Записи с темой: вся правда о рыцарях (список заголовков)
01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:35 

БЖ, запись #477: про особенный дар.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Утром я проснулась с неясным предвкушением.
— Людовика! — сказала я, выуживая из шкафа рубашку с огромным бантом вместо жабо и рукавами-фонариками. Бант я повязала скромно — я могу сколько угодно шутить про работу в Министерстве Магии, но на деле-то оно серьёзное государственное учреждение, его жизнь к дурацкому в таких масштабах не готовила...
В общем, бант я повязала, посмотрела в зеркало и поняла: прав был тот великий человек, который вчера пришёл ко мне словами:
— Ну кого же, ну кого ты обманываешь, дорогой Дориан Грей?
Отражению оставалось только подмигнуть и спросить тем-самым-вчерашним-тоном-Гарри:
— А поехали в театр!
В театр, мысленно повторила про себя я. Театр на сегодня запланирован не был, но где-то в воздухе витало: «И вдруг прошлым летом...» Да, именно насчёт этой постановки мы вчера прохаживались, как о несбыточном, после «Портрета Дориана Грея».
— А может все-таки в театр? — спрашиваю я. Не у зеркала. И не у Генри.
Решает за нас партер.
Утром я проснулась с неясным предчувствием. Сюртук каноничного Сириуса Блэка (эти ваши кожанки — дурнопахнущий фанон, но как не поддаться всему дурному?), этот безумный бант. Для полноты картины не хватает только таких же безумных локонов, но с утра было не до плойки, а днём — не до чего окромя шкафов.
Моё предчувствие звалось так: «Мы все-таки пойдём в театр».
Пойдём — потому что нам дают билеты в партер, и, в принципе, за это уже можно продать почку. В партер, радуемся мы, ещё не зная, что этим партером окажется первый ряд, 12-13 места, одно из них — моё счастливое, а заодно — крайнее правое от центрального прохода, считай, по самому центру и у самой сцены.
В былые времена партер не любили: если сцена выше кресел, то это места для плебеев. Здесь же сцена была на уровне нашей груди, но главное — мы видели всё: слезы актеров, игру напряженных мышц под их кожей, каждый мельчайший жест их мимики, игру теней и молний над роялем...
Теннесси хорош, на сцене даже лучше, чем в прозе. Но даже если бы пьеса была сама по себе скучна (лично для меня или вообще), то её спасли бы актеры — этот прекрасный доктор Цукрович в чулках из-под плаща и вечно обнажающий торс Джордж, да даже бедняжка Кэтрин, которая удалась куда лучше Маргариты.
А ведь были ещё декорации! Декорации, ранящие в самое сердце — огромное изображение святого Себастьяна и генофлектории, настраивающие на религиозный лад ещё до начала спектакля.
При том, что я читала Теннесси, содержание этой пьесы мы посмотрели буквально перед началом и в краткой версии. Признаться, аннотация к спектаклю отличалась от краткого содержания. При этом, на выходе получилось что-то третье — довольно жизненная история о том, как милосердные люди становятся жертвами тех, к кому они проявили доброту.

— Он искал Бога, — говорит со сцены миссис Винэбл.
— Обычное дело для поэтов, все они ищут Бога, — отвечает Цукрович. Его взгляд блуждает в глубинах его души. — В этом поэты очень похожи на врачей. Но им проще.
Я слушаю этот диалог и думаю — о рукописи, о товарище Вицком. Последний, в моем понимании, возомнил себя богом. Впрочем, кому сейчас до этого есть дело — как раз где-то там стартует в эту минуту игра, а у меня здесь, на сцене театра Виктюка, своя клиническая психиатрия с лоботомией и «вы бы ему понравились. Себастьяну нравились очаровательные молодые мужчины».
— Сколько лет было вашему сыну? — упрямо спрашивает Цукрович, но столь же упрямо миссис Винэбл уходит от ответа.
Я мысленно считаю: каждое лето Себастьян писал по пьесе, всего он написал 25 пьес, значит, ему было минимум двадцать пять, а ещё скорее всего, плюс десять, ибо в более раннем возрасте трудно начать писать. Скорее больше.
Молодой психиатр хочет поговорить с девушкой, семья которой хочет подвергнуть её лоботомии. В 1937 году это равноценно убийству личности, знаем, плавали, у нас за спиной - Австралия.

Всё повторяется.
Двое мужчин, клиническая психиатрия, чья-то драматическая смерть, счастливый билет, а также неизбежный мотив вдохновения и Бога. Всё повторяется. Абсолютно всё.
Дориан ловит два осторожных, взволнованных взгляда Сибил и прячет довольную улыбку.
Вместе с занавесом можно опускать завесу жалости и браться за веник — тут что-то разбилось. Уберите это стекло.
Внутренние демоны сыты. Афиша театра на февраль вся расчерченна маркером — эту чашу нужно испить до дна. И желательно при этом не лопнуть и не захлебнуться.

@темы: Чужими словами, Фотоальбом: в лицах и красках, То, что не нравится Валмонам..., Слово, которого нет, Сколь много нам открытий чудных ©, Себе на заметку, Разница уровней, По дороге сна ©, Пара слов в защиту домовых эльфов, Памяти того дня, Оставшиеся герои, Мысли вслух, Мир под лупой, Министерство Магии, Каждый сходит с ума по-своему, Иносказательные повести. Разгадаешь?, Затерявшись в переплетах, Заложники ролей, Жизненный эпизод, Градация настроений, Гамлетовские вопросы, Вся правда о рыцарях, Все по сценарию, Ветряные мельницы и воздушные замки, В рутине будничных дней, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме, Vocum separatum – особое мнение

00:33 

БЖ, запись #476: про прекрасных мужчин.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Днём я хотела написать про работу, но, к счастью, появился более достойный повод начать новый год на страницах дневника. Имя ему — Оскар Уайльд.

Не скажу, когда столкнулась с ним впервые в жизни, но помню, что именно восхитительный томик Уайльда подарили мне, как обладателю гран-при в поэтическом конкурсе. К семнадцати годам я прочитала у него все переведённые на русский язык произведения, а половину из них — ещё и в оригинале, подстрочно сличая авторский текст с переводами, смакуя и анализируя различия. Безусловно, именно у маэстро я училась иронизировать и язвить, и хотя до мастера мне далеко, отдельные мои успехи на этом поприще известны. Некоторые — справедливости ради стоит это признать — печально.
Тем не менее, Оскар Уайльд до сих пор входит в тройку моих любимых авторов и является одним из двух, наиболее сильно повлиявших на формирование моей эстетики в период отрочества. Настолько сильно, что его De profundis превосходно описывает отдельные эпизоды и моей биографии, а потому эта исповедь до сих пор является одной из настольных книг наравне с произведениями Толкина, стихами Бёрнса, лекциями Бродского, «Потеряным раем» Мильтона и справочником Розенталя.

В «Портрете Дориана Грея» более всего мне мил дорогой Бэзил Холлуорд. Его откровения в разговоре с лордом Генри о любви являются для меня образцом преданности возлюбленному: «Когда я люблю кого-то, я никому не называю его имени» — заповедь, следовать которой я начала ещё до того, как прочла этот роман. Впрочем, в рамках игры по мотивам я вряд ли бы вызвалась играть художника — тяга к эсперементам и парадоксам, присущая Гарри мне куда привычнее. С кем мы там в свое время это обсуждали?

И если вы (вдруг?) терзаетесь догадками, зачем я пишу всё это, то ответ прост. Сегодня мы ходили на мюзикл «Дориан Грей» в постановке Стаса Намина, а там второе действие открывалось арией Джеймса, которая представляла собой ни что иное как весьма удачное переложение «Баллады Рэдингской тюрьмы» (цитата ниже из неё в переводе Татьяны Железняк):

Ведь каждый, кто на свете жил,
Любимых убивал,
Один - жестокостью, другой -
Отравою похвал,
Коварным поцелуем - трус,
А смелый - наповал.

Один убил на склоне лет,
В расцвете сил - другой.
Кто властью золота душил,
Кто похотью слепой,
А милосердный пожалел:
Сразил своей рукой.

Кто слишком преданно любил,
Кто быстро разлюбил,
Кто покупал, кто продавал,
Кто лгал, кто слезы лил,
Но ведь не каждый принял смерть
За то, что он убил.

Когда я в последний раз я перечитывала эту балладу, она казалась логическим дополнением к De profundis, а значит была весьма актуальной и жизненной. Представьте же теперь мои чувства, когда в сжатом виде суть этой баллады ворвалась в повествование о Прекрасном Принце! О, этот восторг от нежданной и негаданной встречи со старым другом, которого ты мог бы и не узнать, но, прищурившись, конечно же, узнал, потому что связывает вас много большее, чем изменившиеся за время разлуки черты лица!..
Это чувство столь близко другому горячо любимому мною ощущению, которое ты испытываешь, читая на страницах книг о местах, где ты был, и о шедеврах, с которыми ты соприкасался в единой точке пространства.

Это, кажется, был мой четвёртый «Портрет Дориана Грея», и он был совершенно прекрасен.
Я хочу запечатлеть это радостное послевкусие.

ПС. Между тем тема «Пигмалиона» и отношений наставников с воспитанниками продолжает нападать на меня со всех сторон и каждый раз — непременно из-за угла!

@темы: Сколь много нам открытий чудных ©, Себе на заметку, Разница уровней, Памяти того дня, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Мысли вслух, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Вечные семнадцать, БЖ: бортовой журнал

21:59 

БЖ, запись #475: про борьбу.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Обычно к нему приходила я — лет восемь, не меньше. Он сидел под своим дубом и играл на арфе в тысяче историй, рассказанных мною ранее, — легендарным предком, тенью, призраком, музой. Он никогда никуда не девался, вшитый шестой нитью голубого цвета где-то между Стерлингом с графами Мара и Уэддерберном с семейством Феа.
А в Самайн он пришёл ко мне сам. Пришёл, уселся напротив и не спел, _рассказал_ историю.
Впервые его пальцы не касались струн, а мне не хотелось пойти впляс, но после _произнесенных_ им слов запел вась мир — для меня. Москва замоталась в тартан: всюду вокруг меня пляшет клетка — серая, синяя, зелёная, фиолетовая, красная, коричневая, желтая. Стоит мне вспомнить его песни, как вокруг собираются известные поэты и певцы, сидят на корточках в круг, внимают, жадно ловят слова. Ленты пестрят видами зелёных холмов и спрятанных в туманах озёр, страницами саг об исторических подвигах горцев, плачем одинокой волынки и хмельными пирами.

Она видит все это. Моя Австрия. Видит и нестерпимо ревнует.
Она уже смирилась с тем, что не всегда самолёты несут меня к ней, что не всегда я славлю только её, но это... гордая любовница поняла, какая нежность связывает двух супругов.
Австрия всюду - подкидывает мне карточки моих любимых замков, дышит горячим шоколадом в лицо со страниц дневников очарованных ею на бегу друзей, вербуя из них союзников, манит сценами театров и концертными залами любимых мною композиторов. У этой красавицы «каменный» характер и она не стесняется показывать свой нрав: рядом с графами Мара обнаруживаются очередные Штейны, ее козырь десятилетней выдержки в шелковом рукаве дорогого платья величественной императрицы.

Австрия и Шотландия борются за мое внимание.
Глупые мои, гордые, любимые мои женщины. Я бы сказала, что меня хватит на всех, но скажу лишь, что где-то там, где на высоте ваших самых высоких пик распято мое сердце. И не так уж важно, вспорол мне грудь Бен Невис или Гросглокнер, все равно это случилось на уровне неба, а значит - случилось навсегда.

@темы: про-ИГР-off-ое, Я искал себя на глобусе, Чувства вместо скальпеля, ХР-хроники, Сколь много нам открытий чудных ©, Сказки Кельтского Лиса, Разница уровней, ПоЧитатели, По дороге сна ©, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, Осколки прошлого, Небесная канцелярия, На пути домой, На Западном фронте..., Мысли вслух, Моя страна островов, туманов и дождей, Мир под лупой, Иносказательные повести. Разгадаешь?, И что бы ни случилось я буду ставить на красное ©, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, Благой Двор Его Величества, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности

21:35 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:43 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:08 

БЖ, запись #469: про начало начал.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Говоря словами Паоло Коэльо — а с тех пор, как я прошла его дорогой и нашла в его книгах те же слова, что определила в качестве инструментов и для себя, я могу себе это позволить с чистой совестью — в субботу я вступила в Правый Бой, и это следует отфиксировать, ведь к этому испытанию я готовилась последние лет семь, не меньше. Достаточно ли этого? Нет. Но достаточно не будет никогда.

Я могла бы процитировать сюда половину «Книги воина света», но ограничусь одним фрагментом. Не потому что он самый точный или самый важный, а потому что это лучшее, что можно сказать вслух, ибо остальное лучше повторить про себя.

Воин света не изменяет своих решений.
Прежде чем приступить к действиям, он предается продолжительным размышлениям — оценивает степень своей готовности, меру своей ответственности, свой долг перед наставником. Стараясь сохранить душевное равновесие, он кропотливо исследует каждый свой шаг — так, словно от него зависит все.
Но в тот миг, когда решение принято, воин уже движется вперед без оглядки: у него нет сомнений в правильности сделанного им выбора, и, даже если обстоятельства оказываются не такими, как он представлял, воин не сворачивает с избранной стези.
И, если его решение было верным, он одерживает победу в битве — пусть даже будет она более долгой, чем представлялось прежде. Если же решение было ошибочным, он потерпит поражение и вынужден будет все начинать сначала — но уже во всеоружии горького опыта.
Воин света, однажды начав, идет до конца.
[ПК]


ПС. Следует признать, что время выбрала не я. Как по мне, оно не самое удачное, чтобы начинать Правый Бой — я бы отложила все хотя бы до октября, но все мои уважительные причины Камино превратил в прах и развеял по ветру. Мне больше не нужно в Рим. Мне больше вообще никуда не нужно — ну разве что немного, самую чуточку в Новгород, но и это скорее из серии про «не помешает», чем про «поможет» или «необходимо». Мне настолько никуда и ничего не нужно, что даже в пределах города стёрлись все значимые координаты. Единственное место — в себе, а время — сейчас.
Время выбирала не я, но, оставаясь в своём праве, я пытаюсь выбрать хотя бы место.
Пока выходит. А что выйдет — узнаем когда-нибудь потом.

@темы: БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых венки со скидкой ©, Безумству храбрых поем мы песню ©, Берите в руки карандаш и ценной делайте бумагу ©, Ветряные мельницы и воздушные замки, Вся правда о рыцарях, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Жизненный эпизод, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Каждый сходит с ума по-своему, Мысли вслух, Небесная канцелярия, Неоконченный роман, Оставшиеся герои, Отвага и слабоумие, Памяти того дня, Сколь много нам открытий чудных ©, Чужими словами

23:00 

БЖ, запись #468: про невыразимое.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
И снова я должна отметить, что очередное чрезвычайно важное и значимое нечто выпало из хронологии событий моего дневника. Как выпал из него самый конец декабря, январь и февраль, так выпал из него и июнь-июль. А между тем это две совершенно невероятные истории, о которых я обязательно расскажу. Вторую уже многие слышали, но я буду и буду её повторять, потому что о таких вещах говорить надо. Первую слышали немногие, но она даже важнее жизни, пожалуй. Потому что она про ту самую любовь, которая побеждает смерть.

@темы: Безумству храбрых поем мы песню ©, Чувства вместо скальпеля, Слово, которого нет, ПоЧитатели, Осколки прошлого, О собственной записной книжке, Небесная канцелярия, На пути домой, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Дети Огня, увенчанные золотым венцом, Вся правда о рыцарях, Возвращаясь к вечным вопросам, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал

22:54 

БЖ, запись #467: про другое измерение.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Совершенно потрясающее чувство — понимать, что ты владеешь тайным языком мира.
На Пути Сантьяго я училась читать знаки незримой реальности, лишь лёгкий отголосок которой мы способны воспринимать. Я училась слышать голос своей интуиции и высвобождать его из многочисленного хора, ведущими солистами которого являются жизненный опыт, накопленные знания, наблюдения и логика. Я училась этому и дорога в аэропорт Парижа была моим пробным экзаменом перед выходом в самостоятельную жизнь.
Сейчас я снова учусь видеть и понимать знаки. И речь на этот раз идёт о ПДД.
В воскресенье я впервые поняла, что полученные в школе знания просачиваются в мою повседневность - я стала обращать внимание на знаки, которые раньше не то, что не соотносила с собой на дороге, которые даже не замечала! Я начала прислушиваться к разметке, а сегодня и вовсе пережила потрясающий опыт предугадывания манёвра, который совершит на дороге водитель автомобиля. Или точнее - не совершит: не пересечёт пешеходный переход в условиях отключенного регулировщика, а выполнит разворот и поедет обратно.
Мне нравится то, насколько мир становится ярче и глубже, когда ты понимаешь язык, на котором он говорит с тобой. То чувство единения, которые ты испытываешь, вступая с ним в диалог, и свобода, что появляется вместе с возможностью точно просчитывать риски и перспективы.
Все-таки я люблю знаки.
И те, и эти, и все на свете.

А ещё я сегодня очень устала. Начинать день в половину пятого фехтованием, провести утро в зале, успеть на работу, где тебя ждут, чтобы восславить, как величайшего режиссёра, а потом дизайнера, написать речь, проработать срочный отчёт, отсидеть три часа в автошколе и иметь намерение дочитать последние 70 страниц книги, а после этого ещё и встать завтра в те же четыре утра — это я, наверное, слишком многого хочу, но я должна пострадать. Заслужила. Последние три дня были как сто шагов назад и этот регресс необходимо отработать.

@темы: Я искал себя на глобусе, То, что не нравится Валмонам..., Сколь много нам открытий чудных ©, Разница уровней, Потрясающие находки, Памяти того дня, Отвага и слабоумие, Оставшиеся герои, Небесная канцелярия, На пути домой, Мысли вслух, Жизненный эпизод, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, В рутине будничных дней, БЖ: бортовой журнал, А мы все еще живем в социуме, А город как большой улей

14:00 

БЖ, запись #462: про несносную любовницу.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Я собиралась рассказать о том, какие занимательные сны снятся мне последнее время, но некое событие, пошатнувшее моё душевное равновесие, вынуждает сначала пожаловаться на мою любовницу в лице прекрасной Австрии.
Мы не виделись с ней с прошлого мая. Это — невыносимо долго! Неприлично долго для нас обоих.
И вот с 23-го февраля она, буквально, засыпает меня напоминаниями о своей скромной роскошной персоне. Сначала в ленте ВК всплывают готические скульптуры из дерева и я узнаю фигуры, над которыми мы долго размышляли в замке Кройценштайн под Веной, неделей позже я читаю в ней историю цветов австрийского флага и перед глазами встают все эти флаги на фасадах исторических памятников архитектуры, от одного вида которых осенью 2015 года я, без преувеличения, начинала прыгать, хлопать в ладоши и пищать.
Затем мне на рабочий стол ложится документ, посвященный соглашению об избегании двойного налогообложения с Австрийской Республикой, моей дорогой Österreich. На мой. Рабочий. Стол. Хотя вообще-то я не работаю с документами такого рода.
На глаза то и дело выскакивают австрийские ресторанчики и венские кафе (и речь даже не о сетевых). Где все вы были раньше? Куда прятались, зачем теперь повыскакивали?



Вчера поздним вечером гуляли по городу. Я страдала о реконструкции МИДа и хотела, чтобы поскорее снова стало красиво.
Мы вышли к Арбату, оглянулись на высотку и мне сказали:
- Эй, посмотри! Разве с этого ракурса оно не похоже на один хорошо тебе известный собор?
Я смотрю, слушаю подсказки, вижу и одновременно не вижу Стефана.
Того самого Стефана, который, провожая меня в крестовый поход, разводил в сторону руками-башнями и спрашивал голосом брошенного ребенка: «Почему ты летишь не ко мне?», а потом настигал в Иерусалиме - в гробнице своего доменного святого.

А сегодня утром я варила кофе. Варила кофе и никого не трогала.
Отряхнувшись от остатков сна, поняла, что радио трещит о Листе.
«О, Лист!» — подумала я, вспоминания свой любимый балет, ради которого мы весной сорвались в Вену.
Я порадовалась, а ведущие переключились на Вагнера.
Вагнеру я тоже порадовалась. Еще в те времена, когда белый цвет не перемешался с уже царившим в моем сердце красным, я посвящала ему стихи. Дурацкие, конечно, но разве я пишу другие?
Вагнеру я порадовалась, но про себя подумала: «И все-таки мой абсолютный фаворит — Шуберт. Лист занимает только почетное второе место».
Что вы думаете тут же сделало радио? Переключилось на Шуберта. Оказывается, у них с Листом был один учитель. Тот самый злополучный Сальери. Что же ты сделал с ним, Александр Сергеевич?
Про Шуберта с Листом можно было спокойно слушать и дальше, но вот на радиостанцию позвонила слушательница:
— Хотела поделиться с вами прекрасным, — говорит она. — Только вчера мы ходили смотреть «Майерлинга»...
Я не слушаю, что она говорит там дальше, вероятно, что-то о драматическом историческом подтексте и контексте балета, бедном-несчастном Франце-Иосифе и трагедии принца Рудольфа. Я просто медленно сжимаюсь в комок и издаю многострадальный вопль раненого зверя:
— О нет! Ну, пожалуйста! Ну за что?!
Этот вопль бесконечной тоски и любви, разделенной расстояниями, был достаточно громким, чтобы в душе прекратила литься вода, а отец заглянул на кухню и оба родителя обеспокоенно спросили:
— Что у тебя случилось?
Я, конечно же:
— Ничего! Всё в порядке, правда. Меня подставили, но так, ерунда. Все нормально!
Но, видимо, зверь из меня получился слишком уж раненным, коль ни отец, ни мать долго не могли мне поверить и вернуться к своим делам.

Я начала лихорадочно думать: что быстрее — получить визу или новый паспорт.
Села записать всё это безобразие и что же?
Нашла под мышью засушенный лист плюща, сорванный на память всё под тем же мною горячо любимым Кройценштайном.

@темы: Я искал себя на глобусе, Чувства вместо скальпеля, Осколки прошлого, На пути домой, Мысли вслух, Каждый сходит с ума по-своему, И вечность напролет я согласен петь тебе о любви, Заложники ролей, Градация настроений, Вся правда о рыцарях, Ветряные мельницы и воздушные замки, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Picspam

01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:47 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:30 

БЖ, запись #458: про крылья.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Когда ты упоротый в ангелологию по самые уши долбоеб, наверное, не стоит удивляться, что люди в два часа ночи будят тебя вопросом: «А крылья крепятся к лопаткам или к позвоночнику?»
Как человек, перечитавший «Скеллега» ответила, что, конечно же, к лопаткам, а потом написала трактат, что на самом деле крыльев никаких нет и их придумали люди. И мне, между прочим, чрезвычайно тяжело жить в мире, где они — всего лишь художественное допущение! Но, к сожалению, этот багаж накопленного опыта и знаний по теме в шкаф просто так не спрячешь.

@темы: Разница уровней, Небесная канцелярия, Мысли вслух, Гамлетовские вопросы, Вся правда о рыцарях, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, Vocum separatum – особое мнение

00:02 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:02 

<Из «Справочника по эксплуатации оленей»>

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Глава N.

ИЗМЕНЕНИЯ СОВМЕСТНЫХ ПЛАНОВ: НЕОБХОДИМЫЕ ТОЧКИ НАД Ё
Их следовало поставить очень давно и очень громко

В мире есть только одна вещь, которую я всей душой ненавижу - это изменение планов. Казалось бы - ерунда, но нет ни разу. Любые планы так или иначе связаны с определенными ожиданиями, которые в результате изменения оказываются обманутыми. «Обманутые ожидания» - понятие из психологии, знакомое нам также как «разочарование», но отягченное вот этим вот производной от слова «обман». Вам нравится разочаровываться? А быть обманутыми? То-то и оно.
Договариваясь о встрече, человек испытывает первичное впечатление от неё - предвкушение. В этом предвкушении он переживает ощущения:
- человека, с которым собирается увидеться;
- места, где собирается провести с конкретным человеком время;
- рода занятий, которым планирует совместно с конкретным человеком заниматься;
- пищи и разговоров, которые могут сопровождать их занятия.
А потом вдруг оказывается, что все эти уже отработанные эмоции/ощущения/предвкушения - существуют только в его голове и никогда не получат реального выхода. Как тут не разочароваться? Не только в себе и своих несостоявшихся эмоциях, но и в том человеке, по чьей вине вы прошли этой дорогой разочарований.

Я не люблю заранее договариваться о встречах, поскольку считаю себя достаточно лёгкой на подъем, чтобы договориться о ней в течение дня или поздно вечером накануне. Конечно, если на это время уже нет других планов.
Долгосрочное планирование - чаще всего мера вынужденная и обычно объясняется плотным графиком одного из встречающихся, занятостью, тотальным несовпадением во времени/пространстве/настроении/интересах. Долгосрочное планирование - мера вынужденная, подобная бронированию гостиницы в предстоящей поездке и необходимая нам лишь потому что мы хотим, чтобы все получилось и встреча состоялась - вопреки всему и, быть может, даже смерти одного из участников.
Как человек, легкий на подъем, я не вижу необходимости в предварительном бронировании времени под совместный досуг на недели вперед если только участники встречи не готовы приложить в-с-е усилия для того, чтобы мероприятие состоялось: предупредить о занятом вечере своё начальство на работе за неделю до него и договориться о коллегами, чтобы подстраховали; решить все семейные конфликты накануне или после встречи, объяснив родителям/мужьям/теткам, что конкретное время в конкретный день вы обещали уделить другому человеку; сделать домашнее задание накануне или в выходные; отказаться от случайно упавших через друзей контрамарок или приглашений на вечеринки (при этом не возбраняется позвонить человеку, с которым вы встречаетесь, и спросить его о том, возможно ли для него изменить планы или вовлечься в ваши новые, принимая в качестве приоритетов его ответ, а не ваши пожелания на сей счёт); сообщить всем мастерам всех ваших игр, что вот та или вот эта внезапная встреча к игре вам не удобна и т.д.
Не говорите, что возможности придерживаться плана нет, дело всегда лишь в недостаточности желания, тактичности и уважения к планам других людей. В действительности единственной уважительной причиной, не требующей от вас никаких усилий (в том числе - для объяснений и извинений за доставленное неудобство), является только смерть.

У меня есть замечательное правило, выработанное в результате многочисленных проб и ошибок (или точнее - избыточной любви к людям употреблявшим):
ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ОТМЕНЯЕТ ТРИ ВСТРЕЧИ ПОДРЯД, ИНИЦИИРОВАТЬ ЧЕТВЕРТУЮ Я НЕ СТАНУ.
Исключений из этого правила не существует. Ни одного. И я надеюсь, что существовать их не будет никогда: хватит с меня безответственности, бестактности, человеческого эгоизма и идиотских оправданий, а в некоторых случаях ещё и трусости с неспособностью сказать одно простое «ИЗВИНИ».
Поэтому не нужно глупых вопросов: «Ты по мне не скучаешь?», «Мы больше не увидимся?», «Ты не хочешь со мной общаться?», «Ты решила уйти из моей жизни?», «Ты стала меня избегать» и других. Считайте! Математика - это круто.
Если я вас уважаю и люблю - три попытки я вам дам прежде чем в этом возникнет острая необходимость. Если мы едва знакомы и всю ценность вашего присутствия в моей жизни я ещё не осознала - дело может ограничиться и одной.
Я ценю свои нервы, а обманутые ожидания мне не по карману - ерунда, глупость, пусть всего несколько часов жизни, обещанных друг другу, но слишком надолго они выбивают меня из колеи, деморализуют, лишают вдохновения и желания что-либо делать. Я не то что не могу себе этого позволить, я не хочу себе это позволять - мир мне нравится солнечным и радостным, а я себе творческой и воодушевленной.

Я гуманитарий, ненавижу математику и вообще этик, но ВНУТРИ Я ВСЕГДА СЧИТАЮ. В-С-Е-Г-Д-А. И всей душой ненавижу изменения планов. Я не обижаюсь, не ненавижу инициаторов их изменения, даже злюсь - и то изредка, если уже ну совсем по горло.
Я просто не хочу с этим связываться.
Я не перестаю вас любить и эта своеобразная анафема не значит, что в следующий раз я откажусь от встречи с вами. И я не обижаюсь, правда, я почти никогда не обижаюсь, злиться мне ближе, это хотя бы эмоция во вне, пусть даже злость - но лишь бы хоть что-то дать миру! Но я полагаю, что у вас есть мои контакты и дальше вы в состоянии самостоятельно решить, когда вам лучше и удобнее спланировать встречу со мной так, чтобы она состоялась. А это «когда» расшифровывать следует так: «когда вы по-настоящему этого захотите», «когда соскучитесь», «когда возникнет необходимость», «когда вам потребуется моя поддержка и помощь», «когда вам будет что сказать мне» и далее. Потому что в своих-то желаниях я не сомневаюсь, я уже скучаю (целых три шанса - это вам не шутки!), вы мне необходимы (я ведь вас люблю), мне есть что вам сказать.

После трёх отменённых встреч инициативу в наших отношениях я отдаю вам, а для себя делаю выводы. И если на тот день, когда мы в следующий раз договоримся о встрече по вашей инициативе, кто-то ещё будет искать моего общества, я скажу этому кому-то так: «Ты знаешь, вообще у меня уже есть планы, но они могут измениться. Поэтому давай спишемся накануне и будем на связи». И это - справедливо. Вы ведь трижды меня разочаровали и трижды обманули. Как я, при всей моей любви к вам и потребности в вас, могу вам верить?
Увы.

В моей жизни есть категория людей, организация встреч с которыми проходит по следующей схеме:
- Я соскучился! Давай встретимся.
- Давай. Понедельник?
- Можно. Предварительно - да. Давай созвонимся накануне?
- Ок!
В этом случае у меня также есть сомнения в том, что встреча состоится. И я также скажу другим соискателям моего общества в тот же день: «Ты знаешь, вообще у меня уже есть планы, но они могут измениться. Поэтому давай спишемся накануне и будем на связи». Но это - хотя бы честно. Без обмана. Это заранее неподтвержденная встреча - встреча, которой может не быть, о чем все заинтересованные стороны уведомлены заранее.
Так же и я, планируя встречи среди недели, практически всегда добавляю: «С поправкой на работу». Потому что спланировать точное время окончания моего рабочего дня - чрезвычайно сложно. Иногда даже в случае с предварительным уведомлением об этом руководства. Но я всегда делаю эту ремарку. И всегда доезжаю - зачастую с опозданием, иногда - с опозданием очень большим. Отменять встречи я позволяю себе только в том случае, если после работы совсем мертв, освобождаюсь после девяти и ехать сильно не в центр. И то, даже в таких ситуациях я убиваюсь о перемену планов так же, как если бы это вы их отменили. Или начинаю убиваться о них на следующее утро - после того как в зомби-форме доползу до дома, разденусь, упаду в кровать и усну.

Действуйте так, если не можете нести ответственность за свои планы. Или пишите-звоните день-в-день - чем дольше зреют планы, тем горше и тяжелее разочарование в случае их отмены. А если уж договариваетесь заранее - извольте быть даже мертвым. Ну или хотя бы заранее звонить и уточнять, насколько критичны предполагаемые изменения для меня, причём это справедливо как для формы мероприятия, так и для состава участников. Внезапно добавленные в коктейль впечатлений люди, которых я не ожидала обнаружить на дне стакана нашей встречи, способны испортить как послевкусие, так и репутацию всего напитка.
И извиняться - в любом случае извиняться. Потому что извините - это самое важное. Всегда.

ПС. И безграничное, бесконечное, вечное спасибо тем, кто научился считаться с изложенным выше. Вы бережёте мои нервы, если не сказать - спасаете их. Жаль, что добивают другие.

@темы: То, что не нравится Валмонам..., Разница уровней, Под конвоем, ПоЧитатели, Градация настроений, Вырванное, Вся правда о рыцарях, Вечные семнадцать, Безумству храбрых венки со скидкой ©, БЖ: бортовой журнал, Анатомия личности, А мы все еще живем в социуме, Vocum separatum – особое мнение

00:20 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:14 

lock Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:10 

Доступ к записи ограничен

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:59 

БЖ, запись #453: про надежду.

Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Весь день была преисполнена послевкусием выходных, даже в те минуты, когда хотелось рвать и метать молнии. А потом мне констатировали один из фактов бытия — прискорбных фактов, не безнадёжных, но прискорбных. Полдня я пропархала, едва оглядываясь на него, а в магазине меня осенило воспоминанием о самых четких словах, что я когда-либо слышала из этих уст. И тогда я поняла: надежда покидает меня.
Раньше мне казалось, что я могу что-то изменить, но теперь я уже в этом не уверена. И я не могу понять, что мне следует чувствовать в этой ситуации: смириться с ней или бороться? Не могу понять — и это непонимание удручает меня. Не люблю не понимать. Особенно — не понимать в ситуации, когда мне нужно делать выбор. Выбирать я тоже ненавижу, я же — Весы, у меня есть убедительное оправдание!
Сейчас у меня нет ничего — все свои атрибуты, что были, пришлось отдать. Мне не жалко - лишь бы помогло!
Жалко только надежду. Ускользая, она ничего не обрушивает во мне, она не уподобляется ветру, раскачивающему колыбель Вселенной. Но она отнимает то, что мне важно. Важно — вопреки моему привычному самоощущению. Важно, дорого, любимо.
И мне будет бесконечно больно, если маленькое откровение исполнится.
А пока у меня еще есть мои полгода с небольшим... понять бы лишь тему всех этих уроков.
* * *

Малодушно думаю о том, в сколь великой мере это обстоятельство отвлекает на себя все мои помыслы, когда я хотела бы устремить их к иной цели. Малодушно думаю об этом и понимаю, что по значимости это чувство будет венчать список.

@темы: А мы все еще живем в социуме, БЖ: бортовой журнал, Безумству храбрых венки со скидкой ©, Ветряные мельницы и воздушные замки, Вечные семнадцать, Вся правда о рыцарях, Градация настроений, Жизненный эпизод, Мысли вслух, На пути домой, Небесная канцелярия, Памяти того дня, Разница уровней, То, что не нравится Валмонам...

my soul in the sporran

главная