоял, а потом янки пришли. Наверное, тогда пожар и случился.
— А до войны что было? Форт вроде Форт-Смита?
— Первое время — да. Контрабандистов ловили, которые виски на территорию из Арканзаса по реке завозили. Потом отстроили Форт-Смит, армейские ушли, и тут до самой войны была Академия Чокто.
— Что-что было? — не поверил своим ушам я.
— Школа для мальчиков, — объяснил Фокс. — А там, — он указал куда-то вперед, — была школа для девочек, Ньюхоуп.
— И хорошие были школы? — спросил я.
— Мне откуда знать? Я там не учился. Но лет двадцать пять назад у нас в Кентукки тоже была Академия Чокто. Так говорили, там из индейцев настоящих джентльменов делали. Теперь эти джентльмены стали вождями и правят индейцами. Да вон, что далеко ходить, — Фокс показал вперед. — Станция в Скалливилле — там раньше жил такой индейский джентльмен, мистер Танди Уокер, вроде как местный губернатор.
— А сейчас он где? — спросил я.
— Воюет, наверное, — пожал плечами Фокс. — А может быть, уже и домой вернулся.

больше на дзене

@темы: мое и наше

09:34 

Форт-Смит, май 1865. Лекция о техническом прогрессе



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад";)

Вдохновенная дама с азартом била по клавишам фисгармонии. Судя по нотам, в которые она изредка заглядывала, это должен был быть «Боевой гимн Республики». Ну... во всяком случае, получалось громко.
— Мы что, на политический митинг попали? — спросил я.
Норман пожал плечами:
— Да сейчас любое собрание — это политический митинг. А ты что, в душе сохраняешь преданность идеям Дикси?
— Я вообще иностранец, и мне дикси или янки без разницы, — заметил я. — Но дама фальшивит так, что это выглядит как глумление над гимном.
— Разве? — удивился Норман и прислушался. — Да нет, это ты мелодии, наверное, путаешь.
Мы стояли за кулисами местного театра и поглядывали через щель в зал. Зал был полон, наверное, наполовину: люди входили и рассаживались; поскольку практически все были между собой знакомы, здоровались и переговаривались, пытаясь перекричать фисгармонию. Дама на фисгармонии, в свою очередь, прилагала все силы, чтобы ее попурри из бравурных мелодий перекричать было невозможно. Делл перемещался от одной группы людей к другой, предаваясь активной политической деятельности, не иначе. Джейк с Фоксом сидели в первом ряду и оберегали места Нормана и Делла от посягательства.
Норман в последний раз разгладил складку на моем плече и снял невидимую пушинку. На мне был приличный костюм, за которым специально посылали гонца в соседний город Ван-Бюрен, в самом Форт-Смите не нашлось костюма, который отвечал бы всем требованиям Нормана и Делла: а) на мой размер; б) достаточно новый, чтобы со сцены не светить протертой задницей или лоснящимися локтями; в) и чтобы его владелец не собирался именно в нем присутствовать на лекции. Башмаки одолжили у тестя Делла, местного доктора. Я вообще-то не видел проблемы в том, чтобы выступить на публике в своих джинсах, но на меня дружно зашикали: как можно, как можно!.. «Люди не затем деньги платят, чтобы увидеть на сцене оборванца», — припечатал Джейк. Пришлось смириться.

далее на дзене

картинка для привлечения внимания: This artist’s conception of Samuel Peppard’s wind wagon as it was departing Fort Kearny in May 1860, appeared in Frank Leslie's Illustrated Newspaper on July 7 of that year.

@темы: мое и наше

08:41 

Форт-Смит, май 1865



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад")

Когда они добрались до своего фургона, Фокс как раз учил Дэна садиться в седло.
— О, — остановился Норман. — Я даже не предполагал, насколько все печально.
— Насобачится, — возразил Джейк. — Хотя печально, да, — признал он, посмотрев критически. — А у нас есть возможность добыть боевого верблюда?
— Лошадку ему надо деревянную, — сказал Норман. — Ну вот как такого человека на Запад брать?
— Жить захочет — научится, — философски заметил Джейк. — Или повезет ему как-нибудь. Он у нас везучий. Фокс, как впечатления? — он мотнул головой, подразумевая ученичка.
— Для горожанина — не так и плохо, — сказал Фокс. — Он хотя бы лошади не боится. — Свысока посмотрев на свалившегося Дэна, Фокс добавил: — А зря!

далее на дзене

@темы: мое и наше

13:31 

Форт-Смит, май 1865



глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад"

Форт-Смит и до войны был по арканзасским меркам городом не маленьким — около полутора тысяч человек, а с началом войны народу начало прибавляться. Этот город был воротами на запад — сразу за окраиной начинались Индейские территории; на территориях тоже была война, но если их проскочить — дальше открывались вольные земли дальнего Запада, где войны не было, если, конечно, не считать индейцев, но индейцы там были уже не везде. «Проскочить» можно было двумя способами — налегке, верхом, небольшими незаметными отрядами, или же на фургонах, запряженных волами. Волы выдают офигительную скорость две мили в час, поэтому слово «проскочить» кажется неуместным. Понятное дело, одинокий фургон, тянущийся с такой скоростью — легкая добыча и для бандитов, и для индейцев; поэтому фургоны сбиваются в обозы. Сотня фургонов — это уже серьезно, и редко кто захочет с такой силой связываться. Вот и в прошлом году из Форт-Смита ушло на Запад полторы тысячи человек, а сейчас снова накопилось народу — еще полторы-две-три тысячи уйдет, а город все равно не опустеет: будет мастерить фургоны, упряжь и всякое добро, что понадобится переселенцам в долгом пути, будет покупать и продавать волов и лошадей, заготавливать провиант для переселенцев, которые наверняка поднакопятся к следующему году. Основной поток американских переселенцев на Запад шел много севернее, от города Индепенденс, но переселенцам с Юга — а их много сейчас было, стронутых с места войной, — подходил и южный маршрут. И потому в Форт-Смите можно было встретить и бывших конфедератов, и юнионистов, и беглых рабов, которые вообще-то беглыми уже не считались, а военные власти города не сильно интересовались, в каких отношениях человек находится с законом и на чьей стороне воевал, лишь бы этот человек не расхаживал по городу с оружием, не нападал на солдат, но только запасался бы снаряжением, чтобы свалить дальше на Запад.

далее на дзене

@темы: мое и наше

15:53 

Разборка у Поттса


бравый вояка-южанин сперт из интернета, автор мне неизвестен

(глава из романа д. Миллера "Уйти на Запад")

Норман вспомнил, что забыл в комнате свою «Квартеронку», и поспешил на второй этаж.
Вот тут эти пятеро на лихих конях и появились.
— Доброе утро, миссис Поттс!
Джейк рванулся было к фургону за оружием, но его сбили с ног. Мне можно было и не рыпаться: слишком далеко стоял, а мой кольт преспокойно лежал себе в охапке вещей, которые я только что вынес из спальни и положил в фургон. Нет, ну конечно, сразу на себя кольт нацепить не надо, мы ж не в разоренном войной Арканзасе, а просто на дачу в Борщевку собираемся. Дебил, да.
Меня оттеснили к Джейку. Направленные на нас стволы намекали, что можно не трепыхаться.
— Что-то вы мне не рады, миссис Поттс, — продолжил главарь.
— Чему радоваться?
— Неужели жалко нескольких куриц и каравая хлеба на правое дело?
— Кур тебе, Дан? — буркнула хозяйка. — К тому петуху, что в прошлый раз забрал? Цыплят разводить собрался или как?

далее на дзене

@темы: мое и наше

10:07 



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад")

В голове не укладывалось, что люди в середине девятнадцатого века вот так запросто способны уложить в океан тысячи километров кабеля, особенно если учесть, что из изолирующих материалов у них была разве что резина. А потом я вспомнил, что Жюль Верн приблизительно в это время преспокойно писал о полетах на Луну, и подумал, а ведь для них эта самая прокладка кабеля была таким же грандиозным проектом, как запуск человека в космос. Проложили ж, хоть это и кажется невероятным. Справились с затуханием сигнала при передаче на дальние расстояния – поставили реле. Потренировались немного на небольших водных преградах – сначала речки всякие, потом Ла-Манш и другие морские проливы, провели эксперимент: а вообще возможно ли отправить сообщение за несколько тысяч километров? Однажды ночью все телеграфные линии Англии и Ирландии были объединены в одну непрерывную цепь длиной пять тысяч миль, пустили ток и доказали, что передача на такое расстояние возможна. Вышли в море два парохода, «Ниагара» и «Агамемнон», и пошли укладывать кабель. Кабель состоял из семи медных проволок, обернутых в три слоя гуттаперчи, сверху был слой просмоленной пеньки, а потом еще и стальная спираль. Задача, конечно, была трудная, и завершить дело удалось лишь с третьей попытки, но в августе 1858 года королева Виктория и тогдашний президент США обменялись приветственными телеграммами. Сто три слова из речи королевы передавали шестнадцать часов.

далее на дзене

@темы: мое и наше

13:36 

Рядом с Поттсом



(глава из романа Д. Миллера "Уйти на Запад")

- Ну все-таки… Индейские территории… опасно.
Джейк красноречиво вздохнул. Я почувствовал себя дураком.
- Вот ты как рассуждаешь? – спросил Джейк. – Вот до Форт-Смита тут божья благодать, а сразу за Форт-Смитом дикие индейцы сидят в засаде и прям мечтают снять с нашего Фокси скальп? Да он небось сколько раз через Индейскую территорию проезжал, когда курьером служил. Проезжал? – обернулся Джейк к пленнику. – Или ты в Техас по южной тропе?..
Нецензурное шипение.
- И так, и этак, - перевел Джейк. – Ну так чего бояться?
- А родные? – вспомнил я. – Они ж у него в Арканзасе!
- У тебя есть родичи в Арканзасе? – обернулся Джейк к Фоксу и перевел очередную нецензурщину: - Нет у него родных. Э! Ты что творишь!
Последнее относилось ко мне.
- Ну чего ты лошадь на себя тянешь, бестолочь? – закричал на меня Джейк.
- Так объехать!
Тут уже нецензурно выразился Джейк, хотя квакеру не подобает.
- Да лошадь умнее тебя! – заявил он. – Она сама знает, что ей объезжать и как!
В фургоне веселился Фокс, которого мои упражнения в кучерском деле безмерно развлекали. Это он еще не видел, как я верхом езжу, наверное, уржался бы до полного забвения мата и наконец выдавил из себя хоть что-то, что можно напечатать в детской книжке.
- Ну вот как, как можно дожить до твоих лет и не уметь править? Это же пара, а не какая-нибудь восьмерка цугом, что здесь сложного? У вас в России что, лошадей нет? – возмущался Джейк.
- Нет! – гордо ответил я. – У нас только боевые верблюды!
Джейк меня даже зауважал:
- О, это твари!
Однако вожжи у меня отобрал, заявив, что на сегодня с него волнений хватит.

далее на дзене

@темы: мое и наше

21:12 



(глава из книги Д. Миллера "Уйти на Запад")

связь с Льюисбургом так и не восстановилась. Потому что льюисбургский телеграфист – пацанчик лет шестнадцати – был совершенно пьян, как обнаружили мы, прибыв на место после трех суток пути.
- Чего это он? – Джейк брезгливо потрогал тело.
- От страха, - ответил кавалерист из тех, что стояли в городке постоем. – Пошел порыбачить, возвращается – глаза круглые, волосы дыбом. Чудовище, говорит, в реке. Огромное, как слон, серое, уток глотает, как орешки. Ну и не уследили.
- Хы, - презрительно сказал Джейк. – Виски – яд. Такой молодой, а уже монстры мерещатся.
- Думаешь, белая горячка? – с сомнением спросил кавалерист.
- А что, у вас там в самом деле монстр водится?
- Ну мы-то не видели, а вот индейцы говорили – есть тут что-то. Каноэ ихние опрокидывал…
- Может, рыба? – спросил я. – Большая такая… - я лихорадочно вспоминал, как по-английски «сом».
- Акула? – хмыкнул Джейк.
- Не акула. Речная рыба. Огромные бывают.
- Крокодил, - с серьезным видом подсказал Джейк.
– Да ну тебя! – отмахнулся я.

далее на дзене

@темы: мое и наше

11:13 

Путешествие в Арканзас, май 1865



Миссисипский пароход (ну и арканзасский, как его более мелкая разновидность) – это большая плоскодонка, на которой поставлен дом в один или несколько этажей. Венчают это две высокие трубы. Никакого трюма не существует, его роль выполняет нижняя палуба, и машины стоят там же практически на всеобщее обозрение. Такая конструкция парохода позволяет ему идти там, где уровень воды неглубок, и дает возможность очень широко маневрировать: вниз идти с самым быстрым течением, но зато для путешествия вверх выбирать заболоченные протоки-старицы, где вода почти не двигается. Поэтому от Мемфиса до устья Уайт-ривер мы скатились единым махом, прошли немножко вверх по Белой реке и свернули в протоку, которая вывела пароход в реку Арканзас. А была бы вода на реке низкая, протока бы критически обмелела и пришлось бы чапать по Миссисипи дальше, до города Наполеон. Сэкономили, получается, по самым скромным подсчетам миль шестнадцать вниз по Миссисипи и примерно столько же вверх по Арканзас-ривер. В совсем же низкую воду можно на пароходе до Литл-Рока и не добраться: в дельте река Арканзас более мелкая, чем выше по течению. После войны, вероятно, фарватер углубят, но пока для судов с осадкой четыре фута навигация на реке длилась три месяца, а для судов с двумя футами – восемь. В остальное время, сами понимаете, быстрее было передвигаться сушей.

далее на дзене

@темы: мое и наше

13:16 



(из романа Дениса Миллера "Уйти на Запад" )

Дуглас Маклауд и Билл Бивер сидели около легкого столика, курили сигары и негромко беседовали. Не по-английски. Пахло настоящим кофе, над спиртовкой грелся большой кофейник, а на звук шагов Драйдена оба обернулись так синхронно, что тот на какое-то мгновение почувствовал себя лишним.
Однако первое впечатление тут же разбилось, потому что Маклауд тут же встал, вынимая сигару из рта, и протянул Драйдену руку:
— Хорошо, что вы зашли, майор. — Он обернулся к гостю: — Ховешипемпто, ты ведь уже знаком с майором Драйденом?
— Да, мы встречались в Вашингтоне, — подтвердил Бивер, он же Howešipempto, тоже вставая и протягивая Драйдену руку.
— Я полагал, вы проследуете в Арканзас, не заезжая в Мемфис, — сказал Драйден, пожимая руку индейцу. Индеец был в синем мундире, говорил по-английски как образованный человек, да, собственно, ничего удивительного в том не было, потому что он получил образование в Политехническом институте Ренсселира. И Драйдену предстояло с ним общаться в ближайшее время не как с каким-нибудь краснокожим скаутом, а как с инженером.

далее на дзене

@темы: мое и наше

11:15 



(из романа Дениса Миллера "Уйти на Запад";)

Пароход между тем подошел ближе к берегу, протянули сходни, и на берег, крутя сальто, жонглируя, изрыгая языки пламени выкатились циркачи. Они шумели, кричали, бегали — и начинало казаться, что их раз в пять больше, чем на самом деле. Повели на берег верблюдов в разукрашенных попонах, медведей в куцых юбочках, тонконогих лошадей в перьевых султанах — все щедро усыпано блестками, бусами, мишурой. Вывели слониху в узорном чепчике и с кабинкой на спине. Из кабинки две юные девушки, одетые настолько легко, насколько позволяли местные приличия, рассылали зрителям воздушные поцелуи. В роскошном перьевом уборе, в кожаных штанах с бахромой и с обнаженным торсом, расписанный красной и синей краской вышел, держа в руке томагавк, величественный индеец.
Дуглас при виде того индейца подался вперед и вроде как не поверил своим глазам. Чуть позже, когда шумиха с парад-алле утихла и циркачи начали расставлять на берегу шатры, зрители потянулись на пароход посмотреть остальной зверинец, а индеец бродил вокруг вроде бы без забот, Дуглас молча встал на его пути.
— Хай, бледнолицый брат мой! — радостно воскликнул индеец.
— Какое, к чертям, «хай!», — мрачно ответил Дуглас. — Какое может быть «хай», если по всему городу в афишах написано, что ты вождь племени кайова? «Хай» говорят лени-ленапе, а кайова должен говорить «хачо!».
— Все бледнолицые знают, что индеец должен говорить «хай», — возразил индеец. — Все грамотные, все читают Фенимора Купера. — Он оскалился и с воодушевлением поприветствовал нас с Джейком и Нормана: — Хай!
— Хачо, — ухмыльнулся Джейк.
— Познакомьтесь, — сказал Дуглас, обращаясь к нам. — Мой троюродный… или пятиюродный?.. в общем, кузен Арчи Маклауд. Из Шотландии, — и он быстренько представил нас своему кузену.
— В этой стране вообще есть настоящие индейцы? — спросил я.
— Встречаются, говорят, — сказал Дуглас. — Но по эту сторону Миссисипи крайне редко.

далее на дзене

@темы: мое и наше

11:07 


ганбот "Эссекс"

(из романа Дениса Миллера "Уйти на Запад")

— Индейцы чикасо, которые продали эту землю Джексону, вовсе не сидели на этом месте от сотворения мира, — говорил Дуглас, рассеянно посматривая по сторонам.
Мы стояли на высоком берегу над пристанями и обозревали окрестности. Дуглас вышел поискать новостей и, может, разжиться свежими газетами. Нас с Джейком он вывел вроде как на экскурсию, а на деле, скорее всего, чтобы отвлечь нас от неприятных воспоминаний. И день выдался хороший, ну так зачем дома киснуть? Вот и вышли погулять, тем более, что мне все равно надо было подумывать о том, как устраиваться в этой жизни, а Джейк тоже уже практически был штатским человеком, и из госпиталя его пока не попросили только потому, что где-то в недрах бюрократической машины еще прокручивался вопрос о причитающемся ему жаловании.
У пристаней стояли два парохода, один из них — ганбот «Эссекс», уж не знаю, как оно по-русски. Канонерка, наверное. Впечатление он производил тяжелое: этакий «Железный капут», только что не в виде танка, а как бы корабль. Фактически же взяли обычный пароход (паром, уточнил Дуглас, который был в курсе), обшили его железными листами и выпустили на просторы Миссисипи. Как только оно плавало под таким весом? Но, Дуглас уверил, очень хорошо «Эссекс» плавал. И давал жару южанам, был одной из самых активных канонерок на реке во время войны.
Второй пароход пришел с низовьев, и Дуглас уже разжился двумя новоорлеанскими газетами и одной виксбургской, мельком проглядел, свернул и сунул в карман.
Вода стояла высоко, и пока было непонятно, повысится ли уровень Миссисипи или начнет падать. Низины арканзасского берега все позатапливало, только отдельные островки остались, и казалось, что река разлилась до самого горизонта. Сейчас ее ширина в этом месте была около пяти миль, в километрах, получается, около восьми. Дуглас на меня как-то странно посмотрел, когда я помянул километры, но ничего не сказал, а продолжил рассказывать про индейцев:
— Чикасо передвинулись сюда сравнительно недавно, а до того жили ближе к атлантическому побережью.
— А здесь кто жил?
— Другие индейцы, — хмыкнул Дуглас. — А может, и не индейцы. Тут по всей долине Миссисипи стоят древние курганы, которые неизвестно кто насыпал.

далее на дзене

@темы: мое и наше

21:10 


мемфис с высоты птичьего полета

(из романа Дениса Миллера "Уйти на Запад")

Итак, Штирлиц шел по коридору... Ой, нет! Шел Дуглас, и не по коридору, а по улице. К пристаням, куда причалил пришедший с верховьев реки пароход. На пароходе можно было разжиться свежими газетами, потому что телеграфную связь еще не восстановили, а новостей узнать хочется. Да и без газет — новости передают люди, которые прибывают на пароходах, встречают пароходы, что-то отправляют пароходами — то есть, пристань самое удобное место разузнать новости, даже если газет купить не удастся.
У него было много знакомых и среди северных офицеров, и среди почтенных местных жителей. Был бы он в самом деле всего лишь парень из Огайо — трудновато ему было бы завести знакомство. А так иной раз люди сами набивались, чтобы с ним задружиться. Шутка ли: правнук настоящего шотландского графа, внучатый племянник нынешнего графа. Американцы любят аристократов. Кое-кто почти всерьез сожалел, что дедушка Дугласа не устранил парочку старших братьев в лучших традициях шекспировского «Макбета». Дуглас считал ниже своего достоинства отвечать на такие намеки. Дедушка и без графского титула накуролесил дай боже, и Шотландия ему была явно тесна. А двоюродный дед — нынешний граф — славный старикан.
Вот поэтому Дуглас Маклауд шел по улице и поминутно с кем-то здоровался, а кое с кем еще и поговорить останавливался. Апрель 1865 года в США выдался богатым на происшествия, и, похоже, май получится тоже не скучным. Капитуляция генерала Ли все еще была темой для разговоров. Известие, что цену за голову Мосби подняли с двух до пяти тысяч долларов, тоже волновало умы. 21 апреля Мосби распустил свой отряд в Виргинии, но северянам не сдался, и, кажется, собирался продолжать борьбу. В таком случае он, пожалуй, направился бы дальше на юг. Однако ходили слухи, что Мосби собирается укрыться в западных территориях — и тогда ему, скорее всего, придется проезжать через Мемфис.

далее на дзене

@темы: мое и наше

На тихом перекрестке

главная