Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
10:03 

Граница

LukaMD
Солана

По мотивам, так сказать)))
Дорогая Муза, не могла бы ты быть хоть чуточку более последовательной? Я за твоими пируэтами плохо поспеваю:D
Хотя... Пошла вторая неделя, а я все еще остаюсь на одной волне))) Удивительно прямо...
Декретом постановила, что это точно будет первая часть:nechto:
Это история не про колонию, но тоже мрачняк, в моем стиле)))

1. - Ри, расскажи про ринеанскую свадебную церемонию.
- Сколько можно рассказывать-то уже? – проворчала вара, старательно пытаясь изобразить на своем лице недовольство.
Но Солану разве этим проймешь?
- Еще один разочек, пожалуйста! – умоляюще протянула девочка.
-Черт с тобой, - капитулировала Ри. На самом деле, ее радовал интерес Соланы к ринеанским обычаям. - Слушай…
В начале лета из-за облаков показывалось редкое для Ринеты солнце. Опушались изумрудной зеленью холмы Йочеззор. Наступала пора свадеб.
Малиновые всполохи заката отражались в стеклах домов. Вечерняя прохлада стелилась густым туманом, как легкая печаль. И лилась над городом заунывная песнь. То прощались с родительским домом юные ринеанки, достигшие возраста эииж.
Ох, не сомкнуть было этой ночью глаз невесте. Под протяжные обрядовые причитания подружки провожали ее во взрослую жизнь. Плели венки и гирлянды из болотных трав и цветков стрелоцвета. Помогали облачиться в свадебный наряд, невесомый, точно облако.
На рассвете над городской площадью в воздух взмывали десятки вновь образованных пар, благословленных на брачный союз Советом старейшин.
Трепетали прозрачные крылья, слепя радужными бликами. И в такт им трепетали сердца.
И не было клятвы вернее, чем этот пронзительно прекрасный брачный танец.
«Заззие жеррен». Вместе навсегда…
- И все-таки замужем – не слишком уж сладко, раз ты туда так и не собралась, - у Соланы был собственный взгляд на вещи.
- Девочка моя, ты слишком категорична, - улыбнулась Ри. – Просто у каждого своя дорога. А у тебя сейчас дорога прямиком в ванную. И не криви физиономию. Завтра рано вставать.

2. Тьма великодушно разверзла перед ней свою бездонную пасть, маня величественным великолепием вечности.
Солане не хотелось сопротивляться. Тьма ласково убаюкивала, суля избавление от боли и страданий.
Солана уже почти достигла точки не возврата, когда вдруг сквозь вязкое пространство прорезался знакомый голос. Голос был слабым, терялся за шуршанием помех. Солана не сразу смогла разобрать слова.
- …твое будущее в твоих руках.
Деля на двоих крошечное пространство тесной каюты, они с Ри пили чай вприкуску с философскими разговорами.
- Наша ржавая консервная банка лишена будущего по умолчанию, - авторитетно заявила Солана. - Однажды она просто развалится в космосе.
- «Исполин» намного прочнее, чем ты думаешь, - покачала головой Ри. - Потому что кроме резерва прочности механизмов есть еще резерв выносливости людей. И резерв веры. Мы живы, пока в нас жива надежда. Солана, мы с твоей матерью были подругами. Ее вера в будущее была поистине безграничной. Таких, как она всегда считали фанатиками, но именно на их энтузиазме держится вся колония.
- Моя мать умерла, - мрачно заключила Солана, разглядывая носки своих ботинок.
- Тара знала, что твое рождение будет стоить ей жизни, - мягко возразила Ри. - Ее решение было вполне осознанным.
Вы, молодое поколение – наша последняя надежда.
- Не слишком ли большую ответственность вы на нас возлагаете?
- Дорогу осилит идущий, - бодро отозвалась Ри. – Так что взяли – и потащили. И без нытья, пожалуйста.
- Легко сказать…
- Солана, запомни: не бывает простых путей для бесприютных странников вроде нас с тобой. И не всегда наши усилия бывают вознаграждены. Но ты должна продолжать двигаться вперед, что бы ни случилось. Именно в этом твое предназначение.
А уж идти напролом или искать обходные пути – решать только тебе. Никто не вправе указывать…
А Тьма подступала все ближе, обнимала Солану за плечи, словно близкая подруга, горячо нашептывала в ухо: «Будь со мной!»
Она очаровывала, завораживала, подчиняя своей воле.
- Солана, разве это твой выбор? спросила Ри.
Ее голос звучал все тише.
- Полемика бессмысленна, - сыто ухмыльнулась Тьма. - Она уже моя.
- Торопишься с выводами. Это добыча тебе не по зубам.
- Мне незачем торопиться. В моем распоряжении целая вечность. Девочка – умница, она не станет сопротивляться. Послушание – величайшая благодетель.
- Для кого? – не преминула уточнить Ри.
- Разве не понятно? Я всегда добиваюсь своего, - горделиво заверила Тьма.
Она была хозяйкой положения.
- Не в этот раз! – Солана вдруг вспомнила, что у нее самой тоже есть голос.
- Опомнись, дитя! - заволновалась Тьма. - Как смеешь ты мне перечить?
- Катись ко всем чертям! – потребовала Солана.
Тут уж было не до церемоний.
-О, неразумное дитя, - продолжала увещевать ее Тьма. – Неужели ты хочешь вернуться в мир, который тебя предал?
«Да ты неплохо осведомлена, как я вижу», - отметила Солана про себя.
Даже своим появлением на свет она была обязана предательству. Ее мать, Тару, сгубило общество, о процветании которого она так радела. Общество, которое находило целесообразным бесправное положение женщин, объясняя его необходимостью повышения рождаемости.
Теперь же соплеменники ожидали, что Солана станет достойной преемницей своей матери. И проявит небывалое рвение, не позволяя колонии прийти в упадок.
Может, все-таки не стоит трепыхаться? И просто плыть по течению…
Но ведь не о том мечтала Тара, качая на ослабевших руках новорожденную дочь.
Остаться – значит предать память о матери.
- Вара Ри, не оставляй меня! – собрав остатки сил, превозмогая боль и сопротивление пустоты, Солана рванулась навстречу свету…

3. - Доктор, девочка приходит в себя.
- Все-таки, удивительные существа эти космические скитальцы. Я уже и не надеялся…
Яркий свет резал глаза; мир вокруг расплывался неясными пятнами. Постепенно очертания предметов стали четче, позволяя Солане оглядеться вокруг. Просторная светлая комната, напичканная сложным оборудованием… Она точно не на «Исполине».
Солану накрыла волна паники. Девочка попыталась сесть на кровати, но тело плохо ее слушалось, словно и вовсе ей не принадлежало.
- Попрошу вас обойтись без резких движений, - над Соланой мгновенно навис круглолицый усатый дядька в медицинской униформе. – Вы долго были на грани между жизнью и смертью. И ваше состояние до сих пор нестабильно.
- Где я… нахожусь? – с трудом разлепив пересохшие губы, спросила девочка.
- В центральном госпитале города Хиоффпо, - последовал незамедлительный ответ. – Добро пожаловать в цивилизацию.
- Мы не варвары! – ощетинилась Солана, чувствуя, как вместе с тошнотой к горлу – Что подкатывает отвращение. Жаль, что она не в том положении, чтобы постоять за себя…
- Ну что вы, голубушка, - замахал руками доктор. – Никто этого не утверждает. Успокойтесь, прошу вас. Вы вредите своему здоровью.
Солана его уже не слышала.
… Катер должен был доставить их на Шеверу. Инженер Хендерс и его помощник собирались отправиться на местную барахолку. Там можно было добыть нужные детали для корабельного оборудования, пускай не новые, зато по сходной цене.
А Солане было позволено проводить Ри до космопорта. Вара улетала на Ринету – ее младшие сестры выходили замуж, и Ри никак не могла пропустить торжественную церемонию.
Солану переполняли эмоции. Ей было грустно расставаться с варой, пусть даже ненадолго. Зато впереди ее ждало настоящее приключение. Когда еще представится возможность оказаться на планете!
Поэтому Солана не сразу заметила, как изменился в лице инженер Хендерс, когда на приборной панели замигали красные лампочки…
Потом была ужасная тряска, черные клубы едкого дыма, постепенно заполняющие кабину катера, и неизбежное столкновение с землей…
- Остальные? – спросила Солана, глядя на доктора в упор. – Что с ними?
- Послушайте, сейчас не самое подходящее время, - доктор попытался отвести взгляд.
- Что с ними? – упрямо стояла на своем Солана.
- Кроме вас никто не выжил, - словно извиняясь, пробормотал доктор. – И вы, моя дорогая, должны быть благодарны судьбе за то, что спасатели смогли вовремя до вас добраться. От катера остались лишь обломки. Устаревшая модель. Непонятно, как эта рухлядь вообще могла летать.
Горе обрушилось на нее всей своей тяжестью, подмяло под себя. Солана жадно хватала воздух, как выброшенная на берег рыба; и как та же рыба всей поверхностью тела ощущала беспросветную обреченность.
«У каждого своя дорога…»
Еще недавно они шли по дороге жизни вместе с Ри. Бок о бок. Ри воспитывала Солану с рождения. Она была мудрой наставницей и верной подругой.
Рядом с Ри Солана чувствовала себя в безопасности. Хотя прекрасно осознавала, что каждая секунда пребывания на борту «Исполина» сопряжена с огромным риском.
А теперь Солана осталась в одиночестве. В огромном враждебном мире, где на нее глядят с учтивой снисходительностью. И непонятно, как она вообще здесь оказалась. Неважно. Сейчас надо как можно скорее вернуться на «Исполин». Но тело предательски безвольно. И только гулко стучит сердце, отмеряя отпущенное на ее долю…
В Солане ядерным грибом поднималась злость. Сначала на себя и свою беспомощность, а после – на происходящее вокруг.
Злость придала ей сил – хватит на один отчаянный рывок…
С треском отваливались датчики, заходилась в истерике система наблюдения.
- Ты чего творишь, сумасшедшая?- не своим голосом взревел доктор, кинувшись к Солане.
Но девочка уже сидела на кровати. Кружилась голова – пусть.
- Я уже абсолютно здорова, - Солана выставила вперед ладонь, словно бы защищаясь от докторского гнева. – Нет никакого смысла держать меня здесь.
Но – не поверили. Навалились всем скопом, водворили на место, активировали поле сдерживания – так, что даже не пошевелиться.
- Кажется, я слегка переоценил вашу способность разумно мыслить, - саркастически хмыкнул доктор, обращаясь к Солане.
Солана не удостоила его ответом.
- Сестра Анна, долго вы будете еще копаться? - в голосе доктора слышалось плохо скрываемое раздражение.
Зловещий холодок побежал по вене.
- Я не хочу обратно, пожалуйста! – хотела закричать Солана, но язык стал ватным, неповоротливым.
Тьма, довольно усмехаясь, вновь приняла ее в свои объятия.

4. Следующее пробуждение было не менее мучительным.
Наученная горьким опытом, Солана не спешила открывать глаза. Интересно, сколько времени она провела в отключке – часы, дни?
Она попыталась незаметно шевельнуть рукой – поле сдерживания все еще было включено. Приняли меры безопасности, гады.
Невозможность двигаться для Соланы была сродни изощренной пытке, и чтобы хоть немного отвлечься, девочка стала вслушиваться в окружающую ее тишину.
Сначала не было слышно ничего, кроме ненавязчивого стрекотания приборов.
Но потом чуткий слух Соланы уловил голоса, доносящиеся откуда-то издалека.
- Регенерация тканей практически полностью завершена. С реабилитацией, конечно, придется повозиться. С психологической, в том числе. Но, думаю, с этим ваши лекари смогут управиться. Не даром же они хлеб едят?
- Не даром. Кого попало не держим.
- Вот и ладушки. Эх, не завидую я воспитателям. У девицы буйный нрав. Сейчас-то мы ее контролируем, но что будет дальше?
Солана обмирала от ужаса. Там, за перегородкой, решалась ее судьба.
- Мой дорогой доктор, полагаю, вы преувеличиваете. Это обычная реакция паники. Как это там у вас называется? Посттравматический синдром, кажется…
- Ну-ну, тешьте себя напрасной надеждой, пока можете. Но лично я твердо убежден – звери должны сидеть в клетках.
- Вы все же поосторожней с выражениями. Ведь не исключена даже возможность вступления космических скитальцев в состав ООП.
- О, Великий Космос, надеюсь, до этого не дойдет.
- Еще бы. Ведь тогда браки с космическими скитальцами обретут законный статус, и вам не в чем больше будет упрекнуть свою дочь.
- По-вашему, я должен был радоваться тому, что Черис сбежала с этим контрабандистом?
- Радоваться или огорчаться – исключительно ваше право.
- Само собой. Между прочим, давно хотел спросить: когда вы продаете детей космическим скитальцам, задумываетесь ли о том, что потом из них вырастает?
- Чушь, никого мы не продаем. Это не более чем досужие вымыслы.
- Слухи не рождаются на пустом месте. Впрочем, как вам будет угодно. Присылайте машину завтра с утра. Я подготовлю рекомендации для докторов. Кстати сказать – ваша головная боль уже проснулась. Желаете поздороваться?
Послышался все приближающийся стук шагов.
Солана тщетно пыталась урезонить заходящееся в панике сердце. Не хватало еще демонстрировать свой страх перед этими людьми.
- Вот, полюбуйтесь – как новенькая, - произнес доктор прямо над ухом Соланы. Он явно гордился собой. – Хотя, честно говоря, моей заслуги в том не слишком много. Если бы не ее чертово упрямство – давно бы уже очутилась на столе у патологоанатомов. Незачем притворяться спящей, моя дорогая, приборы выдают вас с потрохами.
Солана послушно открыла глаза.
- К вам посетитель. Господин Торан, директор сиротского приюта.
- Приюта? – переспросила Солана, чувствуя, как холодеет все внутри.
- Совершенно верно, - подтвердил доктор.
- Думаю, вы будете рады тому, что доктор уже отдал распоряжение о вашей завтрашней выписке. Больничная палата на кого угодно нагонит тоску.
Директор Торан напоминал большую взъерошенную птицу. На лице его с четко обрисованными скулами, словно клюв, выделялся крупный, с горбинкой, нос. Из-под мясистых век строго смотрели маленькие глазки. Было в этом взгляде что-то хищное.
- Зачем приют? Я хочу вернуться на «Исполин».
- К сожалению, это невозможно, - развел руками доктор. - Вашего корабля уже и след простыл.
- Едва они узнали о крушении катера, то тут же поспешили унести ноги как можно дальше, - подтвердил слова доктора директор Торан. - Чтобы не пришлось выплачивать компенсацию за причиненные убытки.
- Они не могли так поступить! – взвилась Солана.
В ответ директор Торан лишь скептически хмыкнул.
- Как видишь, могли и поступили. Было бы наивно полагаться на порядочность космических скитальцев.
- Но они же не знали, что я выжила! – Солана готова была цепляться за любую соломинку. – Почему вы им не сообщили?
- Станут они разворачивать корабль ради одной маленькой девочки!
Солана и сама все прекрасно понимала. В условиях крайне ограниченных ресурсов гораздо целесообразнее заботиться о благосостоянии большинства. И это не подлость, а стратегия выживания.
- Что же тогда будет с погибшими? – спросила Солана. Голос ее дрогнул.
-Муниципалитет, разумеется, позаботится о захоронении. Правда, там и захоранивать особо нечего. Катер разворотило взрывом. Радуйтесь, что хоть вас успели вытащить
«Чему радоваться-то?»
Солана сдержала подступающие слезы.
У Ри не будет даже возможности для последнего пристанища. Лишь все та же бесконечная дорога…
Мир сразу стал бесцветным. Солана закрыла глаза. Этот разговор ее порядком утомил.
- До скорой встречи, дитя мое, - произнес на прощание директор Торан.

5. - Воспитанница Дайна Нишейм доставлена по вашему распоряжению, господин директор.
Директор Торан с видом радушного хозяина пригласил их войти.
- Добро пожаловать в новый дом, дорогая Дайна!
- Это не мое имя, - нахмурилась Солана.
- От чего же? – директор Торан широко улыбнулся. – Теперь оно ваше.
Заметив смятение Соланы, он пояснил:
- Видите ли, моя дорогая, попадая в наш приют, воспитанники начинают новую жизнь. Поэтому при поступлении мы присваиваем им новые имена. Дайна Нишейм. Как звучит, а?
В азарте хлопнув себя по коленям, директор добавил с довольным выражением лица:
- Сам выбирал!
- Меня зовут Солана, - упрямо повторила девочка, глядя директору Торану в глаза.
- Что за нелепый каприз? – покачал головой тот. – Дитя мое, запомните раз и навсегда: Соланы больше не существует. Солана погибла в той ужасной катастрофе. По документам вы – Дайна Нишейм. Это имя станет отправной точкой вашего нынешнего существования. Не нужно препятствовать переменам, ведь они только к лучшему.
Это они не понимали. Имя – единственное, что осталось у Соланы. Тоненькая ниточка, связывающая ее с мамой. Солана не собиралась отдавать свою собственность без боя.
- Присваивали бы тогда уж лучше порядковые имена, чтоб не мучиться, - мрачно предложила Солана.
Директор нахмурился.
- Не очень умная шутка, но я не сержусь. Воспитанники многого еще не разумеют по своей наивности или неграмотности. Дитя мое, я понимаю, что к новому имени привыкнуть не так уж легко, но уверяю вас – скоро вы научитесь на него отзываться.
- Я не буду на него отзываться, - четко, по слогам проговорила Солана. А сердце бухало в ушах, и ноги сковывала предательская слабость. Но лучше вообще не существовать, чем позволить уничтожить свою личность.
Это был уже открытый вызов.
- Ох! – побледнела воспитательница.
- Интересно, чем продиктовано ваше странное решение? – холодно осведомился директор Торан.
- Это неправильно! – выпалила Солана на одном дыхании.
- Разве вам решать, что правильно, а что нет? – от директорского спокойствия веяло арктическим холодом. – Дети не должны совать свой нос во взрослые дела. И, если вам будет угодно выслушать мою точку зрения, то вы просто невоспитанная девчонка. Я вас не виню, откуда взяться хорошим манерам, если вы выросли на космической свалке, в окружении всякого сброда. Но где хотя бы благодарность за то, что вас вернули в цивилизацию?
- Не смейте называть мой дом свалкой! – взревела Солана, готовая броситься на директора Торана с кулаками.
- Вот я испугался! – издевательски хохотнул тот, заставив Солану побагроветь от злости. – Деточка, я привык называть вещи своими именами. Я охотно верю, к этой эмм… груде металлолома, которую язык не поворачивается назвать кораблем, вы питаете некоторые ностальгические чувства. Но и вы поверьте мне – все, что произошло, вам только на благо. Скоро вы сами в этом убедитесь.
В груди у Соланы отвращение мешалось с негодованием. Директор Торан предлагал ей стать соучастницей крушения катера. Соучастницей гибели вары Ри.
- Шли бы вы, - сквозь зубы процедила Солана, сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев. На лбу выступили блестящие бисеринки пота.
- Воспитанница Нишейм, ваше агрессивное поведение очень меня беспокоит, - цепкие пальцы директора Торана буквально в плечо Соланы. – Доктор был прав: вы еще не вполне оправились после перенесенных потрясений. Реабилитация потребует времени. Ну, будьте умницей, я желаю вам только добра.
Солана дернулась, пытаясь освободиться. Но директор Торан держал ее крепко.
- Пустите меня! – Солана рванулась изо всех сил. – Пустите немедленно!
Не помня себя от ярости, Солана извивалась, дрыгая ногами. Один из пинков пришелся точно в цель – со страшным грохотом рухнул на пол тяжелый крутящийся стул для посетителей. Взвизгнув, отскочила в сторону воспитательница. Послышался звон разбитого стекла – стул зацепил своей спинкой дверцу шкафа.
Изловчившись, директор Торан нажал тревожную кнопку.
Будто бы из неоткуда возникли два дюжих санитара. Скрутили Солану, прижали к плечу инъектор.
Пространство поплыло перед Соланой.
- Бедная девочка! – запричитала воспитательница.
«Тьма, миленькая, умоляю, забери меня навсегда…»

запись создана: 17.10.2017 в 18:26

@темы: Мои сказки, Куклы, Граница

URL
Комментарии
2017-10-17 в 18:38 

-Фуська-
Ну, бывает... ¯\_(ツ)_/¯
LukaMD, а дальше? Раздразнила и оп, кончилось. :vo:

2017-10-17 в 19:04 

LukaMD
-Фуська-, кто там сказал, что читать можно по кускам)))
Я пишу продолжение, не переживай)))

URL
2017-10-17 в 19:05 

-Фуська-
Ну, бывает... ¯\_(ツ)_/¯
LukaMD, все, молчу! Жду проду!

2017-10-17 в 19:42 

MurrMasha
Я_не_сдурела. Я_вообще_такая.
LukaMD, завораживает.
Вот бы мне в детстве такие сказки читали...

2017-10-20 в 06:15 

LukaMD
MurrMasha, такие же доообрые? Мне от себя порой аж дурно делается - до чего я добрый сказочник)))

URL
2017-10-21 в 05:52 

MurrMasha
Я_не_сдурела. Я_вообще_такая.
LukaMD, я любые сказки читала взахлёб.
Хорошо, что японские мне во взрослом состоянии попались, там хоррор голимый.

2017-10-24 в 04:47 

LukaMD
MurrMasha, ой, такое, да на неокрепшую детскую психику))

URL
2017-10-24 в 10:20 

-Фуська-
Ну, бывает... ¯\_(ツ)_/¯
LukaMD, у меня от проды мурашки по коже. Чет вштырило не по детски.

2017-10-24 в 13:29 

MurrMasha
Я_не_сдурела. Я_вообще_такая.
LukaMD, ууххх как! До мурашек!

2017-10-24 в 15:16 

LukaMD
-Фуська-, MurrMasha, ... ну что вам сказать... не обещаю, что дальше будет что-то сильно светлое и радостное. Не скоро, по крайней мере. Доообрый же сказочник)))

URL
   

Село Треккино

главная