Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2009-05-13 в 13:45 

Кагеоши [DELETED user]
оу. как мило.

2009-05-13 в 14:39 

Айаме подошел к спальне брата и, тихонько отворив дверь, проскользнул внутрь.
Бьякуя спал, даже не укрывшись покрывалом, полы юката распахнулись, обнажив длинные стройные ноги. Айа неслышно подошел и присел на краешек футона и зашептал.
- Нии-сама, проснитесь, пожалуйста. Мне необходимо вам что-то сказать.
Нии-сама, это о том, о чем мы говорили с вами в библиотеке. Гинрей-сама действительно ничего мне не рассказывал, тут я сказал правду. Но я кое-что слышал…Вы ведь говорили, что вам можно помочь любой намек, любое случайно услышанное слово.

2009-05-13 в 15:25 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Кагеоши Ты мог бы и не оффтопом появляться, занпакто

Бьякуя открыл глаза, словно и не спал вовсе.
-Айаме? Что ты имеешь ввиду? - Капитан сел, понимая, что заснул абсолютно неподобающим образом, недостойным аристократа, и хорошо, что его никто, кроме брата не видел. Возможно, кому-то бы показалось, что Кучики притворялся - настолько быстро он "включился" и взял себя в руки после крепкого, казалось, сна.
Бьякуя внимательно посмотрел в бледное лицо брата. Тени под глазами, глаза блестят - Айа волнуется, и терзается сомнениями. Тонкие пальцы рефлекторно мнут край домашней юката, скорее всего, незаметно для хозяина. Бьякуе почти всегда было легко читать близнеца, как раскрытую книгу - все эмоции на лице, все чувства в глазах. Полная противоположность ему.
Где-то в душе, Бьякуя снова порадовался, что хоть в чём-то уберёг брата от повторения собственной судьбы.

URL
2009-05-13 в 15:50 

Кагеоши [DELETED user]
Что вы, что вы! Пожалуй, я пока тихо понаблюдаю, господин мой. *вальяжно развалился на кровати, обнажённый и не видимый ни для кого, кроме хозяина*

2009-05-13 в 16:18 

Что, Кагеоши, хочешь над младшеньким поиздеваться? Не стыдно?

2009-05-13 в 16:22 

Кагеоши [DELETED user]
Kuchiki Ayame, вы меня не видите.

2009-05-13 в 16:26 

Кагеоши [DELETED user]
так что продолжайте, господа, прошу вас. Я умолкаю.

2009-05-13 в 16:26 

Ах, да! Простите.

2009-05-13 в 16:34 

Кагеоши [DELETED user]
Да. Так что издеваться буду над старшеньким. ^^ *повернулся в выгодном ракурсе, то есть жопой*

2009-05-13 в 16:43 

- Мне очень стыдно рассказывать вам подобное, Бьякуя-нии. Но, чтобы вы поняли, в чем дело, мне придет вам объяснить, как я об этом узнал, - щеки Айаме залил румянец стыда, что довольно странно выглядело на бледном от волнения лице. Голос стал тише, речь прерывистей, будто каждое слов Айе приходилось выталкивать с трудом.
- Как-то раз Гинрей-сама наказал меня и оставил в своей комнате на целый день, запретив выходить из нее, а слугам приказал не давать мне еды. А все из-за…, впрочем, это не имеет значения. Ближе к ночи я очень проголодался и решился все-таки пробраться на кухню и раздобыть немного еды, несмотря на запрет. – Айа опустил голову и глубоко вздохнул.- Просто, мне очень хотелось есть.
Прошло несколько секунд, прежде, чем Айа продолжил. Перебирая пальцами край покрывала брата, он старался смотреть куда угодно, только не на Бьякую. Наконец, он решился.
- Но когда я пробрался на кухню, оказалось, что слуги еще не спят. И кроме того на кухне находится чужой. Это был шинигами. Нет, одет он был в драные лохмотья, и вид имел весьма потрепанный, но я почувствовал мощную реяцу. Я не знаю, как он появился в нашем доме. Мне стало любопытно, кто он и почему скрывает свое истинное лицо, я… сразу не ушел и услышал, как слуги сплетничали о каких-то событиях, которые якобы произошли примерно тысячу лет назад, когда разразилась ужасная война между четырьмя Великими кланами. В основном они обсуждали жуткие битвы и несанкционированные казни, произошедшие в то время. А этот странный шинигами рассказывал такие подробности…было очень страшно…
Айа вздрогнул, вспомнив, как еще несколько ночей подряд просыпался от собственного крика. Ему снились кошмары.
- А еще они спорили о том, кто же из великих кланов начал эту войну. Точнее, как одному из кланов постоянно удавалось выигрывать сражения, практически не понеся потерь, в то время как их враги умирали один за другим ужасной мучительной смертью. А этот странный шинигами обвинил во всем клан Кучики. а потом и вовсе начали болтать всякую чушь, в которую и поверить-то невозможно. Кто-то утверждал, что слышал, будто во главе войска победителей стоял бессмертный воин, кто-то, говорил, что это были легионы демонов, кто-то, что жуткое по силе заклятье. Вы даже не представляете, какие глупости говорили эти необразованные люди. И тут этот человек сказал, что все это ерунда, что на самом деле существует нечто, что и дает такую невероятную власть – сметать любые преграды на своем пути.
Тут Айаме снова замолчал, словно сомневаясь, продолжать ли дальше свой рассказ или он уже и так достаточно нагородил ерунды. Бьякуя-нии, наверняка, сердится, что он разбудил его посреди ночи.

2009-05-13 в 18:08 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Сон мигом слетел с капитана, он подался вперёд, вслушиваясь, анализируя, запоминая. Вопросы он задаст позже, комментарии тоже, а сейчас он чувствовал, что Айа сказал не всё.
- Продолжай. - Он посмотрел брату в глаза, словно подбадривая.

На раскинувшегося в стороне Кагеоши капитан старался не смотреть. Один взгляд, брошенный в сторону нахального занпакто чётко говорил: "Я с тобой позже побеседую."

URL
2009-05-15 в 19:55 

- А потом пришел Гинрей-сама. Он был сильно рассержен на слуг и на то, что этот человек не дождался его в кабинете, а позволил себе сплетничать со слугами, да еще и упоминать имя Кучики. Они ушли. А я… мне было интересно, почему дедушка так разозлился и я пошел за ними.
Айаме опустил голову, лицо залила краска стыда. Он до сих пор помнил, как кричал Кучики Гинрей, когда обнаружил его. Айа тогда еще сильно испугался, что дед убьет его, так сильно он был зол на внука. А еще помнил, как Гинрей-сама сказал внуку, что тот никогда не станет таким, как Бьякуя. И с тех самых пор в голове у Айаме четко отпечаталось, что он совершил нечто ужасно недостойное аристократа, а особенно носящего имя Кучики.
- Нии-сама, - Айа закрыл лицо руками. – Я подслушивал. Мне очень стыдно. Простите меня.

2009-05-15 в 20:31 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Бьякуя задумался на миг. С одной стороны - что и говорить - Айаме поступил недостойно. Не смог вынести заслуженного наказания, подслушивал.. Капитану бы и в голову не пришло подобное - потакать любопытству таким образом (и если это не на благо Готея или клана) он считал неподобающим. С другой стороны - услышанная информация, скорее всего, сейчас перекрывала недостойность поступка, и могла бы принести неоценимую помощь.
- Айаме. - Бьякуя, внезапно для себя протянул руку и коснулся плеча брата. - Ты поступил не совсем достойно аристократа, но тебе не нужно извиняться передо мной. Главное то, что ты осознаёшь свой промах, а это значит, что в будущем ты не повторишь подобного, я в этом не сомневаюсь. Информация, услышанная тобой сейчас может иметь огромное значение. Поэтому мне не важно, каким образом она дошла до тебя. Продолжай. - Бьякуя на миг опустил взгляд, прикрыв глаза длинными ресницами, более чем ясно давая понять: он готов закрыть глаза на поступок брата.

URL
2009-05-16 в 00:33 

- Нии-сама, - Айаме убрал руки от лица и посмотрел на брата. - Могу я задать вам один вопрос?
Голос предательски дрогнул, но Айа усилием воли взял себя в руки.
- Когда вы узнаете, то, что вам нужно, вы отошлете меня обратно, ведь так? Я ведь для вас только досадная помеха, недоразумение...
Айа замолчал, закусил до крови губу и отвел взгляд.

2009-05-16 в 11:04 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Капитан нахмурился. Что он терпел с трудом, так это попытки решить за него и какие-либо утверждения о его чувствах. На миг холодная гордость и гнев поднялись внутри.
И ты, Айаме.
Кажется, или стало холоднее?
Когда он снова встретился взглядом с братом, Бьякуе удалось взять себя в руки настолько, насколько необходимо холодному и невозмутимому аристократу.
- Я действительно пригласил тебя для разговора. - Голос звучал ровно. - Решение было принято старейшинами в равной мере.
Он понял, к чему ведёт Айаме. Ему понравилось тут, и он не хочет уезжать - это естественно. В его интересах не рассказывать всё, что он знает, а придержать информацию, выдавая частями, одновременно находясь в Главном поместье, и насаждаясь почестями, а также смущением брата, попавшего меж двух огней: любовью и долгом. Ещё бы. Когда ещё увидишь капитана 6-го отрядя в подобном смятении? Мало кто устоит перед этим, а также перед роскошью владений Кучики.
Бьякуя стремительно поднялся, запахивая юката.
- Ты можешь оставаться здесь, сколько захочешь. Я доложу старейшинам, что разговор затянулся.
Я не собираюсь упрашивать.

- Ты волен в своих действиях, развлекайся, Айаме, отдыхай. Я от тебя ничего не требую. Возможно, тебе захочется получше привыкнуть к поместью, и к порядкам здесь, коль скоро, возможно, ты займёшь пост главы клана.
Ну вот, так обходится стороной долг. А я не отучился потакать его капризам... Айаме.
- Уже поздно, тебе стоит лечь спать, иначе завтра ты будешь бледный. - Бьякуя отвернулся, давая понять, что разговор закончен.
За окном стояла глухая ночь, но капитану очень захотелось выйти в сад.
Помни, Бьякуя. У тебя никого нет. Ты совершенно один.
Кроме тебя, разумеется.

URL
2009-05-16 в 11:20 

Кагеоши [DELETED user]
Яре-яре... Как нехорошо, господин мой. Не будь таким гордым. - Кагеоши легко коснулся волос Бьякуи ладонью. - Смотри, мальчик аж посинел. Тебе нужно от него что-то, так получи это. А разобраться в отношениях можно и позже.

2009-05-16 в 12:01 

Айаме поразила перемена в поведении и тоне главы клана. Сначала он принял холодные слова за равнодушие, но по мере того, как Бьякуя продолжал говорить, до него начал доходить истинный смысл слов брата. Лицо обожгла краска стыда, а ощущение было такое, будто Бьякуя ударил его. Слова обжигали хуже пощечины.
Как он смеет! Как…я, я жизнь ради него готов отдать, все, о чем я мечтал это увидеть его, быть рядом, помогать, а он…Он смеет так обо мне думать!
Айаме задохнулся. Обида исчезла, осталась только холодная ярость и тупая боль внутри. Он резко поднялся с футона, отошел вглубь комнаты, лишив Бьякую возможности видеть его лицо. Не обращая внимания на то, что брат отвернулся, как и на его завуалированное приказание убираться вон, он ровным голосом продолжил.
- Я слышал, как дед говорил о том, что клан Кучики не виноват в том, что началась война, и выговаривал тому странному человеку за то, что он посмел обсуждать подобные темы с его слугами. И, что он де прекрасно знает, что тогда все друг другу горло готовы были перегрызть, чтобы добраться до какого-то древнего артефакта, дающего огромную силу и власть. Он не говорил конкретно, что это было, просто описывал как нечто непостижимое, почти фантастическое. Но из всего сказанного было понятно одно, оно было живое… А потом дед обнаружил под дверью меня. И наказал. А слуг тех я больше не видел. Наутро у нас работала уже другая прислуга. А мне Гинрей – сама приказал навсегда забыть об этом.
Айаме замолчал.
Вот и все. Все кончилось. А на что ты вообще надеялся, Кучики Айаме? На то, что он поймет? Или хотя бы захочет понять? Откуда ему знать, что я одинаково сильно ненавижу как Главное поместье, так и титул главы клана?
Лучше бы я никогда не приезжал сюда…Он никогда не узнает, что я его…

Айаме никогда не отличался выдержкой. Скрывать свои чувства было неимоверно сложно. Хотелось кричать, что-то доказывать, просить не думать о нем, как о враге. Как назло потекли слезы. Айаме сжал кулаки, прокусил чертову губу и, строго по этикету, низко поклонившись, сдержанно произнес.
- Это все, Бьяку нии-сама. Клянусь честью Кучики, больше мне ничего не известно. Мне жаль, но это все. Я готов уехать завтра же, если на то будет ваша воля. Прошу простить меня, за то, что нарушил ваш сон.
Только бы дойти до комнаты. Или лучше в сад. Туда, к пруду с ирисами.
Хотелось закричать. Кричать до тех пор, пока не уйдет боль и отчаянье.

2009-05-16 в 14:45 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Нахмурившийся, и погружённый в свои невесёлые мысли, Бьякуя воспринял рассказ Айаме скорее, сознанием. У него было много вопросов, и он понимал, что без брата обойтись будет сложно. Несмотря на то, что он, видимо, отнюдь не горел желанием помогать Бьякуе в делах...
Однако все же, что бы не происходило, они с Айаме были связаны, как связаны близнецы - одной внешностью, одной душой.
Ты прав, Кагеоши. Я наговорил лишнего. Меня задели его слова про помеху и недоразумение. Он же прекрасно знает, сколько значит для меня. Я готов отказаться от клана, если это сделает его счастливым..
Бьякуя обернулся. Он уловил перемену в настроении и тоне брата, и хотел извиниться, как вдруг почувствовал неожиданный тупой укол боли где-то в груди.
Это не моя боль.
В два шага он оказался около брата, заставляя выпрямиться, и с ужасом увидел влажные от слёз щёки и кровь на губе.
- Айаме! Что случилось? Тебе плохо? Тебе немедленно нужно к врачу. - Он сам не замечал, как сжал плечи брата, бледнея и вглядываясь в родное лицо. Его младший близнец, такой ранимый и уязвимый. Что с ним?.. Неужели его так ранили слова брата? Что Бьякуя сделал не так? Он же позволил ему остаться и даже перестал давить на него, чтобы Айаме рассказывал не совсем приглядную правду... Капитан был растерян.

URL
2009-05-17 в 18:51 

Айаме вытер кровь с губы тыльной стороной ладони. Бьякуя волнуется за него, значит, все-таки простил, не сердится, значит, ему не все равно. Обида ушла. Осталось усталость и какая-то колючая пустота на том месте, где была боль. Слишком много волнений, переживаний, чувств, слишком много всего. Айаме думал только об одном: если Бьякуя и совет старейшин получили от него то, что хотели, завтра или в ближайшее время его отправят назад, а значит…
- Бьякуя-нии, нии-тян, - ноги подкосились, Айаме осел в руках Бьякуи, становясь на колени, отчаянно цепляясь за его юката, пряча лицо в складках тонкого шелка. – Не надо врача, прошу, со мной все в порядке. Мне надо так много сказать вам…тебе, я не могу уехать, пока не скажу.
Вот и все, только выслушай, прошу. Я все равно не вернусь в ту тюрьму, которую все по ошибке считают моим домом. Пойду куда угодно, только не вернусь туда. И тебе не буду мешать больше. Ты не заслужил этого.

2009-05-17 в 19:48 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
- Тише. Не говори ничего. - На миг расследование отступило куда-то в сторону, туда же клан вместе со всеми делами. - Я не собираюсь отсылать тебя. Успокойся. - Капитан легко подхватил брата на руки, поражаясь. Как близнец, являющийся точной копией Бьякуи по росту и весу умудрялся выглядеть таким..хрупким? Он даже казался чуть ниже, и намного утончённее. Бьякуя направился к покоям брата, ступая легко и неслышно, явно не желая подавать прислуге повод для сплетен. Впрочем, волновался он зря, в доме Кучики все были вышколены лучше, чем 2й отряд.
- Тебе нужно отдохнуть. И меньше волноваться. - Бьякуя говорил ровно, тщательно скрывая беспокойство в голосе и взгляде и стараясь не слишком сжимать брата в объятиях: пожалуй впервые капитан 6-го отряда опасался своей силы.

URL
2009-05-18 в 21:59 

Айаме обнял главу клана за шею и спрятал лицо на его плече. Спокойно, уютно. Айа судорожно вдыхал легкий запах чая с жасмином, аромат мягких темных волос, как тогда в детстве, когда он ночью пробирался в спальню брата, жалуясь на плохой сон, и они засыпали в одной кровати. Айаме понимал, что нии-сама сейчас прав и ему не стоит ничего говорить. Тем более, ему сказали, что не собираются его отсылать. Значит, еще есть время.
Айаме и не заметил, как Бьякуя принес его в его покои и бережно уложил на футон. Айа вздохнул, нехотя разжимая руки и выпуская брата из своих объятий. И вздрогнул, почувствовав исчезновение тепла и ощущения близости невероятной силы, самого драгоценного – нежности Бьякуи. Айаме крепко зажмурился, пытаясь сохранить это волшебное чувство. Во всем виновата ночь, не иначе. Ночью всегда происходят вещи, которые кажутся нереальными при свете дня.
Не уходи…

2009-05-18 в 22:15 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
В комнате было прохладно, видимо, было виновато приоткрытое окно. Капитан прикрыл брата покрывалом, рефлекторно подоткнув (наверное, усталость шутит глупые шутки, и Бьякуя сам не обратил внимания на свой жест). Посмотрел на лицо и внезапно склонился ниже, легко проводя большим пальцем по губе младшего брата и стирая каплю крови.
Зачем же так, Айаме.
Однако вслух не сказал. Не смог - ни порицания, ни слово поддержки.
Очень хотелось осторожно присесть на край футона, погладить брата по мягким волосам и прошептать: "Я побуду с тобой. Спи.". Мысленно, Бьякуя так и сделал, всего лишь мысленно, понимая, что сегодня и так нарушил с десяток правил и принципов.
- Отдыхай, Айаме. Пусть будут сны твои лёгкими. - Добавил он напоследок и направился к сёдзи.

URL
2009-05-18 в 22:39 

Айа вздрогнул от прикосновения легких пальцев к своему лицу. Вот и все, волшебство кончилось. С трудом подавив желание поймать длинные белые пальцы и прижать к своим губам, Айа свернулся клубочком, подтянув колени к подбородку, и обхватив плечи руками. Сквозь приоткрытые седзи он бездумно вглядывался в черноту сада. Бесполезно: сплошная тьма, ничего не разглядеть. Тихий вздох.
- Спасибо, Бьякуя-нии, за все. И за вашу доброту тоже. Простите, что потревожил вас. Спокойной ночи.
И сладких безмятежных снов, Бьякуя-нии.

2009-05-18 в 22:50 

Kuchiki-taicho
Chire, Senbonzakura.
Поняв, что сейчас он не заснёт, Бьякуя, покинув комнату брата, направился в молельню, где размышлялось лучше всего.. особенно ночью.

URL
   

Главное Поместье

главная