Гетеротрофный Лингвист
нынешний логин - Sepulka
Дитя, в своём сне
Представь: мы в стране
Далёкой и нас лишь двое...
Люби до конца,
Как просят сердца,
В стране, что схожа с тобою.
Там солнца влажны,
А неба мутны,
И прелестью этой обманной
Похожи подчас
На блеск твоих глаз,
Глядящих сквозь слёзы, странный.

Там уют и день-деньской
Роскошь, нега и покой.

Как озера гладь,
Там будет блистать
Истёртая веком мебель,
И, как целый сад,
Точить аромат
Изысканный будет стебель.
Шикарный сандал,
Мерцанье зеркал
С восточным пышным достатком –
Всё будет в тиши
Шептать для души
На языке своём сладком.

Там уют и день-деньской
Роскошь, нега и покой.

Смотри, как вода
Качает суда,
Их чуткую дрёму зная.
Исполнят любой
Каприз они твой,
Пришедши с земного края.
И солнца ко сну
В свою рыжину
Оденут каналы эти,
Дома и поля;
Задремлет земля
В истомном горячем свете.

Там уют и день-деньской
Роскошь, нега и покой.

Уже больше года собиралась перевести "Приглашение к путешествию" Бодлера — и вот наконец. При всей моей страсти к этому периоду французской поэзии, Бодлера я не любила никогда, но некоторые строки именно в этой версии (у него есть ещё и в прозе) меня зацепили. Я отдаю себе отчёт, что у меня проваливается первая строфа, а "день-деньской" выбивается стилистически, мне жаль, что я потеряла в самом конце цветовую насыщенность (золотой + гиацинтовый), что одна строка хромая и пр. Но, как мне кажется, мне удалось передать интонацию, свойственную всей Парижской когорте второй половины девятнадцатого века. Именно из-за неё я избегала указаний на пол адресата, хотя в тексте это явно девушка. Я старалась сохранить лёгкость коротких парно рифмующихся строк, структуры предложений и, конечно, столь важные для меня множественное число слова "солнце", неправильная для этого значения множественная форма от "ciel"(небо), эпитеты "мокрый" в отношении солнц и "жаркий" в отношении света, строка про язык, наиболее дорогая мне...

Закончив, я полезла почитать существующие переводы. Да, мне, конечно, нужно учиться вольнее обращаться с оригиналом и не бояться, что автор встанет из могилы. Я так трепетно отношусь к размеру, что загнала себя в рамки коротких французских строк, и не менее трепетно к содержанию каждой строки.

Мережковский, например, довольно решительно перекручивает фразы. А вот у Озеровой, судя по всему, подход близок моему. Хоть у неё нет моей робости, у нас обнаружилась почти идентичная пара строк, и была бы ещё одна, если б я от своей когда-то не отказалась, подумав, что гнать корабли бриз вряд ли бы стал (да, обоснуем я тоже озабочена).

С удивлением обнаружила, что ни один из найденных гуглом переводчиком не сохранил указаний на то, что автор дальше
Оригинал


Перевод Д. Мережковского

Перевод И. Озеровой

Перевод Элиссы