В коллекции сообщества - еще один перевод эссе Такуи Кимуры из серии "Кай-хо-ку" ("Открытая зона";) от нашей уважаемой сообщницы cher_nika_75. Большое ей спасибо!

СЛЕЗЫ
Сентябрь 1998.

Есть выражение «Нет крови, нет слез».
Но и крови и слез избежать невозможно.
Хотя это не огнетушитель, но когда ваше сердце горит,
Вы можете использовать слезы, чтобы погасить его.
Такуя.


Когда умер мой прадедушка, я учился в начальной школе. Это было одно из таких редких в наши дни захоронений в землю. Когда я смотрел, как земля покрывает прадедушку, я подумал: «О… мы не сможем больше играть вместе» и еще: «Мы не сможем больше жить вместе». И потому, не в состоянии больше сдерживаться, я заплакал, думая: «Тот прадедушка, который только недавно дал мне 500 иен, почему он должен уйти так, как сейчас?». Ибо печаль из-за смерти - нечто большее, чем «я буду скучать по нему». Нельзя сказать, что я являюсь частным случаем, может быть, я говорю об этом не слишком понятно. Для чьей-нибудь смерти использовать слово «печаль», чтобы описать ее, кажется чересчур красивым.

Я приучился не быть ребенком, который любит плакать. Когда бы я ни заплакал, отец тут же шлепал меня. Если я все еще плакал, меня ругали: «Ты не можешь плакать!», затем он снова ударял меня. Мой отец всегда говорил: «Ты мужчина!» и «Потому что ты – мальчик». Я спрашивал: «Почему мальчику нельзя? В чем разница между мальчиками и девочками?». «Возможно, не плакать лучше». Поэтому, в конце концов, я сдерживал слезы и не плакал. Хотя, конечно, быть растроганным и плакать, это до сих пор случается.

Где-то в начальной школе, когда я слушал “We are the world”, я плакал. В доме моего кузена я смотрел видеокассету и видел японский перевод, и даже хотя я был ребенком, но когда я слышал в песне слова “to work hard for the children”, я был очень растроган. До сих пор, что бы это ни было, когда я вижу, как много людей трудятся во имя общей цели, я могу почувствовать себя очень растроганным. Почему? Даже не знаю, почему.

modokenmomoi 90
Афиша спектакля "Собака-поводырь (1989-90 гг.) / Каори Момой и Такуя Кимура на репетициях "Модокен" (фото из журнал Myojo за март 1990)

Когда я играл в мюзикле Modoken ("Собака-поводырь" ), я часто бывал расстроен и плакал. Я до сих пор помню очень строгие репетиции, после которых я пришел домой, посмотрел в зеркало, и мне показалось, что в моих длинных волосах есть несколько белых волосков. В то время мне было всего 17 лет. Я сразу же бросился в магазин, чтобы найти краску для волос. В тот раз я действительно чувствовал себя беспомощным, как будто я не смогу играть. Я был зол на себя и не мог никого винить. Поэтому я побежал в ванную при студии и заплакал. Когда я вышел, то притворился, будто чихнул, чтобы скрыть это. Но актриса-звезда Каори Момой [известная актриса, которая играла врача, изымавшего почки в Gift]позвала меня и сказала: «Останься». А затем она расспросила у меня про многие вещи. В тот период, как мне кажется, плач был единственным способом решить мою проблему. Однажды так выплакавшись, я спал, как ребенок. По правде говоря, мой вес не уменьшился, но моя энергия была израсходована на многие километры. Я использовал плач как иной источник энергии, чтобы спасти себя. В конце концов, тот музыкальный опыт стал очень хорошим подспорьем. До этого все шло гладко. Девушки кричали и звали «Дай мне свою футболку» или «Эй, для тебя есть кое-какое любовное послание!». Если я скажу, что ничего не испытываю к таким вещам, то солгу.

Женские слезы, они другие? На это, мне представляется, очень трудно ответить. Когда я говорил с Санма, он сказал: «Вместе с китайским, математикой, химией, общественными науками, если бы в школе был еще и предмет «женщины», у меня была бы «пятерка» [«пять» - высшая оценка в Японии]. Я думаю, не важно, как сильно я работаю, но если смогу получить 3 балла, я был бы уже счастлив. Может быть, я даже должен иметь красную метку. Женские слезы – это супертрудная тема. Если это связано с изменой в любви, слезы девушки из-за этого я еще могу понять. Но если я должен ответить на вопрос с уверенностью, то я абсолютно не уверен.

В недавней программе Санма на его Super Q&ТВ был раздел под названием Q&A Video Letter. Мне он очень понравился. Еще, возможно, какие-то документальные передачи, смотря которые, я мог бы почувствовать себя причастным к событиям и стал бы тогда плакать.

Если у меня нет никакого интереса, хотя жалко, мило, я не почувствую ничего. Кроме того, я никогда не плакал на глазах у других. Да и не было такой возможности. Может быть, это звучит как хвастовство. Но плакать перед друзьями мне случалось. Я плакал также вместе со своими друзьями. Собственные слезы, как мне кажется, я мог бы пролить только тогда, когда это не стало бы предметом обсуждения, и в таком случае я бы их честно пролил. В такие моменты не только я, но и другая сторона плачет вместе со мной.

Как насчет молодых людей сегодня? Стали бы они плакать? А… я достиг возраста, когда говорю такое? В этом мире, будут ли молодые люди, которых заботят международные отношения, или те, кто находится у власти, будь то президент или управляющий директор, тип личности, который выглядит бесстрашным, будут они плакать? Недавно я подумал, что люди, которые плачут, на самом деле сильные люди. Это не такая властная форма силы, но сила, идущая от способности плакать перед другими. Потому что он может выстраивать свои отношения с противоположной стороной. Такой тип личности сильнее, чем другие. И поэтому, мне кажется, способность плакать это не такая уж плохая вещь. В самом деле.



@темы: kai-ho-ku, личность, переводы